1-13 ДЕКАБРЯ 1998 года. Будни + Выходные
События в Англии набирают обороты, Пожиратели смерти ищут тех, кто виновен в гибели чистокровных волшебников, в то время как Орден Феникса пытается освободить больницу Святого Мунго от магов с метками, дабы вернуть спокойствие в Лондон. Ученикам же предстоит подготовиться к грядущим экзаменам, встретить Рождество и не поддаваться унынию… читать далее
В игру требуются: Нортон Мальсибер, Захария Смит, Яксли, Ханна Эббот, Лиза Турпин, Селвин, Эдриан Пьюси, Луна Лавгуд, Джинни Уизли, студенты рейвенкло и хаффлпаффа, Гестия Джонс, Андромеда Тонкс, члены Ордена Феникса

Hogwarts and the Game with the Death

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » Находка прошлого года


Находка прошлого года

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

1. Временной промежуток
4 ноября, изначально Хогвартс, далее просторы на усмотрение учеников
2. Имена всех участников
Слизерин:  Blaise Zabini, Astoria Greengrass
ПС: Augustus Rookwood, Alecto Carrow
3. Описание/текст квеста
Год, который ознаменовал середину войны, принес мало горестей населению Англии, единицы смогли вынести нечто полезное из того, что происходило в стране. Комната, где ранее Алекто и Амикус Кэрроу. во время преподавания в Хогвартсе, хранили свои вещи, была заперта до недавнего времени. Дверь просто оказалась открытой, однако не все, как казалось, исчезло. Студентами слизерина найдены записи, которые приведут в одно из мест, которое посещал Темный Лорд во время своих странствий. Вот только студенты не знают, что это лишь созданная копия, а оригинал находится у Пожирателей смерти, которые намеренно проходят по тропе великого мага. Желание выделиться, или же достичь чего-то, может создать как проблемы, так и дать шанс.

0

2

Самое бездарное чувство – это чувство статичности. Это чувство погребает под собой и не дает дышать полной грудью. Не то, чтобы Блейз был трусом. Вовсе нет, но как показало врем и последние события, он имел привычку действовать, а потом думать. Причем действовать широко, душевно, с размахом. Счастливчиком Блейз тоже не был. Удача крайне редко улыбалась ему в жизни. Настолько редко, что Блейз перестал в нее верить, стараясь самому действовать для себя. И тут круг замыкался. Как тонущий в болоте. Каждое движение, каждый рывок погребал его еще больше в пучину.  И как только он перестал верить в удачу, она стала над ним насмехаться. На..гадить себе в карман. Да не единожды, так везет далеко не каждому.  Блейзу  в отношении этого везло, так что грешно обижаться. Оставалось только упиваться соплями и прятаться ото всех, подтверждая свою жалость, или же идти по миру так, как будто ничего не случилось, даже если каждый шаг грозит болью тысячи лезвий в ботинках. Забини предпочел второе. Он предпочел не замечать косых взглядов и улыбок, смешки не относить на свой счет. Может быть последние уроки сделали его тверже и взрослее. А еще, может быть, он полагался на слово Малфоя. Как бы то ни было, Забини не прятался, не замыкался. Миновав апатию, он перешел к стадии злости и злорадства. Упиваться жалостью к себе соблазнительно, но это путь в никуда. Надо было действовать, теперь с удвоенной или утроенной силой. Потому что иначе он просто потеряет все, а пока есть надежда оправдаться этот путь он не выбирал. Он прожил еще так мало. Ему предстоит прожить в пять раз, а может быть в шесть раз больше. За это время всякое может случится, плюс и минус поменяться и вчерашние судьи окажутся на его месте. Надежда то, что сопровождает того, кто стоит на краю, не позволяя упасть.
Блейз прогуливался по коридорам школы и просто обдумывал все, что случилось с ним и что могло бы случиться еще. Он и сам не заметил, как оказался в том месте, где еще в прошлом году находился кабинет преподавателей, единственных за всю историю школы, которые имели понятие о том. Что стоит преподавать школьникам. Он и прежде натыкался на их дверь. Каждый раз она была закрыта. Но сегодня случилось неожиданное. Между дверью и косяком виделся просвет. Блейз остановился в нерешительности и смотрел на приоткрытую дверь. Открыта. Она действительно открыта. Там может быть что- то интересное. Конечно же может. Кэроу покидали школу не по своей воле. А значит там могут оказаться нужные им вещи. И вещи, которые не желательно видеть остальным педагогам и аврорам. Подумав несколько секунд, Блейз приоткрыл дверь и зашел внутрь. Свет сочился через окно и отверстие между косяком и дверью, но этого света было мало. Забини подождал, пока глаза привыкнут к атмосфере комнаты и стал двигаться в сторону стола. Очень осторожно, подозревая, что комната может охраняться. Шаг, еще шаг. Пока все идет хорошо. Сделав еще пару шагов, Забини услышал скрип двери и резко обернулся. На пороге стояла девушка.
- Астория?  Привет. Ты напугала меня. Что ты здесь делаешь? Спросил парень, успокаиваясь. Это лучшее, что могло случится с ним сейчас. Что было бы с ним, если бы это был кто-то из учителей или ученики других факультетов, даже подумать страшно.
- если хочешь остаться заходи быстрее и, пожалуйста, прикрой дверь

+1

3

Как бы ни старался кто-то поддержать словом или делом, когда всё катится под хвост книзлу, когда в душе демонторы уже прочно обосновались  перепутав её с Азкабаном, ни доброе слово, ни доброе дело не может заставить чувствовать себя не так отвратительно. Знание правды, ни в коем мере не облегчает понимание действительности. Напротив. Астория заблудилась. Сама в себе. После разговора с Блейзом она сначала хотела написать отцу письмо, но её останавливала каша в собственной голове.  Малфой не унимался и сделал ход конём, положив последнего защитника перед собой на колени.  Когда рушатся надежды, рушится и реальность, которую только-только склеил по кусочкам. Только теперь её не склеить.
Гринграсс не дала ответа Блейзу на его вопрос. Она не собиралась решать это за собственного отца. Хотя и выхода она полагала, не будет точно. Просто факт. Факт, который станет реальностью, потому что давление этого пусть и молодого, но уже очень ожесточенного волшебника велико, как и вес имени его рода.
Астория ушла с озера молча. Она не хотела говорить с Блейзом. Но предупреждение подруге о Забини теперь казались совсем напрасными. Как только она отошла от Блейза настолько далеко, чтобы позволить себе дать волю чувствам, девушка прикоснулась спиной к дереву и опустилась на корточки, прикрывая ладонями лицо.Слезы текли по щекам, отдавая солёным привкусом на губах, а внутри всё рвало на части. И если бы дементоры когда-то высасывали душу волшебницы, то она бы сказала, что её ощущение вполне схоже на то, что она ощущала. И было хорошо, что её никто не видел. Сломленную в очередной раз. И Астория молила Моргану о том, чтобы это было последнее, что она переживет.
Успокоившись, Гринграсс-младшая побрела обратно в замок. Но в гостиную она не спешила, бродила по коридорам неспешным шагом. Внимание привлек Забини, который зашёл в кабинет запертый обычно. Кабинет входить в который в прошлом году было всё равно, что сделать шаг в сам ад. Астория выпрямилась. Ей не нравилось, что Забини зашел в тот кабинет.
«Как он его открыл?» - подумала она и оглянулась.
Внутри всё встрепенулось. Злость. Именно её она ощущала по отношению к Блейзу. А в купе с информацией полученной у него и у Флоры поведение подобного рода ни к чему хорошему привести не могли. Тем более, если об этом узнают преподаватели.
- «Что он там потерял?...Ищет?» - она потеряла доверие, которое не так давно еще питала к слизеринцу.
Осмотревшись по сторонам, Гринграсс-младшая решительно прошла к двери, вновь оглянулась и зашла следом.
Забини был испуган появлением слизеринки, а она была зла. Зла на его поведение. Он снова ввязывался в неприятности, как ей казалось. Притворив за собой дверь, девушка бросила суровый взгляд на слизеринца.
- Этот вопрос я хотела бы переадресовать тебе. – Сказала она и сделала шаг от двери. – Что. Ты. Здесь делаешь?
Гринграсс сложила руки на груди.
- Тебе не достаточно проблем?
Конечно это был риторический вопрос. А тон Астории скорее был озлоблен решением Малфоя. А вернее его местью, никак иначе. Карие глаза слизеринки разве что не извергали огонь. Такой обозленной она себя не помнила никогда. Но, пожалуй, всегда приходит время для того, чтобы показать острые клыки, пусть и не столь большие и ядовитые, как у некоторых.

