1-13 ДЕКАБРЯ 1998 года. Будни + Выходные
События в Англии набирают обороты, Пожиратели смерти ищут тех, кто виновен в гибели чистокровных волшебников, в то время как Орден Феникса пытается освободить больницу Святого Мунго от магов с метками, дабы вернуть спокойствие в Лондон. Ученикам же предстоит подготовиться к грядущим экзаменам, встретить Рождество и не поддаваться унынию… читать далее
В игру требуются: Нортон Мальсибер, Захария Смит, Яксли, Ханна Эббот, Лиза Турпин, Селвин, Эдриан Пьюси, Луна Лавгуд, Джинни Уизли, студенты рейвенкло и хаффлпаффа, Гестия Джонс, Андромеда Тонкс, члены Ордена Феникса

Hogwarts and the Game with the Death

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » Друзьям всегда рады


Друзьям всегда рады

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Временной промежуток
9 декабря 1998 / дом Тонкс
2. Имена всех участников
Нимфадора Тонкс и Гарри Поттер
3. Описание/текст квеста
Нельзя забывать старых друзей, даже если что-то пошло не так. Даже если кто-то с кем-то что-то не поделил или просто некогда было видеться. Друзья должны оставаться друзьями. И Дора решает пригласить в гости юношу, который уже доказал - он может сам о себе позаботиться. Она успела соскучиться, да еще и ситуация была не самой лучшей, и лучше бы им поговорить вдвоем, пока все не стало публично оглашено. А обсудить есть что.

0

2

- Оно тебе нужно? Рим, он того не стоит! Потраченного времени, нервов и…- она кипела от злости, и волосы ее практически пылали. Нет, не то, чтобы они действительно горели пламенем, но из привычного спокойного оттенка они окрасились в ярко-алый, а затем потемнели. – Если ты считаешь, что так нужно, ладно. Только, боюсь, не все поймут и примут твоего решения, - она была уверена в этом, и даже знала, что точно не поймет. Гарри больше всех пострадал из-за Снейпа, и вряд ли обрадуется новости, что теперь предатель в числе Ордена, да еще и в его деле Римус выступает свидетелем. Тонкс не знала, конечно, чем может муж помочь этой крысе, но не нравилось ей это все. Она готова была схватить его за руку и не отпускать, кричать, чтобы думать забыл. Говорить, что ничего хорошего не получится, и он лишь еще больше проблем принесет. Впрочем, как раз это она и сказала Римусу. Остальное оставила лишь в форме мыслей. Но по ее внешнему виду было понятно, что девушка крайне не рада участию мужа во всей этой истории. И, когда Люпин покинул дом, написала письмо Гарри. Им давно стоило поговорить, все же, слишком многое происходило, и он всегда был и останется другом их семьи. Андромеда поддержала ее желание наладить вновь общение, которое как-то сошло почти на нет. Ее мать была мудрой женщиной, и Дора старалась прислушиваться к ней. Пока мама присматривала за Тедди, Дора прибралась в доме, собрала детские вещи, которые выскакивали то тут, то там. Казалось, что в доме только вещи сына, всякие баночки, присыпки и куча всего, что нужно было этому маленькому