13-28 ДЕКАБРЯ 1998 года. С 22 числа каникулы
События в Англии набирают обороты, Пожиратели смерти ищут тех, кто виновен в гибели чистокровных волшебников, в то время как Орден Феникса пытается освободить больницу Святого Мунго от магов с метками, дабы вернуть спокойствие в Лондон. Ученикам же предстоит подготовиться к грядущим экзаменам, встретить Рождество и не поддаваться унынию… читать далее
В игру требуются: Нортон Мальсибер, Захария Смит, Яксли, Ханна Эббот, Лиза Турпин, Селвин, Эдриан Пьюси, Джинни Уизли, студенты рейвенкло и хаффлпаффа, Гестия Джонс, Андромеда Тонкс, члены Ордена Феникса

Hogwarts and the Game with the Death

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » У каждого свои приоритеты


У каждого свои приоритеты

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Временной промежуток
26 ноября 1998 | Больница Мунго

2. Имена всех участников
Rowena Harman, Remus Lupin, Amycus Carrow, Daniel Parsons, Evan Collins

3. Описание/текст квеста
Мунго все еще в осаде. Увеличилось количество смертей, авроры, раненые на заданиях, вынуждены искать помощи где угодно, но не в стенах больницы, и этому пора положить конец. Орден не может действовать без поддержки, как и сил аврората не достаточно. Заключив союз на один вечер, авроры и члены Ордена направляются в Мунго, чтобы выставить за ее двери всех тех, кто мешает больнице нормально функционировать. Только во время задания открывается новая информация. В больнице Кэрроу, а это значит, что приоритеты некоторых участников меняются, и целью теперь становится уничтожение яркого представителя этой фамилии. Хватит ли сил на то, чтобы разделиться, когда силы явно не равны?

0

2

Все вышло из-под контроля. Так не могло продолжаться дальше, в этом Ро была уверена. Никто не хотел уступать, ни Пожиратели, ни аврорат, а в итоге страдали невинные. Больница превратилась в палаты только для чистокровных, аристократии, верной этим взглядам, в то время, как в сражениях жертвами становились все. После нападения на делегацию с палочками, было много пострадавших. Их раны тяжело заживают, и госпиталь пришлось развернуть в Министерстве. Кто-то остался дома, под присмотром родных. Но это не было решением проблемы. Больница должна работать как обычно, или нужно было хотя бы попытаться освободить врачей, которые там были. Харман надеялась на положительный исход операции, тем более рядом с ней были люди, которым она доверяла, на которых можно положиться. И, помимо аврората, в деле участвовал еще и Орден, это двойная гарантия. Появившись в утвержденном месте чуть раньше, девушка без труда увидела фигуру Люпина. Она, все же, волновалась, потому что все могло пойти не так, как должно было. И у нее не так много опыта еще. Ей верно сказали, что не стоит лезть везде и всюду, это может плохо закончиться. Так что Харман пыталась держаться подальше от проблем. Сейчас большинство авроров пытались оправиться после множества операций, в которых, к сожалению, преимущество было не на их стороне. И она вызвалась, потому что надеялась помочь. Должны были появиться еще авроры, включая Эвана. Ему она доверяла, по крайней мере, знала, что он не бросит ее во время сражения. За последнее время в аврорате и не осталось, пожалуй, тех, кто представлял бы угрозу для коллег. Стараниями Холта все Министерство проверялось. Да и убийцы действовали только против Пожирателей, за своими охоты не было, или не было пока. Не ясно, на что способны эти люди, но однозначно оставалось быть наготове. Поприветствовав Римуса, она чувствовала, что тревога усиливается. Обычно сражение было обычной частью, но с некоторых пор она чувствовала все иначе. И хоть считала, что бояться нельзя, ничего поделать не могла с этим. Во время сражения все изменится, и некогда будет сомневаться в себе или тревожиться о том, как все пойдет, но пока здесь, ожидая появления остальных участников, ей было тревожно.
- Бояться, это нормально? - негромко проговорила девушка, глядя на Римуса, а затем чуть улыбнулась, чувствуя теперь еще и неловкость. Но ей нужно было услышать, что все будет хорошо. От того, кто хоть и не был другом, но был союзником.
Когда все началось, она крепче сжала палочку и выдохнула. Откидывая в сторону мысли, которые могли помешать, концентрируясь на задании, девушка тихо ступала по коридорам больницы. Они проникли сюда, но это было малое достижение, потому как они могли не выйти больше. Она не была уверена в том, как много Пожирателей сейчас в Мунго. Это могло быть несколько сильных и опытных магов, или же вся больница была заполонена такими же. Недооценивать врага было бы смертельной ошибкой, так что она была готова ко всему. И что за следующим углом будет толпа людей в масках. Идя следом за одним из авроров, она услышала, как часть решила отделиться и пойти в другую сторону. Верное ли это решение, она не могла оценить, потому как опыта не было в планировании операций и стратегии. Она привыкла действовать по ситуации, и, зачастую, ей везло. Только не было уверенности, что так же будет теперь. Аврор, шедший впереди, первым повернул из коридора в другой, который выходил прямо к регистрационному столу. Просторное помещение с залом ожидания для родственников. Отойдя от Харман на несколько шагов вперед, аврор, затем, резко дернулся и жестом указал, чтобы все притихли, что впереди кто-то есть. Ровена, инстинктивно, спряталась за ближайший угол. Пожиратели их или ждали, или успели узнать об их появлении, потому что в их сторону направились несколько заклинаний. И один Мерлин знает, что их ожидало дальше. Переглянувшись с теми, кто был рядом, девушка приготовилась к ответной атаке.

