1-13 ДЕКАБРЯ 1998 года. Будни + Выходные
События в Англии набирают обороты, Пожиратели смерти ищут тех, кто виновен в гибели чистокровных волшебников, в то время как Орден Феникса пытается освободить больницу Святого Мунго от магов с метками, дабы вернуть спокойствие в Лондон. Ученикам же предстоит подготовиться к грядущим экзаменам, встретить Рождество и не поддаваться унынию… читать далее
В игру требуются: Нортон Мальсибер, Захария Смит, Яксли, Ханна Эббот, Лиза Турпин, Селвин, Эдриан Пьюси, Луна Лавгуд, Джинни Уизли, студенты рейвенкло и хаффлпаффа, Гестия Джонс, Андромеда Тонкс, члены Ордена Феникса

Hogwarts and the Game with the Death

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Замок и его окрестности » Главное, кто рядом


Главное, кто рядом

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Временной промежуток
02.11.1998, Стадион
2. Имена всех участников
Ron Weasley,Hermione Granger
3. Описание/текст квеста
Стадион для квиддича видел многое на своем веку. Победы, поражения, боль, счастье и сегодня он стал свидетелем еще одной истории молодых людей.

+1

2

Ветер заунывно дул во все щели, подхватывая едва заметный пар теплого дыхания и унося с собой надежды на какой-никакой теплый, обогащенный ярким солнечным диском на небосводе денёк. Не обращая внимания на череду мурашек, прокатывавшихся спазмами по спине, Рон поспешно натянул шлем на голову и, не озаботившись застежками, болтавшимися ниже ушей, двинулся прочь, к выходу из раздевалки сборной факультета. Форма слегка поджимала в плечах, в отличие от самого Уизли, не расширяясь с каждым годом на целые сантиметры. Наплечники в его случае отсутствовали, а вратарские перчатки, кажется, терпеливо дожидались хозяина где-то на дне чемодана в спальне. . . Возвращаться за экипировкой почти полностью укомплектованным под оглушительные смешки берущих на себя слишком много хозяев их портретных рамок не хотелось ни в коем разе. Не суть важно, ведь рыжий был полностью и еще с маленькую тележку уверен, что его навык ловли квоффла живет и пульсирует в жилах гриффиндорца вместе с кислородом. Как и весь прошлый год, соответственно, разве что продемонстрировать его не удавалось за счёт отсутствия удачной возможности.
Мерлин его знает, отчего парня понесло именно сюда, на поле для квиддича, учитывая, что находится тот на неплохом отдалении от замка, в котором, как известно, сейчас достаточно тепло, уютно и невыносимо, по-домашнему скучно. Возможно, несколько угнетала мысль о невозможности теперь привычного обхода или, как мудрено выражались всем известные заучки и недовольные, патрулирования длинных витиеватых коридоров, не особо приятного, но скрашивавшего долгие и полные бесцельного хождения вечера. Хотя, может, оно и к лучшему. Система плюсов и минусов от превилегированного положения, некогда выработанных воспаленным сознанием, отныне сминалась подобно заляпанному пергаменту, которых Рон на своем веку попортил немало, и отметалась прочь почти так же резко, словно Гремучая Ива, скидывавшая собственные листья каждый год; процесс был болезненным, как говаривала Помфри, но необходимым.
Шмыгнув носом, он покрепче прижался к древку метлы, не слишком ветхой на вид, и с обыденным предвкушением предстоящего полета оказался в воздухе, быстро достигнув уровня пары самых высоких колец по разным бокам стадиона. Холодный ветер бил в лицо, заставляя глаза немного слезиться, гремел в ушах и трепал полы спортивной формы – сам от себя того не ожидая, Уизли навернул пару кругов и не собирался снижать скорости, непривычной для него. Лицо его приняло слегка отрешенное выражение, достаточно комичное, и сохранялось ровно до тех пор, пока древко под ним яростно и своенравно не задребезжало, угрожая потерей контроля и без того шаткой координации. К тому же, отчего-то парню померещился некий силуэт со стороны моста, кажется, знакомый и перемещавшийся до странности быстро. Исчез он так же скоро, как и появился, наведя на мысли о фантомах и нестабильной в последнее время психике.
Резко сбросив скорость, парень неспешно сократил оставшееся расстояние между ним и ближайшей тройкой колец. Ветер, словно в насмешку, лишь усилил свои порывы, отчего гриффиндорца слегка снесло в правую сторону, однако, с трудом выровнявшись на своей позиции, он вытащил палочку и задумчиво глянул вниз на раскрытый наизготовку ящик с покамест недвижимым еще квоффлом.

Отредактировано Ron Weasley (19-09-2016 07:30:31)

