13-28 ДЕКАБРЯ 1998 года. С 22 числа каникулы
События в Англии набирают обороты, Пожиратели смерти ищут тех, кто виновен в гибели чистокровных волшебников, в то время как Орден Феникса пытается освободить больницу Святого Мунго от магов с метками, дабы вернуть спокойствие в Лондон. Ученикам же предстоит подготовиться к грядущим экзаменам, встретить Рождество и не поддаваться унынию… читать далее
В игру требуются: Нортон Мальсибер, Захария Смит, Яксли, Ханна Эббот, Лиза Турпин, Селвин, Эдриан Пьюси, Джинни Уизли, студенты рейвенкло и хаффлпаффа, Гестия Джонс, Андромеда Тонкс, члены Ордена Феникса

Hogwarts and the Game with the Death

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » неприятности на голову сваливаются неожиданно


неприятности на голову сваливаются неожиданно

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Временной промежуток
5 декабря, Лондон
2. Имена всех участников
Darren Hunt, Angela Regan, Daphne Greengrass
3. Описание/текст квеста
Не важно, сколько планов мы наметили, мы никогда не знаем, как наш день закончится, какие трудности ждут нас впереди. Именно случайности всегда будут самыми интересными в нашей жизни. Вот только лучше быть подготовленным перед тем, как оказываться в очень непростой ситуации для двух участников событий.

+1

2

В свете последних событий, прогуляться по Лондону, сделать некоторые покупки, с целью обновить свой гардероб, или просто накупить безделиц, будет считаться хорошим лекарством. Пока скандал вокруг помолвки сестры не уляжется, Дафна даже не начинала думать о своем будущем. Девушка хоть и рассчитывала получить хорошую партию для себя, понимала, что теперь из-за Астории и ее ошибок, все может получиться совсем не так, как ей бы хотелось. Слизеринка закончила с домашними заданиями, и несколько часов позволила себе просто поспать, отдохнуть и привести собственные мысли в порядок. Все могло или улучшиться, или ухудшиться, готовилась девушка к худшему. Если задуматься, то у нее не так все плохо, как у Кэрроу, ее вообще из-за родственников убить хотели, так что Флора пока была призером на факультете по трагичности. Дафна сочувствовала и готова была поддержать, но в любой другой день. Гринграсс оделась, собрала волосы и спустилась в гостиную. Сегодня было решено пройтись по магазинам и найти что-нибудь интересное в качестве приобретения. Дафна так часто делала, что-то хотела купить, и решала по ходу. Список на сегодня был составлен мысленно и исключительно примерно. Для нее все правила отошли в сторону. Гринграсс позволит себе вольности, пусть минимальные, но хоть будет повод для радости. Позвав вместе с собой Реган, и дождавшись слизеринку, можно было смело выдвигаться в сторону Лондона, предварительно солгав, что пойдут они в Хогсмид. В этой деревне они уже все видели, да и там не было так интересно как в местах, где могли быть и артефакты интересные, и посетители для глаза любопытные.
- Рада, что ты нашла время, не представляю кого еще звать, думала Флору позвать, но кажется, она снова зачахла из-за этих нападений, - пока не нашли этих «храбрецов», и вот же цель добраться до Кэрроу привела их к студентке, никак не связанной с Пожирателями по части дел. Родственные связи это еще не все, подруга ведь никого не убивала и закон не нарушала, а теперь выбрана целью. Глупые люди, когда они уже, наконец, уберутся как можно дальше от мира волшебников, и будут у себя в родных краях заниматься всем, что им там хочется делать. Аристократия не терпела больших убытков, скорее дело в моральной составляющей, вопроса. Дафна всегда презирала окружающих, если их кровь была грязной, а положение в обществе не относилось к аристократии. К несчастью, в Хогвартсе слишком много таких существ, ничем не лучших домовых эльфов. Домовики хоть не пытались встать на одну линию с волшебниками чистой крови, и не претендовали ни на что. Гринграсс относилась к слугам даже почти хорошо, они ведь не допускали ошибок, и она могла им позволить отдыхать, играть и гулять, не видя в этом ничего дурного. Не всегда же убираться, тем более что в особняке ее семьи всегда и все было безупречно. Сложности уйдут, и все наладится, только скорее бы это случилось. Общение с Трейси отошло в сторону, помирятся они или нет, пока не ясно, здесь любой прогноз мог оказаться ошибочным. За короткий срок произошло много событий, некоторые только косвенно коснулись Гринграсс, а какие-то имели самое прямое влияние на ее самочувствие и настроение.  - Я хотела посмотреть какие-нибудь артефакты, - решив уточнить этот момент, начала слизеринка, - Над грязнокровками проводить эксперименты и воспитательные работы, - они и слова такого не знали, как воспитание, о манерах ничего не могли и вовсе слышать, так что иногда приходилось им напоминать об их происхождении и разнице между волшебниками. Их факультет был образцом, за исключением одного единственного сорняка. Был грязнокровка, но скорее всего быть ему не долго, учитывая, что Пожиратели смерти взялись за слизерин вплотную. Разумеется, они должны учиться отдельно от других, и не посещать занятий с другими факультетами, это оскорбление для любого аристократа. Например, иногда Дафна думала, как грязнокровка с их факультета вообще живет, наверняка же ребята, никто, не пускает его в свои комнаты, и он что, спит у двери на коврике с другой стороны? Раньше Гринграсс как-то не думала об этом, не приходилось, но учитывая особенную любовь Энджелы к их «зверьку», почему-то мысль осела в голове. Ведь в подземельях точное распределение, определенное количество человек в комнате, и никто не смирится с его нахождением поблизости. Резко вдруг стало противно, но Гринграсс постаралась мысли отогнать, завязывая шарф в узел, и натягивая перчатки на руку. Она не любила холод, но зима уже наступила, так что придется с этим мириться.

Отредактировано Daphne Greengrass (04-01-2017 19:45:31)

+3

3

Выбраться из замка, подышать свежим воздухом, это было полезно даже. Она устала сидеть в четырех стенах и, получив разрешение на проход за территорию, а так же убедившись, что Флора вряд ли вернется до вечера воскресенья, она с радостью согласилась пойти с Дафной. Можно было посмотреть какие-то простые мелочи, а еще ей очень хотелось посетить ателье, где будут шить ее платье. Не то, чтобы Реган была помешана на новых нарядах, но этот однозначно был важен. Она не хотела слишком пышное платье или тяжелое. Или настолько вычурное, чтобы оно кричало "Да, я выхожу замуж!". Впрочем, эти вопросы по большей части решала мать. Она лишь иногда интересовалась набросками и тканью. Так что ничего особенного в ее список обязанностей не входило. Куда больше ее беспокоило то, что происходит с подругой. Она реже бывала на уроках, то и дело находилась веская причина для этого. Интересно, как закончится этот год? Что их ждет, когда многие покинут гостиную, выпустившись. Их итак было не очень много, и вскоре станет еще меньше. Реган не брала в расчет первые курсы, тех, кто намного младше их.
- Я тоже рада, - легко улыбнувшись, девушка затем изменилась в лице. Все, что касалось подруги, ее очень беспокоило. Она была ей почти, как сестра, и слизеринка не представляла, что может сделать, как подбодрить ее. Могла только говорить что-то, посидеть рядом, но это не всегда было актуально.- Ей сейчас очень тяжело, - проговорила Энджела, все еще надеясь, что все между ней и Гарвином хоть какое-то подобие спокойствия примет. Лучше уж так, чем вечные взлеты и падения. Особенно падения. – Не представляю, как она держится еще. И не понимаю, почему ее не оставят в покое. Флора точно не виновата в том, что творят ее родственники, - здесь и сойти с ума не сложно. Раз, два, три нападение – а дальше Мунго. Да еще и дядя вел себя так, словно сам был не прочь помочь девушке отправиться на лечение. Об этом факте, она, конечно умолчала. Так что Флора держалась лучше многих. Энджи шла так, чтобы не отставать, периодически смотрела на Дафну и кивнула ей, когда та сообщила о цели ее похода.
- Я загляну с тобой, может, найду там, что подарить на рождество Драко. Папа пока очень занят в Министерстве. Может он уже что-то придумал, но лучше подстраховаться, - что-то не очень вычурное, конечно, они не так богаты, но полезное что-то подарить хотелось. Теперь им надо соблюдать формальности в виде подарков на праздники, выходы в общество иногда. Но пока на носу экзамены, вряд ли жених найдет на это время. Стоило, наверное, еще найти что-то для миссис Малфой, потому как с ней Энджела была знакома очень поверхностно. Но она успела произвести на нее впечатление. В ней не чувствовалось излишнего высокомерия, и держалась при этом она так, что периодически вызывала в девушке восторг. Не каждому дано, пожалуй, быть такими. Особый вид аристократок, в которых всего в меру. И не скажешь, что был этот скандал. Словно он их не коснулся вовсе. Может так и было, впрочем. Девушка с трепетом думала о том, что станет частью такой семьи. Чувствовала себя чужой, боялась, но ожидала этого.
- Ты думаешь, что их еще возможно воспитать или изменить? Когда мне рассказали про нападения на наших, про реакцию хваленого Отряда, когда кто-то из Слизерина истекает кровью рядом с ними, они просто стоят. И все, –  где же храбрость, честь, хваленые и перехваленные явно. Лишний раз убеждаясь, что те, кто сражаются против Пожирателей самые настоящие ничтожества, Реган выдохнула. – Уже придумала, как их «воспитывать»?
Девушки шли в направлении Хогсмида, и на открытом участке дороги ветер был сильнее. Поежившись, Энджела подумала, что стоило бы сразу посмотреть подарки на Рождество и для Флоры, и родителям с братом. Собственно, список на этом и заканчивался. Но с некоторых пор, когда они с Дафной начали общаться чаще, она тоже стала ей достаточно близка. Только подарок для нее девушка не могла придумать. Она плохо ее знала, и, скорее всего, прибегнет к чему-то почти стандартному. Просто для того, чтобы поздравить Гринграсс с Рождеством и приободрить перед экзаменами. Их это еще только ожидает.
- Кстати, спасибо за помощь…в тот раз, - лучше не упоминать даже случайно, даже без свидетелей, ведь уши могут материализоваться внезапно. – Я надеюсь, что все закончится совсем скоро, - можно было и не уточнять, за чью «команду» болела Энджи. Она решила, что говорить о том, что не могло не вызывать целой бури эмоций, было сейчас может и не к месту. Обсуждать тех, о ком и думать-то не стоило, время тратить, тем более. Она спросила у Дафны, как она планирует проводить каникулы, а затем, притормозив ненадолго, обернулась. Ей отчетливо послышалась чья-то еще третья пара ног.