+2

3

Ежедневные задания только увеличивали возможность заниматься тем, что должно было остаться позади после смерти Темного Лорда. Люпин надеялся, что Пожиратели смерти если не совсем отступят, то хотя бы не станут так быстро вновь нападать. На этих магах, по всей вероятности, раны затягивались намного быстрее, нежели на них. Они наносили удары, но и обрели новых врагов в лице оборотней и той, пока еще неизвестной группы. Смена тактики врага была логична и понятна, теперь они не шли слепо по воле Темного Лорда, они действовали иначе, и это давало повод для реального беспокойства. Люпин видел разницу между политикой, и хоть не мог понять все окончательно, считал, что главные сложности еще будут впереди. Оборотень не видел для себя возможностей предпринять какие-то действия раньше, чем поступит новая информация, но как было видно, теперь Орден Феникса оказался окружен со всех сторон неизвестными ходами. Мужчина не рассчитывал, что все будет сделано правильно, быстро и хорошо, но покуда нет возможности сделать хоть что-то, приходилось просто реагировать, и делать это быстро. Больница была под контролем Пожирателей смерти, они действовали разумно с точки зрения лишения своих противников спокойствия, но вот с другой стороны, все осложнялось еще и тем, что Римус не представлял, как им отбить Мунго и всех, кто там сейчас находился. Уничтожение пациентов с не чистой кровью, аналогичные решение по персоналу клиники, и новые люди, которые хоть и были перед законом чисты, явно поддерживали геноцид, властвующий умами аристократии. Беспокойств было достаточно, и оборотень знал, что пока было собирать все силы для того чтобы вновь дать отпор. Он предложил помочь Ордена Феникса и как только получил согласие от аврората, приступил к исполнению обязанностей. Да, им было нелегко, если не сказать, что это не жизнь а выживание, но делать все равно было нечего. Они должны стараться сделать все для того, чтобы жертвы Поттера не были напрасными. Мальчик и без того положил свою жизнь для того чтобы могли жить другие, и он доказал, что не является просто выскочкой, как многие ошибочно считали. Правда, он и не был обязан что-то доказывать, он имел право поступать как считал нужным, и если уж Дамблдор считал, что мальчик способен на многое, то никто не имел права сомневаться в этом. Даже Темный Лорд отметил его как равного, а как известно, слова Великих, даже если они творят вещи ужасные, сложно поставить под сомнение. Сейчас Люпин направлялся в Мунго, четкого плана не было, и если не отбить, то хоть оценить ситуацию, которая была тяжелой, вне всяких сомнений. Лунатик держал наготове волшебную палочку, готовый действовать, и только прозвучавший от Харман вопрос, немного вывел его из состояния спокойствия. Нормально ли бояться? Прямо сейчас или вообще? Как посмотреть, мог бы сказать он, и должен ли будет успокаивать молодую женщину, которая сама шла в бой? Люпин не мог ответить однозначно, и вообще считал такие вопросы лишними, особенно когда они уже пришли.
- Страх позволяет тебе оценивать ситуацию, Ровена, - он ответит общей информацией, просто своим мнением, - Тот, кто считает, что не испытывает страха, на самом деле находится в плену этого чувства. В какой-то степени страх это сомнение, а если есть сомнение, то значит, есть готовность, и готовность эта, ко всему. Если хочешь услышать, что все будет хорошо то прости, этого я не могу обещать, - он только может постараться чтобы ничего с ней не случилось. Римус всегда защищает своих союзников, он может закрыть их и своим телом, что делал уже много раз.
- Мы справимся, это главное, - теперь все, он сказал все что мог, иного ответа у оборотня не было и не будет. Лгать он не хотел, как и не думал даже давать ложные надежды. Он поможет, и сделает все, чтобы и дальше все они могли продолжить свои жизни. В коридорах клиники было тихо, и пока их никто не заметил, но вот точно это явление временное. Он оказался прав, замечая человека в маске, выставляя щит оранжевого цвета, тем самым лишая себя возможности колдовать, пока стоит эта защита. Одно из заклинаний отправилось в их сторону, и Люпин, когда-то блокировалось, на время избавился от купола, отсылая чары разоружения, и следом еще одно.
- Expelliarmus, - действовать приходилось быстро, - Anterdostin, - на подступе к ним теперь была преграда, маг хоть и не был уверен, что все получится, но надеялся, что они смогут получить хотя бы необходимую информацию, для того чтобы при повторной попытке, Мунго было освобождено.



Магия

Expelliarmus - Разоружающие Чары - обезоруживающее заклятие, выбивающее палочку из рук того, на кого направлено.
Metro Hiagare - "Мэтро Хьягарэ"* - это древняя защитная магия, но малоизвестная. Вызывает магический щит в виде оранжевого энергетического купола, способен отразить практически все заклятия. Его минус в том, что поставивший защиту не может применять никаких других заклинаний, пока не снимет ее. Снять щит может только тот, кто его поставил. Не отражает только заклинание смерти.
Anterdostin – сыпучие пески