+1

3

Холод на улице – это состояние природы. Климатические особенности данной местности и не более. Тут не сложно найти причины. И уж тем более бесполезно как то это исправлять в глобальном масштабе. Но холод в душе- совершенно другое. Девушке снова казалось, что она что-то теряет. Что- то не понимает. И это отчаянно мешало отдать все силы на экзамены и загадку с Зеркалом. Ей нужно  разобраться с тем, что случилось тогда во дворе. Она слишком долго избегала этой темы. Возможно, даже непростительно долго. Легкие неприятности забываются, заменяются какими то другими воспоминаниями. Даже счастливыми.. Но..  Потеря статуса старосты, с этим они кажется разобрались.  А теперь спустя некоторое время в копилку падает обвинение в том, что Рон хотел подвергнуть опасности всю школу. Глупо все вышло.. глупо..Она не понимает почему.  Но он же в тот момент думал обратном. Да? Да! Человек, который уничтожил мечом Годрика Гриффиндора один из крестражей Лорда, точно не может желать зла школе, которая сделала так много.  Одно дело как считает она. Что на самом деле считает Рон? Наверное, она не сможет спать спокойно, пока не убедится в том, что все нормально. Не надеяться же всегда на  делюминатор ..
Девушка надеялась, найти парня в башне Гриффиндора, но в очередной раз его там не оказалось. И поиски рыжика были совершенно не излюбленным занятием Грейнджер, но ,к сожалению, частыми. Он оказывался там, где она его не ожидала увидеть, и не оказывался там, где было бы логично находиться. И как только он умудрялся это делать? Видимо придется отложить разговор до попозже. Сиюминутно решить не получится.  Остальные проблемы так же не стремились решаться. Книга, которая заставила отправиться в Стоунхендж, висела на душе тяжким грузом. Что это вообще было? Что с этим делать? Это отвлекает от подготовки к экзаменам. Некоторые книги невероятно сильно хотелось перечитать еще раз, но..  Но каждый новый голос попадающий в владения гриффиндорцев ее отвлекает. Рон или нет? И нет..  если она останется тут, то не сможет заставить себя заниматься в тишине, путь и магически созданной. Она слишком хочет его сейчас увидеть.
На улице уже во всю бушевала осень. Ее холодное  дыхание заставляло все глубже кутаться в шарф, но сидеть в четырех стенах было невыносимо. Взяв одну из книг, она оказалась снаружи замка. Тут она точно не будет отвлекаться на новые шаги. Не будет ждать рыжеволосой макушки и любимой улыбки. И пусть ветер  сам очень хорошо перелистывает листы в книге, ей это не мешает. Он даже в каком то роде помогал. Открывал на новом месте текст  и девушка в случайном порядке вспоминала все то, что знала по теме, указанной ветром.   Она еле говорила себе под нос, чтобы никто случайно не решил, что она говорит сама с собой. Заниматься это довольно увлекательно и она не особо следила за тем, куда шла. Тут все равно один и тот же пейзаж- лес, школа, осенняя трава.. О.. стадион. Над ним летала какая-то фигура. – И неужели не холодно в такое время тренироваться?  И кому такое только в голову придет.. – раздраженно подумала она про себя. На секунду замерев, она поняла, что очень даже может догадываться кому. Девушка ускорила шаг, чтобы поскорее убедиться в своей догадке или нет. Но если нет, то пусть конечно летает… А если да, то ей отчаянно  нужно по возмущаться.. – Мерлин, у нас столько дел, а тут квиддич… Оказавшись на стадионе,  девушка внимательно смотрела на фигуру вверху. Ей не показалось..  Правда теперь она не знает, хочется ли ей больше кричать на него или спокойно поговорить..  Фигура унеслась к кольцам и была кажется так далеко.. Быть может еще не поздно  уйти обратно? Она знает, где он. Он не в опасности и никого не подвергает опасности. Прекрасно же.  Но  она решает остаться и занять место на трибуне. Быть может это еще больше будет отвлекать от чтения, но.. раз это как то успокаивает его, то ей вдвойне спокойнее. Девушка пробралась к месту, откуда ей казалось идеально было бы наблюдать за гриффиндорцем. Она боялась издавать какой-то шум или еще как то нарочно выдать свое местоположение. Пусть летает.. Раз мячи внизу- он только начал. Тут же загонять его обратно в школу- нет, она не станет.

+1

4

Некрепко ухватившись за древко метлы, Рон махнул палочкой в сторону черного прямоугольного пятна на земле, представлявшего собой ящик для хранения мячей, и негромко пробормотал:
Accio, квоффл.
По воле судьбы в этот же момент боковым зрением он подметил всё тот же силуэт, померещившийся пару минут назад на склоне холма перед мостом, сквозь широкие прорези которого под темного цвета черепицей наверняка заунывно выл ветер. В одно мгновение Уизли забыл обо всём, на чем был так сосредоточен мгновение обратно: внимание его привлекла длинная черная мантия, серебряный отблеск пятнышка на груди – значка старосты, а еще – пышная шевелюра непослушных волос. . .
Впрочем, в отличие от самого парня, ни время, ни заклинание не действовали вспять. Особенно это касалось квоффла, который, хоть и не на самой большой скорости, но приближался неумолимо быстро. Настолько, что не оставил рыжему и шанса.
Твою ж. . ., – хрипло просипел он, когда кожаный мячик с глухим звуком стукнул незадачливого недо-вратаря куда-то в район лба, отчего тот, и без того державшийся крайне неустойчиво, едва не соскользнул с метлы навзничь. Лишь близкое расположение к воротам помешало Рону опрокинуться; оперевшись плечом об кольцо на самом высоком шесте, он, в конечном счете, негромко, но крепко выругался.
Совокупность всего произошедшего лишила гриффиндорца какой-никакой логики действий, которую тот себе наметил, пока существовал на стадионе в одиночестве – даже слизеринцы по старой памяти не явились на его перфоманс, закончившийся, к счастью, куда как более удачно, чем могло бы. Слизеринцев не было – была Гермиона. С какой стати девушка решила покинуть теплую гостиную в такой момент? Уизли был как никто другой наслышен о том, насколько серьезно она посвятила себя учебникам, тем более, что в условиях пребывания в школе она отдалась этому с неким ностальгическим удовольствием. Возможно, он понимает её – нет ничего лучше, чем заниматься любимым делом, зная, что в любой момент из-за спины не выпрыгнет некто, кто вполне способен отрезать все пути к отступлению. К слову, попытка Рона провернуть тоже самое провалилась с появлением той же Грейнджер. Вероятно, не просто так.
Напрягшись, парень неряшливо запихал палочку в рукав его формы, лихо пригнулся и направил метлу вниз, резким движением подхватив с земли квоффл и крепко сжав его в ладони. Вернуться на прежнюю позицию не стоило и трех секунд. Всё еще уязвленный собственным проколом, он с силой замахнулся и швырнул мяч по направлению к противоположным воротам. Расслабившись и замерев, рыжий наблюдал за тем, как, подхватываемый ветром, снаряд пролетает между левым нижним и самым высоким кольцом.
Видимо, на большее его сегодня уже не хватит. По крайней мере, пока на поле присутствовала Гермиона, Рон не сможет отвлечься от слова совсем, но нервировало его несколько другое, что-то, чему определения он дать пока что так и не смог. Предчувствие, что ли? Или беспокойство задним числом. Даже если и так, то точно не об экзаменах, до которых оставалось, как не уставала повторять гриффиндорка, не так уж и много.
Приземлившись в районе середины поля, Уизли закинул метлу на плечо и двинулся вперед пешком, едва скользя по слегка влажному зеленому покрову. При этом он то хмурился, то снова приобретал вид индифферентно-равнодушный, а может, проверял себя на наличие шишки над правой бровью.
Вернувшись к ящику, он небрежно защелкнул застежки и повернулся в сторону трибуны, на которой сидела шатенка. С облегчением он заметил, что на лице её не было ни раздражения, ни разочарования от того, что её друг так нестерпимо тормозит с разговором. Впрочем, та, похоже, не обращала ни на что внимания из принципа, полностью сфокусировавшись на фолианте, который она расположила на коленях.
Рон перебирал ногами ступеньки, все больше ускоряясь, и, в конечном итоге, выбрался на трибуну. Приблизившись к девушке, он уселся рядом с ней, состроив кривую улыбку и гадая, каким выражением лица его наградят в ответ. Задержка, сделанная им из-за пешей прогулки по деревянной лестнице, во время которой не было видно лица рыжего, была посвящена попытке выбрать фразу, с которой предстояло начать, поинтереснее, однако ничего такого ему сделать так и не удалось.
Уложив метлу у подножия скамьи, он дождался, пока Гермиона обратит на него внимание:
Ты снова вся в учёбе, да? Наверное, мне тоже стоило бы взяться за учебники, только вот желания явно недостаёт. . ., – приобретая всё более виноватый вид, проговорил парень, в какой-то момент отвернувшись и замолкнув, так и не подобрав подходящий конец для ничего не значащей фразы.

