4 - 10 ЯНВАРЯ 1999 ГОДА
События в Англии набирают обороты, Пожиратели смерти ищут тех, кто виновен в гибели чистокровных волшебников, в то время как Орден Феникса пытается освободить больницу Святого Мунго от магов с метками, дабы вернуть спокойствие в Лондон. Ученикам же предстоит подготовиться к грядущим экзаменам, встретить Рождество и не поддаваться унынию… читать далее
В игру требуются: Нортон Мальсибер, Захария Смит, Яксли, Ханна Эббот, Лиза Турпин, Селвин, студенты рейвенкло и хаффлпаффа, Андромеда Тонкс, члены Ордена Феникса

Hogwarts and the Game with the Death

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » Когда нет выбора


Когда нет выбора

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Временной промежуток
23 декабря, Лондон
2. Имена всех участников
Нимфадора Тонкс, Римус Люпин, Алекто и Амикус Кэрроу
3. Описание/текст квеста
За последнее время изменилось многое, безопаснее не стало, все тот же риск преследует жителей Англии ежедневно, да и ежеминутно, только иногда обстоятельства не оставляют выбора. И действовать заодно приходится с теми, кого большую часть сознательной жизни хочешь отправить за решетку. Дементоры, покинув переделы Азкабана в поисках радости, не скупятся на поцелуи, убивая людей, которые не могут защищаться. Члены Ордена Феникса пытаются сдержать натиск, но оказываются в этом деле не одни. Пожиратели смерти оказываются в аналогичном положении, и вполне возможно что, объединившись, получится прогнать стажей тюрьмы за черту города.

