28 ДЕКАБРЯ 1998 ГОДА - 10 ЯНВАРЯ 1999 ГОДА
События в Англии набирают обороты, Пожиратели смерти ищут тех, кто виновен в гибели чистокровных волшебников, в то время как Орден Феникса пытается освободить больницу Святого Мунго от магов с метками, дабы вернуть спокойствие в Лондон. Ученикам же предстоит подготовиться к грядущим экзаменам, встретить Рождество и не поддаваться унынию… читать далее
В игру требуются: Нортон Мальсибер, Захария Смит, Яксли, Ханна Эббот, Лиза Турпин, Селвин, студенты рейвенкло и хаффлпаффа, Гестия Джонс, Андромеда Тонкс, члены Ордена Феникса

Hogwarts and the Game with the Death

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » позвольте-ка, я за своей долей


позвольте-ка, я за своей долей

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Временной промежуток
3 декабря, лес
2. Имена всех участников
Скабиор, Чарли Уизли, Ровена Харман
3. Описание/текст квеста
Кто-то работает, а кто-то мешает, и даже более того, хочет получить выгоду от вмешательства в чужие дела. Встреча волшебника и оборотня может иметь последствия для обоих, но только вот..какие?

+1

2

В лесу до сих пор было опасно. В лесу легко можно было встретить Пожирателя Смерти, чаще всего в одиночестве, и он мог напасть неожиданно из-за дерева. Но Чарли Уизли не боялся леса, ведь там живут животные, а они помогают Чарли, где бы он ни был. По крику птицы молодой человек легко мог понять, что рядом опасность и даже определить ее направление. Именно поэтому на редкие лесные рейды Ордена Феникса обычно отправлялся именно Чарли. Уизли настаивал на своем одиночестве в эти проверки, и ему на самом деле было очень приятно прогуляться по лесу, погрузившись в свои мысли, но при этом чутко вслушиваясь в голоса лесных жителей. Пока Чарли не встречал здесь Пожирателей, а специально их он не искал - его делом было проверить, что в близкой доступности для волшебников и магглов все было спокойно. Но этот рейд оказался необычным.
Чарли сразу узнал в сухом полене магическую топеройку, хотя любой другой волшебник не обратил бы на нее внимания, посчитав засохшим деревом. Но Чарли тут же отметил ее лапы и мелкие зубы. И Чарли с первого взгляда понял, что топеройка умирает. И что странно - топеройки живут в болотистых местностях, а небольшое болото было в нескольких километрах отсюда. Так как и зачем она так далеко выбралась?
- Ты что здесь делаешь? - прошептал существу Чарли, присаживаясь возле него на колени. Он был начеку - хоть животное и умирало, его зубы по-прежнему были остры. Топеройки довольно опасны и наносят серьезные травмы людям, кусая их за щиколотки, поэтому на болотах всегда надо быть очень осторожным и не доверять сухим поленьям. Обычно топеройки скрывают свои лапы и зубы, но этой было слишком плохо.
Чарли снял со спины рюкзак и, порывшись, нашел в нем крепкие заговоренные перчатки, которые невозможно было прокусить - необходимая вещь при работе с существами. С драконами помогает хуже, чем с остальными, но что есть. Чарли был драконологом, но он умел обращаться с любыми магическими существами, и одно из универсальных зелий у него было в сумке. Чтобы перенести топеройку в болото, необходимо было сначала ее усыпить, а то перчаток могло оказаться недостаточно. Уизли достал из рюкзака небольшой пузырек с привлекательным для любого существа ароматом и мисочку. Парень налил в нее две капли от содержимого пузырька - все-таки целый пузырек рассчитан на взрослого дракона - и поставил перед животным, тут же убрав руку.
- Ну же, пей... Пей, тебе лучше станет, - просил он.
Топеройка слабо приподняла голову, понюхала то, что ей предлагал человек, и решилась - терять было нечего. Существо сделало глоток и тут же погрузилось в глубокий сон - животное и так было слабым.
- Вот молодец... - прошептал Чарли, убирая снадобье и миску в рюкзак.
Топеройка была небольшим животным, а на ощупь точь-в-точь как дерево, так что Чарли не стал снимать перчатки. Перед тем, как взять существо и трансгрессировать с ним к ближайшему болоту, Уизли успел услышать, как вскрикнула птица. Чарли насторожился, и это его подвело - мог бы сразу трансгрессировать и не нарвался бы на неприятности... Но - не получилось. И с этого все началось.