+1

4

Блейз расслабился рано. Очень рано. То, что на пороге кабинета появилась Астория, ничуть не облегчало положение слизеринца. Девушка была не в духе, да и чему удивляться, после того, как он вывалил на нее собственные проблемы. В разговоре она не ответила ему ничего, просто ушла. Он не ожидал, что она поймет его, не ждал, что с радостью воспримет его информацию, он понимал насколько  низко выглядело то, что он сказал ей. Она уходила, а Блейз оставался один, возле дерева, провожая взглядом девушку. Внутри его рвали противоречивые чувства. Ему хотелось догнать ее, успокоить, продолжить разговор, объясниться, но с другой стороны, он должен дать ей время осмыслить все самой и прейти к своему собственному мнению на все. Без давления и вмешательства со стороны. Быть может, она сумеет его понять. Хотя сейчас он уже и сожалел, что рассказал ей. Ведь запросто мог скрыть тот факт из-за чего он решился на брак с ней так скоро, мог притвориться и обмануть. Хитростью получить свое через ее отца и манипулируя ее доверием, но ему было противно от мысли об этом. Глаза Астории обжигали огнем злости, а голос звучал жестко. Такой он ее еще не видел.
- Пью чай с тортом мило , улыбнулся парень, оборачиваясь к девушке. – Неужели ты не видишь сама? Осматриваюсь. Эта комната была открыта. Это комната Кэроу. Тут может быть много интересного и важного, что не должно ни в коем разе попасть в чужие руки.
Отвернувшись от Гринграсс парень продолжал свой путь к столу. Кажется, ему везло, потому что, по-видимому, никаких защитных чар на пути не было. Спиной он все еще ощущал Асторию и идущий от нее негатив.
- Астория, мне конечно же очень лестно твое проявление заботы, но не надо разговаривать со мной в таком тоне. Неприятности? – парень снова взглянул на слизеринку. – да, неприятностей мне хватает, но и сейчас я не остановлюсь. Что сделаешь ты? Расскажешь про меня учителям? Или кому другому?  Да, это был бы изящный ответ на мою беспардонность с разговоре.
Выдержав паузу молодой человек ухмыльнулся, понимая что нарывается, но ему хотелось думать, что девушка не станет делать ничего из того, что он перечислил
- Пойми же ты, этот кабинет был заперт с тех самых пор, как Кэроу покинули школу. У них не было времени забрать все. А теперь он открыт. Как думаешь, могли они иметь документы, которые не предназначены для чужих, недостойных глаз? А если имели, хоте ли бы они, чтобы эти документы попали в руки авроров, допустим?
Забини пожал плечами и двинулся дальше. До стола можно было дотянуться рукой. Выдвинув ящики, парень стал рассматривать документы. Некоторые из них не читались. Другие рассыпались, как только парень прикоснулся к ним. Некоторые касались только обучения студентов и не имели ценности сейчас. Бумаг было много. Разобраться бы  в этом всем. Но ничего, терпения у Забини хватит, тем более, что работать надо быстро, пока их не заметили и пока Астория не чинит препятствий. Ведь она могла бы сделать что-то, даже прсото для того, чтобы было лучше. Во благо его самого. Или же, чтобы отомстить ему. Он не знал, что творится в душе девушки после того разговора. Но то, что она способна на решительные действия она уже раз ему показала

+1

5

Сарказм, к которому прибегнул Блейз, скользнул мимо ушей Астории. Она была слишком зла на него и Малфоя, чтобы придать этому значение. Куда больше её заинтересовал ответ слизеринца. Она даже и не думала о том, почему этот кабинет мог быть закрыт. Но найти что-то интересное?
- Не думаешь же ты, что профессора не стали бы осматривать эту комнату, зная кто здесь был? Ты заблуждаешься, не поверю в то, что авроры не проверили здесь каждый дюйм…
Блейз отвернулся от неё и шел к столу.
- И никаких защитных чар? Поразительно! – теперь в голосе Астории звучал отчетливый сарказм.
Гринграсс обернулась к двери и наложила на неё запирающие чары, чтобы другие любопытствующие не застали её и Забини здесь раньше, чем она выведет их отсюда. В том, что Блейз пойдет по доброй воле она сильно сомневалась.
- Я не собираюсь рассказывать об этом, но настоятельно рекомендую тебе бросить эту бесполезную затею. К тому же, даже если ты найдешь что-то стоящее. Ты уверен, что это не будет … ммм…портал, подобный тому, что перенес тебя, Реган, Браун и Боунс в пещеру?
Забини не унимался. Астории показалось, что он помешан на идеи найти документы брата и сестры. Было рациональное в доводах волшебника. Например, Гринграсс не могла отрицать того факта, что Пожирателям смерти было несколько не до того во время сражения в мае, чтобы забрать какие-то даже особо важные документы. Но она все равно придерживалась мнения, что их уже могли заполучить авроры.
- Я понимаю, Блейз, - волшебница прошла ближе, а после того как сравнялась со слизеринцем у стола посмотрела на него.
- Я лишь хочу предостеречь тебя от очередной опасности. И… - она пристально посмотрела на пыль от рассыпавшегося документа, который схватил Блейз. – безрассудно трогать вещи принадлежащие не самым простым волшебникам. Тем более, что они определенно владеют Темной магией. Например, этот документ мог быть и проклят. Любой, кто его коснулся может погибнуть. Ты не задумывался об этом?
Девушка брезгливо посмотрела по сторонам и обхватила себя за плечи.
- Авроры могли подготовить ловушку для Кэрроу. Они так же как и ты могли предположить, что здесь есть что-то ценное. И. если они это не нашли, то кабинет заперли на тот случай, если сами Кэрроу захотят сюда вернуться. Я бы лично так и сделала, предположив то же, что и ты..
Волшебница отошла от стола и встала по другую руку от слизеринца.
- Тебе дали задание? – неожиданно подумала Астория, переводя взгляд на предплечье Забини. Она не сомневалась, что он поймет, о чем она его спросила.
-«Как же я раньше не задумывалась об этом…ведь он был с Дирком…они оба могут состоять в организации…»

+1

6

Астория не оставляла попыток взывать к его совести, чувству здравого смысла и самосохранения. Видимо, надеясь достучаться хотя бы до одного из них. Забини считал, что зря она это делает. Все указанные чувства в нем отключились, оставляя первенство азарту и непреодолимому желанию показать себя и доказать, на данном этапе, хотя бы самому себе, что в этом мире он что-то стоит и может быть полезен.
-Нет, Астория, я так не думаю, продолжая изучать содержимое стола, говорил Блейз – Все в этой комнате указывает на то, что после того, как Кэроу покинули школу, никто не входил сюда до сегодняшнего дня. Подумай сама, если бы это было так, и кабинет был проверен, остались бы здесь хоть какие-то бумаги, принадлежавшие пожирателям? Их растащили бы те же авроры, если не в папки с делами, так хотя бы на сувениры. Они же не могу поймать их хозяев до сих пор,  а так хотя бы материальное доказательство, что они имели отношение к ловле этих магов. Очередной бесполезный клочок бумаги со списком нарушителей, ничего интересного пока. Но Блейз верил, что за свое усердие он будет вознагражден рано или поздно.
Голос Астории рядом, при большом желании можно было бы считать голосом его совести и здравого смысла. Как жаль, что к нему не все и не всегда прислушиваются. По крайней мере сегодня Блейзу не хотелось это слушать, но девушка проявляла завидное занудство. Чем было продиктовано ее решение во что бы то ни стало остановить парня было на ясно.
- Послушай, Астория, не хотелось бы напоминать тебе, но я не в том положении, чтобы пренебрегать шансом быть полезным таким не простым магам. Особенно, когда этот шанс сам идет в руки. Это может помочь мне, это могло бы помочь и тебе. Такие волшебники, как брат и сестра Кэроу умеют ценить помощь. А их слово в магическом мире не последнее и кое чего стоит. Если ты так боишься, я ведь не заставляю тебя быть здесь.
Он не мог понять, как такая очевидная истина не понятна Григрасс. Он не станет упускать шанс быть полезным. Не сейчас.