+4

4

С тех пор, как Клиника Святого Мунго перешла под контроль пожирателей смерти, каждый день кто-то из чистокровных магов, входящих в непосредственное приближение лидера, нес неусыпную вахту в его стенах. Для того чтобы, в случае если кто-то из Ордена или авроров министерства предпримут попытки вернуть больницу и склонить чашу весов в свою сторону, дать ощутимый отпор и отстоять права пожирателей. Потеря Клиники была существенна для всех, кто противостоит чистокровным. Теперь они не могут запросто обратиться за помощью и найти ее в стенах Мунго. По мнению Амикуса это было справедливо. Пусть все те ничтожества, что бросают им вызов, на собственной шкуре ощутят всю тяжесть положения соратников темного лорда на протяжении двух войн. Полечат друг друга сами, поберегутся, поищут пути альтернативного врачевания. Быть может станут умнее и начнут осторожнее проявлять наглость. Не станут рисковать, срывая планы чистокровных по восстановлению своего положения. Ведь они в сущности давно не убивают для удовольствия, а только устраняют помехи. В их власти не стать такой помехой и остаться почти здоровым. Дежурство начиналось весьма скучно. Вверенное Амикусу число пожирателей заняло свои места на входах и выходах из клиники. Дело Кэроу было координировать их деятельность и следить, чтобы они не засыпали на постах. Предыдущие дежурства были на редкость скучными. Орден не торопился являться на брошенный вызов. Так что Амикус с гораздо с большим удовольствием сейчас находился бы где угодно, только не здесь. Ощущение явственной потери времени, необходимого  для поиска авроров сжимало изнутри, оставляя в душе горечь. От этого настроение мага было прескверным и Кэроу искал на чем отвести дух. Как обозленный полтергейст, волшебник слонялся по коридорам, но кругом было тихо и пустынно. Все, кто имел мозги, прятались в свои палаты и на рабочие места и пока умудрялись избегать соседства пожирателя. Амикус не считал необходимым прятать свое лицо под маской. В этом месте они у себя. Но даже, если кто-то и явится, его репутация не сильно пострадает оттого, что его очередной раз уличат в причастности к организации. Его лицо итак мелькает на каждом розыскном листе, да он и не скрывал никогда своих взглядов, даже тогда, когда можно было избежать Азкабана, он предпочел от своих идей не отказываться.
Амикус шел медленно, когда до его слуха донеслись звуки, которых здесь и сейчас быть не должно. Это звуки борьбы. Решив, что он нашел то что искал – возможность выпустить пар, Амикус быстро направился в ту часть здания, где происходило самое интересное
Прибыв на место, маг первым делом поймал в фокус Люпина и его сопровождающую. Мерзкий оборотень посмел атаковать одного из пожираетелей смерти, пытаясь выбить у него палочку. Да как вообще в мозгу этого ручного пса Дамблдора могло возникнуть желание касаться палочки чистокровного? У него, кто вообще не достоин носить палочку? Амикус негодовал.
-Lasum Bonus – направляя палочку на руку Люпина выпалил волшебник.
А затем, закрыв себя щитом, Cavea
От Люпина и его своры Кэроу отделяли зыбучие пески. Проваться к ним ближе было сложно.

заклятия

Lasum Bonus - ломает кости.
Saresto - щитовые чары, работающие по принципу рассеивания. Отбивает все кроме заклинания смерти, заклинающий может использовать другие заклинания, пока стоит щит.
Cavea - противник оказывается в клетке из языков пламени.

Отредактировано Amycus Carrow (02-11-2016 13:29:14)

+2

5

Захватить больницу, по мнению Парсонса, идея что надо. Теперь можно определить что ни на что не способны обладатели звания грязной крови, или предательства обозначенной. Для него не было разницы между подвидами предательства, его волновало только собственное благополучие, и еще нескольких сотен чистокровных магов и волшебниц. Мужчина бродил по коридорам больницы, скрывая лицо под маской, размышляя на темы резонности пытаться пробить их защиту. Правда, аврорам было нечего делать, они искали путь силой, а могли просто попросить, пройти и умереть. Иного они не могли получить, ведь каждый Пожиратель смерти прожигал ненавистью каждого из них, а в свете последних событий, и вовсе претензий было более чем достаточно. Нападение на чистокровную семью, это вызов для всех, повод не думать кто перед ними, ребенок или женщина, просто убивать и все, очищать мир ото всех, кому быть не положено здесь. Дэниэл задержался около одного из кабинетов, посмотрел, как идет складирование и уничтожение трупов, и двинулся дальше только когда услышал шум. Постоянно кто-то шумел, нарушал их спокойствие, действовал на нервы, одним словом. Пожиратель от этого устал, и пока следовал на звуки, которых быть не должно. Он осмотрелся, держа палочку наготове. Может быть, он и имел постоянно дело с дилетантами, но страховался.
- Что тут у нас? – оценивая ситуацию, замечая, что уже колдует Амикус Кэрроу, мужчина перевел взгляд на нападавших. Этих болванов сюда не звали, он чувствовал отвращение, омерзение. Когда смотрел на оборотня, и казалось что даже вонь его чувствуется. Римус Люпин, проклятье,  чего он все еще живет, и вон, каких-то смертников ведет за собой. Мерлин великий, перебор на сегодня.
- Refleximal, защитная магия идет на пользу всем, для перестраховки.
Пожиратель выстроил вокруг себя щит, не хотелось получать подарки от ничтожеств. Он не видел никого, кто мог бы создавать проблемы, но поскольку приходилось избавляться и от насекомых, то он готов был действовать решительно и быстро.
- Delige etvisionem, порой лучше не смотреть по сторонам, а погрязнуть в темноте.
Этот дар он решил отослать в сторону женщины, она казалась ему потерянно, он добавит этого ощущения, если таковое было необходимо для этой волшебницы. Он понятия не имел кто перед ним, но предпочитал хорошо рассмотреть тех, кого собирался убить.
- Adar mentis, ментальные атаки сложнее отбивать, или это только так казалось магу.
Люпин не обойдется, ему необходимо было получить свою долю гостеприимности. Парсонс следил за Кэрроу, и оценивал ситуацию, разделяя коридор на части. Ему нужно понимать что происходит, и как можно использовать место для битвы, и какие слабые места найти. Лучше знать и видеть какие есть шансы и возможности, и как можно использовать преимущество, или напротив. Закрыть дырки уязвимостей. Мужчина сосредотачивался больше чем нужно, и это, порой, играло с ним злую шутку. Начинала болеть голова, а это не было положительным моментом для Пожирателя смерти. На вещи, смотреть необходимо было прямо, и он, приближаясь к членам Ордена, или кто это еще, в команде лохматого, мужчина не опускал палочку. Защита была, но не такая сильная. Он хотел проверить что будет, какие действия способны предпринять их противники, и оценить положение вещей. Кроме того, он сосредоточено всматривался в глаза каждого, используя легиллименцию, чтобы иметь преимущество и попытаться играть их сторонами против них. Кто и чего боялся, это не так интересно в целом, но очень интересно в ходе битвы смотреть, как рушится надежда на победу.