человечку. Она была рада сыну, безумно любила его и видела, насколько он похож на отца. Правда, стоит сказать, что и от нее он взял не мало. Но Тонкс любила бы его и без этого. Просто потому, что это их с Римусом ребенок. Быстро справившись с уборкой, девушка замесила тесто для кекса и, перелив в форму, сунула его в духовку. Они жили скромно, без излишком. Мебель родители покупали сами, и ремонт в доме не был новым, но Тонкс выросла здесь, она привыкла к этим стенам, к не очень большим комнатам. Наверное, ее матери было сложнее, ведь та привыкла к поместьям, огромным залам и дорогим платьям. Впрочем, они почти никогда не обсуждали это. Зачем, если и эта жизнь хороша? Если у нее есть все, что нужно. Достав выпечку и оставив кекс под чистым полотенцем, чтобы тот остыл, Дора вернулась к сыну, проведя с ним время, пока в дверь не постучали.
- Кажется, наш Гарри пришел, - проговорила она сыну и поднялась, быстро направляясь к двери. – Здравствуй, Гарри! – ее голос был радостным. И она действительно была рада видеть его. Пропуская юношу в дом, предлагая оставить мантию в прихожей, а затем и, не сдержавшись, обнимая Поттера, Нимфадора проводила его на кухню.
- Так рада, что ты смог прийти. Хочешь чая? – не дожидаясь ответа, помня, какой чай пьет гость, она быстро налила две чашки, поставила на стол сахарницу и ложки. Нарезав кекс на равные части, она пару кусочков положила себе и Гарри, затем ставя все перед ним на столе. – Тедди с мамой в комнате. Можем потом к ним пойти. А пока, ты угощайся, - воодушевленно произнесла девушка, улыбнувшись и сделав небольшой глоток из чашки. Спрашивая его о том, как обстоят дела в школе, как его собственные, она так же поинтересовалась, не пострадал ли кто-то еще. Спросила про экзамены, и постепенно разговор зашел о профессорах.
- Ты слышал, что Снейпа хотят судить? Его дело сейчас на рассмотрении в Министерстве Магии, - сложно было не дополнить тут же «так ему и надо». И, если бы когда-то Гарри не заступился за него, если бы Римус теперь не отправился так же явно давать свои рекомендации на счет него, то и жалко не было бы. А так, слишком многое решал исход слушанья.
- Он все так же достает тебя? – разница в возрасте между ней и Гарри была не особо большой, и мальчик быстро рос, его сильно меняли события войны. Так что теперь это уже был и не мальчик вовсе. Тонкс говорила с ним на равных. Это рядом с Римусом она была слишком эмоциональной и вспыльчивой. Ребенком, в чем-то, но стремилась взрослеть, в чем ей явно помогло материнство. Только она осталась самой собой, и вряд ли когда-то окончательно изменится. – Думаешь, стоит дать ему еще один шанс?
Она пока хотела прощупать почву, узнать, что думает сам Гарри на этот счет. Может быть, все в порядке, может, он смирился с сущностью Снейпа и понял, что…в общем, понял что-то, чего пока не поняла она. Только сейчас ее собственное мнение не имело значения. Она поддержит Римуса в любом случае.