+1

4

Декабрь… На улице уже стояли морозы, но не такие, из-за которых становится зябко и неприятно не то, что выйти на улицу, но и просто посмотреть в окно, потому что все вокруг кажется серым, мрачным и унылым, а осенняя влага, которая, несмотря на наступление зимы, все еще откуда-то бралась, оседала на окнах, стенах и подоконниках, покрывая их коркой льда. Наоборот, сейчас мороз был сухим, покалывающим и трещащим, светило солнце и снег поблескивал под ногами. Именно по этой причине, Даррен подумал, что сегодня надо пройтись по магазинам и купить рождественские подарки для родных. Хоть он и был из семьи маглов, и какие-то серьезные магические вещи им дома бы точно не пригодились, но, все же, его родители, серьезные и взрослые люди, с детским восторгом смотрели на мелкие игрушки и прочие сувениры-подарки, которые привозил им сын на каждые праздники. Поэтому, слизеринец каждый год пытался выбрать что-нибудь новое, необычное и безопасное для своих родителей. Единственным исключением был прошлый год, когда Ханту пришлось почти весь год скрываться в лесах Великобритании, чтобы не попасться Пожирателяи Смерти и егерям, которые служили Темному Лорду.
Одевшись потеплее, и плотно завязав свой изумрудно-серебристый шарф, Хант вышел из замка и направился в сторону Хогсмида. Сегодня он подумывал зайти в Сладкое Королевство, побывать в магазине розыгрышей и, конечно же, выпить сливочного пива в Трех Метлах – стандартная, в общем-то, программа для всех студентов Хогвартса. В кармане мантии позвякивали волшебные монеты, снег хрустел под ногами, и Ханту казалось, что сегодня его настроение ничто не сможет испортить, даже глупые и узколобые чистокровные слизеринцы, для которых он так и оставался почти что двухметровой занозой в пятой точке. Пройдя еще немного, особо не думая ни о чем, и только наслаждаясь погодой и окружающим миром, слизеринец заметил впереди две фигуры, которые так же, как и он, направлялись в сторону Хогсмида, что было не мудрено – день посещений для всех один и тот же. Даррен решил не сбавлять скорость, и две фигуры приближались. Снег все так же хрустел, мороз щипал кожу, но Хант, по своей привычке, выработанной за годы учебы среди тупоголовых садистов, уже был настороже, и был готов выхватить волшебную палочку. Здесь не было преподавателей и  те, кто хотел бы, чем-нибудь насолить Ханту, могли не бояться попасться и оказаться в Азкабане, со своими родителями, или родителями своих друзей. В его голове уже кружились формулировки заклинаний, которые он ион бы использовать, случись сейчас драка, и вместе с этими заклинания всплывающее и боевой азарт – чувство пьянящее и безрассудное, которое Хант тут же подавил. Он предпочитал действовать с холодным расчетом, тем более, что не он не был уверен в том, слизеринцы ли это, и даже если это они, то представляют ли они хоть малейших опасность.
Охладив свой пыл, Хант рукой поправил волосы на голове и продолжил свой путь, как ни в чем ни бывало. Ещё немного сблизившись с парочкой впереди, Даррен, наконец-то, разглядел девушек, облаченных в цвета Слизерина.
- Интересно, кто это, слизеринец неопределённо хмыкнул, но чуть сбавил скорость – подставлять спину слизеринцам он не хотел, как и ввязываться в какие-либо неприятности. После вспышки осторожности и азарта, к Даррену вновь вернулось то настроение, с которым он покидал замок – все вокруг было хорошо и приятно, хотелось купить подарки для своей семьи, и насладиться сливочным пивом в Хогсмиде. Хоть он и пережил войну, в душе Хант все еще оставался подростком, которому были близки обычные развлечения и веселье.

+1

5

Дафна рассчитывала, что прогулка пройдет спокойно, девушки отдохнут от школьных будней, да и ей нужно было отойти от выходки сестры. Все еще спокойно думать об этом Гринграсс не могла, да и не желала она мириться с этой глупой выходкой. По-хорошему нужно было высказать Астории все, что она о ней думала, пусть обижается, если хочет, или как ей всегда удавалось, делать оскорбленный вид и играть в аристократку. После случившегося ей странно будет все еще жить с уверенностью в собственном воспитании, во всяком случае, для Дафны это было так. Сестру она не бросит, это понятно, только и злиться девушка не могла прекратить, ей было куда любопытнее посмотреть, чем все закончится, какие примет отец, и станет ли. Оправдываться нельзя, это значит признать вину, а вот молчание, как будет расцениваться оно? Выводы не были утешительными для Дафны, но лучше следить за своей речью теперь вдвое больше.
- Согласна, но ты же понимаешь, ничтожествам не объяснить, а Флора… она должна быть сильной, и нам, наверно, нужно сделать для нее что-то, может, праздник устроим какой? – с размахом, чтобы Кэрроу могла отвлечься. Слизеринка этого заслуживала, ведь всегда была отзывчивой, и точно не заслуживала травли со стороны авроров. Да и никто из них не заслуживал.
- Для Драко? Вообще, подарок должен быть от главы семьи, лично от невесты дарить не принято, да и знаешь, Драко вряд ли такой жест оценит, - Гринграсс не так плохо знала Малфоя, и могла говорить о таких вещах спокойно, не переживая за ошибку. Блондин вообще имел странный вкус, и отдавал предпочтения только тем предметам и вещам, сумевшим его заинтересовать лично. Дафна внимательно посмотрела на Энджелу, было странно, что она вот так решила выделиться. Подарить подарок жениху. Наверно против норм сейчас было модно действовать, и в понимании семей, не таких как Гринграссы, это вполне нормально. Только девушка все равно уже сказала, что мысль абсурдная. Невеста подарок получает, то скорее от мамы, переданный женихом. А вот жених дар получает от главы рода, тем самым подчеркивается уважение. Только это все говорить слизеринка не стала, не хватало еще истории учить, да этикет преподавать начать.
- Их прощу убить, чем воспитать. Говорят, что ценность имеет каждая жизнь, так вот я с этим не согласна. Как ты и сказала, они ничего не делают, когда требуется помощь слизеринцу. А потом еще кричат и жалуются, что их притесняют. Если бы мы притесняли, они бы точно уже не топтали мир магии, и отправились к себе в мир, - волшебники чудесно жили до появления грязнокровок, и могли бы так жить дальше, но вероятно, следует на самом деле всем аристократам объединиться.
- Пока не знаю, думала поехать домой, но в свете последний событий, я уверена, разговоры будут вестись только об Астории и о том, какую глупость она совершила. Так что, наверно пара дней дома, а потом в Хогвартс. Тем более скоро экзамены, лучше подготовлюсь, лучше сдам, - не так важны отметки, но все-таки хотелось получить нормальный документ об образовании. Оказавшись в нужном магазине, Дафна махнула рукой, мол, все в порядке, они ненадолго. Слизеринка долго выбирала, что купить из трех предметов, и в результате, взяла все, потом сможет выбрать лучшее, и пользоваться как будет необходимость. Реган остановилась на пути обратно, и Гринграсс тоже. Им лучше не опаздывать, но время еще было достаточно для прогулки вне Хогвартса. Только встреча, такая, какой она была. Не радовала Дафну.
- Что такое? – интересуется Гринграсс, но практически тут же понимает, что не так, - Так-так, наше чудо грязной крови, решил прогуляться, почувствовать себя человеком? Не старайся, жалкой грязнокровкой родился, - Гринграсс уже устала от присутствия этого «зверька» факультета, вот бы он пропал, внезапно, с некрологом, - Ой, только не начинай говорить свои пресные речи, мы уже все это слышали, а истина не изменился, ты все еще ничтожество, - как вообще на их факультет могли определить грязнокровку. Шляпа сошла с ума, и Дамблдор тоже. Раз решили оставить этот вердикт. И вообще, что в нем от слизеринца? Ничего, Гринграсс это наверняка знала.
- Может нам все-таки оформить просьбу перевести тебя на факультет таких же, как и ты, жалкий грязнокровок? А то, Голд может и смилуется, а то сколько можно, спать в коридоре, - Гринграсс знала точно что никто из аристократов не будет жить в одной комнате с грязнокровкой, и этому или выделили каким-то чудом отдельную комнату, или он и правда, спал на коврике у двери. Бедный, бедный грязнокровочка.