Отредактировано Charlie Weasley (25-12-2016 15:43:29)

+1

3

Скабиор вернулся с охоты, и, бросив в сторону дерева сумку, сел на землю, рассматривая горизонт. Они постоянно перемещались, бегали с места на место,  а ведь их искали. Лиам заметал следы и уводил преследователей все дальше от стаи, но как долго он сможет обманывать врагов, даже самому любопытно стало. Оборотень устал, он ломал свежий хлеб, украденный в лавке, и запивал его молоком, украденным там же. Еды все меньше, теплой одежды нет, и, похоже, Сивый ничего не собирался с этим делать. Он предпринимал какие-то попытки, но покуда не было успеха, Кастели все больше нервничал. Стая каждую минуту была под ударом, старшие члены общины защищали и приносили еду, только как долго это будет продолжаться. Когда у них уже будет свой угол. Скабиора раздражала политика магов, их гнали просто из-за того что они ото всех отличались. Мужчина закончил трапезу и поднялся на ноги, услышав шаги вожака стаи. Он ни в чем не упрекал, иногда только задавал вопросы, но только чтобы внушить уверенность другим. Лиам привык выживать даже тогда, когда казалось что уже все безнадежно. Оборотень посмотрел на Фенрира, готовый услышать плохие новости, или хорошие. Любую информацию. Только ничего радостного не было, какая же досада и печаль, становилось не по себе, но оборотень должен продолжать бороться за положение волков. У них было какое-то нечто, вроде бы ребенок, не ясно для чего он им, его требовалось подбросить в деревню, чтобы местные жители поняли, что такое оборотни, и что с ними необходимо считаться, нельзя выбросить волков в сторону, и думать, что все будет в порядке. Нет, Лиам на такое не стал бы рассчитывать. Мужчина забрал волшебную палочку, какие-то еще предметы, содержимое карманов, и затем сломал ребенку ногу. Теперь, под крик боли, без препятствий. Оборотень посмотрел на Сивого, пожимая плечами. Он не мог вести себя иначе, да и лучше, если они поговорят спокойно, без попыток пленника сбежать. У них все равно вариантов для проведения дней было не так много, и только сейчас Лиам вспомнил, что ему необходимо отчитаться. День как день, все точно также. Да и доля провианта для вожака была при себе. Кастели только проявляет самостоятельность тогда, когда ситуация не позволяет оставаться в стороне ото всего, что происходило. Молодняк воспитывать получалось без проблем, им повезло найти именно желающих стать волками. Они быстро принимали фазы луны, да и имущество, ставшее теперь общим, не повредило стае. Скабиор присел возле хныкающего ребенка, завязывая тому рот, а затем и связывая, так тащить будет удобнее. Похоже, малышок опорожнил желудок, пока его тащили. Или справил нужду, даже обостренное обоняние оборотня не могло дать точного ответа. Запах будет выдавать их присутствие для зверей. А бывало, что попадались и агрессивные. Ладно, наигравшись, Кастелли выполнил поручение и отправился прогуляться. Да, безопасного мало в лесу, особенно когда здесь шел оборотень, но быть может, он найдет храброго идиота? И ведь нашел! Запах, его трудно спутать с чем-то, человек, да еще и со временем, послышались слова. 
- Так-так, кого я вижу. Уизли, и что это мы здесь делаем? Подарки к Рождеству собираешь?  Оборотень скалился, ему было весело наблюдать за неудачником, встретившимся ему на пути сегодня. Интересная же все-таки система у людей и логика. Говорят, не ходите в лес, а он идёт. Идиот, но ему – то на руку, Лиам хотел во всем взять выгоду. Мужчина остановился, готовый сорваться с места в любой момент. Ему зверек был не нужен, но можно же было отобрать это существо, продать за копейки, но копейка и это деньги.
- Давай договоримся, я заберу это недоразумение, ты добровольно отдашь мне свой рюкзак, и мы разойдемся по – хорошему, - предложение было идеальное, так что если Уизли будет упрямиться, то могут быть не самые перспективные последствия. Оборотень готов был превратиться, готов был разорвать тело этого Уизли на мелкие кусочки, как и делал это в моменты, когда не было еды. Животное может употреблять в пищу и сырое мясо, так что волк было готов.