0

2

Когда кажется, что все может немного стать лучше, стоит одернуть себя, потому что в итоге появляются новые проблемы. Тонкс знала, что со смертью Лорда все изменится, только вот не была готова к таким переменам. Не стало легче, проще, безопаснее, все как раз наоборот. С каждым днем ситуация обострялась. Нападения меняли локацию, и вместо привычных, целью становились жизненно важные объекты. Больница, школа, магазин палочек перешел в руки явно заинтересованной стороны. Пусть Рид Гарвин и не был такой проблемой, какой могли бы быть Кэрроу, но он был аристократом, чистокровным волшебником, который явно не был склонен считать полукровок вправе колдовать. Доставка палочек была сорвана, и теперь уже не известно, что делать им дальше. У Министерства, возможно, был свой план, только не было гарантии, что все не повторится. Все, что им оставалось, это делать все возможное. Доступное для них. Покидая дом, девушка остановилась ненадолго уже за дверью и подошла ближе к мужу, беря его за руку.
- Римус, их может там оказаться куда больше, чем мы сможем сдержать, - наверное, тревогу было бы просто распознать, даже если бы Римус не знал ее достаточно хорошо. Девушка сжала руку мужа, глядя ему в глаза. Пора было покидать их спокойное, защищенное убежище от любых невзгод. Метаморф, возвращаясь сюда, старалась не вспоминать о работе, делах, обо всем, что могло, так или иначе, все испортить. Она знала, что здесь будет безопасно для их сына, для ее матери. Но дементоры не люди. Они не состоят из той же плоти и крови, что и смертные. Они питаются улыбками, радостью других, а взамен несут лишь отчаяние, холод и смерть. Остановить их было просто необходимо, только количество было явно на стороне противника. Задумавшись, Тонкс не могла даже сказать, что эти существа полноценные противники, впрочем, они могли думать, а, следовательно, были опасны.
- Просто будь осторожен, хорошо? – пусть она и будет рядом, но не хотела, чтобы был хоть малейший риск для мужа. Пожалуй, они достаточно давно не были нигде вместе, и сейчас был шанс, что дело пойдет не так, как планировалось. Дементоры совсем обезумели, изголодались. Всему должны быть пределы, а потому их стоило хотя бы оттеснить как можно дальше. Если получится, то это будет их небольшая победа. Эти существа создавали проблемы для всех, включая и Пожирателей, но, с другой стороны, кто знает. Возможно, что у убийц с ними есть договоренности. Перемещаясь вдвоем на место, Тонкс осмотрелась. Было достаточно темно и холодно, но виновата в том была погода. Лежал снег, и при каждом выдохе изо рта шел пар. Хоть на ней и была достаточно теплая мантия, да и одежда под ней согревала, но нос все равно немного замерзал.
- Интересно, будет ли завтра вечером снег, - сочельник приближался, и девушка хотела, чтобы это Рождество было идеальным. Побыть в кругу семьи, рядом с близкими ей людьми. Она старалась находить во всем этом ужасе и хаосе что-то светлое, цепляясь за это. Она постоянно думала о сыне, о муже, о родителях. Думала о том, как любит праздники, и что подарить Римусу. Пока в голове не возникало подходящих идей, и все, что она могла, это больше сосредоточиться на их задании. Город постепенно погружался в сон, и на улицах становилось тише. Проходя дальше, метаморф держала палочку наготове. Если сообщение было верным, то дементоры в последнее время бывали в этом районе. Именно здесь была найдена последняя жертва. Кутаясь чуть сильнее в мантию, Дора шла рядом с Римусом. Шум послышался со стороны переулка, и больше походил на шуршение, или вроде того. Не было криков, только звук, словно упало что-то тяжелое на землю. Тихо проговорив, что нужно проверить, что это было, девушка ускорила шаг. Она старалась передвигаться так тихо, как могла. Осторожно заглянув за угол, Тонкс увидела тело мужчины, лежащее с распростертыми руками. В одной все еще был зажат сверток в оберточной бумаге. Он поблескивал серебристыми снежинками, отражая тусклый свет уличного фонаря. Резко выдыхая, девушка сорвалась в сторону подворотни. Всего один дементр, с ним она справится. Взмах палочки был чуть резче обычного, но патронус послушно появился, прогоняя бестелесное существо от тела. И, когда проблемы не стало, Дора устремилась к человеку, все еще надеясь на то, что есть шанс помочь. Опускаясь рядом с ним, касаясь пальцами холодного тела, она не ощущала биения сердца. Не видела, чтобы изо рта шел пар. И его глаза…Она видела уже такие, на поле боя. Но от этого не становилось проще. Наверное, было бы неправильным сказать, что девушка была расстроена. Потому что это чувство было сильнее. Так лишь ей казалось, или их действительно стало больше? Патронуса она отозвала, чтобы не расходовать понапрасну силы. Один – это не проблема. Подняв глаза на Римуса, она покачала головой, дав понять, что эту жертву уже не спасти. Им нужно было идти дальше, только она надеялась, что не будет больше жертв. Нельзя было оставлять мужчину вот так, но о нем позаботятся, чуть позже. Поднимаясь на ноги, чувствуя, что цвет волос меняется, отражая и ее настроение, становясь тусклым, она горевала не долго. Горечь и расстройство сменились более негативным. Она ощущала злость, и хотелось немедленно отправить этих существ туда, откуда они появились. Мысли прервал крик, откуда-то издалека. И сердце Тонкс забилось чаще. Глядя в сторону шума, затем на мужа, она и без слов дала понять, что собирается бежать туда. Так что сорвалась с места, надеясь не позволить появиться еще одной жертве.