0

3

Сегодняшний день обещал не быть таким противным, как пара предыдущих. Гарри ходил без настроения. Должно было быть слушание по делу Снейпа, только вот ничего хорошего юноша в этом не видел. Его раздражало то, что происходит, и только одно хорошо, ему там не было необходимости присутствовать. Иногда к нему слишком уж прислушивались, что не нравилось волшебнику. Он не знал что говорить, какое в итоге обозначить мнение. Говорить не всегда нужно, так что Поттер радовался перспективе сохранять молчание. Кингсли сможет принять правильное решение, он Министр магии, так что участие гриффиндорца там и не нужно. Хватит и того что туда идут свидетели, который Снейп заявил. Он не услышит, что будут говорить, но может быть, потом послушает из рассказа Гермионы, что там происходило. Или нет, не будет даже пытаться вникнуть, ему не должно быть это интересно, дело зельевара Гарри не касается. Поттер вышел из школы, и направился в сторону Лондона, чтобы купить подарок для Доры и Тедди. Ему нравилась идея посетить друзей, он давно не видел Тонкс, так что, выбирая для нее подарок, постарался максимально учесть особенности ее характера. Накупив всяких вкусностей к чаю и не только, парень посетил еще магазин для детей. Набрал для Тедди развивающих игрушек, не ограничивая себя ничем. Юноша не обращал внимания на взгляды в свою сторону, уже привык, да и надоело реагировать. Остановившись у витрины другой лавки, парень вошел внутрь, собирая в мешок еще пару коробок для Римуса. Общаться с Орденом он в последнее время не мог, и дело не только из-за сложностей, разногласий и прочих вещей. Гарри закрыл Гриммо от них, разозлился, и что самое печальное, не жалел о своем поступке. В его дом привели Снейпа, дали ему защиту, а после вскрывшейся правды, Поттер смириться с этим не мог, и даже не собирался. Используя магию для облегчения ноши, Гарри трансгрессировал к жому, и постучал в дверь. На душе стало легко, когда он увидел Дору. Снимая мантию, уже забывая обо всех гложущих его мыслях, гриффиндорец взял на себя роль раннего Санта Клауса, позволяя мешку стать нормального размера и такой же тяжести. Проходя на кухню, кивая головой, парень решил позже зайти в комнату, сначала разложил продовольствие на стол, едва не разбил пару банок. Он действительно был рад видеть Дору, обнял ее в ответ, чувствуя, наконец, что успокаивается. Пока он побудет здесь, и как верно заметил, Римуса видно не было. Наверняка пошел на суд, не сумел отказать. Порядочных людей стало мало, и даже слишком. А дело с порядочными людьми иметь все сложнее стало. Гарри не хотел думать обо всем этом, но, как назло, мысленно возвращался к этому слушанию. Извинившись теперь Тонкс, юноша вошел в комнату. Поздоровался с Андромедой и Тедди, оставил им подарки, обмолвился парой слов, после чего вернулся на кухню к Тонкс. Еще успеет поиграть с крестником, чуть позже, а пока можно было поговорить. Только Дора сама заговорила про слушание. Гарри запнулся, и желание пить чай практически сразу само собой отпало. Поставив чашку на сто, юноша перевел дыхание. Наверно, обсудить стоило это.
- Да, Гермиона пойдет как свидетель, - гриффиндорец не одобрял согласие подруги. Но промолчал, не давая оценки ее действиям, - Нет, он ограничен в такой возможности, - теперь уже парень хмыкнул. Снейп не был образцом вежливости, только за годы общения с ним у Гарри выработался иммунитет, и обращать внимание на его слова и поступки было уже неуместно. Снейп, можно сказать, был в Хогвартсе на птичьих правах, так что особых сложностей Гарри не видел. Зельевар не лучше приведений, он как вечная подружка невесты, только в случае со школой, вечный компаньон Филча. Эти двое, ну еще может быть и Пивз, из Хогвартса никогда не будут, всегда будут раздражать студентов своим присутствием и мерзким характером.
- Шанс? У него было полно этих шансов, только он предпочел пойти к Волдеморту, чтобы из себя начать представлять хоть что-то, - пробурчал Гарри, тут же извинившись за произнесенное имя. Он никогда не боялся называть Лорда этим выдуманным именем, только порой. Его слова нервировали окружающих. А что касается Снейпа, то Гарри никогда не простит его действий, из-за него погибли или и Джеймс, его родители, и пришлось жить с Дурслями. Если бы Снейп не был таким эгоистом, то Сириус был бы жив, и не попал в Азкабан, да все сложилось бы иначе, по-другому. Поттер был уверен, что все было бы тогда намного лучше, чем было сейчас. Война бы не началась снова, и он не примерял на себя роль Избранного. Все-таки лучше быть простым волшебником, а не знаменитостью. Внимание надоело за все эти годы.
- А что Римус думает по поводу этого слушания? - теперь гриффиндорец заинтересовался этим вопросом. И было любопытно, что собирался сказать Лунатик в защиту Северуса. Только вот интересно, с каких пор преступников должен защищать Люпин. Слово Лунатика будет иметь вес. Но достоин ли обвиняемый помощи, это вопрос риторический. Гарри был зол, и вряд ли когда-то сможет простить зельедельцу его ошибки. Из-за зависти его отцу, и больше не из-за чего, Снейп заварил эту кашу, и наверняка думал, что удачно удалось ее расхлебать. Ошибался, как же серьезно он ошибался.

+1


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » Друзьям всегда рады