- Едва ли авроры были в этой комнате. Если бы это было так, то они бы уже поймали нас, так как со столом я кажется, закончил. Как видишь тут нет никакой ловушки и к нам не летит отряд вооруженных авроров, улыбнулся Блейз и медленно двинулся к шкафу.
- Что? – улыбка снова заиграла на губах Блейза – Нет, я не получал задания, никакого. Ни от кого. Я по доброй воле нахожусь здесь. И кажется – парень подошел к шкафу и потянул на себя одну из книг. Из-за ее корешка показалась бумага. Совсем чуть-чуть, краешек, но то имя, которым был помечен документ шокировало и радовало одновременно.
- Ого, Астория, кажется мне повезло. Смотри-ка, имя Темного Лорда, это не простая бумага. Надо ее посмотреть и вернуть хозяевам. Нельзя чтобы такие артефакты находились в месте, где они могут достаться аврорам. Теперь, когда комната открыта это будет им легко. Ты со мной? Мы могли бы отдать его вместе?

+1

7

Как бы Астория не старалась убедить Блейза в том, что им стоило бы как можно скорее покинуть кабинет, в котором когда-то хозяйничали одни из самых преданных последователей Темного Лорда и чистоты крови – Амикус и Алекто Кэрроу, он не оставлял попытки найти то, что только одному ему  было по всей видимости известно. Впрочем, Астория не отрицала, доводы Забини об аврорах и ловушках были убедительны  и она не стала возражать на это.  Кроме того, получив четкий ответ о задании, но так и не получив ответа о своей причастности к организации, Гринграсс несколько смягчилась. Но тем не менее ей не нравилась возможность быть пойманными в этом кабинете. Даже если бы они для отвода глаз поцеловались, к ней не было доверия после обнародованного обращения к Лестрейнджу. Им не поверят. Пусть даже и поможет сыворотка, все равно их будут считать так или иначе причастными к Пожирателям смерти. Что еще более усугубит их положение.
Девушка понимала, что занудничала, но Забини не оставил ей выбора, когда признался у озера. И раз уж у них нет иного выхода, то Блейзу придется считаться с её мнением. При посторонних она не стала бы его попрекать, но наедине она имела права высказать свои опасения.
Вернуть то, что принадлежало, было не столь плохой идеей. Но вот только Гринграсс считала это несколько проблематичным.
- Я не боюсь, - Астория выпрямилась, резко откинув прядь волос назад, взмахом головы. – Просто, говорю, что думаю. И именно потому, что мы, - она подчеркнула «мы», - в отвратительном положении и если нас здесь застанут, оно лучше не станет. Я останусь, но давай поторопимся.
Забини перешел к шкафу, Астория последовала за ним. Его определение о везении, как-то не вязалось в её голове, поэтому она несколько скептично подошла ближе, чтобы посмотреть на то, что нашел слизеринец.
- Я всё же считаю, что она открылась не случайно, Блейз… - всматриваясь в надпись, очень тихо и с некоторым недоверием произнесла она. -но с тобой я так понимаю бесполезно спорить...
Не нравилось ей это всё. Слишком уж было странно, что комната, которая находилась до этого времени всегда закрытой неожиданным образом открылась. Да и в тот момент, когда Блейзу так было необходимо. Более того, нашелся документ, на котором значилось имя темного волшебника. Нет, Астория не верила в случайности. Она поджала губы и покачала головой. Но отпустить Забини одного означало, что он сможет влезть в очередные неприятности. Она помнила, как сожалела, что Драко не делился с ней. И теперь, когда Блейз предложил сделать вместе то, что Малфой никогда бы ей не доверил она решила, что нельзя ему отказывать. И не только потому, что он мог наделать очередных ошибок (впрочем, она и сама была способна на это), но и потому что если отец примет решение о браке им придется доверять друг другу.
- Я иду с тобой, -  твёрдо произнесла Астория, переведя взгляд с найденного документа на Блейза.

+1

8

Сердце Забини замирало. Перед его глазами была заветная бумага, помеченная известным именем. Она лежала в этом шкафу, так просто, как будто ждала именно его. А ведь это может быть ключом к его спасению. Вернувшему владельцам этот документ, скорее всего, пожиратели будут благодарны, а  уж случай его передать непременно представится. И хочет того или нет Астория, Блейз возьмет бумагу, спрячет, сохранит для бывших владельцев. За все время пребывания в школе личные вещи учащихся не досматривались, особенно их факультета, да и не сумеет ли он замаскировать бумагу, спрятать так, чтобы ее не нашли другие. Нет, это шанс и отказываться от него Забини не намерен. Сердце стучало гулко, азарт подавлял прочие инстинкты, вплоть до инстинкта самосохранения. Оставалось только протянуть руку. Голос Астории все это врем вещал, как ужаленная совесть. Блейз не мог сосредоточится на нем, даже если девушка права. Не стоит задерживаться тут. Их могут застать, поймать, начнутся расспросы и ему самому, после разговора с Холтом, едва ли поверят в том, что он оказался тут совершенно случайно. Он ждал ответа девушки, о том с ним она или нет не надеясь ни на что. Она имела права отказаться. Рискнула бы она сейчас или нет, она все равно останется девушкой и ее судьбу устроят. Он же навсегда может остаться тем, кто оступился. Раз упав, он уже не сможет подняться. Такой для себя Блейз не хотел. Но Астория выразила согласие идти с ним и сказала это так твердо, что Забини улыбнулся.
- Вот и хорошо, наверняка бумага содержит что-то очень важное. Мы не узнаем, пока не прочитаем ее, верно?
Потянув за уголок пергамента, дюйм за дюймом, Блейз вытаскивал его на свет.  Открывался текст и какой-то рисунок. Витиеватый подчерк и слова написанные вверх ногами было сложно разобрать вот так быстро. Наконец, пергамент оказался в руках Блейза. Тот подвинул его ближе к свету и протянул часть находки девушке.  Кажется Астория успела прикоснуться к листу, Блейз не мог точно сказать так ли это. От воздействия ли света или какой-либо другой причины, пергамент стал нагреваться, вспышка света ослепила слизеринца, и в следующую минуту он почувствовал, как что-то дернуло его за пупок и голова его закружилась. Дважды за ближайшее время, он попал в одну и ту же ловушку. Глупо было полагать, что такой документ ничем не защищен. А ведь Астория была права.
Неудачно приземлившись на твердую сухую землю,  Блейз постарался быстрее подняться и оглядеться вокруг. Свет в этом месте был скупым и пробивался только через маленькие отверстия в листве деревьев, на вид которым было не меньше ста лет. 
- Астория, Астория, позвал Блейз в глубине души надеясь на то, что девушка не успела коснуться пергамента и осталась в школе. Позади него располагались странные фигуры, как будто окаменевшие. Свет падал на них странно. И как будто не согревал их. Это было старое заброшенное кладбище
- Астория, еще раз позвал Блейз, решив, что если не дождется ответа пойдет прямо на кладбище. Где есть могилы, там не далеко должно быть селение