+2

6

Было что-то волнующее, тревожное в атмосфере замка. Словно не все еще произошло, что должно было. Это старое здание, древнее некоторых поместий. Эти стены видели победы и поражения. Героев и злодеев, и это внушало трепет. И прежде они могли сдержать какое угодно зло, вот только все изменилось. На аристократию нападали когда вздумается, а те, кто прикрывались именем бывшего директора кричали во все горло, что они жертвы козней факультета чистой крови. Впрочем, таковым факультет был далеко не полностью.
- Да, я тоже думала о празднике. Но, - Флора не всегда была в замке. И все свободное время проводила за пределами, со своим женихом. И это было бы неправильно, только сложно судить об отношениях, когда ничего об этом не знаешь толком. Да и если это приносило радость, то пусть так. Хватает проблем, чтобы ограничивать себя в подобном. – Если только до праздников. На каникулы Флора в замке не останется.
Предлагая варианты, среди которых была и самая обычная посиделка, участвовать в которой будут лишь те, с кем Фло общается или будет кому рада, Энджела вспоминала их предыдущие попытки просто повеселиться. Не всегда задумки проходят гладко, впрочем, если исключить вмешательство посторонних, все возможно. Мест в школе предостаточно, только почти везде появляются грязнокровки, их словно тянет магнитом к любому представителю чистокровных. Наверное, жить слишком скучно.
- Нет, я думала просто присмотреть что-то, чтобы сообщить отцу, - она совсем не знала Драко, даже не спорила с этим фактом. Не знала даже, с чего начать и как к нему подступиться. Раньше не приходилось о подобном думать, но предложить отцу что-то из понравившегося она могла бы. Он сам решит, что лучше. Только если уж ее идея так плоха, что ж, остается только заняться подарками для друзей. Их было не много, тех, кого Реган могла действительно назвать другом. Флора была особенной, почти сестрой. За ее судьбу она переживала особо, и знала, что ничем не поможет, максимум будет рядом, когда ей захочется поплакать или поделиться чем-то. Достаточно ли этого? Наверное, нет, но способностей противостоять взрослым магам у нее не было.
- О чем я и говорю, - и почему никто никогда не задумывался над тем, что всегда есть, куда может быть хуже. Так и с убогими, отношение к ним могло бы быть куда более открытым и агрессивным. Но чистокровные ведь не станут марать руки из-за каждого встречного полукровки. Набрасываться на него с палочкой и кричать, что он должен умереть. Да пусть живут, только подальше от их мира. Есть мир магглов, волшебники ведь не идут туда, не строят свои порядки в их мире. Более того, бережно, трепетно оберегают магию от вмешательства посторонних. Так почему они должны терпеть вторжение чужаков к ним? Никто никогда не смотрит на себя, и видит лишь соринку в глазу другого, но не бревно в собственном. – Иногда кажется, что никогда они и не поймут, сколько бы не длилась война. И пока их силой не выгонишь, сами они не сдадутся. Глупость рождает упрямство.
Упрямство и упорство вещи в принципе разные. Упорный стремится к своей цели, а у упрямых и цели как таковой нет. Их аргументы скатываются до «потому что» или «так правильно», но почему правильно? Кто это определяет? Почему не может быть правильным иная точка зрения? То, что зовут они добром далеко не всегда несет пользу для окружающих. А эгоистами все могут быть. И, если уж на то пошло, магия начнет вырождаться, если их будет слишком много. Тех, кто счел себя достойным. Допустить необходимый минимум для собственного комфорта, который будет служить на благо аристократии, может быть в этом еще и есть смысл, но уж проще позволить домовикам плодиться более активно.
- А Астория домой поедет? – они не слишком близко общались, а в последнее время она не видела, чтобы и Флора с ней пересекалась, так что какие планы на праздники у нее, Энджела не представляла. И даже не знала, как поступила бы на ее месте. - Я скорее всего тоже останусь, домой только на Рождество. Но в последнее время даже не планирую. Никогда не знаешь, как все изменится, - войдя в один из магазинов, находя здесь подарок для Флоры, она долго колебалась. С одной стороны этот вариант ей нравился, но вот с другой она думала, что если найдет что-то лучше. Такая проблема выбора вставала иногда перед ней. Решившись в итоге, убирая покупку, она подумывала зайти еще в одно место, но, конечно, вспомни солнце, вот и лучик. Была у этой поговорки и более подходящая интерпретация, особенно подходящая их нежданной встрече. Дафна отозвалась первой, среагировала, и Энджела, при виде студента, наморщила нос, словно видела одно из тех отвратительных насекомых, что приходилось изучать на УЗМС.
- Да что толку с ним говорить, словно не знаешь, какая речь припасена наверняка у него, - ничтожества всегда готовятся к подобным встречам. Думают, что они выше, лучше, достойнее, и имеют право занимать место на факультете. – На самом деле я удивлена, - заговорила Реган, когда Дафна закончила. – Как это ты пропустил самое важное событие факультета? Наверняка твое имя было среди первых в особом списке гостей замка.
Она видела, как ему подобные спасают свои шкуры, они просто прикрываются другими, прячутся за спинами первого, кто попадется. Там уже нет речи о благородстве. Только трусость и эгоизм. Энджела не ожидала от существа, что звалось сокурсником, ничего разумного. И отвлеклась на то, чтобы сказать Дафне, что поддержала бы такой запрос со своей стороны, можно даже собрать согласие со сего факультета, для верности, но кто-то, крайне неприятный, пробел между ними, задев девушек плечами, растолкав их и сбив с ног Дарена. Пакеты с подарками Реган посыпались из рук, вместе с каким-то предметом, выпавшим из мантии беглеца. Следом уже неслась парочка авроров, но на студентов они не обратили никакого внимания. Теперь все лежало в огромной куче, рассыпанное по полу. Загадочный предмет, пакеты Энджелы и Дафны, а так же Хант.