+2

3

В далекие года его молодости, все было значительно проще. Римус помнил, как шла война, но обороты были другими, противодействия масштабными, и он мечтал принести пользу. Тогда, будучи совсем юным волшебником, Люпин только начинал свой путь. Появившиеся друзья добавляли уверенности в себе, тем более что его проблема ребят не испугала. Первые счастливые минуты, когда друзья не отвернулись от него, Лунатик никогда не забудет. Анимаги в компании оборотня могли находиться спокойно, хоть тогда он и переживал, что могут быть проблемы. Отчасти, Римус жил на своих инстинктах, как животное, и новости о дементорах его не шокировали ничуть. Было неприятно, и точно будет сложно сегодня справиться.
- Я знаю, но выбора все равно нет, - гнилые существа, это дементоры, они также как и оборотни,  живут своими потребностями и инстинктами, думают исключительно о себе,  о том, как добыть больше ресурсов для собственного благополучия. Вроде бы все правильно, так поступают если не все, то многие, но необходимо соблюдать баланс, который при нарушении, превратит магическое сообщество в одну сплошную яму войны. Люпин не хотел, чтобы все было разрушено, и по этой причине искал способы, как оптимизировать их старания, чтобы все можно было держать под контролем. Терять свою семью Лунатик не желал, уже итак потеряно все что можно. Мужчина боялся сделать что-то непоправимое, и не хотел, чтобы Дора шла куда-то с ним. Женщина не должна пострадать, тем более что она и Тедди, это его семья, как и Андромеда. Она помогала всеми силами, и для нее хотелось бы что-то сделать, как-то помочь и поддержать волшебницу.
- Главное сама будь осторожна, - самое ценное, что есть у человека, это его жизнь, и жизнь близких. Тонкс никогда не была в стороне от проблем и войн, хоть ей и следовало думать о себе. Не из расчета эгоизма, а ради сына, он не должен остаться без обоих родителей, если что-то случиться. Только Люпин не хотел никаких происшествий, ему уже хватило всего того, что приключилось в прошлом году. Оборотень хоть и понимал, что не является волком таким же, как Сивый, но понимал, что, скорее всего, ему необходимо просто перестать сопротивляться и принять сущность. Против животного дементоры ничего не сделают, именно такой расчёт был у Сириуса, и расчет был верным. Если запастись зельем и сохранять разум, то и Дора не пострадает. Люпина всегда раздражало то, кем он стал, и ведь не по своей воле, но сделать с этим не мог ничего. Лекарства не существовало, чтобы избавиться от оборотня внутри себя. Римус не помнил, что с ним происходило в то время, когда вовремя полнолуния, он терял самого себя и жил только зверем, бушевавшим внутри. Люпин боялся узнать, что укусил кого-то и разрушил жизнь, и лучше ему и не знать. Исправить ничего нельзя, если напал на человека, а Римус был уверен, такое с ним происходило. Не зная наверняка, дышать даже легче, и как-то притупляется сознание. В юности он грыз сам себя, бился о стены ветхой хижины, но был уверен, что нет угрозы людей, после же школьных дней, все изменилось, и он боялся больше всего на свете полной луны и того, что за ней может последовать. Срываясь следом за Дорой, он кивнул, когда стало понятно, что спасти человека уже нет никакой возможности. Отправляя в небо сигнал для авроров, которые все равно ежедневно выносят тела, Люпин сжал ладонью плечо волшебницы. Печально, да, но необходимо было двигаться дальше. Мужчина понимал, им нужно идти дальше, искать дементоров и избавиться от них, хоть на какой-то промежуток времени. Справиться с ними трудно, особенно, когда их много. Даже дышать рядом с ними трудно, но можно попытаться выполнить задуманное. После крика. И после того как жена побежала в туже сторону, Лунатик направился следом. Только сначала сделал взмах палочкой. Патронус лучше знает, куда нужно направиться. Так что серебристая тень быстро обогнала их, после чего свечение стало ярче, показалось несколько фигур, спешно улетающих прочь. Магия сработала, но, сколько еще здесь людей.
- Вернитесь в свои дома, немедленно, - подоспев к пострадавшим, проговорил Люпин, - Улица сейчас небезопасна, - и как только они не понимали, неужели так трудно прислушаться к призыву не покидать свои дома. Воздержаться от прогулок. Проводив найденных и спасенных, Люпин уже начинал понимать, легким вечер не будет. Орден патрулировал улицы, но этого было мало. Нужно было что-то быстро придумать, для того чтобы стражи Азкабана убрались как можно дальше и не возвращались.
- Пойдем, нельзя на месте оставаться, – за ними тоже будут охотиться, это факт, и нельзя становиться приманкой, - Туда, - заметив еще несколько фигур впереди, с десяток, Лунатик ускорил шаг и перешел на бег, направляя палочкой Патронуса вперед. От этих удалось избавиться. Только еще с двух сторон пришли враги, их пытались окружить, - Трансгрессируй им за спины, - это лучшая стратегия, которая могла пройти. Не совсем честно, но жить ведь хотелось.