Заклинание

Accio – вызывающее заклинание; в зависимости от силы и умений способно вызывать вещи откуда-либо.

+1

5

Она не будет вмешиваться. Нет. Она тихонько подождет пока он закончит. Ей пока есть чем заняться. Книга в руках не казалась скучной, так что прочитав строчку ее взгляд не бежал осматривать окружающее. Чтение –это вообще крайне удивительное занятие. Казалось бы ничего не меняется. Ты сидишь неподвижно, но постепенно проваливаешься в совершенно другой мир. Текст учебников не казался ей сухим и скучным. О некоторых вещах просто нельзя писать  просто. Особые слова дают понять, что вещи, о которых говоится, невероятно важны и серьезны. Так что теперь уже в полнейшем спокойствии она читала. Каких то отчаянно громких звуков падения слышно не было. Глаза хоть и бегали по станице, но слух все же старался контролировать ту причину, которая к первоначальной вылазке на улицу не относилась.  В тот момент, когда ее взгляд вышел за пределы книги  рыжий все еще был в воздухе. Она намеревалась дочитать до конца темы, а после понаблюдать за тренировкой, но.. как же сложно оторваться. Да и в такой момент, когда выбираешь себе точку-стоп конец главы оказывается далеко. Но это ее совершенно не раздражало и торопиться глотая буквы она не собиралась. Она считала, что у нее уйма времени. И.. В следующее мгновение, когда перед глазами появилось новое название прозвучал голос. Ее появлении не осталось незамеченным. Хотя она и не пряталась , но все равно было некое легкое разочарование. Не вышло просто посмотреть на него в полете на метле. Девушка с улыбнулась и только после повернулась к рыжему.  Проигнорировать его взгляд было сложно, но одобрить его отлынивание от учебы в столь ответственный момент она не могла. Она бы не была Грейнджер.
-Конечно.  А как же по другому…Не желания, а самоорганизации…  - начала она, но от попытки мило побурчать ее отвлекла красная отметина на лбу.- Когда он уже успел? Он что с метлы успел упасть пока она читала? Больше точно ничего не случилось?- Улыбка с лица постепенно ушла и оно приобрело обеспокоенное выражение. -Мерлин, а это у тебя что?- ее рука медленно потянулась к вызвавшему смену эмоций месту  и легонько коснулась. – Больно? – дальше взгляд уже искал еще какие-нибудь ранения, но каких то особо выдающихся замечено не было.  Или повезло или больше не успел. А если бы она не пошла сюда, то и не узнала бы? Или потом бы пришлось в Больничном крыле делать для себя открытие? Ооох.. Внутри творилось что-то непонятное. Девушка не хотела контролировать каждый его шаг, так как он живой человек и ему нужно свободное пространство. Но.. даже сейчас, когда он кажется рядом, все равно умудрилось что-то произойти. Незначительное, но все же. А когда он не рядом стоит ли воображать страшное?  Ох. Нет. Кажется с ними за столько лет успело уже столько всего напроисходить, что пора привыкнуть. Каждый шаг, минута, мгновение могут оставить на тебе некий шрам. И только от степени невезения зависит его глубина и видимость. А им кажется не одна черна кошка успела перебежать дорогу. Все же хорошо, что Живоглот рыжий.  Хотя во все эти суеверия она и не верит. Для неприятностей есть вполне реальные причины, а не какие то глупые придуманные кем-то. 
- Я… Я тебя слишком отвлекла? Я не хотела.. Я  искала спокойное место для занятий, а потом увидела тебя и .. решила, что стадион подходит. – нет, нет. Она не хочет, чтобы он думал, что она за ним следила.  Она доверяет, но проверяет.  И все равно при этом надо начать играть в дознавателя. – А у вас разве скоро игра? Или с чем  связан твой выход на поле?- уточняющее добавляет она. Гермиона обычно не забывала такое, но иначе ей никак не придти к возможной причине того, что заставило Рона торчать на улице.  Погода как то не кричала о том, чтобы все массово бросили теплые гостинные и разом очутились на улице укутанные в шарфы.  Можно же было и по-другому время потратить.  Да и в конце концов могли бы где-то посидеть вместе. А не пришлось бы ей искать его и вот так случайно найти. Учеба для нее важна, но для него она вполне может сделать исключение. Хотя и квиддич не тупая игра. Тут нужно включать голову и постоянно быть в режиме максимальной готовности, пытаясь ,проанализировав движение мяча, защитить свои ворота. Она определенно  положительно относилась к этому виду спорта, но… Но только любовь к спорту заставила его выйти из гостиной или есть что то еще? Он все еще переживает или нет?  Все уже нормально?  Он не винит себя?