использованные заклинания

Delige etvisionem – заклинание, которое отбирает у оппонента зрение, на промежуток от 5 до 30 минут, в зависимости от ранга
Adar mentis – ментальный удар, доступен всем, кто владеет легиллименцией
Refleximal – щит, отправляющий направленную магию обратно к заклинающему, удваивая силу атаки. Отражает темную магию

+3

6

Можно много говорить о том, что бы ты сделал, а можно просто один раз наконец-то решиться сделать и не говорить об этом. Можно тысячу раз услышать о том, что  мечтаешь, а лучшей увидеть это самому, когда воплотишь  в жизнь. 
Работа аврором Министерства Магии для Коллинза не была уже столь желанной, учитывая его принципиальное решение истребить всех причастных и не причастных Пожирателей смерти и их наследников, прямых или косвенных к смерти родителей и единственного друга. Но освобождение Мунго это было делом чести. Он провел не малое время в этих стенах и если бы не опытные колдомедики, то скорее всего ему бы не ходить в живых.
Зацепился он и за то, что Харман так же посылали на это задание. Хоть девушка и была довольно умной, да и смекалистой, но Эван несколько переживал за неё. Особой удачливостью из них однако, больше отличался он, но ответственность за нее ощущал больше, чем за себя.
На сотрудничество с Орденом Коллинз смотрел двояко. С одной стороны их помощь была полезна, но с другой Эван видел некоторую преграду.
Им повезло попасть в Мунго. Коллинз считал, что это была уже половина удачи. Он шёл с другой группой, осматривая коридоры в поисках Пожирателей смерти. Они прикрывали друг друга, держась достаточно плотно, пока не услышали шум от начавшейся потасовки где-то этажом ниже.
Переглянувшись Эван и еще один аврор отделились от их группы, чтобы помочь тем, кто очевидно столкнулся с проблемой. Коллинз, впрочем, даже если бы остальные были против пошел один. Ровена могла пострадать – эхом отдавалось в висках. Волшебную палочку отступник удерживал перед собой, готовый атаковать сразу же, как увидит цель.
Звук становился всё сильнее, Эван ускорился. Его напарник чуть отставал.
Первым кого увидил Коллинз был Кэрроу. И тут его озарила злость.
- Partum a percussione! –выпалил он, а следом – Expelliarmus!
Отставший аврор занялся вторым нападавшим. Коллинз быстрым взглядом посмотрел на Харман, а затем перевел внимание на Кэрроу. Это определенно был шанс разобраться с одной из самой значимой «мешенью».
И вот тут возникает вопрос о том, отчего тот же Орден не расквитался с подобными Кэрроу раньше? Столько возможности…а они применяют разоружающие чары. Вот это и разделяло их. Эван не считал верным способом – пожизненное заключение в Азкабане. Слишком мягкое наказание для тех, кто убивал других. Но кого это волнует теперь?
Коллинз не хотел выдавать себя при Харман. Но и отпустить живым Амикуса Кэрроу было бы верхушкой безумия.


заклинания

Expelliarmus - Разоружающие Чары - обезоруживающее заклятие, выбивающее палочку из рук того, на кого направлено.
Partum a percussione – заклинание, наносящее физический вред оппоненту. Возможно появление синяков, кровоподтёков.

Отредактировано Evan Collins (18-11-2016 15:40:59)