+2

7

Чем дольше учился Даррен учился в Хогвартсе, тем больше крепла его уверенность в том, что Слизерин черпает силу в невежественности. Студенты этого факультета, как и члены их семей, искренне верили, что чистокровный волшебник лучше полукровки или маглорожденного. Что только чистая кровь несет свет магическому миру, и что только они должны править всем миром. Такой образ мышления напоминал европейцев, а затем и «американцев», которые считали, что раз они имеют белую кожу, то могут быть хозяевами для всех остальных рас. Белые лучше черных, коричневых, желтых… Глупость, рожденная невежественностью. И, как бы странно это ни звучало, дольше всех такая невежественность продлилась в самой «демократичной стране». Время и, возможно, развитие науки и технологий, позволило магловскому миру переступить через порог невежественности. Этот путь длился долго, и не был до конца завершен – еще были люди, которые не могли примириться с идеей равенства в любом смысле этого слова. Такие люди были со всех сторон. Японцы считали себя лучше американцев, палестинцы считали себя лучше израильтян, и с точностью до наоборот. А вот маги… у них не было предрассудков по поводу расы, цвета кожи или чего-то еще. Только предрассудки о чистоте крови – еще более глупые и нелепые. И для Ханта было странно, что магический мир, в каком-то смысле более развитый, чем мир маглов, все еще оставался во власти древних предрассудков, больше похожих на веру древних людей, и никак не мог переступить через них. При том, эту веру поддерживали только те, кто проходил через Слизерин. Слизерин оставался колыбелью «кровных расистов», и никто не желал что-либо с этим сделать. В первые годы своего обучения, Даррен верил в то, что его появление на серебрянно-зеленом факультете не случайно, и поможет побороть предрассудки чистокровных семей, ведь само появление маглорожденного волшебника на Слизерине было делом вопиющим и невозможным. Потом Даррен понял, что он еще никогда так не ошибался…
Не было в мире более приятных людей, чем слизеринцы, а уж тем более, девушек, обучающихся на этом прекрасном факультете. Если парни просто игнорировали Даррена в последние годы, то вот девушки… Они плевались ядом, получше всякой кобры, и шипели вслед «грязнокровке», посмелившему «осквернить» их чистый факультет. Вот и сейчас, едва слизеринки, в которых Хант без труда узнал Анджелу и Дафну, заметили его, их милые и красивые мордашки перекосились, а из уст полился словесный яд. Впрочем, ничего нового они не сказали – все это Хант слышал уже тысячи, если не миллионы, раз, и уже попросту не обращал внимания.
- Думаете новый директор позволит нечто такое? Если уж Дамблдор не стал этим заниматься, то и он не станет, Даррен обезоруживающе улыбнулся и подмигнул, К тому же, если я покину наш прекрасный факультет, то кого же вы будете ненавидеть? Вас же всех сразу разошлют по домам, а Слизерин прикроют как рассадник идей Пожирателей Смерти. Ведь почти у всех вас родители сидят за решеткой, а значит, и вы там окажетесь. Окружающая среда и дурная компания – уже этого будет достаточно для тех, кто решает вопрос о свободе или заключении. Вы – темные лошадки в современном обществе.
Наверное, было что-то такое, что заставило Распределяющую Шляпу выкрикнуть заветное «Слизерин». Студенты этого факультета были чистокровны и ненавидели маглорожденных, а Даррен был маглорожденным…И, как он понимал, ненавидел чистокровных.
- Быть человеком – не значит быть чистокровным, к твоему сведению. Дафна, ты просто очередное доказательство тому, что милое личико и красивая фигура не показатель ума и способности к мышлению, Хант получал удовольствие от всей этой ситуации, и дело было даже не в том, что слизеринки не могли ничего ему сделать – он бы вполне мог отбиться от них, Быть человеком - значит иметь, как минимум, зачатки разума. Которого в вас, к сожалению, не больше, чем вон в том заборе.
Даррен едва успел посторониться, чтобы его не сшиб подозрительный тип, который убегал от нескольких авроров. «Нарушитель» задел Анджелу, отчего все ее покупки посыпались на землю, и пробежал мимо, даже не оглянувшись и не заметив, как сам обронил некую вещь. Первым порывом Даррена было выхватить волшебную палочку, и помочь блюстителям магического порядка, но эта мысль была тут же отброшена в сторону – ведь он не знал почему за этим человеком гоняться, да и мог случайно угодить заклинанием в кого-то из авроров. И раз уж работники Министерства не применяют заклинания в беглецу, то и студенту Хогвартса этого делать не следует.

Отредактировано Darren Hunt (10-01-2017 12:19:01)

+2

8

Как же Дафну раздражали подобные инциденты. Приходилось сталкиваться с грязнокровками и еще, что хуже некуда, терпеть их речи, не пропитанные даже минимальным смыслом. Гринграсс не понимала для чего им на факультете это грязное создание, один его вид вызывал приступ неконтролируемого гнева, но это еще что, только самый минимальный эмоциональный фон слизеринки. Девушка не принимала во внимание все глупости ничтожества, и даже язык не поворачивался назвать его слизеринцем. Ему явно не место здесь, и вообще не место в мире магии. В Хогвартсе. Ему никто не мешал существовать в своем мире, вот и пусть бы там был.
- Ты совсем идиот, или притворяешься? – девушка просто не выдержала, и особенно ее поразила эта жалкая улыбка на губах парня, - Голд чистокровной волшебник, аристократ, и ты думаешь, что он настолько же глуп, как и Дамблдор? Смотри как бы он вообще тебя не убрал из школы, отчисления уже были, и твое только вопрос времени, - слизеринка усмехнулась, большей глупости она не слышала, а отвечать на глупость, относительно ненависти, девушка даже не собиралась. Не каждая глупость должна иметь словесную реакцию, она только фыркнула. Можно подумать, нет других дел, только ненавидеть этого жалкого человечешку. А дальше, вот и они, праведные речи.
- Да что ты, и кто же из наших родителей сидит в Азкабане? – недоумение, вот что было у Гринграсс. Она даже начала мысленно перечислять фамилии с факультета, и ладно бы это ничтожество сказало фамилию Малфой, их обвиняли в причастности к Пожирателям смерти, у Драко была метка, что не секрет, только эта семья не за решеткой, это факт. В голову затем пришла фамилия Кэрроу, и родители Флоры и Гестии, которых убили, а ближайшие родственники находились на свободе. Кажется, собеседник придумывал небылицы, и сам в них верил. Жалкое зрелище, а слышать это было попросту неприятно, даже противно.
- Уж не твоими стараниями, мы там окажемся? – девушка рассмеялась, все-таки была минимальная польза в этом ничтожестве, он говорил исключительные глупости, и был сам, исключительным идиотом. Забавно иногда послушать его, но только совсем чуть-чуть, чтобы не засорять мозг совсем не нужной информацией для аристократки. Хант совсем высушил свои мозги, если они у него и были когда-то. Бросался слишком серьезными словами, и за них мог заплатить, как уже платила одна недальновидная выскочка с рейвенкло. Много поговорила в сторону Нотта, и вот пожалуйста, отпивали ее, а семью вышвырнули за пределы мир магии. Хант, скорее всего, эту историю забыл, или только делал старательно вид, что не помнил.
- Хант, ты живое свидетельство того, что люди деградируют. Тебе, как и другим грязнокровкам, в нашем мире не место, и ты это знаешь, только пытается сам себя убедить, что это не так, - девушка говорила спокойно, без эмоций, потому как считала, что этого парень просто не достоин. Он был на слизерине седьмой год, но так ничего и не понял, не увидел их настоящих из-за собственной слепоты и глупости, а еще из-за того, что не достоин ничего лучшего. Аристократия всегда имела вес в обществе, и под их влиянием ломались все, без исключения.
- Да, ты все-таки совершенно ничего не понимаешь, но я постараюсь тебе доступно объяснить, хоть и само твое существование для меня оскорбительно, - Дафна не считала, что должна, но если это ничтожество не понимает, то скорее всего, это его единственный шанс что-то узнать для себя.
- Только постарайся запомнить, а то такой доброты в свой адрес ты больше не дождешься ни о кого, - Гринграсс себя настраивала на спокойствие, и пока все удачно получалось, - В любом мире есть общество, и оно делится на аристократию, или вот на такой мусор, как ты. Так вот в нашем мире, который принадлежит именно магам, построившим здесь все и создавшим то, что тебя окружает, нет место грязнокровкам, возомнившим себя нам равными. Понимаешь, в чем смысл, или не дошло? Ты никто здесь, и скорее всего, как только стены школы будут позади, тебя убьют, а может быть и раньше, смотря как активно будешь свои глупости распространять, - Дафна скривилась, ей было противно осознавать, что она вообще вступила в разговор с этим ничтожным типом. Он родился нищим, и таким же умрет, и скорее сам он попадет в тюрьму за воровство. Кроме того, парень забывал, что именно чистокровными волшебниками делаются многие щедрые взносы. И если их перекрыть, то средства Министерства магии быстро иссякнут, так что придется им идти на уступки, а после смерти чистокровных волшебников, и подавно, будут проблемы и новые удары, Дафна не сомневалась.
- Энджи, все нормально? – Гринграсс отскочила в сторону, но ее все равно задели, так что она проводила беглеца и авроров не добрым взглядом и принялась собирать коробки, которые уронила слизеринка, - Держи, - протягивая какой-то предмет, и только потом подумав, что странный он, и без коробки, Дафна похолодела и бросила его на землю. Только именно это и спровоцировало магию. После вспышки слизеринка ничего не могла понять, они оказались в совершенно другом месте, были целы, только от присутствия Ханта так и не избавились.
- Что ты сделал? – теперь слизеринка злилась, и этого не скрывала. Она была уверена, что именно это ничтожество использовало магию, доступную только таким как он, и теперь они не ясно где были.