+1

9

Астория решила не переубеждать Блейза. Ведь уж лучше сказать, что она согласна, чем доказывать ему, почему этого делать не стоит. Хотя, помощь пожирателям смерти могла быть выгодной. Они редко остаются должными. Во всяком случае Рудольфус Лестрейндж доказал, что чистокровный волшебник  хозяин своему слову и он держит его. Пусть не всегда так, как на то рассчитывают страждущие помощи, но всё же он выполняет то, что говорит. 
Гринграсс подошла ближе, чтобы помочь Забини вытащить найденный пергамент. 
- Конечно…надо убедиться, что это действительно что-то важное…и…- Гринграсс не успела договорить.
Яркая вспышка света ослепила её. Внутри всё перевернулось так, как только бывает при носильной аппарации. Тошнота подкатила к горлу. Неудачно приземлившись на твердую сухую землю на спину. Астория некоторое время не могла пошевелиться. Ей казалось, что она отбила себе всё, что только можно. Воздух не выходил из легких, она раскрывала губы, а от туда не доносилось ни звука. Страшнее было то, что вокруг была высокая заросль. Она приземлилась в кустарник.
Раздался голос Забини. Где-то неподалеку. Он звал её, но она не могла подать сигнал о том, что была рядом. Блейз повторил. Астория крехтя с усердием перевернулась на бок и руками помогла себе подняться.
Поднявшись, девушка отряхнулась, одновременно отыскивая взглядом Блейза. Место, где они оказались, было довольно мрачным. Кладбище. И, кажется, это было довольно старое, позабытое всеми место. Живые его едва ли посещали.
- Блейз, - окликнула Гринграсс Забини, который смотрел в противоположную сторону от того места, где она стояла.
Говорить о том, что она предупреждала, что это ловушка и прочее, Астория не стала. Есть проблема. Её нужно решать, а не усугублять спорами и нравоучениями. В конце концов, она тоже была виновата, не зачем ей было касаться пергамента, в котором была неуверенна. Вот только она надеялась, что их не ждут те, с кем в прошлый раз она столкнулась с Флорой в лесу. Рука машинально нащупала палочку в мантии. Та была на месте.
Волшебница пошла в сторону Блейза.
- Как думаешь, где мы? – она вновь оглянулась. – Ну, кроме очевидного…что на кладбище.. – добавила она и чуть ближе придвинулась к Забини.
Не то, чтобы Астория боялась подобного рода мест, но сам способ перемещения показался ей весьма подозрительным. Хотя это лучше, чем пещера, в которой не так давно были Блейз и Реган.
«-Надеюсь, он не оставит меня как Энджи…» - невольно подумала девушка и поежившись от дискомфорта окружающего обхватила себя за плечи.
- Давай, уйдем отсюда, пожалуйста….мне не по себе… - переведя взгляд на Блейза сказала Гринграсс.

+1

10

Сердце Блейза бешено колотилось. Он находился в дали от школы, когда ему запрещено было покидать замок. По своей собственной глупости он снова попал в неприятности. За ним была темнота, а впереди незнакомое кладбище. Он не знал, что случилось с Асторией. И зачем он только не послушал ее взял в руки пергамент? Он хотел исправить ошибку, передав документ с подписью Лорда его владельцам. Хотел как лучше, но где оно это лучше. Забини был напуган. Это не может быть простым местом, раз к нему привел такой документ. И раз это место не простое, оно наверняка охраняется. Кем? Воспоминание о посещении пещеры огромным грузом навалились на юношу. Вместе с ним пришли осязаемые до тошноты образы пауков. Здесь может быть кто угодно, даже почище Акромантулов. О чем он только думал? Забини притих. Он больше не звал девушку, любой шум мог стать критичным в такой ситуации. Прерывисто дыша, юноша смотрел перед собой, в любую минуту ожидая нападения. Что-то зашевелилось за спиной и слизеринец, вздрогнув, резко обернулся на звук. Перед ним оказалось не чудовище, а вполне приятная девушка- Астория. Шумно выдохнув, Блейз смотрел на Гринграсс, оценивая ее состояние. Он был рад, что сейчас кто-то знакомый находился рядом с ним и в тоже время он больше всего на свете хотел бы, чтобы девушке посчастливилось не попасть в эту передрягу вместе с ним
- Астория, ты цела? Едва слышно произнес Блейз, делая шаг на встречу слизеринке. Девушка была цела. Это радовало. Еще больше радовало то, что она не стала его укорять в том, что она предупреждала заранее, что такое может случится, а он ее не слушал, решив все за них двоих. Его спутница была напугана и доверять ему у нее не было никаких причин, учитывая то, что он сам рассказал ей. Не покажется ли ей, что он специально заманил ее в ловушку? Может быть и такое.
- Астория,- голос слизеринца звучал извиняющимся тоном.- Я не знаю где мы. Но вряд ли это просто кладбище. Документ не случайно был зачарован так, чтобы взявший его в руки попадал именно сюда. Здесь скрыта какая-то тайна и я, если честно не очень хочу знать какая.
Здравый смысл, дремавший до этого, наконец-то поднял голову в душе юноши. Он полез не в свое дело и втянул в него Тори. Теперь  им придется выкручиваться самим и им сильно повезет, если они смогут выйти сухими из воды. Ни одна живая душа не знают, что они здесь. Они оба совершеннолетние волшебники и даже действие следа уже не поможет сделать так, чтобы их обнаружили.
- ты права, нам надо двигаться вперед. Стоять здесь и ждать чего бы то ни было не в наших интересах, шептал Блейз. – Попробуй аппарировать. Предложил он слизеринке, понимая, что скорее всего территория будет защищена. Сам он ничего сделать не мог, но если девушке повезет, то она спасется сама.  Единственная тропа вела через кладбище, и выбора у студентов особого не было.
- Надеюсь у тебя есть палочка? На всякий случай уточнил Забини, так как его собственная находилась у авроров. – где есть кладбище, должно быть селение. Попробуем добраться до него и обратиться за помощью.
Это было рискованно. Блейз нарушил приказ аврора, хотя и сам того не хотел, но нарушил. Это грозит ему большими проблемами и не только ему. Хотя, он всегда может взять все на себя. Ему уже вряд ли будет хуже. Это единственный шанс выбраться отсюда

+1

11

- «Не в наших интересах?» - повторила про себя Астория и невольно хмыкнула над словами Забини. Его определение необходимости покинуть как можно скорее кладбище показалось ей излишне дипломатичным.
Нет, кладбище не столько пугало волшебницу, ведь кого уж точно и не стоило бояться, так это мертвых…хотя…до тех пор, пока их не захочет подчинить себе темный волшебник.
Гринграсс-младшую передернуло, после того, как она представила себе армию инферналов, желающих покуситься на их «интересы».
Блейз, как подметила Астория, импульсивен. Она его предупреждала еще в кабинете о возможной опасности, но он лишь сейчас, постфактум пришел к выводам, о которых следовало бы подумать ранее. Но что поделать. Она и сама совершала ошибки. Вот только лучше было бы следовать логике и остерегаться последствий, не наступать на старые метлы. К этому выводу её натолкнули отвратительные последствия собственной поспешности.
Наконец, Блейз предложил вариант, о котором Астория и сама подумала. Аппарация.
Она кивнула в знак согласия и попыталась аппарировать.
- Бесполезно, кажется, тот, кто создал портал позаботился, чтобы никто не мог аппарировать…
Гринграсс оглянулась. Ей совсем не хотелось оставаться здесь. Да и где именно «здесь»? Очередная неизвестность от которой кожа покрывалась мурашками. И ведь ни единая душа и понятия не имела где они. Во всяком случае те, кому они не были безразличны точно не знали где они находились. А значит и на их помощь им надеяться не следовало.
- Ты что же, без палочки? – поинтересовалась Астория и была еще более обескуражена. О том, что палочку забрали авроры, она не знала. –Моя при мне…
Девушка провела рукой по мантии убедиться, что её палочка не выпала при неудачном приземлении. После случая в лесу она особенно щепетильно стала относиться к наличию магического артефакта.
Забини предложил найти селение. С одной стороны хорошая идея, но с другой. Глядя на могила Астория едва ли рассчитывала на то, что даже если они найдут поселок или деревню вблизи от кладбища, то не было гарантии, что там есть хоть одна живая душа. Цветов на могиле не было. Кладбище выглядело совсем заброшенным. Но не смотря на это лучших идей у волшебницы не было, поэтому она приняла предложения Блейза.
- Блейз… , - Астория сократила расстояние до Забини, - Пообещай мне, что не бросишь меня в этом месте…
Гринграсс было страшно, и скрывать это она едва ли собиралась. Да и без того это могло быть понятно. Но Забини был единственным, кому она сейчас могла довериться. Волшебная палочка – не гарантия спасения. Ведь на пути мог встретиться кто угодно, а у неё нет опыта, как боевой магии, так и просто опыта самозащиты.
Астории послышался треск ветки позади и она резко отступила назад, наткнувшись на Блейза.
- Я хочу уйти отсюда….скорее..
Убедившись, что позади никого нет и ей только послышалось, Астория потянула Забини вперед, к выходу из кладбища. В такой ситуации она была в первый раз. Не знала что делать, не знала чего ждать. В голове было только одно: «Бежать…бежать…скорее..скорее…»