+2

7

Задание было важным, им нужно было сделать хоть что-то, помочь тем, кто остался в Мунго, чтобы они могли выбраться из осады. В последнее время Орден, да и аврорат, серьезно сдали. Пожиратели, авроры-предатели, в мире магии хватало проблем и без того, но теперь все лишь усугублялось. Пора было, наверное, сделать что-то более решительное, Ровена не могла сказать, что именно, но сидеть, сложа руки, идея плохая. Так что теперь, услышав ответ Римуса, девушка направилась в здание больницы. Она понимала, что мужчина прав. Невозможно не бояться, просто глупо. В конечном счете, это помогает нам выжить. И, пожалуй, сейчас было не то время и не то место для философии. Продвигаясь вперед, Харман старалась быть внимательной, прислушивалась к каждому шороху, но этого явно было мало для того, чтобы остаться вне поля зрения местных временных обитателей. Загостились они, стоит сказать. Только у Пожирателей явно были иные размышления на этот счет. Кэрроу обделил ее своим особым вниманием, только хватало и другого врага. Второй пожиратель, появившийся достаточно быстро, был еще большей проблемой, потому что не ясно, что от него можно было ожидать. Харман предпочитала знать о своих противниках, хотя бы что они из себя представляют. А тут максимум, который был им доступен, это видеть маску. Ее легиллименция была не на том уровне, чтобы легко считывать чужие мысли. Выставив щит, девушка была сосредоточена. Ровена дернулась в сторону, прижавшись к стене. С ними больше никого не было, Римус был в поле зрения, так что она не беспокоилась, что магия попадет в кого-то из коллег. Она пыталась оценить ситуацию, потому как противников прибавилось, а им вряд ли смогут прийти на помощь. И, подумать только, это надо же так «повезти», что среди тех, с кем они сражались, был именно Амикус Кэрроу. Он последний, кого хотелось встретить. Впрочем, нет, этот список возглавлял Рудольфус Лестрейндж. С ним она сталкивалась, новой встречи не желала совсем. Что-то подсказывало, что она стала бы для нее последней. Очередная атака противника, ожидаемая, конечно, и щит стоял, но этого было явно мало. Увернуться было уже некуда, и пришлось полагаться на силы щита. Но вместо того, чтобы защитить от очередной магии, щит треснул, а затем и разлетелся вдребезги. Удар был ослаблен, но недостаточно, чтобы это существенно помогло. Ровена почувствовала, словно капилляры в ее голове лопаются. Может, так и было. Закричав от боли, аврор не видела ничего и не могла толком даже сосредоточиться. Боль была ужасной, заставившей ее согнуться пополам, зажав руками виски. Такого прежде она не испытывала и не могла понять, что за магия это была. Все, что она могла, это попытаться скрыться за стоящей в коридоре тумбой, лишь чтобы перевести дыхание, прийти в себя. Поднеся руку к лицу, она затем коснулась кожи под носом, ощущая влагу. На пальцах осталась кровь, и все, что она могла сейчас, это рукавом мантии стереть ее, не до церемоний, пожалуй. Голова все еще болела, и была слабость в теле. Девушка часто и глубоко дышала, а затем увидела появление Эвана. Не сразу узнав его, Ро прищурилась. Нужно было встать, что-то сделать, и как можно скорее. Слабость никуда не ушла, да и перерыв был слишком коротким, так что девушка попыталась собраться. Так как заняться Кэрроу было кому, Харман направила палочку на второго Пожирателя, от которого и получила «подарок».
- Reticulum, - хотя бы отвлечь, чтобы затем предпринять попытку обезоружить противника. Указывая на руку, чтобы выбить палочку, она лишь надеялась, что это поможет. Конечно, все могло быстро закончиться, потому что противник явно был намного сильнее, это она ощутила на собственной шкуре. Опускать руки нельзя, иначе смерть. Они слишком многим рисковали теперь, и не только своими жизнями. Нужно было узнать больше о том, сколько в больнице заложников, а еще с какими противниками им предстоит столкнуться. Они не могут спасти сейчас всех, конечно, но для следующего раза любая информация будет ценна.

Свернутый текст

Salus prose – щитовые чары, которые отбивают любую направленную магию, и пропадают сразу же, после применения по назначению. Отбили одно заклинание и пропали.
Variari virgis - заклятие розги. Невидимый хлыст бьет по телу противника при взмахе палочкой.
Reticulum - заклятие сетка. На противника набрасывается сетка

+2

8

Больница должна работать для всех, в этом Лунатик был уверен, и нельзя было допустить, чтобы Мунго превратилось в поле боя, где не только существующие стороны будут бороться между собой, но и де пациентам придется столкнуться и=с правом на жизнь. Бороться должен каждый, но только когда ему оказывается помощь, а не когда лишают поддержки и даже минимального шанса. Римус видел, что перед ними не самые простые противники, и явно им не будет просто, вот только легко вообще никогда не было. Орден Феникса создан для защиты простых людей, и теперь, когда, в самом деле, не от кого было ждать помощи, оборотень решил что им нужно попытаться сделать все возможное и невозможное, чтобы освободить больницу от Пожирателей смерти. Понять их мотивы пока было трудно, но здесь нужно не понимать, а бороться из-за всех сил. Люпин понимал, что жертвы неизбежны, но все-таки хотел бы защитить людей и своих товарищей. Нельзя сдаваться и особенно сейчас, когда пал Темный Лорд, и им удалось нанести удар по врагам. Успех должен был притянуть и другой успех, нужно только усилие приложить.
«fidem omnem» используя чары защиты, избавляя себя тем самым от мыслей о необходимости выставления щита, мужчина пытался правильно оценить ситуацию, найти решение, и попытаться не просто остановить Пожирателей смерти, но и отправить их под суд. Долги перед обществом необходимо отдавать, и по всей вероятности, без усилий здесь не обойтись. Люпин не был против существования мнений, у каждого оно свое, но он против убийств. Если бы им найти решение, которое всех устроит, тогда много можно было бы избежать, но пока только есть масса стычек, откуда с трудом удается выбираться. Прежде целью врага был Поттер, теперь все изменилось, и трудно было определить, что делать дальше, как идти дальше, и что сделать. Заклинание Кэрроу попадает в выстроенный щит, и теперь уже не мог Римус находиться в состоянии оценки ситуации. Магия была направлена с обеих сторон точно во врага, оборотень старался следить за всем, что происходило, однако он понимал, что за всем не сумеет просто наблюдать.
- Setonte – в сторону мужчины в маске, и тут же новое, но уже для Кэрроу - Magicales captionem, - вспышка за вспышкой, но и противники не станут отставать от них. В имеющемся пространстве оборотню трудно было ориентироваться, и кроме того, нельзя было оставаться на одном месте. От Пожирателей смерти их отделяли пески, они как гарант того, что не будет ведения ближнего боя, но в этом и сложность, и в этом же была самая основная сложность. Кэрроу не простой волшебник. Он умеет и атаковать и защищаться, он способен создавать чары высшего уровня и управлять ими, второго Пожирателя смерти Люпин не знал, маска скрывала лицо, и техника не была идентифицирована. Член Ордена Феникса присматривался к нему. Но в это же время старался теперь подобраться ближе, чтобы оставить позади себя Ровену и Эвана, закрыть их собой, как живым щитом. И, кроме того, от него будут некоторое время отскакивать заклинания. Что создает гарантии и для них. Люпин попытается их прикрыть. Отмечая, что действуют они, слажено, досадно было, что и враги свои действия если не координировали, то атаковали ровно, не перекрывая, действия друг друга. Уровень ведения боя был на лицо. Магия изменчива. Следовало попробовать искать слабые места, и обращать плюсы в минусы против врагов. Задумка была принята, и оборотень рассчитывал приступить к активным действиям. Сегодня им нельзя проиграть, во всяком случае, не все оставить так, как есть. Победа может быть не в самом понимании сегодняшней битвы. Можно получить информацию, и ею распорядиться правильно. От оценки будет зависеть многое, и дальнейшие планы необходимо было выстроить правильно, для продолжения борьбы, в которую они ввязались.