+1

6

Рон криво ухмыльнулся в ответ на замечание девушки относительно отсутствия каких-либо манипуляций с его стороны в сторону экзаменов, столь присущее ей. Ностальгия была столь сильна, что лицо практически приняло привычное саркастичное выражение, какое появлялось всякий раз, как та ввёртывала нечто подобное по поводу и без. Лишь титанические усилия воли способствовали тому, чтобы парень не закатил притворно глаза, внутри искренне восхищаясь стойкостью натуры Грейнджер, остававшейся самой собой и на мушке чужой волшебной палочки, и под строгим взглядом экзаменаторов, порой куда более безжалостных, чем самый ненавистный враг.
В чисто психологическом плане – в этом была её самая большая сила и самая сильная слабость. Вне зависимости от знаний, навыков и практики, оценок, баллов и учительской благосклонности, вне зависимости от степени доброжелательности или корысти – девушка всегда говорила то, что у неё на уме, прямолинейно и порой даже слишком; если же с её губ не срывалось ни звука, то выражение лица говорило куда больше слов. Впрочем, сейчас она явно силилась нащупать правильное направление в разговоре – он, разумеется, об этом и не догадывался.
«Если стану так обжевывать всё, что происходит вокруг, пора переезжать в спальню девочек», – кисло подумал рыжий, едва заметно передернувшись, однако отвлекли его прохладные кончики пальцев, коснувшиеся его собственного лба. Было от чего впасть в недоумение: удар квоффла был практически невесомым, по крайней мере, так показалось Уизли в тот момент – внимание его отвлекла Гермиона, – однако на коже явным образом остался след. Дурацкий мяч!
Не-а, – поспешно успокоил он гриффиндорку, коротко мотнув головой, отчего железная пряжка от шлема царапнула его по щеке. Будь здесь Гарри – непременно бы рассказал другу всё, что он думает о Манящих чарах в отношении атрибутики для квиддича самым красноречивым образом, что, разумеется, было далеко не для ушей шатенки. Увесистая шишка от той самой книги, которую последняя держала в руках, была не нужна от слова совсем.
Сидя в пол-оборота к Грейнджер, он невольно ловил взглядом дальние пейзажи, которые не так-то просто отыскать, изредка выглядывая из решетчатого окна. Дольше всего глаза Рона задержались на шапках покатых гор, уже покрытых снегом – те прятались в облаках, висящих как никогда низко. Неожиданный порыв ветра взметнул полы их мантий, что практически никак не затронуло его, но явно коснулось или могло коснуться шатенки, чьё теплое одеяние казалось уже не таким теплым, чем пару мгновений назад.
«Надо бы увести её отсюда. Хотя, может, обнять?», – слегка нервно подумал Уизли, не удержавшись от мысленной ухмылки.
Тебе не холодно? – участливо поинтересовался он, видимо, не совсем вовремя, так как вопрос потонул в неожиданном монологе Гермионы, который та, в свою очередь, обеспокоенно пожевав нижнюю губу, практически выпалила ему навстречу.
Рыжий помрачнел, всё так же растягивая уголки губ в стороны. Меньше всего он хотел, чтобы близкие ему люди извинялись за нечто подобное, в чем, собственно, и вины-то состоять не могло. Хандра, возымевшая в душе парня главенствующее место, сейчас обернулась как минимум неловкостью между ним и той, от кого он и вовсе не ожидал подобных слов.
«От Джинни заразился, что ли?»
Вопрос о предстоящем матче и вовсе поставил Рональда в тупик.
Парой мячей больше или меньше – никогда не лишний результат, – туманно пошутил он, слегка напыщенно нахмурившись. Собственное поведение напомнило ему одного болгарского ловца, отчего стоить из себя невесть кого вмиг расхотелось. – Всё в порядке.
Последние слова резанули уши ему самому, словно были лишними, каким Уизли чувствовал и себя время от времени. Несколько часов в изоляции от череды событий в школе и её окрестностях, шумной факультетской гостиной, пыльных коридоров – и в голове уже прочно сидят мысли, за которые он огрёб бы не хуже, чем Малфой на третьем курсе. Этот звон от пощечины, подаренной Гермионой, все ещё звучал в его ушах.
Разумеется, быть избитым, и кем! – ему не хотелось, поэтому будет лучше, если никто ни о чём не узнает.

+1

7

Как на него можно дуться, когда он так ухмыляется? Как можно хотеть на него кричать, когда он только что ударился? Как можно злиться на него, ведь он такой… И постоянно эти противоречия самой себе. Пытаешься строить из себя строгую и правильную, но все равно уступаешь этой мордашке  и взгляду.  Кажется, в эти глаза можно смотреть вечно. И в зависимости от настроения находить в них те или иные нотки и оттенки. И от этого еще больше влюбляться в их владельца. Но она не может не переживать. Она не может придумывать за него оценку его состояния. Она не может и не лезть. Она не может от него требовать заниматься только учебой. Через силу- от этого будет еще меньше пользы. Хобби помогает не свихнуться во всем этом завале событий, свалившихся на их голову.  Но.. Но так сложно позволить ему это игнорирование подготовки к экзаменам. Что-то внутри готово устроить самый настоящий бунт. Ах да, кажется это совесть.
-Мерлин! Сними уже этот шлем! Он и не помогает и еще сам наносит увечья!- все же не выдержала она после того, как парень  спокойно отреагировал на шишку и получил еще царапину. На самом деле, какая должна быть форма, чтобы она смогла спокойно переживать его появления на стадионе? Все внизу застелить матами? А если влетит мяч? Нет. Видимо давно пора смириться с подобного рода спортивными травмами. Хотя те, что были сейчас незначительный повод поворчать. 
Что происходит в его голове? О чем он думает, когда летает над стадионом? Что его мучает? О чем он молчит? И куда сейчас устремлены эти голубые глаза? Он что-то ищет? Или специально уводит взгляд, только бы не встретиться с ее глазами? Он же ее не игнорирует? Как же страшно потерять счастье…  Но теряет ли она его? Хотя  на самом деле, единственное, что она сейчас теряет- это книгу.  Взявшийся из ниоткуда ветер, отчаянно вмешался в ее планы по копанию в рыжей голове, подхватив полы мантии.    Девушка тут же принялась их ловить, а книга в этот момент соскользнула вниз. Она лишь успела издать некий звук типа ой. На мгновение именно эта проблема стала главной. Теперь нужно было искать книгу. Благо есть Акцио и оно достаточно быстро позволяет вернуть книгу хозяйке.
- Конечно, холодно. Я не планировала надолго выходить. В гостиной меня все отвлекало.. – закончив с ловлей книги, произносит она. Теперь она уже специально кладет ее на лавку, чтобы в момент очередной атаки ветром быть готовой отразить ее без лишних потерь. Только зачем он спросил? Хочет, чтобы она не мерзла и ушла в школу и занималась там? И не отвлекала его от игры? Эта некоторая недосказанность висела тяжким грузом. Она тормозила и не давала думать о чем-то еще.
- И какой результат от сегодняшней тренировки?- уточняющее спрашивает она посматривая на шишку. Тот факт, что он игнорирует ее и продолжает вести диалог, конечно результат- в игре он сможет и дальше следить за остальными действиями на поле.
-Точно в порядке? – уже пытаясь попасть своим взглядом в глаза Уизли, переспрашивает она.  Ей бы хватило хотя бы какого-нибудь намека. Она не хочет задавать этот вопрос прямо в лоб, если та ситуация не волнует его больше. Не хочет портить момент. Да и это бы выдало то, что она переживает. Еще один повод.. Кажется их бесконечное число. -Мне не нравится, что мы  в последнее время мало проводим время вместе. Извини, что так ушла в учебники.. -Конечно, она озвучивает это специально, чтобы он не думал, что причина в нем. Они все негласно решили, что ему нужно самому как то самостоятельно оценить случившееся и не лезть с советами и тумаками некоторое время. Но сейчас уже прошло достаточно  и больше она не хочет оставлять его один на один со своими мыслями. Он ей нужен.- Может что-то придумаем? Хочешь, будем заниматься вместе, или в какой то из дней, я могу делать выходной от учебников.. – Она бы очень хотела посадить его с собой заниматься, но он же не Крам, чтобы спокойно смотреть, как она читает. Надо заниматься вместе, хотя она и будет отвлекаться больше, от того что он рядом. Но как показала практика и без него она на него не отвлекаться не может.