+1

12

Блейз внимательно наблюдал за попытками девушки исчезнуть из этого странного места, куда они попали по его вине. В глубине души у парня теплилась надежда, что, может быть, Астории удастся это сделать и тогда хотя бы останется шанс выйти сухими изводы и отделаться легким испугом в этом приключении, хотя все внутри молодого волшебника вопило о том, что это бесполезно. В памяти всплывали непрошенные воспоминания о пещере и затаенном в ней ужасе. Стоило ли минутное ощущение триумфа того, чтоб он и Астория застряли неизвестно где и ожидали неизвестно чего? Все мысли юноши находились в смятении. Надо было действовать. Промедление не поможет им ничем. Никто не знает где они. Помощи ждать не приходится.
- Я так и думал, - с горечью ответил Забини девушке. Надо идти.
Астория была встревожена. Еще бы. В отличии от Блейза она попал сюда не по своей глупости, а по чужому уговору. А ведь Блейз первый должен был подумать и взвесить все возможные риски такого поступка. У него даже не было палочки, после разговора с аврорами его положение было шатким, а что будет теперь даже представить страшно. Его точно исключат из школы, если только дело ограничится этим.
- У меня забрали палочку авроры. – коротко отметил Блейз, когда Астория устремила на него вопросительный взгляд. Он рассказал о большем, так что скрывать этот факт тем более в такой ситуации смысла не было. Хорошо хоть палочка была у девушки. Это немного облегчало ситуацию. Совсем чуть-чуть, потому как в неизвестности таился страх чего-то, с чем они возможно, никогда не сталкивались.
- Ну что пошли? – парень вопросительно взглянул на свою спутницу. Кажется они обсудили все и можно уже воплощать идеи в жизнь. В плане Блейза было много огрех и допускалось много случайностей, но иного выхода все равно не было.
Слизеринец уже повернулся в сторону выхода из их временного укрытия, когда его  в спину догнала просьба Астории. Щеки Блейза вспыхнули в груди сжался неприятный комок. Пещера снова и снова догоняла его в этом месте. Теперь она возникла, как тень, возле него, вызванная к жизни словами его спутницами. Ее опасением и страхом. Она помнила о его провале, она напоминала ему о нем, надо сказать нашла самое время, но и ее можно было понять. Она не имела причин доверять Забини, сегодня больше чем всегда.
- ты правда считаешь, что я смогу это сделать, Астория? – метнув на девушку быстрый взгляд спросил парень. После всего того, что я тебе рассказал? Я не горжусь тем поступком, чтобы спешить повторить его.
Забини отвернулся от Григнрасс. С закрытыми глазами он искал ответов на миллиарды не заданных вопросов. Он собирался с силами, ему они понадобятся сегодня и потом.  Очнулся он только после того, как Астория сама потянула его за руку. Чтож надо сделать шаг в неизвестность.
Дорога петляла под ногами и уходила вглубь погоста. Старые могилы, покрытые мхом памятники и скособоченные кресты.
- Этому кладбищу, наверное, не меньше нескольких сотен лет. – прокомментировал он, скорее для того чтобы слышать свой голос. Тишина давила на уши слишком сильно. Смотри, эти люди, я думаю они были маглами. Но зачем нас отправили в это место? Должна же быть какая-то причина всему?
Наконец, пройдя мимо одной из старых могил, Блейз споткнулся и пытаясь выровнять положение тела, схватился рукой за каменную плиту. В этот же самый миг гнетущую тишину нарушил вой сигнальных чар. В ужасе Блейз вскочил на ноги и приблизился к Астории, чтобы вместе попытаться отразить возможную опасность. Но как будто этого было мало. Земля возле могилы пришла в движение и нечто медленно произрастало из земли, являя миру полуразложившиеся конечности и покрытое струпьями лицо.
- Астория? Это же – пытаясь перекричать илу воя, быстро заговорил Блейз. Надо что-то делать. Давай попробуем оглушить их…
Вот так доумент. А не надо было его трогать. Сейчас виновник их опасностей свернутый находился в мантии Блейза. Может им нужен именно он??

+1

13

Что же там, за решеткой… Август тянет руку через решетку и ловит капля дождя, вспоминая как приятно просто мокнуть под осадками, падающими с неба. Как приятен воздух, свежий, даже холодный. Он был согласен и на холод и на жару, только бы как можно дальше от этого места. Они ведь были правы, маглы должны быть разорваны на сотню маленьких кусочков. Смертная казнь самое простое решение проблемы в случае тех, кто не достоит зваться магом.
В тюрьме всегда было тихо. Только стоны, бывали крики, иногда и его собственные. Мужчина каждый раз вздрагивал, когда стены камеры начинали тонкой коркой льда. Но всегда вставал, выпрямлялся и презрительно смотрел на дементоров. Он не боялся их, боялся только того, что вера внутри него может угаснуть, и дух сломается. Но в раз все закончилось, похожие один на другой дни остались далеко, в разрушенной Повелителем тюрьме. Руквуд наконец-то чувствовал прохладу, подставлял лицо дождю. Августус ликовал. Он смеялся, смотря как один за другим, Пожиратели смерти оказываются на свободе. Одежда узника развевалась на ветру, и долго смотрел, как камни падают в воду. И трансгрессирует. Он возвращается домой. Свобода, метка горела огнем, но их не призывали. Им позволено насладиться моментом, и каждый будет делать это по-своему. Родное поместье, доставшееся по наследству, никогда не казалось таким огромным. Мужчина отвык от шика, поэтому переступив порог, обвел глазами мебель и комнаты, что были в зоне доступности оглядки. Не заметив изменений, он делает несколько шагов, и когда видит домового эльфа, который замер на месте и пристально смотрел в лицо хозяина дома, усмехается. Существо падает на колени и утыкается носом в пол. Жалкое зрелище, но сейчас это существо ему пригодится в добром здравии… Это было давно, а сейчас, наполненный яростью маг все свои направлял на попытку уничтожить существ с грязной кровью. Он убьет каждого, размажет по стене, и Азкабан не был больше устрашающим для мага. Пожиратель смерти никогда не брезгал, сжимал горло, поднимал вверх, пинал, толкал и унижал всех, кто был не чист кровью. Если есть проблема, ее нужно решить, и решение должно быть кардинальным. Он должен ощутить это, понять что жизнь, в самом деле, оборвалась и за хрипами и бесполезными рывками ничего не последует. Руквуд был жесток, он мог вернуться в поместье покрытый кровью, и ничего не сказав запереться в подземелье, давая знать о себе только безудержным смехом. Все они, обладатели Темной метки сумасшедшие, и он не исключение. Соревноваться с Лестейнджами по помешанности в выполнении миссий он не мог, там уровень злобы и ярости зашкаливал, но вот поддержать начинание мог, умел, практиковал. Люди бывают нескольких типов, но, как правило, он имел дело с бестолковой половиной человечества. Грязной, не способной думать, и забывающей о том, как следует себя вести. Сейчас он спешил трансгрессировать, сработавшие сигнальные чары вызвали внутри еще большую злость, преумноженную в тот момент, когда он увидел виновников сработавшей магии. Дети, Мерлин, почему их так много в последнее время рядом с ним? Августуса тошнило от этих сопляков. Пожиратель смерти остановился, наблюдая, как из могил появляются инферналы. Их здесь много, даже слишком много.
- Добро пожаловать, любопытные, - он говорил пока спокойно, но в голосе чувствовались нотки злости, - Я не помогу, не надейтесь, - мужчина посмотрит, что могут эти двое, а впрочем, он заранее знал, что ничего они не смогут сделать. С кривой усмешкой Руквуд обвел палочкой вокруг себя, заставляя и другие могилы шевелиться. Он знал, какая магия способна будет его обезопасить, но не спешил больше ничего предпринимать. Пожиратель смерти пробудил тех кто дремал, и ждал возможности исполнить свой долг перед теми, кто дал шанс этим разлагающимся телам принести пользу для мира магии и аристократии. Детей, которые перед ним сейчас были. он не знал, и признаться, меньше всего вообще хотел видеть их здесь, и не желал видеть вообще. Делая периметр временно свободным от сигнальных чар, маг прислонился спиной к одному из надгробий, наблюдая за знаниями малышни.