+2

4

Идея рейдов не казалось глупой или бессмысленной. Безопасность других не меньше важна, чем открытые стычки с Пожирателями, как считали некоторые. Лучше предотвращать проблему, чем столкнуться с ней лбом. И вся эта ситуация с членами аврората, которые рвались испачкать руки в крови, это ей было недоступно к пониманию. Просто потому, что она не разделяла таких кардинальных мер. Можно заставить заплатить за свои действия более изящным способом. Например, заставить гнить в камере, испытывать отчаяние и ощущение нового проигрыша. Лишить надежды, даже далекой. Разве так не более действенно? Да, всегда был риск повторных побегов, но в таком случае стоило попытаться как-то укрепить тюрьму. Больше охраны, жестче условия, увеличить охранные чары и сам периметр их действия. Она не была тюремщиком, и, честно, не стремилась сменить профессию. Но подобные мероприятия казались вполне осуществимыми. Девушка и сейчас прогуливалась по лесу осторожно, хотя прогулкой это вряд ли можно было назвать. Лучше бы им ходить не по одному, конечно. Заходя все глубже в лес, она передвигалась так тихо, как могла, только знала, что ее шаги все равно слышны животным, к примеру. Пробираясь по тропинкам и вглубь, Харман думала о том, насколько вообще честным может быть то, что пропагандировали Отступники. Конечно, они не давали интервью, но их поведение говорило громче слов. Они пытались убить подростка. Ровена и сама, конечно, была не многим старше, но пять лет это пять лет, и она сама выбрала путь аврора. Сражалась, могла бы быть со временем угрозой. А Флора не была замечена за использованием магии в боевых целях. Только она бы, наверное, на ее месте стала пытаться себя защищать. От мыслей девушку отвлек шум где-то не далеко. Она могла расслышать чьи-то голоса, и знала, что никто из своих не стал бы так привлекать к себе внимание. Магией она постаралась скрыть свои шаги, все ближе подбираясь. Вскоре она увидела две фигуры, одна из которых была ей вполне хорошо знакомы. Чарли Уизли, никто иной. А вот второй стоял к ней спиной, но не выглядел дружелюбно. Палочка уже лежала в ее руке, так что девушка лишь направила ее на пока неясную ей личность.
- Чарли, тебе помощь нужна?
Она не атаковала, не пыталась пока применить магию, но была к этому готова. Кто знает, что за спутник у Уизли нарисовался. Она услышала лишь несколько последних слов о том, чтобы разойтись по-хорошему, так что это мог быть кто угодно. Рядом с рыжим лежало какое-то существо, со своего места она не могла рассмотреть его. Это должен был быть обычный рейд, ведь в лесах по прежнему не безопасно. И Оборотни начали работать, видимо, на самих себя, но теперь все уже не казалось таким простым. Ровена сделала еще пару шагов, подходя ближе, держа персону на прицеле.
- Не знаю, что у вас здесь происходит, но, полагаю, что лучше никому резких движений не делать, - она была достаточно нервной, пожалуй. Могла использовать магию, не дожидаясь, пока что-то станет более понятно. Но, разумеется, ничего серьезного. Обезоружить, если это необходимо, а сначала, при первом резком движении, связать. Там уже будут разбираться. – Прошу Вас поднять руки, чтобы я их видела, и развернуться ко мне лицом. - Чарли явно был увлечен этим животным и не готов был к защите, так что стоило перестраховаться. – Я жду, - более твердо произнесла Ровена, когда не последовало того, что она просила сделать. И почему некоторые не воспринимают всерьез, когда их просят что-то сделать, даже в мягкой манере. Впрочем, Ро в последние несколько месяцев становилась более закрытой, и понятие мягкости как-то не подходило. Наверное, это все переживания из-за действий коллег. Ведь те были рядом, а она не могла представить, кто может на такое пойти.