заклинания

fidem omnem – заметный глазу щит бирюзового цвета, выдерживает сильные атаки, устойчив в течение часа.
Setonte – под ногами мага появляются корни, которые при окутывании, высасывают силы волшебника
Magicales captionem - магический капкан, бьет совместимым с жизнью ударом тока

+3

9

Пресловутый Орден Феникса зашевелился.  Видимо, клиника им была действительно нужна, раз они решили явится сюда в такое время и пытались корчить из себя спасителей и защитников обделенных. Сейчас клиника находится в их власти, и никогда раньше политика этого места не была столь правильной. Все эти ничтожества с магловской кровью в жилах уже достаточно посмеялись над ними, получая помощь  от целителей почти бесплатно, в то время как они, те кто веками и годами выступали в роли меценатов для этой самой клиники, получив на войне ранения, не смели прийти  в это место за помощью, давно и многократно оплаченной. Теперь же все изменилось и  так останется, Амикус был в праве на это надеяться. К нему вскоре подоспел его коллега и теперь они вдвоем давали отпор сопротивленцам.  Внимание Амикуса было сосредоточено на Римусе Люпине, уж этот волк наверняка является мозгом операции. А значит убрать его было большим делом. Однако атака последовала с другой стороны.
Saresto - установив щит Амикус быстрым взглядом скользнул по картине происходящего, пытаясь понять от какого самоубийцы прилетело заклятие не причинившее, впрочем особого вреда.  Второе заклинание царапнуло об щит.  Да, Кто-то из присутствующих настойчиво требовал внимания Кэроу и маг готов был оказать ему такую любезность. Удивляло только то, что против него использовались такие примитивные заклинания.
Creo Aurum – направив заклинание на группу авроров, нападавших на него и его товарища, Амикус почувствовал, как кто-то более способный ударил по его щиту, разбивая его вдребезги. Ослабленный щитом, но все-таки довольно существенный удар  током прошелся по телу волшебника, причиняя боль. Стиснув зубы и скрипнув челюстями, маг направил палочку теперь на Люпина. Lacero maxima  - невербально применил он и глаза его вспыхнули гневом. Он не уступит им не дюйм территории, доверенной ему на это время.  Тем более, что цена этого доверия слишком высока.  Цена доверия честь пожирателя. Сейчас, где-то в другом конце Лондона, подстроена ловушка для тех ничтожеств, что имеют наглость нападать не его семью, в то время как он лишен возможности принять участие в этом действие. Он мог бы мстить и упиваться местью, а в это время сдерживает натиск волка и его стаи. Это унизительно и не приятно, хотя не скучно, что уж сказать. Недостатка во внимании он не имел. И палочкой махать приходилось, только успевай реагировать. А то что после таких реакций половина клиники поляжет в руинах это ничего, починится. Лишь бы только указать пришельцам их места. И если уж быть точным, Амикус не советовал бы слишком рисковать своими шкурами здесь многим. Останься они даже умирающими на пороге этого заведения, пытаясь его отстаивать, им не окажут помощи и не облегчат страдания. Таковы условия пребывания здесь его и его коллег. Каждому свое место.
Крепче сжимая палочку. Пожиратель быстро осмотрелся по сторонам. Его сторонник был занят девчонкой, которая очень старательно нарывалась на неприятности. Услышав шум битвы, к ним устремились ближайшие патрули сторонников более низкого уровня, чтобы исполнить свой долг по защите вверенной им территории.

-

Saresto - щитовые чары, работающие по принципу рассеивания. Отбивает все кроме заклинания смерти, заклинающий может использовать другие заклинания, пока стоит щит.
Creo Aurum - вызывает смерч, сметающий все на своем пути.
Lacero maxima - усиленная версия Лецеры, ведет к расчленению жертвы.

Отредактировано Amycus Carrow (19-12-2016 19:33:05)