+2

14

- Я не утверждаю этого, Блейз, - глубоко выдохнув на слова Забини, твердо произнесла Астория. – Просто прошу…
Гринграсс хотела поверить Блейзу, но всё ещё был силён шок от того, что она узнала от Флоры, и что он рассказал сам об условии Малфоя. По сути, он не должен был даже надеяться на то, что Астория может поверить в него. У него был шанс заполучить её доверие, но сейчас, как никогда она понимала, что и сама сбежала бы в любой момент. Если бы была возможность это сделать.
Всё же инстинкт самосохранения не подводил, когда шептал о том, что не стоит изучать давно позабытый кабинет Алекто и Амикуса Кэрроу. Ни к чему хорошему изучение чужих бумаг не приводит.
Слизеринцы двинулись в сторону предполагаемой деревни, но тут Забини споткнулся и задел одну из надгробных плит, чем спровоцировал срабатывание сигнальных чар. Астория зажала уши от этого оглушающего сигнала. Она даже чуть припала к земле, под ударом звуковой волны, поэтому, когда из могилы начал появляться инфернал она тут же его заметила. Как карабкались оголенные кости по мокрой земле и как омерзительно выглядели глаза, а вернее то, что когда-то ими было.
Блейз отпрыгнул к Астории и она выпрямившись, всё еще прикрывая уши обеими руками отступила назад, смещая его за своей спиной. Но так стоять было бы легкомысленно, и девушка решила действовать, вопреки желанию упасть в обморок от одного вида инфернала. На страницах книг они выглядели менее жутко, да и там можно было перелстнуть страницу. Выхватив палочку, Гринграсс направила её на существо призванное самим Дъяволом. Иного имени волшебнику, чьей силе подвластно подчинение этих тварей она не могла подыскать.  Рука чуть дрожала. Она слышала что сказал Блейз, у самой в голове отчетливо в висках отдавалось учащенное сердцебиение и поэтому она приняла предложение слизеринца.
- Stupefy! – Выкрикнула она, стараясь перекрикнуть сигнальные чары. Красный луч ударившись об инфернала отдалил его от слизеринцев, но лишь на время.
Гринграсс судорождно думала, что же можно еще сделать, ведь убегать и одновременно оглушать инфернала у неё едва ли получилось бы. Она и без того конценрировалась через силу, оглушаемая воем сигнальных чар. Еще и Забини был без палочки, что усугубляло их положение. Их жизни в её руках.
- Incarcerous! – Произнесла она, и вокруг инфернала образовалась веревка, которая стянула его и он упал на землю.
-Бежим! – крикнула она, но не тут то и было…
Раздался хлопок аппарации и на кладбище появился еще один волшебник. Гринграсс было надеялась что это кто-то из  профессоров, что всё же заметил их и поспешил на помощь неразумным студентам, но нет. Первой же своей фразой он поставил себя выше них.
Астория попятилась назад, чувствуя спиной Блейза.
Инферналов стало больше. Новый персонаж их странной истории о приключении в которое втянул Асторию Блейз был, как подметила девушка создателем боевых мертверцов.  Что ж… дела их были плохи. Спорить с волшебником или убеждать его Астория не могла. Её внимание приковывало бесчисленное множество новых инферналов, которые все поднимались и поднимались из могил.
- Eximate! – направив волшебную палочку на скованного не так давно инфернала  произнесла Гринграсс и тот отбросился в других инферналов, сбивая их, но увы не останавливая.
-«Мерлина ради…я не смогу их всех сразу заковать…сетка? слишком слабо….думай…Моргана….»
Астория еще больше теряла уверенность в своих силах, но делать нужно что-то было.  Она еще несколько раз обратилась к заклинанию реальных пут, но инферналов было слишком много, чтобы поспеть заковать каждого из них, до того, как они окружат их с Блейзом.
И тут девушке вспомнилось, что
-Loconom Inflamare! – из палочки материлиазовалась струя голубого огня, которую Гринграсс направила на сухую траву под ногами инферналов и та вспыхнула. Это отпугнуло инферналов.Но огонь был не так велик.
Гринграсс пятилась назад. Быстрее и быстрее.
Можно было бы попытаться оглушить волшебника, но это во-первых могло стать слишком плохой идеей в случае успеха, а во-вторых, инферналы скорее всего не успокоились, пока не убили незваных гостей. Гринграсс  стало действительно страшно. Она попеременно, то накидывала на инферналов путы, то поджигала траву, а то и самих инферналов, но это не могло продолжаться вечно. Им нужно было это прекратить или придумать, как разом напугать всех инферналов. С одной палочкой это было едва едва возможно. Тем более учитывая опыт Астории в подобных вещах.
- Блейз! – Астория окрикнула юношу в надежде, что Забини предложит что-то ещё или хотя бы попытается объяснить волшебнику, который мог прекратить появление новых инферналов.

магия

Stupefy - Оглушающие Чары - заклинание, оглушающее и ошеломляющее (а зачастую и сбивающее с ног) противника. Визуально воспринимается как красный луч из палочки. Действует на движущиеся объекты – людей, животных, домовых эльфов даже.
Eximate - производит эффект отбрасывания объекта от заклинающего.
Incarcerous - создает реальные путы, стягивающие ноги, руки и вообще обездвиживающие.
Inflammare - заклятие поджигания, вызывает голубое (эффект описан в первой книге, заклятие – в фильме) пламя в месте или на предмете, указанном палочкой. Голубое-то оно голубое, но действует как самое обычное. Вариант этого заклятия выглядит как Loconom Inflamare – скорее всего, заклятие повышенной точности, и, возможно, пламя появится там, где предмета коснулась палочка.