+1

8

Выражение лица Гермионы стремительно менялось – рыжий редко имел удовольствие оказаться в столь щекотливом положении и одновременно наблюдать за всем со стороны. Она редко сдерживалась, пережевывая готовые прозвучать фразы вместе с языком, однако некоторое время назад и вплоть до сегодняшнего момента всё в корне поменялось. Глядя на побелевшие, чуть обветренные губы (которые, кстати, он не отказался бы согреть, не ожидая от самого себя проявления подобной заботливости), чуть прищуренные глаза, отчего цвет её радужек становился в полтора раза темнее и пронзительнее, поджатый подбородок и ногти, напряженно впившиеся в многострадальную обложку книги, Уизли мельком вспоминал события предыдущего года, что, впрочем, не имело за собой особого смысла. Он прекрасно знал, когда эта девушка научилась заставлять себя молчать, и жертва эта была слишком осязаема сейчас, когда она согласна повторить это снова.
Но хочет ли он? Наверное, всё же хочет. И одновременно переживает любой намёк на событие, круто перевернувшее всё с ног на голову в привычном распорядке жизни. Гарри наверняка не понял бы его, даже высмеял бы, и Рон от этого не был бы в обиде, однако настойчивая мысля, колотившая гриффиндорца куда-то под мозжечок, гласила голосом, отдаленно похожим на скрипучий вопль садового гнома: больше всего остального он желал бы видеть Грейнджер именно такой – настойчивой, бескомпромиссной, слегка чересчур амбициозной. Как если бы не было десяти месяцев вынужденного образа жизни, мыслей, мировоззрения. Страх губил и губит их всех, отчего, возможно, лучший друг с некоторых пор и начал действовать сам по себе. Гермиона явно боялась повторения чего-то подобного.
Зачем? – слегка оторопело переспросил парень, однако злополучный шлем с головы все же стянул, мигом почувствовав, как алеют и индевеют от холода кончики его ушей. Запустив пальцы в волосы, он небрежно распотрошил шевелюру (или то, что под ней подразумевалось), понимая, что высиживать и дальше на верхних трибунах стадиона для квиддича чистой воды мазохизм. В этот же момент шатенка подтвердила его опасения, а следом раздалось некое подобие грохота, слегка приглушенного раскатистым завыванием ветра. Рон подпрыгнул, поняв, что слишком напряжен вот уже довольно продолжительное время.
Он состроил кислую улыбку на лице, поняв, что ничего существенного на вопрос о квиддиче выдавить так и не сможет. Метла и кольца привлекли хотя бы тем, что их прекрасно видно с определенного ракурса определенных аудиторий. Поддаться ностальгии проще простого, хотя давление высоких стен замка и свист холодного воздуха в и без того красных, как свет маггловской неоновой лампы, ушах стоили одно другого и лишь мешали так же, как Гермионе – извечный гам в факультетской гостиной.
Скорее, это я лишил себя классной возможности пошастать по ночным коридорам замка, – не успев вовремя себя тормознуть, доверительно проговорил рыжий. Он едва удержался от того, чтоб прибавить злополучное «..которые довольно романтичны, не находишь?». – Дополнительные часы, как-никак . . .
«Не нужно было говорить об этом. Еще расстроится», – досадливо думал Уизли. Придвинувшись ближе, он неловко ухватил ладонь девушки в свои и принялся растирать холодные кончики пальцев. Удивительно, каким образом та ими еще двигала и умудрялась использовать волшебную палочку.
Кто я такой, чтоб вставать между тобой и учебниками, – ворчливо заметил он, действуя чуть яростнее, чем до этого. – В конце концов, существовал ли для меня когда-либо лучший мотиватор. . .
Закончить толком фразу он не посчитал нужным, старательно изображая крайнюю деловитость. В конце концов, слегка подустав, Рон ухватился за руку девушки, другой наскоро запихав кожаный шлем в карман и поднимая с деревянного пола трибуны метловище его «Чистомета».
Почему бы не начать сейчас? – ухмыльнувшись, предложил он, коротко взглянув на Гермиону и тут же отводя глаза в сторону.
Разнузданный осенний пейзаж еще никогда не был для него столь привлекателен.

Отредактировано Ron Weasley (16-10-2016 10:43:09)