+1

10

Много мух, а кто именно в него целился, пока было не понятно. Хорошо что еще все перед глазами оставались, да еще Кэрроу не жалел ничего, наградами сыпал в разные стороны. Жаль что места мало, особо не разгуляться, но это уже кое-что, в таком пространстве больше шансов на успех, или его какое-то подобие. Дэниэл не отличался лишним оптимизмом, но на эту битву смотрел прямым взглядом и пока еще. С положительной оценкой собственных действий. Можно было бы лучше, но внимания заслуживал только Люпин, остальные признаны дилетантами, значит, нет никакого смысла переживать на их счет. Ну, есть они, хорошо, пусть будут. Должен ведь кто-то родиться был ничтожным, а кто-то выбиться в люди. Закономерность деградации, порой, зашкаливала, но ничего страшного, были желающие таких убивать, Парсонс в их числе. Кажется, о его щит что-то ударилось, но мужчина большого значения этому не придал, как и почти не заметил боли в районе своей руки. Попал что-то? Он опустил взгляд, но не заметил ничего, что назвал бы кровью. Пока травма не слишком серьезная. Куда большая рана это его пострадавшая психика от воплей девицы. Он окинул ее взглядом и скривился. Да, докатились. Баба рвется в бой, и ведь не девушка, не леди, а просто баба, такая ничтожная, что ее можно приравнять к спутникам и не давать никаких поблажек. Не заслужила, не заслужит, и вообще могла бы не путаться под ногами. Что это вообще такое? Парсонс принял за унижение выпады в свою сторону от этой особи женского пола. Две женщины есть достойные уровня магии, и обе они носят метки. Остальное, вот вроде этой морашки бабской, должно гнить в сторонке, или в могиле. Пролетела сетка, и после этого мужчина совсем успел обидеться. Вот ей Мерлину, почему с ним сражается ребенок? Да, придется уделить внимание этому противнику, поборов себя. Под ногами появились корни, что уже было подарком не из приятных. Дэниэл быстро сжег появившиеся магическим путем части растений, а затем посмотрел на оборотня. Да, только от него такая магия быть могла. Ничего, с ним можно будет разобраться позже, пока у него была необходимость вывести из строя бабенку, потом червя, он же ведь тут был также. Авроров  что-то много, ну да ладно, если сложить двух оставшихся противников. Исключить Люпина, то все равно, полтора волшебника против них.
- Lacero, палочка указала на лицо, рассекая воздух, и именно так должна была появиться рана. Парсонс гуманно позволял этому противнику сойти с дистанции, но не рассчитывал, что столько тонкий намек будет понят, и потому решил, что принятых мер будет мало.
-Crucio Maxima, непростительная магия сама по себе была достаточно сильной, но Пожиратель смерти не любил ограничиваться только малым, сила заклинания должна быть усилена не только его потенциалом, но и использованной приставкой. Правда ли, что темная магия разрушает? Если это так, то выходило забавно, даже слишком. Колдовство вообще не простая штука, и в этом мужчина сумел убедиться. Когда услышал заклинание, прозвучавшее голосом Амикуса Кэрроу. Это такая шутка? Он ослышался, спит или забыл прочистить уши? Смерч снесет все, не только противников, но и их самих. Вспоминая, что пространство здесь замкнутое. А коридор узкий, стало жаль, что нет пера. Он бы быстро набросал завещание. Вроде факт безумия Кэрроу доказан, все-таки каникулы в Азкабане явно адекватности не добавляли, но зачем сейчас это демонстрировать. Парсонс трусом не был, но и прямо сейчас сводить счеты с жизнью не собирался. А магия уже начала действовать, ветер поднимался сильный. Закручивалась воронка и мужчину тянуло к центру. Обувь скользила, и только мысленно проклиная опрометчивый поступок. Вроде бы опытного мага, мужчина думал что предпринять. К ним, было, поспешили на помощь другие Пожиратели смерти, но их энтузиазм быстро исчез, и Парсонс хорошо понимал их. Смерч хоть и был использован против врагов, но сила природы не контролируется никем. Интересно, а что скажет Рудольфус. Когда узнает, что больница просто уничтожена, а по Лондону, набрав обороты, разгуливает смерч? Ничего хорошего, но им услышать не доведется. Дэниала тянуло все ближе, и взяться было элементарно не за что. Теперь он уже проклинал Амикуса. Взмахом палочки, мужчина попытался выстроить щит вокруг набирающей обороты силы стихии, но особенно на успех не рассчитывал. Тянуть стало меньше, но теперь пока не исправят это, отсюда явно не уйдут.

магия

Lacero - На живых объектах (и мертвых телах) создает рваные относительно глубокие раны. Направление, место и глубина зависят от указания палочкой.
Crucio Maxima - непростительное пыточное проклятие заставляет жертву испытывать сильную боль во всем теле. Приставка использована для усиления

+3

11

Больница – это территория, которая должна быть не затронута ни одной из сторон. Априрори здесь находят те, кто не могут оказать сопротивление и те, кто ведут незримый бой для остальных за жизнь своих пациентов.  И эту территорию осквернили Пожиратели смерти в тот самый миг, когда переступили порог с намерением захватить. Хотя, Коллинз даже ничуть не сомневался, что для этого шага им даже не требовался договор с собственной совестью. Да и знали они когда-то об этой самой совести, стоило уточнить, да лень. Зачем, и правда?
Время уходило и каждая секунда была на счету. Они точно не знали, сколько сторонников охраняет Мунго. Но Эвана так и тянуло съязвить, что охраны территории Лестрейндж опустился до того, чтобы послать одного из верных служителей Темного Лорда – Кэрроу. Как прошкодившего пса, выкинул зашкирку из теплого поместья охранять вверенную ему территорию.
Но в ходе атаки Ровену ранили, и размазанный след на лице сразу бросился в глаза аврору. Это было все, что нужно Коллинзу, чтобы сорваться в злости. Но нет. Кэрроу очевидно считал иначе, напустив заклинание смерча в сторону Эвана и его напарника. Уцепившись за выступы в стене, аврор перебрался к Ровене, пока его напарник прикрывал, а вернее скорее старался прикрывать из-за порыва поднимающегося всё ветра.
Коллинз бросил взгляд на Люпина, который как положено настоящим героям защищал собой, как живым щитом Харман и его. Волшебник стиснул зубы. Сейчас было слишком много «но», которые мешали ему действовать так, как было бы угодно его желанию мести.
Обхватив Ровену одной рукой за талию, крепко прижимая к себе, Эван перевел внимание на Пожирателей смерти.
- Columna lucis! – направил заклинание перед Люпином, и глупцу должно было быть понятно, что теперь, когда ветер нарастал, использовать заклинания становилось труднее, а скоро чары будут закручивать их и лучше убираться. – Adfligo! – в сторону Кэрроу направил он и перехватив Харман сильнее тяжело выдохнул.
- Надо отступать…! – уже перекрикивал он вой от нарастающего смерча.
«Ненавижу уходить ни с чем…ну лучше так, чем потерять еще кого-то…особенно её…проклятье» - мысленно подумал Эван, потянув девушку назад, подальше от места, где уже активно образовывалась воронка. Он ничего не сделает со стихийной магией, а Пожирателям смерти слишком важна завоеванная территория, чтобы дать ей пострадать настолько, что она не будет нужна.
Группа поддержки Пожирателей смерти и авроры, с которыми разминулся Эван подбегали к месту развернувшейся природной анамалии. Становилось всё более невозможно контролировать ситуацию.
Ускользнувшая возможность устранить врага разрежала Эвана до скрипа на зубах, его скулы сводило, но делать было нечего. Иногда нужно проиграть, чтобы одержать окончательную победу. Хотя этот факт немного радовал его, где-то глубоко…очень глубоко внутри. Не так уж он и безнадежен. И у него есть ради чего еще можно жить, отступая от идей лезть в самое пекло. Его борьба с самим собой. Его личная борьба. Страшный сон. И бесконечные сожаления об упущенной возможности.