+2

15

Зрение не подводило Блейза. А так бы хотелось, чтобы оно ошибалось. Из под земли на выбирались инфернии. Торчащие кости, пустые глазницы, кожа струпьями свисает с костяка. От такого зрелища становилось душно даже на свежем воздухе. А у них, у него и Астории на двоих одна палочка и та находилась у девушки. От нервного напряжения и ужаса Блейза тошнило. Это он вовлек Асторию во все это и если она погибнет здесь вместе с ним то по его вине. Полуразложившиеся труппы наступали на них уверенно, им не мешали соображать сигнальные чары. Что это за место? Что оно скрывает, раз его надо охранять именно так. Он снова полез не в свое дело и получил неприятности. Если только они вернуться с Григрасс живыми он больше не будет лезть куда его не просят. Что ему, спокойно не жилось совсем? Столько приключений в воследний месяц, хватило бы с лихвой на все семь лет спокойного прозябания в замке, как будто Забини решил пока может, взять все от студенческой жизни. Астория послушалась его совета и попробовала оглушить этих тварей. Это помогло, на второго наброшена сетка. Гринграсс предложила бежать, Блейз согласно качнул головой, хотя начинал сомневаться в каждом решении. Кто знает что за сюрпризы спрятаны здесь? А что если что-нибудь случится, если они сдвинуться с места? Пещера была не так проста. Не так просто и это место. Может быть просто дождаться того кому направлены чары. Это взрослый человек, а с человеком наверное можно договорится. Блейз сомневался и в своих мыслях, но подобные мысли давали хотя бы надежду на благополучный исход. На сигнальные чары явится волшебник. О том какого сорта может быть этот волшебник Забини думать не хотел. Что-то подсказывало ему что это должен быть чистокровный, но с тем же успехом это мог быть любой псих, готовый убить их, кто знает? Охраняется ли это место пожирателями смерти или они только собирались исследовать это кладбище?
- Астория, надо быть осторожнее, тут могут скрываться другие неприятности, стараясь перекричать сигнальные чары крикнул парень, приближаясь к девушке. Им надо держаться вместе.  Напряженно оглядываясь по сторонам, Забини вздрогнул когда раздался хлопок.  На месте действия появился волшебник.
- Здравствуйте, громко поздоровался Блейз – Мы оказались здесь случайно, стараясь говорить громко начал Блейз. Чистокровный, но радоваться рано. Он не собирался помогать им и вместо облегчения им предстояло испытать новую волну ужаса. По велению мага, дремавшие твари выползали из своих могил и двигались в их сторону. Их было слишком много, Астория старалась их сдержать, но ее силы явно было мало. Схватив из под ног увесистый сук,  слизеринец противостоял тем, кто подбирался слишком близко, поврежденные трупы откатывались назад, было грубо, противно и мерзко, грязный метод сражения, неприемлемый для чистокровного, но просто стоять и ждать он не мог. Пламя вызванное девушкой явно испугало тварей.
- Астория, пробуй  Incendio. Они бояться огня, посоветовал Блейз.
- Сер, мы ученики слизерина,  Забини и Гринграсс. мы не собирались лезть в ваши тайны, быстро заговорил Блейз Обращаясь уже к волшебнику, стараясь вложить в сказанное как  можно больше уважения, ведь если хочешь чтоб тебе помогли надо эту помощь заслужить  и проявить достаточно такта, чтобы тебе захотели помочь. Пожирателю смерти ничего не стоит просто развернуться и оставить все как есть. Может быть потом, по доброте душевной он и скажет их родителям где искать останки двух глупых подростков
- В прошлом году, после сражения за Хогвартс, кабинет где работали профессора Кэроу был заперт и оставался таким до сегодняшнего дня. Сегодня мы увидели, что он открыт, не переставая защищаться разъяснял парень. Он запалил ветку от пламени заклинания Гринграсс и сражался уже огнем.
- Мы вошли в него чтобы посмотреть и в случае чего забрать важные документы, которые могли остаться после неожиданного ухода хозяев кабинета. Нами был найден пергамент, который показался нам важным. Мы хотели его забрать и передать Кэроу, чтоб до него не добрались авроры и оказались здесь.  Документ при нас. Мы хотим вернуть его.
От того что приходилось махать и говорить, Блейз задхался и голос срывался, но он очень надеялся что  маг понял его

сам не колдовал. совет

Incendio- заклятие возгорания, при употреблении этого заклинания появляется «струя огня из палочки».

-

+1

16

Каждого из них, из тех, кто пошел за Лордом дальше, кто просидел в Азкабане, теперь были связаны. Они могли доверять друг другу, так как знали, после подобного отступать было бы…глупо? Кэрроу не могла подобрать слов, но она точно знала, что никогда не отступит. Сколько бы раз они не проигрывали сражение, война-то еще идет. Женщина подняла голову, разглядывая тяжелое, серое небо. Холодный ветер проникал под мантию, но по сравнению с тем, что они уже испытывали, это как приятный ветерок в зной. Наслаждаться, однако, она долго не могла. Так что, накинув капюшон на голову, Алекто направилась в сторону от дома. В мире магии не было места для слабых, для тех, кто колеблется и жалеет всю ту грязь, что занесло в их мир. Рано или поздно жалость может дать плоды. А потому, кто бы ни проник в закрытую для них территорию, стоило убедиться, что они оттуда не выберутся. Но, вероятно, она будет там не первой. Оказавшись на месте, женщина только руками готова была всплеснуть. Вот это да. Парад трупов и парочка детишек. Они здесь явно оказались из-за излишнего любопытства.
- Развлекаешься? – хмыкнув, женщина встала рядом с Руквудом, наблюдая за происходящим. И что за пикси дернуло этих детишек влезть сюда? Если желали, жаждали приключений, так это никогда не проблема. За это она и не любила детей. Шумные, любопытные, лезущие туда, куда не стоит. Нужно знать свое место и выполнять то, что обязаны. Вот если бы был приказ, в таком случае разговор был бы уже о другом. Но очень вряд ли, чтобы Рудольфус решил обратиться за помощью к бестолковым соплякам. Да и были среди детишек те, кто приказы понимал с полуслова. Наверное, только за это она и относилась положительно к своей племяннице. Та не совала нос, куда не стоит. Сидела тихо, и, до поры до времени, совсем не показывала нос из школы лишний раз. Сейчас на нее велась охота, но если рядом с ней еще и слишком много тех, кто подталкивает ее к подвигам, то это плохо. Но, кажется, к началу веселья она на этот раз опоздала.
- Это кто, не в курсе? – впрочем, все, что она могла сейчас отметить, так это змей на нашивках формы. Как досадно, но что поделать. Было даже интересно, справятся ли детишки с поставленной перед ними задачей. Их можно было спасти в один жест, или точно так же окончательно потопить. Кэрроу очень не любила, когда трогают ее вещи, так что сейчас она предпочла бы второй вариант. Ясно ведь, откуда явились эти детишки, рыскали не так, где стоило. Сунули свой любопытный нос в ловушку. А теперь должны были выбраться из нее сами. Никто не станет их спасать. Может, стоит навестить школу вновь? Напомнить детишкам, что любопытство не самое хорошее качество. И оно может довести до печального исхода. Кажется, когда она подошла, детишки что-то говорили. Ах, да. Документ. Алекто никогда не оставила бы ничего важного там, где до этого могут добраться ничтожества, вроде Поттера или одного из профессоров. Она смотрела на молодого человека, пытаясь оценить, почему же он не колдует. Жить надоело? Но ничего, можно ведь дать шанс молодым людям и доказать, что они не совсем бесполезны. Сейчас такие времена настали, что аристократия должна уметь себя защитить. Неспешный жест палочки организовал стену из кустарников между студентами. Теперь можно посмотреть, чем все закончится. Конечно, можно было бы ее обойти, перелезть, но растение имело шипы, а на пути куча трупов.
- Детки нынче удивительные пошли, - огонь, распространяющийся по территории, не радовал. Кэрроу решила, что тут итак уже все воняет гарью, а потому направила палочку на очаги пламени. Каждый тушить по-очереди долго, а решение есть куда проще. Вызвав дождь достаточно сильный для тушения пламени, побеспокоившись, чтобы ее собственная прическа не пострадала, Алекто ожидала эффекта. Пока огонь уходил, земля становилась рыхлой и вязкой. В такой извозиться проще простого.