+1

9

Попался бы он ей в школе, когда она его искала. Попался бы в гостиной, из которой пришлось сбежать в поисках тишины. Попался бы  на входе.. Она тогда еще была готова вести тот разговор. Была готова лезть глубоко в душу и вытаскивать ответ. Была готова  не отставать. Не переводить тему. Идти только намеченным курсом. Но сейчас.. Сдалась. Она сдалась. Она не может позволить себе испортить ему настроение своим вопросом.  Быть может он чувствует то, что она не может сказать и именно поэтому ведет себя именно так? Он не хочет чтобы и она волновалась? Быть может тогда пора закрыть эту тему и вести себя как в начале года, как будто не было этих неприятных моментов? Но это уроки.. И они учат. Нельзя просто так вычеркивать их из памяти. В любом случае она уже не вернется к этой теме. Все его дальнейшие действия были ответом. Не хотелось, чтобы он отпускал ее руку. Мерлин, хочется сказать спасибо холоду, что он толкает Рональда на подобные поступки. А может быть книге его братьев.. А может быть..
Это все было трогательно . Невероятно трогательно. И было сложно не расплываться в довольной улыбке и не заливаться румянцем. Но почему он считает, что книги для нее важней? Почему сам отодвигает себя на задний план?   То что они в ее жизни куда больше существуют- совершено ведь не аргумент. Она меняется и прекрасно понимает, что за пределами книг тоже есть жизнь и она так же интересна и увлекательна. И.. книга никогда не возьмет ее вот так за руку. Она никогда не болела чтением всякой романтической чуши, но все равно даже написанное подобное не сравнится с настоящим человеческим теплом. Ни у одного автора мира не хватит слов, чтобы выразить все то, что в этот момент происходит на другом конце.  У каждого это свое. Нет универсальных прилагательных. Она простила все странности последних дней. Мерлин , стоило искать его так неудачно, чтобы потом так случайно встретить. Она была настолько впечатлена происходящим, что  не подавала голоса, чтобы не вмешаться в дальнейшие действия. И в них не входило дальше сидеть. Девушка подхватывает книгу и уже не сидит на трибуне. Кажется теперь можно говорить.. Ей разрешили исправиться. Причем немедленно. Не откладывая дело в долгий ящик.  А она имела в виду, когда это говорила, освобождение какого то дня например от всех ее дел, но не прямо сейчас.
- Ты Рональд Биллиус Уизли и ты  имеешь полное право  затмевать учебники своей рыжей шевелюрой..- медленно и не громко проговаривает она, закончив фразу  легким поцелуем в щеку. Ну уж слишком  силен был его образ сейчас с устремленным взглядом куда то в бесконечность. Но вновь поднявшийся ветер заставил вспомнить о причине ухода с трибун. И пусть в движении  ветра рыжие волосы слегла походили на пламя, то такого же тепла они  не излучали и запечатлив этот момент в памяти девушка двинулась вперед к лестнице, обойдя парня и уже тянув его за собой вниз. Какое же все-таки плохое укрытие у нее получилось. Или втайне она все-таки хотела быть замеченной?
Отношения- это когда ты что-то важное для себя, отменяешь ради кого-то кто еще важней. Быть просто рядом дает такой же заряд положительных эмоций, если не больше. Несомненно книга была хороша и подготовку к экзаменам она не могла игнорировать. А для него квиддич стоит не меньше, чем для нее книги.. Но… как можно получать удовольствие от этих занятий без твоего любимого человека? Нет, нет.. Прошлый год научил многому. Шепотом называть его имя не зная где он- было очень тяжело и в книге не получалось забыться насовсем..
- Я не хочу чтобы ты оставлял на поле мячи для квиддича на поле без присмотра, если мы совсем уходим со стадиона.. Или мы не уходим? – девушка  не совсем понимала где конкретно они начинают. Но погода все же была уже осенняя и как бы она не была одета, все равно уже становится чуть холодней само восприятие и руки и лицо и.. Она бы была больше рада помещению без ветра... По крайней мере не пришлось бы отвлекаться на него, ловя мантию и поправляя волосы.  Хотя если он займется инвентарем, то придется отпустить его руку, а этого так бы не хотелось.  Мгновение было прекрасно и второй руке приходилось страдать от холодного дыхания осени держа книгу.

+2

10

Не такое уж и короткое, но отнюдь и не долгое замыкание парня на теряющихся на линии горизонта силуэтах живого и неживого обошлось ему в неожиданный ураган, поднявшийся впритык к рыжему в совершенно особенном и непривычном для него ритме. Сам по себе, короче. В миг растерявший всю свою деловитость Рон оторопело дрыгнулся на месте, когда рука Грейнджер потянула его вниз, к лестницам, но прежде этого его выбил из намеченной колеи и грандиозный чмок, с которым можно было сравнить разве что пламя соплохвоста, выпускаемое из жала. То есть, естественно, не отрицательность момента, а эффективность действа. Девушки вообще, по сути своей, на памяти Уизли решали всё самостоятельно. Вот, например, Джинни. Захотела – влюбилась, захотела – поставила перед фактом, не сработало – шмальнула Летучемышиным, так что мало не покажется. Губ гриффиндорца коснулась кривая улыбка, слегка черствая, при воспоминании о сестре. Или, допустим, Луна – та вообще била все чарты по количеству предрассудков, беспочвенных фантазий и безграничной веры в то, что не стоило и выеденного яйца саламандры. В жизни не видел женщины экстравагантнее. Гермиона, естественно, боролась за звание как могла – спорила и злилась, бросалась правдой и неправдой в лицо, хитрила, манипулировала, он бы даже сказал – использовала! – но в весьма удачных, как оказалось, для них обоих обстоятельствах. Все эти дамы, весело щебетавшие о прелестях жизни, железной рукой перемалывали судьбы многих и многих слабых и ничтожных. Гарри, который, по давно сложившейся традиции, попадал в абсолютное большинство передряг, в какие только можно было загреметь, открыл для себя этот факт невероятно стойко и не менее недоуменно. Рона же едва ли Мерлин знает каким боком прибивало к тому же берегу, и отбивался парень от тягот и невзгод всеми своими длинными конечностями, громко вопя и сопротивляясь. Довопился.
Покраснев еще сильнее (если такое и вовсе возможно), парень сиял на морозном ветру не хуже раскаленного металла. На том, казалось бы, и завершились тягучие раздумья, мрачное философствование и усилия, прикладываемые шатенкой, которая, как бы ни старалась, так и не научилась заметать мотивы под более существенной кипой надуманных аргументов, однако теплая, радостная грусть кольнула Уизли куда-то между ребер, прошла насквозь и растворилась в сердце. Так же, как и риторические, нерешенные вопросы всегда слишком отяжеляют голову – на экзаменах это понимает уже каждый второй первокурсник. Тем проще помочь и дать необходимый толчок, перестав делать вид, что ничего не происходит.
Может, теперь тугодум вроде меня после такого поцелуя вдруг воссияет гением по экзаменационным предметам вплоть до последнего? – пошутил он и только потом обратил внимание на инвентарь, раскиданный им же самим на небольшом расстоянии от массивного сундука вблизи противоположных ворот. Вот и решение.
Помоги мне, – прошептал он в волосы девушки, указав палочкой на единственную биту, брошенную на жухлой траве пятью футами левее.
Когда щелкнула последняя застежка сундука, рыжий сделал вид, что проверяет металлическое крепление сбоку деревянной поверхности, уже было поднявшись с колена, однако, прикрыв глаза, он все-таки произнес:
Ты ведь хотела поговорить со мной о чем-то, не так ли?
Устремив взгляд на девушку, гриффиндорец поднялся на ноги и отряхнул руки. Сомнение, страх и вызов боролись в нём и одновременно придавали сил, но, позвольте. Это всего лишь Гермиона. Что может быть страшнее девчонки, в которую влюблен?