магия

Adfligo – луч оранжевого цвета, сбивает с ног, по аналогии с сильным толчком. Жертва отлетает на некоторое расстояние
columna lucis - столб света. Отбивает заклинание и исчезает, устремляясь вверх. Через короткий промежуток времени возвращается для атаки на заклинающего, чью магию блокировал.

+2

12

Победа или поражение зависит от многих факторов, которые не всегда зависят от одного единственного человека. Да и могут вовсе состоять из действий или событий, которые человек контролировать не в силе. Но так не всегда. И сейчас им нужно было действовать, как команда, слаженно, эффективно. Пожиратели показывали, что скорее отвечают каждый сам за себя. Это могло бы стать их проблемой, слабостью, но силы и в таком случае могли быть просто не равны. Пытаясь понять, как действовать дальше, что сделать для хотя бы успешной попытки сбежать, аврор пыталась осмотреться, найти выход, только вот у Пожирателей были свои, иные планы.
Telo venenato, - направляя магию в того, кто был с Кэрроу, Ровена надеялась на успех, разумеется. Только понимала, что противник явно куда более опасен, чем может показаться с первого взгляда. Хоть его лицо и скрывала маска, он не был новичком, это было можно судить по действиям, магии, которую направлял в них.
Сражение в узком и замкнутом помещении не могло по определению быть удобным или выигрышным. Возможно, займи они какую-то другую позицию, было бы иначе, но увы, имели то, что имели. Девушка понимала, что не сможет долго сдерживать магию противника, потому что он был сильнее, но старалась делать все, что в ее силах. Самочувствие не было идеальным. И, более того, противники действовали так, словно готовы были уничтожить не только их, но и себя в том числе. Может, это и правильно, с их позиции, только Харман не могла это оценить. Более того, не видела в этом ничего умного. Сражаясь так, как умела, как могла, она видела, что Римус пытается минимизировать возможные потери. Только у Пожирателей свои были планы. Харман успела выставить щит, полагая, что сейчас будет направлена какая-то иная магия, но смерч она никак не ожидала. Может быть, это был такой особо хитрый план, и Ровена просто ничего не смыслила в подобном. Только и рассуждать некогда было. Она видела, как быстро ветер превращается в воронку. Как стихия, вызванная искусственно, становится бесконтрольной. Наверняка был способ справиться с этой магией, но девушка его не знала, и не смогла бы применить магию достаточной силы для этого. Все, что оставалось, это попытаться спастись. Схватиться за что-то, использовать шанс. Силы явно не равны, и аврор видела прибывшую подмогу. Как только смерч будет остановлен, они вступят в бой, наверняка. Положение не завидное, и лучше было искать выходы. Ровена не сталкивалась прежде с подобными проблемами, не приходилось останавливать то, что контролю-то не поддается. Ощущая, что ее схватили за талию, видела, что вокруг все начинает дрожать. Эван держал ее крепко, но она не пыталась вырваться, просто не до того было. В голове крутились мысли, а тем временем коллега пытался еще сопротивляться, пытался помочь и всем им, и, заодно, подпортить жизнь Пожирателям. Только вот те явно сами себе усложнили жизни. Она слышала слова Эвана о том, что нужно отступать, чувствовала, что его хватка стала крепче, и позвала Люпина. Направляя палочку за спины Пожирателей, а затем перед собой и другими членами их небольшой группы, девушка возвела стены. Она надеялась хотя бы сократить возможные потери и разрушения. Этого будет мало, она знала. Совсем недостаточно, чтобы результат был ощутим. Смерч не остановится, только что-то подсказывало, что Пожиратели не дадут себе погибнуть и остановят стихию. По крайней мере, на это была надежда. Но ее опыта явно было мало, и она предпочла бы оказаться где-то в другом месте, потому как если не унять смерч, он снесет все на своем пути. Пора отступать. Уходить, хотя у нее было тяжело на сердце. Что-то не давало покоя, впрочем, девушка знала, что именно, но не произносила даже мысленно, даже для самой себя.

Свернутый текст

telo venenato - отравленная стрела, попавший под заклинание не может продолжать бой, если в течение 10 минут не найдет противоядие. Действие ровно три дня, не смертельно. Широко применялось во время Первой войны
Refleximal (ТМ 2)– щит, отправляющий направленную магию обратно к заклинающему, удваивая силу атаки. Отражает темную магию
Parius Petrus - Строит стены.

+1


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » У каждого свои приоритеты