+2

9

Реган далеко не считала себя знатоком человеческих существ. Она не стремилась стать мастером в теории и понимании полукровок, только в последнее время они норовили появиться где-то поблизости. Девушка не знала, что так тянуло всех этих баранов к чистокровным, но предполагала, что им хотелось почувствовать себя лучше, чем есть на деле. Слушая громкие речи она могла лишь вздохнуть, потому как постоянно слышала одно и то же. Что они такие же люди, как и аристократия, и что кровь у всех красная, и больно им так же. А когда было плохо кому-то из круга чистокровных, все это как-то просто забывалось. Это доказано было не раз. Нотт, Флора, особенно Флора. Никто не сочувствовал ей после смерти родителей, словно так и должно было быть. И, что уж там, Энджела считала, что эти существа в принципе способны думать только о себе. И даже их геройства продиктованы желанием быть замеченными. Ради похвалы и награды. Дафна правильно заметила, что директор явно не будет на стороне этого умника. Это было бы странно и глупо. А объяснить все возмущающимся родителям можно легко и просто. Как говорится, было бы желание. Парню просто повезло, что его не убили, и теперь стоило бы понять, что надо закрыть рот и надеяться на лучшее. Не высовываться, не пытаться строить из себя героя. Реган даже не знала, как реагировать уже. Чем больше слов, тем забавнее выходило. Она усмехнулась, хотя хотелось действительно смеяться. Темные лошадки.
- Крайне любопытно, - поддержала она Дафну. Единственный, чьи родители, да и он сам, связаны с Пожирателями, это Драко, но и его вина не доказана, как и вина его отца. Для общества они носители метки, но не преступники. И уж точно в Азкабане не сидят. – Конечно же его. Так что твоя идея с переводом даже правильна. Пусть вон с такими же, как он, будет. На Гриффиндоре, например. По уровню интеллекта подходит, - много громких слов, а дела все направлены на одно – показать свое превосходство. Энджела не слышала еще ни разу доводы, которые могли бы действительно доказать, что полукровкам и, тем более, маглорожденным место здесь. И разговор обычно состоял в виде «Почему? Потому что!». Крики, истерики, обвинения и переведение разговоров. Что ж, чего ждать можно. Дафна говорила правильно, логично. Этот мир был создан ими. Пусть ее семья не относилась к тем, кто стоял у истоков, но она имела ввиду магов. Волшебников, которые когда-то произошли от самых первых. Она не знала, как это произошло, и могла допустить, что они были частью обычного общества. Их то почитали, то изгоняли, считали богами или монстрами. И чем дальше развивалось общество маглов, чем больше считало себя разумным и всезнающим, тем больше боялось всего, чего не может объяснить. Они переставали верить в магию и чудеса, а некоторые просто завидовали, потому что были обделены. Были ничтожествами, которым магия точно не нужна. И ладно бы эти появившиеся вдруг вели себя нормально, но они каждым поступком, каждым словом доказывали, что им здесь не место. Они женились и разводились, потому что «разлюбили», жили не разумом, а страстями. Поступали так, чтобы им было комфортно, и прикрывались дружбой, понятия не имея, что это такое. Да и, по сути, точно так же судили о Слизерине, какое мнение приписывали им. Только чистокровные не думали о них, пока не трогал никто. Быть человеком…! Бла-бла-бла. Собираясь дополнить откровение Дафны одним простым фактом, Реган ощутила, как кто-то толкнул ее. Крайне неприятная ситуация. Покупки упали на пол, а сама девушка пошатнулась, но сохранила равновесие в итоге. Мысленно посылая этому бегуну в спину множество нелестных слов, она обернулась на Дафну, замечая, что та, кажется, в порядке.
- Да, все в порядке. Ты как? -  она чуть присела, собирая свои вещи, и подняла глаза, только когда ей протянули какой-то предмет, явно не что-то из ее покупок. – Это не мое, - да и девушка сама поняла это, кажется. Предмет был отброшен в сторону, а следующее, что увидела Реган, это совершенно другую улицу, кирпичи стены и, о ужас, кроме Дафны с ними был все этот же любитель громких слов.
- Где мы вообще? – зло бросив взгляд на сокурсника, она сделала шаг в его сторону, достав палочку. Она направила ее на полукровку. – Еще раз спрашиваю, где мы? – заставить бы его говорить. Но только идея быстро показалась ужасной. Где бы они не были, здесь гудело что-то, шумело, а затем мимо переулка, где они оказались, прошли люди, держащие что-то в руке и говорящие сами с собой. Чувствуя, как сердце начинает стучать чаще, девушка обернулась назад, но там был тупик. Что это за место? И как им попасть назад?
- Даф, - Энджи хотела спросить у нее, может Гринграсс хотя бы предположить может, где они. Но тут же поняла, что это бессмысленно. – Я осторожно посмотрю, что там, - нужно было куда-то передвигаться, потому что не известно, кем был тот бегун, может это все специально. Да и если нет, кто знает, где они и что может случиться. Люди казались обычными, и, кажется, их одежда была похожа на ту, что носили грязнокровки. Прокрадываясь вдоль стены, осторожно, чтобы ее не заметили, Реган осторожно выглянула. Мир изменился кардинально. Он был шумным, заполненным спешащими людьми, а так же транспортом, в котором те ехали. Автобусы, машины, велосипеды, только Энджела понятия не имела, что это за разнообразие такое. Она была напугана. Мысль, что портал перенес их в мир магглов, появилась, только уверенности не было. Других миров таких она не знала. И вариантов найти не могла более подходящих. Вернувшись к Дафне, она убрала палочку обратно в мантию.
- Кажется, мы уже не в магической Британии, - магия среди магглов запрещена. И палочка здесь бесполезна. Энджела не бывала здесь прежде, не знала даже, куда им теперь идти.
- Эй, детки, что за костюмчики? – мужчина, выглядящий крайне недружелюбно. А может Энджела просто во всех сейчас видела опасность. Она ощущала не просто страх, ужас, и беспомощность. Попятившись назад, взяв Дафну за руку, Энджи крепко сжала пальцы. Неприятности сами их нашли, а теперь вопрос, как им выбраться.

+1

10

Резко, грубовато… Хат знал, что немного перегнул палку, стараясь задеть сокурсниц – их родители не были в Азкабане, хотя, скорее всего, были причастны к делам Пожирателей Смерти. Отступать было уже некуда, но Даррен решил повернуть разговор несколько в иной ракурс.
- Дафна, скажи-ка, ты веришь в ту чепуху, которую в прошлом году распространяло Министерство? Что маглорожденные украли магию, или волшебную палочку? слизеринец покачал головой, а на его губах застыла ироничная усмешка, Я был простым ребенком, пока ко мне домой не пришла МакГонагалл и не сказала, что я волшебник. Я не выбирал это, не думал об этом. И у меня тот же магический потенциал, что и у тех, кто вырос в магическом мире. Как так получилось – я не знаю. И не считаю себя лучше вас, или вас лучше себя.
Даррен стоял в расслабленной позе, пока девушки собирали разбросанные по земле покупки. В другой ситуации он бы постарался помочь им, но не сейчас. Да и не этим двоим.
- Кто знает, как появились когда-то первые маги? Они ведь тоже были людьми. И, возможно, иногда рождаются дети с магическим даром, потому что это обусловлено..Ну, не знаю. Природой, магическими потоками, или еще чем? Слизеринец развел руками. Он не думал, что девушки его услышат и поймут, но высказаться стоило. Зачатки сомнения, его зерна, мелкие ростки – это старался посеять Хант в душах чистокровных. Может быть не сейчас, но лет через десять или двадцать, как надеялся Даррен, в магическом сообществе произойдет переворот сознания.
Увидев, как Дафна поднимает предмет, который выронил таинственный беглец, волосы на его голове зашевелились. Что-то в этой вещице было не так, и он было дернулся сказать об этом, как девушка отбросила предмет в сторону и… Они втроем очутились в темном переулке, зажатом между двумя кирпичными домами. С одной стороны, слышался шум улицы, по которой туда-сюда сновали автомобили, а с четвертой стороны был такой же кирпичный тупик. Лондон, такой обычный, и, все же, уже не совсем привычный для Ханта, который большую часть года проводил в Хогвартсе. Мимо, по улице, проходили люди, но никто не смотрел в сторону трех подростков, которые выглядели весьма экзотично по современным магловским меркам.
Черт, как мы здесь оказались? И как вернуться обратно? Мы ведь даже колдовать здесь не можем. А в мантиях в Лондоне далеко не уйдешь, а нам бы надо попасть… ну, хотя бы, в «Дырявый Котел», парень постарался выглянуть на улицу, чтобы понять где они. И все оказалось не так плохо – до «Дырявого Котла» можно было добраться пешком за двадцать-тридцать минут. Оставалось только дойти, не привлекая к себе внимания.
-Ну почему сегодня не Хэллоуин, прошептал он. Ведь будь сегодня этот праздник, они в мантиях вполне могли бы сойти за молодежь, отправляющуюся на вечеринку. Хотя, в одиночку Хант без проблем смог бы добраться до нужного места – для него магловский мир был привычным, и он мог себя соответствующе вести. Но, почему-то, сейчас Даррен думал и о двух девушках, ведь они вряд ли бы смогли найти дорогу, да еще и не вляпаться в какую-нибудь историю. А попробуй они применить тут магию…
Впрочем, не успел Даррен сказать девушкам хотя бы слово о том, куда им следует идти, и предложить им свою помощь, как неприятности сами свалились на голову. Крупный мужчина, явно подвыпивший, и имевший вид типичного уличного грабителя, заметил их, и, скорее всего, решил попытать счастье. Внешний вид странно вырядившихся подростков явно его забавлял, и этот мужчина не думал, что у него возникнут какие-нибудь сложности. Он был шире Ханта, и выше его на полголовы, да и вообще, в целом, выглядел гораздо мощнее. И, почему-то, слизеринец вновь подумал не только о себе..
- Никаких палочек,прошептал Хант в сторону девушек и загородил дорогу мужчине, расположившись на расстоянии вытянутой руки от него, А тебе что за дело? Еще в Хогвартсе Даррен усвоил, что главное – не бояться, и отвечать в тон. Он сжал кулаки, приготовившись к худшему.