+1

11

На душе была весна, хотя ветер кричал совершенно о другом. Внутри было какое то тепло, вызывающее свою дрожь.  Но не было неприятно. Было непривычно снова ловить этот взгляд, улыбку. Неужели он не понимает, что она безумно волнуется, когда он исчезает? Особенно после того случая с пожирательницей. Но сейчас он тут. И единственной проблемой был шлем, хотя и с этой проблемой они справились. Умиротворение. Оно разливалось по телу, будто горячий  ароматный чай. Все хорошо. Подобных мгновений было мало в последнее время. Все как то на бегу, да на бегу. Не было шанса остановиться, сделать глубокий вдох и насладиться рассветом или ночным небом. Постоянно  проблемы выстраиваются в очередь и мысли подкидывают их в моменты попытки ощутить свободу. Но сейчас они не торопились.. Сейчас они дали ей шанс побыть счастливой хотя бы чуть чуть.
-Не знаю, но могу повторить поближе к этой дате…-он шутит, значит все хорошо. Это очень хорошо. Где-то там внутри отпускало. Проблема возможных мук совести Уизли  переставала быть тяжелым камнем и начинала рассеиваться как пепел. – Конечно, сейчас- стараясь не нарушать громкостью голоса сложившуюся тишину.
Она улыбалась. Светилась от счастья. Проблемы нет- она ее придумала. Глупая.. Девушка поспешила выполнить просьбу рыжего.  Пусть ей доверили помочь только с битой, но определенно это для него важно. Девушка призвала ее с помощью акцио и несколько повертела  в руке. Деревянная, с живыми следами побед и поражений. Настоящая, но все равно определенно он в ней видит куда больше, чем гриффиндорка. Девушка хотела вручить ее рыжему, но он остановил ее движение вопросом.   
Он ее раскусил?! Как?! Она же сама уже отказалась от воплощения своей идеи . Зачем он это спросил? Все же уже было так волшебно. Лицо выражало смятение. Свои глаза как то сложно было за столько лет научить замирать в такие моменты и не выдавать готового ответа. Если бы она хотя бы стояла спиной, но первую же мгновенную эмоцию удалось бы скрыть, но она была не готова к вопросам. Она расслабилась, поверив.. Дабы его как то не пугать своим видом, да еще и с битой, она   передала ее ему. И что дальше? Придумывать другой повод? Но ведь пепел оказался не пеплом.. Проблема может быть еще есть. Зачем он посеял в ее душу сомнение. Ему же придется ответить. А если ему  будет больно? А тут еще как назло метла недалеко.. На всякий случай приклеить ее чему-нибудь? Как хорошо, что трансгрессия на территории школы запрещена.
- Так.. И ты наверное сам знаешь о чем.. -  Глаза перестали улыбаться. Смятение. Как лучше  в таких ситуациях быть? Смотреть в глаза или отводить взгляд? Ну у него хватает пока сил его не прятать, значит она получит ответ? Но она же беспощадна. Она никогда не дожидается позволения продолжить, она продолжает всегда сама и отвечает всегда сама. Бесцеремонно. Экономя время. Паузы, которые может устраивать собеседник невыносимы, но только не с этим.. У Рональда оно другое. Правда сейчас все равно не тот случай, когда она может стоять рядом и молчать. Пусть его голубой взгляд невероятно притягателен, хоть в нем сейчас и нет того шутливого блеска, но она не поддастся и не растает. Она будет тверда и быть может резка.  Он мучил ее своим особым поведением некоторое время  и она хочет все это прекратить. Просто обязана! – Прости, что так долго избегала этой темы, но все же я хочу знать ответ. Там во дворе. Инферналов было слишком много. Обстановка была на пределе… Тебя до сих пор  это мучает? – и вот тут стоп. Дальше говорить и наломать еще больших дров она не смеет. Убеждать в чем то или что-то еще она не будет. Ровно как и придумывать возможный ответ. Она не знает. Если бы знала, то не было бы всего этого сегодня и мучительных предыдущих вчера. Он хоть и кажется простым и понятным с виду, но внутри.. Там далеко не чайная ложка эмоций и желания все заесть едой. Там все сложнее, многогранней. Там за голубыми глазами целый океан с китами сомнений, дельфинами побед, чайками надежды и  одной маленькой черепашкой, которая всегда найдет путь домой. Они могли просто уйти с поля. Он сам спросил. Он сам виноват. Значит, он созрел для разговора. Это же было идеально!! Он сам так решил.. Забрал всю тяжесть решения с ее плеч..