0

5

Оборотень всегда найдёт, кого укусить, и куда пойти, чтобы получить немного еды. Для Лиама, который прежде был аристократом, давным-давно, чтоб и не вспомнить, судьба приносила выигрышные ситуации. Сидеть в доме и гонять слуг, это как-то, ей Мерлину, скучно. И вот он, став чем-то большим, чем человек, получал истинное удовольствие от происходящего. Скабиор мог смело сказать, что его дом, - воля. Нет ограничений, нет никаких правил, кроме всего, что ему захотелось бы. Кастелли, да, такая у него фамилия. Почти забытая, далекая, и почти нереальная. Прошли те дни, когда мужчина беспокоился об этикете и прочих глупостях. Он редко думал о нравственных ценностях, и ему нравилось все, что давала ему стая. Находить пропитание, правда, становилось все труднее, но ничего в этом нет криминального, он освоился. Освоятся и другие, более слабые члены стаи. Иногда только хотелось бунтовать, забыть об обязанностях, об опеке, и просто насладиться собственной жизнью, без границ. Вон, можно было съесть Уизли. Их много, никто не заметит исчезновения одного рыжего. Подумаешь, небольшое сокращение популяции. Они все равно как кролики, бедность толкает на какие-то странные поступки. Вон, плодятся и размножаются, а после последнего выродка рыжего, уже много времени прошло, что странно.
Ладно, они ему не так интересны, он просто съест одного, а уже потом будет делать то, что должен. Появился новый персонаж событий, и Скабиор как-то резко передумал играть только с одной жертвой. У него теперь две закуски, а на земле еще и подарок лежит. Может быть, он добьет, а может быть и наоборот, поможет. Он любил лес, охранял его, и помогал порой, местной живности. Оборотни и животные, это почти одно и то же. Только вот в какой-то степени, он оставался человеком, со своими проблемами и даже желаниями. Облизав губы, Лиам посмотрел на девушку. Интересно, прежде они встречались или нет, а не важно. Ему все равно. Уизли он уже все равно вырубил, избавился от его слов, но подоспевшая мадам портила все планы.
- Главное тебе не делать их, движений этих, резких, - он усмехнулся, не было никакой угрозы, у оборотня на это нюх, где есть опасность, а где только слова. Кастелли рассматривал новую игрушку и прикидывал, выйдет из нее оборотень, или только писк будет от нее. Ну да, лучше воспитывать детей, они как-то проще поддаются дрессировке, чем холеные девочки.
- Вот так? – он засмеялся, выполняя требования, а потом прыгнул, опираясь руками о землю, исполняя что-то вроде колеса. Он оказался теперь сбоку, держал палочку наготове. Да, будет весело, может быть. Причем все было как-то странно, здесь что, сегодня слет? Он пришел не вовремя? А, нет. Он всегда только вовремя может появиться.
- Еще раз сделать? – он не дождался ответа, сделал очередное колесо, после чего, приглушенно зарычав, направил снова палочку на девушку,- Partum a percussione, - пока так, слабая атака в сторону девушки. Немного ее помять, пусть уже начинает орать. Лиам вообще не любил делать вещи, которые не нравились ему. Охота многое для него значила, он так расслаблялся. И бывало, что не кусал жертву. Не давал шанса обратиться. А оставлял с глубокими ранами, чтобы умирал организм медленно. Скабиор, можно сказать, родился зверем. Его инстинкты на пределе были всегда, и именно по этой причине, идея с местью Пожирателям смерти, была ему очень блика. Они ничем не хуже, все как раз наоборот, они могут дать многим свободу от серости и стен, дать волю, силу и ловкость. Его когти увеличивались, становясь когтями. И он продолжал скалиться. Интересно, она за свою шкуру боится, или как его родственница, была совершенно бездарной и глупой? Да, Элоди, кажется так, не имела шансов против него, и даже более того, была глупа настолько, что решила. Будто он все еще испытывает к своей прошлой семье хоть каплю тепла. Какая досада. Ребенок ошибся.

Свернутый текст

Partum a percussione – заклинание, наносящее физический вред оппоненту. Возможно появление синяков, кровоподтёков.

0


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » позвольте-ка, я за своей долей