+2

11

Полукровки надоедали одним своим видом, а маглорожденные и вовсе были венцом ошибки, допущенной природой. Гринграсс не могла объяснить очевидного этому глупцу, так что, как и ожидалось, зря только потратила свое время. А ведь масса доказательств была о различиях мира магии и мира магглов. Их никто не трогал, пусть живут у себя в мире, и не пытаются забрать то, что им не принадлежало. Аристократия не сразу добивалась своего, и не сразу у них были огромные капиталы и влияние. Они много работали, и работа эта позволила теперь жить именно так, и установить свои порядки там, где все пропитано их трудами. Дафна, когда окончит школу, сможет понять многие вещи куда лучше, чем понимала теперь, только девушка твердо была уверена в правоте и в верности своих слов. Волшебники долгое время шли к своему положению, и не упустят его. Только объяснять что-то ничтожествам трудно, они лишены разума, и не понимают вещей очевидных. Их зверек магловского происхождения был самым жалким из всех, кого Дафна видела хоть раз в жизни. Даже Поттер, сделавший достаточно для приобретения прав, такими как Хант, не позволял себе таких выражений и реплик.
- Конечно, к тебе приходила Макгонагалл, а что же не сам Дамблдор, или Министр магии? – взор какой-то, словно к таким как он приходили из мира волшебников. Поттер и тот, получил только письмо, а Хагрида к нему отправили исключительно из-за того, что до него не доходило ни одно из писем. Биография Гарри Поттера обширна, и многие детали печатались в газетах. Но даже этот не был таким пафосным, как пытался это сделать Хант. Жалкое маглорожденное чучело, иначе и не сказать. Девушка не стала бы отвечать, да вздор был слишком ощутимым, чтобы Гринграсс смогла не просто услышать, но и сохранить молчание. Парень перед ней демонстрировал невежество, и полное отсутствие понимания основ, на которых базировался мир магии.
- И очень зря, потому что ты, ничтожество. Жалкое отродье магглов, не знающий ни своих корней, ни устоев мира, где пытаешься быть на равных с нами. Твоя семья ничего не дает миру волшебников, в отличие от аристократии. Как ты думаешь, кто спонсирует больницу, где даже такой как ты, может получить помощь? Да, это делает аристократия, это делает и моя семья, и семья Ноттов, Малфоев, а что сделал ты? Только пытаешься примазаться к нам? Ты, и тебе подобные, это обуза, - и лишняя грязь, о чем слизеринка добавлять не стала. Ведь на самом деле, сколько было сделано руками аристократии, пожертвования, помощь в реконструкции замка, вложения в отрасли, где отоваривалось низшее звено, не говоря уже о вкладах в банк. Выдать ссуду нуждающимся гоблины бы никогда не согласились, а Министерство магии не сумело бы полною обеспечивать всех, кому необходимы средства. Аристократия вкладывала слишком многое в свой дом, и живут они здесь по праву, и радости от присутствия посторонних не испытывали. Если бы жили они нормально, и не пытались встать на позиции, которые занимала аристократия, ничего дурного бы не произошло. Грязь должна быть убрана как можно дальше.
- Вот именно, не знаешь, и никогда не узнаешь, - слизеринка не могла поверить, что приходится говорить на такие темы, ведь ее все равно не был собеседник способен понять, - Чистокровные волшебники способны дожить до ста шестидесяти лет, а вы, магглы. Умираете намного раньше, в вас не закреплена магия. Такие как ты, знаешь, откуда появились? Обманным путем, когда-то давно, такие как ты и твоя семья заставили мага заключить брак, а теперь ведете себя здесь, словно являетесь хозяевами, - больше ей нечего было добавить. Хватало полного отсутствия вклада в развитие мира магии, и только потребности, предъявляемые волшебникам. Теперь они еще оказались в месте, где ходил сброд, и Дафна точно знала, это дело рук Ханта. Ничтожество пытается сломать аристократок, но у него ничего не выйдет, это уж точно.
- Не твое дело, - фыркнула Гринграсс, не собираясь подчиняться словам Ханта. Незнакомец был омерзительным, и она сжала палочку, готовясь применить магию. Не так важен запрет, когда речь идет о жизни слизеринок. Обернувшись к Реган, девушка убедилась, что нет никого позади них, это увеличивало шансы на успех. Если грязнокровнку убью первым, то не велика потеря, а Гринграсс хорошо владела палочкой. И знала, как себя защитить с помощью магии.
- Нам нужно найти вход в наш мир, - когда попытка трансгрессировать не удалась, Дафна прошептала эти слова Энджеле, - А этот пусть корчит из себя героя. Если хочет, - делая незаметный для маггла взмах, девушка добилась, чтобы на него упала какая-то кладь, и дернулась в сторону, пытаясь понять, получится у них уйти, или нет. Но их заметил кто-то еще, и вид у этих людей не был дружелюбным. Слизеринка подобную падаль не видела никогда, это точно ужасный мир, они ужасно одеты, а уж запах, о нем и говорить не приходилось. Двое мужчин ринулись вперед, и на пути у них как раз будет их зверек. В руках одного мужчины был нож, и Дафна не на шутку испугалась. Что с ними могли сделать догадаться не трудно, только Гринграсс не допустит этого. Если будет нужно, она использует магию. Против нее эти ничтожества ничего не смогут сделать. Главное только потом все объяснить.
- Хант, идиот, отойди от них, - шипит волшебница, все-таки она не была настолько далекой от сострадания, и попасть под нож грязных проходимцев не заслуживал даже грязнокровка. А впрочем, если он так хочет, то пусть останется на месте.

+2

12

Вторая бутылка шла как-то особо хорошо, только скучно становилось. Они уже давно шастали по улице, райончик располагал к долгим прогулкам на свежем воздухе и глубоким мыслям о Вечном. Джонсон поболтал стеклотарой в руке, отмечая полное отсутствие в ней второсортного виски, которое он цедил на пару с давним другом.
- Иди сходи еще, - буркнув и упершись спиной о кирпичи ближайшего домишки, он закурил. Табак был дешевенький, но ядреный. И, пока его собутыльник где-то шлялся, Джонсон выискивал глазами потенциальную жертву для своего развлечения. И, о чудо! Услышал  голоса, явно девичьи, хотя периодически вмешивался и какой-то парнишка. Забавные слова исходили из их уст, но он и не вслушивался, если честно. Заглянув в переулок, мужчина рассмотрел троицу. Девицы хорошо одеты, ухожены, явно заблудились. Одежда, правда, на них была странная, но школьную форму он узнать мог. Как прекрасно, школьницы. Вот и веселье привалило. Местные закоулки могли сулить лишь несколько вариантов продолжения истории. И девчонки могли бы упростить себе жизнь, просто смирившись. Хотя нет, так не весело. Вот только спаситель их вмешался, раздражал. А потом нечто тяжелое свалилось на голову Джонсона, и он потерял нить беседы, явно идущей не в то русло. Его друг, тот самый, что отправился за бутылкой, вернулся уже с не один. Но, вот незадача, Джонсон на земле, а рядом трое подростков. Алкоголь, адреналин и природное отсутствие любых моральных устоев продиктовало единственно верную реакцию. Сорвавшись с места, он достал из куртки нож. Здесь кричи, не кричи, на помощь вряд ли придут. До более приличного района минут двадцать спешным шагом. Здесь же привыкли задергивать шторы, когда зовут полицию.
- Ах вы, - прорычав, он направился к парню, стоящему совсем близко к его собутыльнику. Второй мужчина ринулся к девушкам, загоняя их к стене, обходя затем так, чтобы путь назад был отрезан. Розочка в руке появилась в два счета. Раз, он вытащил из-за пазухи бутылку за горлышко, два - она разбита.
- Ну, что, детки? Посмотрим, что у вас есть, - как минимум с них можно снять украшения, и наверняка найдется что-то интересное при них. Деньги, электроника, да что угодно, они были на мели. - С кого начнем? Выворачиваем карманы, и без глупостей.
Пока обладатель "розочки" развлекался с девушками, самый верный друг Джонсона все ближе подходил к парню.
- Какой смелый, - он сплюнул, сверкнуло лезвие ножа, издав характерный звук в воздухе. Пока он пугал, но следующий выпад будет уже целенаправленным. - Ты вот не отделаешься легким испугом, - затем обратился к напарнику. - Эй, крути девок, развлечемся.
Вечерело, становилось совсем темно, а в это время года уже и в шесть можно было принять день за ночь. Обладатель розочки предупредил, чтобы не вздумали даже шелохнуться, а то веселье быстро закончится. А тот, что стоял напротив с ножом сделал выпад вперед, стремясь избавиться от лишнего звена в его плане получить удовольствие сегодня не только от дешевого алкоголя, но и от бесплатных девок.