+3

17

«Это странно, все-таки дико и непривычно ощущать свободу от гнетущих стен, чувствовать готовность идти вперед, убивать расплодившейся сброд. Они начнут уже сегодня. Метка горела огнем. Но это не был зов, это был лишь знак.»
До войны бывало многое. Он помнил свое детство, улыбался и шел вперед, готовясь возглавить один из самых уважаемых родов магической Британии. Августус уже тогда понимал и знал, что стоит намного выше других, что должен общаться только с теми, кто чист кровью, знатен и богат. Очень многое было определено положением семьи, и пока он был мальчишкой, мог только задирать нос и хвастать, важничать среди однокурсников и смеяться над полукровками и их мнимой, несуществующей храбростью. Руквуд с годами менялся, понимал, что должен чего-то достичь сам. Но как и любой молодой человек был слишком высокомерен для того чтобы добиваться чего-то самостоятельно, особенно когда все было успешно сделано предками до него. Богатства, огромное состояние, которого хватит на многие поколения вперед, было в его полном распоряжении, как только отец отошел от дел. От него ждали чего-то особенно? Нет, все было просто, Руквуды занимались политикой, занимали посты в Министерстве магии и преумножали средства. Он не был этому чужд, но карьеру строить не хотел. Воодушевившись идеей Темного Лорда, он нашел свой круг магов, сторонников единой мысли, получил метку. Доказав свою верность и делал все, что ему приказывали с завидным упорством. Дерзость, горячность. За нее Пожиратели смерти заплатили сполна, попав в Азкабан. А вообще нет, ничего они не платили. Первое время было жутко, а потом привыкаешь, смотришь на вещи прямо и не шарахаешься. Дементоры только мешались, доставляли массу неприятных минут, но было терпимо. Когда Темный Лорд пропал, они днями и ночами искали, убивали, не в силах остановиться. Они потеряли голову. И только в этом была их ошибка. Они должны были искать Повелителя, и они его искали. Больше их не волновал никто, не волновало ничто. Только одно, только цель, только Господин. Сказали он погиб, повержен. Но они не верили. Руквуд не верил, только убивал тех, кто говорил абсурдные вещи. Но так было. Пожиратели смерти были заточены, они ждали возвращения, верили и момент наступил. Наступил час расплаты, Англия склонит головы перед Темным Лордом, кровью они смоют пороки и позор с общества. Сейчас все кончено окончательно, Темный Лорд пал, а они должны продолжать верить в свои ценности. Ничего особенно не изменилось, а ведь могло бы. Общая идея толкала их, и маги шли к цели, закономерно, даже ожидаемо. Только иногда что-то мешало, были мелкие проблемы, такие как сейчас. Ну и вот что детям никак не сидится дома? Ужас, и приходится это терпеть.
- И что? – он выслушал всю эту тираду, - Мне должны ваши имена о чем-то сказать? – Мерлин, до чего наивные малолетки. Он не видел этих детей раньше. А может быть и видел, только не думал, что ему это будет интересно. Ну да, парочка, может быть сладкая, а может не очень. Ему нет до них дела, и уж тем более, Руквуд не желал проблемы решать за них. Сами влезли, пусть выпутываются. Он не нанимался здесь воспитателем или армией спасения.
- Развлекаюсь? – он посмотрел на Алекто, хоть еще она пришла, не так будет погано, - Работаю, наша вахта, судя по всему, - маг не следил, что там делали дети, он назвал женщине имена, вроде бы даже верно. Не запоминал, - Слизерин, твое барахло в школе нашли, светлой мыслью наполнены, чтобы не в те руки вещи не попали. В свои загребли, - дождь, вот уж по его лицу начали плыть ручьи, Августус не был сильно против, но не ожидал, что еще день омрачится такой гадостью, как лишние осадки. Алекто позаботилась о себе, только мужчина, он всегда остается в каких-то смыслах юнцом. Прошептав себе под нос заклинание, Руквуд сделал все, чтобы коллега также промокла, как и все. Ну а что, она, в самом деле, как не родная?
- Ты, как тебя там, Забини. Думаешь, что можешь отличить важный документ от простой бумажки? – он решил задать вопрос, а потом использовал магию, останавливая инферналов, удерживая их на месте, - Слизеринцы, говоришь? И потому не можете ни с чем справиться? – теперь мужчина не был настроен так доброжелательно, раз начали с ним диалог, пусть теперь отвечают, да так, чтобы не стать частью местной системы инферналов.

+1

18

Огонь сдерживал тварей не давая им подступиться к студентам слишком близко. Это было не сильно большой отдушиной, учитывая что собственной палочки у Блейза не было и все на что ему приходилось рассчитывать, это на то, что огонь можно будет сохранить на некоторое время, пока он поговорит с волшебником. То, что помогать им пожиратель смерти не собирался стало уже очевидным. В его интересах как можно скорее донести до чистокровного мага суть своего поступка и его мотивов. Астория держалась умницей. У нее хватало сил не сдаваться в такой непростой ситуации и Забини был ей за это благодарен. Дым и хлопья пепла летели по кладбищу, забиваясь в рот и нос парня. Ветка в руках тлела слишком быстро. Еще несколько минут и огонь начнет лизать пальцы. Пусть так, он предпочитает пожертвовать руками, но держаться до конца. Ожоги лечатся, а вот жизнь ни ему, ни Астории уже никто не вернет. Маг не знал их имен, да Блейз в общем-то и не надеялся на обратное. Мистер Руквуд,  да, кажется именно он. Сквозь пламя и горячий пепел, память Забини нашептывало ему имя собеседника. Забини был готов просить взрослого мага, что как истинный гений зла явно наслаждался безвыходным положением подростка. Пусть не за себя. В конце концов в том, что случилось виноват именно он. Это он частично уговорил, а частично заставил насмешками девушку взяться за документ. Астория, хотя бы ее надо вернуть в школу, помочь. Но в это самое время появилась та, к которой собственно и было дело у Блейза. Взрослые маги перекинулись фразами, но Блейз не вслушивался в них. Очень скоро на кладбище обрушился дождь, а между ним и Асторией выросла стена из кустов.
-Астория, крикнул Блейз, отбросив погасший окончательно огарок и вцепившись в кусты руками, по его рукам и лицу текли капли, одежда промокла и начинала прилипать к телу.
- Профессор Кэрроу, пожалуйста, мы хотели передать вам документы найденные в вашем кабинете в Хогвартсе. Мы не хотели, чтобы они попали в чужие руки. Мы не из любопытства. Мы хотели помочь. – картинка того триумфального возвращения документов брату и сестре Кэроу, что рисовались в честолюбивых мечтах слизеринца рушились, уступая место страху и гнету собственной неспособности что-то сделать,  хотя бы для собственной защиты.
- Мистер Руквуд, документы были помечены именем Темного Лорда, я решил что это должно быть важно. Но видимо я ошибся.  Помогите, пожалуйста, хотя бы мисс Гринграсс. Это все была моя идея. Она ни в чем не виновата. - Маг сдержал трупы, за что Блейз взглянул на него с благодарностью. - Спасибо, неровным голосом поблагодарил мага парень. Это дало ему возможность говорить более внятно и не торопиться.
- Мы не можем защитить себя, то есть я не могу, потому что у нас на двоих одна палочка. Мою изъяли авроры до выяснения обстоятельств.  – признаваться было в этом стыдно. Мало ему было проблем в недавнем прошлом, что он снова поспешил влипнуть в историю. Создается ощущение, что сам он живет как будто в порядке эксперимента. И все проверяет на практике насколько крепки нервы у директора в отношении его персоны. И как скоро его просто убьют в очередном приключении.
- Пожалуйста, профессор Кэроу, кинув взгляд на женщину, повторил просьбу парень. Он уже был знаком с мисс Кэроу по урокам и знал точно, что эта женщина не отличается мягкостью и сентиментальностью к своим бывшим ученикам, но все таки наджеда на то, что она смягчится не покидала слизеринца. Документы, которые были просто ловушкой, теперь Блейз понимал это, пульсировали у него на груди, как второе сердце. Цена его самомнения, его ошибки.

0


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » Находка прошлого года