+1

12

Меньше всего на свете Рон любил моменты, когда с пьедестала, вполне заслуженного кровью, потом, бесконечными насмешками и нервными перепадами настроения, тебя бесцеремонно сдирают, вырывая из плотного радужно-золотого ореола и расправляясь с последним с аккуратностью и нежностью соплохвоста. Он не был уверен, что Гермиона испытывает именно эти чувства, пришедшие на ум на данный момент, однако не заметить, как тускнеет её и без того слегка осунувшееся лицо, все равно что выбить себе глаза острием волшебной палочки и присвоить себе статус слепого. Рыжий это видел и внутренне скривился от отвращения к самому себе, одновременно поражаясь отростку сентиментальности в собственной душе, откормившемуся за все развеселые годы рядом с этой девушкой и сейчас болезненно кольнувшему где-то под ребром. Однако сворачивать с намеченного не стал. Принципиальная упёртость, впитанная с молоком матери, гарцевала впереди него самого.
Секунд десять парню потребовалось на то, чтоб переварить в себе первую фразу Грейнджер и еще двадцать – чтобы допереть, что та вовсе имела ввиду. Нарочно оттягивал момент осознания и формулировки слов, более-менее схожих на ответ, наверное. Явно провалившаяся попытка сделать из себя более глупого Рона, чем тот был на самом деле, застряла комом в горле, который всё никак не хотел сглатываться. Он недовольно усмехнулся, потрепав завитки волос на затылке:
Всё знать – по статусу не положено, – невпопад пошутил он и занялся крышкой сундука с уже спрятанными и надежно (как предполагалось и как надеялись все присутствующие) закрепленными снарядами внутри. Пальцы плохо слушались и с трудом сгибались в фалангах.
«Раз уже руки отмерзли, ей на улице вообще делать нечего», – рассеянно подумал рыжий и поднялся с травы, безуспешно пытаясь вытянуть палочку из рукава. Раздался голос Гермионы, и палочка выпала из замерзших пальцев Уизли, стукнувшись об жесткий земляной грунт, отчего из кончика посыпались разноцветные искры. Поспешно подняв её с жухлой травы, гриффиндорец справился с болезненной кривизной, кою приобрело его лицо за эти доли секунд, и уже спокойно, с прохладой во взгляде, негромко пробормотал, сделав вид, что задумался на пару секунд:
Есть немного. Чуть больше, чем я предполагал.
От беззвучного шёпота массивный сундук поднялся в воздух и поплыл в метре впереди от Рона, который в каких-то собственных необъяснимых целях не стал ловить ладонь Грейнджер, но предложил ей свой локоть, а после весьма резво поволок и инвентарь, и шатенку в сторону замка. Одной рукой он удерживал древко палочки, другую спрятал в разрез мантии – подобии кармана – чтоб не светить ярко-горящими алым пальцами, которые весьма побаливали.
С другой стороны, проверки «на вшивость» мне как раз и не хватало. Клянусь Цирцеей, всё в мире взаимосвязано, – глубокомысленно заключил парень, глядя на Гермиону и многозначительно выкатив глаза.
Ветер словно заталкивал пару студентов поскорее запихнуться в дверной проем высоких двустворчатых дверей под аркой, а сундук то и дело с неприятным скрежетом наталкивался на тот или иной рифленый кирпич. Рон подумал, что и без того намутил воды за всё это время, а потому самое время расхлебывать зелье, как говорил Невилл, «без помощи всесильных гермионистых рук».
На всякий случай он послал ободряющую улыбку гриффиндорке, робко позволяя ей еще больше удовлетворить любопытство. Или опустошить его нутро, доверху забитое чем-то острым и крайне едким, после чего наступит не менее тяжелая, но спасительная реабилитация.

+1

13

Он улыбается. Он шутит. Все это создает впечатление, что ничего не произошло. Что все как раньше. Такое легкое ощущение дежавю.. И не хочется отпускать это ощущение , но она бы не была бы она..
Когда не знаешь ответа, то сложно подготовиться к ответу, сложно продумать свою реакцию и дальнейшие действия. Экспромт. Она его не боялась, было даже не страшно.. Было интересно узнать ответ. Хотя с какой-то стороны он ее и пугал. Но в большей части он прекращал часть переживаний.  Хотя может и даст новые. Но разве они не справятся? Должны . Уже столько раз справлялись.   Жизнь сложная штука, а их так в особенности, но это не мешает находить и что-то хорошее  в ней.
Ожидание ответа ей казалось вечностью. Секунды тянулись удивительно . Любопытство играло плохую шутку.  Тем более, что она видела как ее слова подействовали на рыжего. Он думал, что она спросит про что-то другое? О чем еще она могла спросить? В принципе , конечно, о многом.. Но…Это не так все важно было в данный момент.  Этот вопрос просто лежал огромным камнем на дороге к светлому будущему и просто так обойти не получалось. Нужно убрать.. Словами. А вот и ответ. Хватит ли ей его? Мерлин, хотелось устроить допрос, понять и услышать все, но.. Но она не хотела быть надоедливой.. Она умеет останавливать себя, чтобы не сделать хуже. . Пытается. Но может она   услышит и что-то еще? Может это еще не конец? Просто для нее опять слишком тянется время?  Гриффиндорка не продолжала говорить.. Она ловила каждое движение, искала что-то еще и ждала.. Куда-то идти? За ним хоть за край горизонта..  Они направились в сторону от стадиона, а она все еще пыталась переварить первые озвученные слова.  Ему тяжело,  а она лезет… Неприятно.. Но она должна…И вот вторая часть.. Ответ или просто мысли вслух?  Гриффиндорка поняла, что от этого разговора меньше волноваться она не будет. Но по крайней мере ей открыли завесу тайны. Дали представление .. Теперь не неизвестность.  Он считает, что это должно было случиться? Что заслужил это болото не положительных эмоций? Нет… Одному тонуть в нем она не позволит..  В болоте есть кочки, по которым можно из него выйти на нормальную поверхность. Это действительно реально.
Ветер и температура с прибытием в школу уже не заставляли идти как можно ближе к рыжему, но.. Но она хотела быть рядом с этим рыжим солнцем, пусть оно и не светилось сейчас во всю. Зима все же и к нему в душу забралась..  Но снег же должен растаять..  Хотя до весны еще далеко, но она точно будет. Она всегда приходит.
-С другой стороны.. Пожалуйста, помни, что ты не один.. Мы вместе со всем справимся..- остановившись и дернув его, чтобы не бежал в поставленный перед собой пункт назначения. Она хочет вмешиваться в его жизнь и будет.. У него нет выбора. Она хочет сделать как лучше.  – Пожалуйста, обещай, что ты больше не уйдешь…- уже проговорила она ему на ухо куда тише, чем остальные слова и обняла.  Уточнять свои слова она не стала.. Не уйдешь куда то или в себя… Это хоть и вертелось на языке, но повисло в  воздухе. Да и нужно ли говорить что-то еще? Он все сказал, она все поняла, остальное потом, когда будет нужно.. В любом случае ей еще нужно решить, что делать дальше..Об этом она подумает потом.
И все-таки с судьбой не поспоришь. Она сама находит тот самый момент, в который  тебе лучше узнать ответ. Тогда видимо она была не готова, а сейчас.. Сейчас долгожданный побег из гостиной казался побегом  к истине. И возвращаться туда, не к тишине, не кажется невыносимым. Она уже нашла свою тишину. Мысли не будут носиться роем. Часть сядет на трибунах и будет спокойно жевать попкорн. Непонятно пока какая часть, но это уже лучше.

+1


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Замок и его окрестности » Главное, кто рядом