Отредактировано Game master (25-01-2017 19:23:01)

0

13

Когда-то давным-давно ей рассказывали страшные сказки о том, как живут магглы. Какие они монстры, и что нет для них ничего важного. И каждый день девушка видела, что правдивы были те истории. Она смотрела на грязнокровок и могла лишь поражаться их или напускной смелости, или полнейшего безразличия к другим. Не важно, что кто-то умирает, для них всех жизнь другого это просто пустой звук. И не понятно, что же криминального в том, что для аристократии само их существование это оскорбление и угроза. Вот и сейчас, оказываясь в непонятном месте, явно не самом доброжелательном, она могла полагаться только на Дафну и саму себя. От Ханта она ждала разве что очередных громких речей, которые сводились к одному – полному непониманию своего собственного положения. Слова Дафны отражали более чем сущность Ханта. Добавить нечего, да и возможности им не дали. Они явно оказались в мире таких же, как и Даррен. Только эти, ко всему прочему, еще и ничего не знали о магии. И не стоило им знать. Хотелось поскорее вернуться обратно, потому что Энджела не знала совсем ничего об этом мире. Она не ходила на маггловедение, не изучала по книгам, да даже не интересовалась. Ей просто это не нужно было. Все знания об этом мире сводились к тому, что пользоваться открыто магией нельзя. Магглы не должны знать о существовании магии. Но что-то подсказывало, что не удастся просто стоять, остаться в стороне. А появившийся мужчина только укрепил ее убежденность в этом. Она инстинктивно отступила назад, но вот Хант решил поиграть в героя, еще и указания им давал. Он встал напротив явной угрозы, а Реган хотелось спросить, думает ли он своей головой вообще. В их мире взрослые маги, настроенные недоброжелательно, это огромная проблема. И вряд ли здесь что-то иначе. Конечно, магия быстрее удара на расстоянии, но студент сейчас стоял как раз на линии поражения, и там стоило лишь шатнуться чуть вперед, чтобы достать его. С одной стороны хотелось, чтобы ему хорошенько по уху дали, потому что тогда был шанс, что в голове грязнокровки что-то щелкнет, заставит мозги работать. Но не было уверенности вообще в наличии у него инстинкта самосохранения. И чем дальше, тем больше девушка в этом убеждалась. Им стоило уходить, немедленно. Понимая, что не просто так упало нечто на голову угрожающего им мужчины, Энджела выдохнула. Она согласилась с Дафной и отступила еще, все же сжимая палочку в пальцах. Если они погибнут только потому, что следовали правилам, это будет одна из самых глупых смертей. Сердце бешено билось, и хоть она уже была в ситуации, прямо говоря не простой, но этого оказалось мало. Она не сталкивалась с подобными проблемами, на чужой территории и в ситуации, когда смерть это еще может быть не самое страшное. Что ждать от этих ничтожеств? Что они могут сделать? Даже думать не хотелось. Развернувшись в сторону, противоположную от той, где теперь лежало тело мужчины, она, затем, услышала еще новые шаги. Вернее, это явно был бег. Резко обернувшись, видя приближающихся к ним магглов, она похолоднела. Сверкнуло лезвие кинжала. Или ножа, она не видела, только могла понять, что это нечто опасное, и нельзя оказаться рядом.
- Хватит геройствовать! – крикнула она сокурснику, но было уже поздно. Их с Дафной оттеснили к стене, отрезали путь к отступлению. А разговор между мужчинами вовсе давал понять лишь одно, что они могут не выбраться из этого переулка, не то, чтобы найти путь домой. Чувствуя, как холодеют пальцы, она судорожно пыталась придумать, что делать, потому что шанс мог быть только одним. Пока стоящий напротив не делал резких движений, но стоило ему послушать приказ второго, как не осталось больше возможности ждать и оттягивать. Она, как могла, незаметно сделала жест палочкой и проговорила заклинание, заставляя маггла упасть. А затем еще одно, чтобы не было преследования. Схватив Дафну за руку, оттягивая подальше, она остановилась и обернулась.
- Нам нужно бежать, сейчас!
Второго от нее заслоняла спина Ханта, и оставалось надеяться, что у того хватит мозгов, чтобы спастись. Бросить его можно было бы, но пусть лучше его судьбу решит кто-то другой. Не хватало еще трупа на ее совести. Маггл тем временем, хорошенько упав и ударившись лбом, пока лежал.

Свернутый текст

Supplantare  -Заклятье-подножка.
Bombycinum tomentum - Ватные ноги.

+1

14

- А ты думала, в семьи, которые слыхом не слыхивали про Хогвартс иволшебников, просто приходит письмо и все? Да уж, узость мышления – ваша общая аристократская проблемка, Разговор с этими двумя напоминал мозговыносительные диалоги в туповатых комедиях, или брюзжание сумасшедших пожилых людей, которые выливают ведра с помоями из окна, стучат по батареям и кричат на всех на улице, просто потому что считают, что кто-то громко слушает музыку, или делает что-то еще, придуманное этой милой, с виду, старушкой. Даррен предпочел не слушать то, что продолжала говорить Дафна, и лишь махнул рукой в ее сторону. Ему было гораздо интереснее, почему и как они оказались здесь. Точнее, почему этот странный предмет, выпавший из кармана того человека, что убегал от авроров, был порталом именно сюда. Ни один маг не стал бы делать портал в обычный магловский переулок. А если и стал бы – почему не воспользовался им, чтобы скрыться от авроров? Дело ясное, что дело темное
У него за спиной Дафна продолжала вещать что-то о чистокровных волшебниках, обычные свои речи об их превосходстве, о магии, которую маглорожденные получили обманным путем. Звучало все это так, будто Гринграсс была лучшей ученицей Амбридж, которая предпочитала распространять такие же идеи, пока Темный Лорд был серым кардиналом при Министре Магии. Ее слова безумно мешали сосредоточиться, чтобы что-нибудь придумать, особенно учитывая, что их уже заметила троица маглов весьма бандитского вида. Предстояла драка, самая обычная, магловская драка. И положение у Ханта было дурацкое – один против троих. Этот случай был не первым в жизни слизеринца, когда ему придется драться на кулаках, но чтобы сразу против троих – это было впервые.
Мужчина, явно подвыпивший, слегка пошатываясь направлялся в его сторону, и был уже в паре шагов, как сверху на него упали какие-то вещи. Хант понимал, что без магии не обошлось, и мысленно выругался. Применение магии грозило отчислением из школы. Они же из аристократии, их просто так не отчислят. А вот мне магию применять нельзя – при разбирательстве не будут учитывать опасность для жизни. Я же грязнокровка.
Увидев, как первый выпивоха упал, сраженный грузом упавшей с какого-то окна поклажей, его друзья поспешили вперед. Один из них, обогнув Даррена направился к девушкам, а второй пошел на Ханта, достав из кармана нож.
Конечно, ножа мне тут точно не хватало. Ладно, я моложе, трезв..И безумно боюсь за свою жизнь, что уж самому себе лгать, Хант проглядел момент, когда рука с ножом резко дернулась в его сторону. Парень постарался перехватить руку бандита, отводя удар от себя. Длинная школьная мантия немного мешала, и ответный удар слизеринек предпочел сделать ногой, ударяя носком ботинка под коленку мужчины с ножом, а затем ребром ладони по запястью руки, в которой нападавший держал нож. Самого Ханта тоже задело – нож чиркнул по его руке, когда он старался его перехватить. Рукав мантии уже начал прилипать к руке, пропитываясь кровью.
Эй, отойди от них! Даррен кричал это вдогонку третьему из нападавших. Или легкая добыча как раз по тебе?
Но тут Хант увидел, как третий упал, не добежав до девушек. Было яснее ясного, что без магии тут не обошлось, и слизеринец вновь мысленно ругнулся. Дело принимало тот самый оборот, когда их ждало разбирательство в Министерстве Магии. В сердцах, Даррен от души пнул мужчину, который до этого пытался напасть на него с ножом.

+1

15

Собственно, что еще можно ждать от грязнокровки, кроме глупости, с намеком на исключительность. Глупость бывала исключительной, и вот перед Дафной сейчас был как раз такой представитель. Неужели он думал, что аристократка, настоящая, будет вообще интересоваться как все проходит у грязнокровок, вроде Даррена? Она вообще не представляла даже как выглядит берлога, в которой живет это ничтожество, как то, что он зовет домом, по его меркам может таковым считаться. Ей противно осознавать, что на факультете было такое недоразумение, и уж подавно трудно смириться что парень не понимает и не видит очевидного. Он считал, что имеет полное право оставаться в мире магов, когда как это было не так. Ничего здесь не располагает к нахождению ему подобных здесь. Нет даже магазинов с привычными для них тряпками, о чем уж тут говорить еще. Гринграсс хоть и не цеплялась к каждому, но Хант всегда сам напрашивался, видимо считал, что его доводы имеют какой-то вес и значение, но сильно ошибался. Маги, которые стояли у истоков формирования их мира все были чистокровными, были аристократами, и лишь им известно, как все было на самом деле, эти сведения из рук в руки передавались, и не доходили до грязнокровок никогда. Дафна не была уверена, что и профессора хоть половину знают из реальной истории, если только сами не были связаны с аристократией. Отвечать выскочке волшебница не стала, не было интересно пытаться вразумить тупейшее существо, тем более что была еще проблема, это непонятные люди, явно из низших слоев общества. Такого Дафна не видела, и ей было на самом деле страшно. Они могли сделать с ними все что угодно, только слизеринка не позволит даже попытаться к себе прикоснуться. Она видела, как сверкнуло лезвие ножа, только не могла понять, что предпринять. Ханту она уже сказала, что хотела. А слушать или нет, это уже его личное дело, повторять Дафна не будет.
- Ну уж нет, - девушке было все равно, она знала, что нарушает конвенцию магического мира, принятую так давно, что стыдно и перед предками, и перед теми, кто защищал все интересы волшебников. Яркая вспышка оглушающего заклинания поразила одного мужчину, Гринграсс не жалела о своем поступке, она бы вообще, что похуже предприняла, но ограничивалась только самообороной. Вроде бы и Реган что-то успела сделать, слизеринка не поняла, страх был сильным, но куда сильнее внутри нее было отвращение ко всему происходящему. Грязное место, отвратительные люди, еще и Хант, возомнивший себя Гарри Поттером. Может быть он и мог им как-то помочь, но лучше бы следил за теми, кто пытался навредить ему лично, а уж слизеринки не позволят себя тронуть, пока у них в руках были палочки. Магглы слабы, глупы и примитивны, вот и эти пьяницы, яркое тому подтверждение, обезьяны, никто больше. Подходящая для Даррена компания, не было бы удивительно, окажись это его друзья или родственники, но учитывая, что и ему пытались причинить вред, с ними парень не знаком, частичка плюса в карму за это.
- Не подходите, - она процедила сквозь зубы паре человек, они только появились, заинтересовались, видимо происходящим, - Мерзкие магглы, - шипела Дафна, направляя на них палочку, - Я ведь предупреждала, -  один шаг в сторону слизеринок, и из палочки снова полыхнуло заклинание, веревка сама по себе связала мужчин, которым освободиться точно не удастся в ближайшее время. Хант строил из себя героя, получалось у него неуклюже и не так хорошо, как он наверно того хотел, но Гринграсс сейчас не стала язвить и указывать тому на явные ошибки. Даже грязнокровка мог бы уже додуматься и использовать палочку, но этому хотелось или порисоваться, или просто испытать на прочность собственные нервы. Девушка не представляла, как он вообще доучился до седьмого курса, ведь примитивность видна невооруженным взглядом, но слизеринка не станет даже больше пытаться ему вещи элементарные объяснять. Пусть делает что хочет, только как можно дальше от нее, и не позорит факультет своими выходками. Все это напоминало дешевую театральную постановку, где аристократки оказались случайно, только вот Гринграсс все еще не перестала думать, что всему виной Хант. Больно он резво рвался в бой, не использовал магию, как будто знал, что ему ничего не сделают плохого. Это было подозрительно.
- Да, ты права, нужно найти или место, откуда мы трансгрессируем, или выход в наш мир найдем, - кивая Реган, слизеринка взяла себя в руки, хоть и страх все еще был слишком сильным, - Хант, а ты и у себя дома не справляешься, так что пошли, явно же помрешь в аналогичном месте без нас, - она не видела повода говорить спасибо, потому что герой хоть и пытался таковым казаться, все равно действовал неправильно. С магией все проще, а вот злодеи, кажется, смогли справиться с веревкой и выпутывались, крича слова, от которых уши аристократки готовы были свернуться в трубочку. Таких выражений она не знала, и кроме грязной одежды из сомнительного материала, поняла теперь что ничтожества перед ней шансов на реабилитацию не имели. Грязные животные, их место в клетке, а они ходили по улицам. Вот в мире магов такого не было, Дафна не видела никогда, и ни о чем подобном не слышала.
- Ладно, это твой дом, так что иди первый, и смотри… - она не стала договаривать, но намекала что еще такие встречи точно не были им на руку, - Episkey, - взмах палочкой в сторону Ханта, - Внимание нам привлекать не следует, - хоть мантии и не вязались с миром мерзких магглов, Гринграсс понимала, что избавиться от нее не может, было достаточно холодно. Делая вид что ничего не случилось, и Гринграсс вовсе не трудилась помогать ничтожеству, она только не сводила глаз с напавших на них мужчин, понимая, что им лучше, как можно скорее отсюда убраться.

заклинание

Episkey - кровеостанавливающее, заживление мелких травм

+1

16

Само то, что они оказались в мире магглов, уже было огромной проблемой. Она не знала этот мир, не знала, чего ожидать от этих существ. Ей постоянно пытались говорить грязнокровки, что они просто не понимают ничего, что они придираются, не хотят даже взглянуть на то, что происходит в мире, отличном от их мира. Что аристократия высокомерна, что считает себя лучше всех, причем безосновательно. Однако девушка теперь имела шанс убедиться во всем сама. Не слушая рассказы других, кто привык к тому, что видел каждый день. Кто привык к постоянным косым взглядам, жестокости и попытке быть лучше, чем есть. Каждый чистокровный с рождения знал свое место. В зависимости от капитала твоей семьи, от того, насколько древним является род, распределялись роли. Фамилия Кэрроу, к примеру, имела вес в обществе. Не просто вес, она значила очень многое. И, конечно, девочки этого рода должны были стать партиями для сильных или богатых семей. Или вот, к примеру, Уизли. Несмотря на многочисленность отпрысков, у семьи не было будущего, потому что они потворствовали грязнокровкам, но упорно говорили, что все они не так плохи. Впрочем, там давно уже нет ничего от аристократии, так что не удивительно. Безусловно, громкая фамилия, только к их сожалению, не в хорошем смысле. И сейчас, попав в ситуацию, при которой все они были в смертельной опасности, девушка понимала, что нет ничего хорошего в этих свиньях. Мерзкие, грязные, опасные даже для себе подобных. Эти пьяные твари напали на них не потому, что имели вескую причину на это. Не из политических, или любых иных взглядов, а просто потому, что могли. Могли справиться с двумя девушками и одним, с позволения сказать, мальчиком. Не будь у них палочек, все могло бы закончиться…Впрочем, Реган не могла даже думать об этом. Все слишком было очевидно и ужасно. Она действительно была в шоке и ужасе, потому как никогда не знаешь, что еще ожидать от подобных личностей. Слизеринка заранее готовилась к самому худшему. Хорошо, что они могли хоть как-то, но постоять за себя. Они никого не убили, не причинили серьезных травм или увечий. Только защитили себя, и, что уж, этого гениального грязнокровку. Дафна не растерялась, действовала уверенно, насколько позволяла ситуация, а вот Хант только громкие слова говорил. Пожалуй, говорить кому-то от кого-то отойти следует только в том случае, если сила на твоей стороне. А Даррен и сам нуждался в помощи. Энджелу буквально колотило от гнева, страха, отвращения. В этот момент она, как никогда, понимала, что выбрала верный путь, верную сторону. Жалела, что максимум, который они могут сейчас, это отступать, и не появятся словно по счастливому стечению обстоятельств, здесь хотя бы парочка Пожирателей. Эта грязь точно заслужила лишь смерти. Она видела во взгляде того, что направлялся на них, нечто странное, даже животное. Хотелось переломать его руки и навсегда отучить даже пытаться подходить к аристократкам. Видя обездвиженных противников, понимая, что они теперь могут уйти, Реган поджала губы, бросая взгляд теперь уже на парня.
- Очень надеюсь, что хотя бы довести нас ты способен, - выбора не было совершенно никакого, так что пришлось следовать за этим недоразумением. Она не выпускала палочки, но постаралась спрятать ее в рукаве мантии. – Почему ты вообще не использовал магию? Думаешь, что одними словами можешь что-то сделать? Мне кажется, что практика уже доказала обратное, - спросила она, когда троица уже ушла из переулка. Наверное, спрашивать даже не стоило, сейчас польется речь о героизме, или о том, что использовать магию на магглах это низко и плохо, или какой-то еще бред из этого списка. В любом случае, Энджи была готова к любому сомнительному аргументу. Никто еще, ни одна грязнокровка, не смогла доказать, что магглы достойны владеть магией, достойны находиться среди волшебников. Так что было даже немного любопытно, придумают ли нечто новое. Вокруг них было очень шумно. Мимо проносились какие-то транспортные средства, маленькие примерно на четырех человек, и большие, куда запихивалось несколько десятков, и это только на первый взгляд. Магглы суетились, кричали друг на друга, спорили о чем-то. Останавливаясь , когда остановился и Даррен, девушка скрестила руки на груди.
- И куда дальше?
Наверное, была какая-то причина, по которой они оказались здесь. Осмотревшись, не понимая, как это соответствует их критериям, она ждала пояснений, хотя бы. Впрочем, кто знает, вдруг этот слизняк сейчас сбежит и оставит их. Многого в любом случае она не ждала. Грязнокровки доказали, что им плевать на других. И она ожидала повторения привычной схемы.

0


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » неприятности на голову сваливаются неожиданно