+2

4

Великий волшебник, Темный Лорд, призвал под свое начало многих тварей, от которых было не уютно и которых понять было не просто. Оборотни, акрамантулы, великаны. Политические ходы, обещания и перспективы дл каждой твари отдельно. Обещания лучшей доли. Был у Милорда талант дипломатии, позволявший ему рассчитывать на тех, кто не был умен и достоин общества волшебников, но был готов оказать помощь в борьбе.  Так же к темному магу в свое время примкнули и дементоры. Эти существа вызывали у Амикуса самые неприятные ощущения.  Всегда, сегодня и вчера, эти серокожие, покрытые струпьями существа, больше походившие на разложившиеся трупы, для Кэроу будут стражниками его заточения, тюремщиками, отделявшими его от мира, положения цели и миссии. Долгие годы проведенные в сырой камере Азкабана, один на один с собой.  Долгое соседство бок о бок с дементорами. Никакой радости в жизни. Апатия и безысходность. Было от чего свихнуться, не выдержать и стать одним из тех, чьи кости покоятся недалеко от замка ужаса.  Многие не выдерживали, слишком многие. У каждого были свои способы выхода из Азкабана. Кто-то предавал, рассказывал, пел соловьем, о своих бывих товарищах и их злодеяниях. Кто-то подавался гнетущему чувству и угасал молча и гордо, изгнивая в своей камере. Амикусу повезло больше. Он был уверен в том, что делал. Его цель и вера в то, что его миссия и миссия чистокровных самая верная, помогли ему отделаться малыми потерями в разуме и дождаться светлого часа освобождения. Дементоры стали работать на их организацию, но от этого их влияние и собственное восприятие этих тварей не изменилось. От дементоров Амикусу было тошно. Теперь, когда тот, с кем была заключена договоренность, пал, многие странные соратники ушли туда, откуда пришли. Трепыхался и заявлял о себе открыто, только тупоголовый Сивый с его стаей. Почему –то они решили, что новый лидер обязан выполнить обязательство старого.  Дементоры же, казалось, не заметили смены власти. Им были обещаны сладкие жертвы. Не истощенные узники, которых не так много, а живые и активные люди. Они и брали свое. Сколько и когда хотели. Останавливаться не собирались. Нападали на маглов, зазевавшихся волшебников.  До проблем полукровок и маглов, Амикусу не было никакого дела. Их гибель нисколько не волновала пожирателей, а между тем, дементоры становились проблемой, которая грозила коснуться каждого. Их надо было брать в руки, ставить на место и изгонять. Появившись в переулке, волшебник и его сестра,  огляделись по сторонам. Неприятное ощущение присутствия дементоров проникло под кожу.
- Алекто, не исчезай из поля зрения, сказал Амикус, обращаясь к сестре – Пожалуйста, добавил он. Его сестра была самостоятельной и очень способной волшебницей. Талантливой, успешной, но близость тварей в капюшоне действовало угнетающе, рождая  в душе паническое чувство. Хотелось оградить близкого человека, уберечь. Дементоров не было видно, ощущалось только их присутствие.  И их было много. Тяжеловато будет справится с ними, но да и задание не обсуждается. Надо выполнить любой ценой. Продвигаясь вперед, держа палочку на готове, пожиратель старался не выпускать из поля зрения и сестру. В это самое время в одом из переулков раздался знакомый голос. Зубы скрипнули, он знал владельца голоса, но ноги уже сами несли его в нужном направлении. Орден Феникса, куда же без них.
Вскоре глазам Амикуса предстала потрясающая картинка. Обротень в компании своей жены, отбиваются от кучи дементров. Мистер и миссис спасу всех, сами попали в неприятное положение.  Оглянувшись на сестру, волшебник сжал в руке палочку и направил на стаю в капюшонах. Не время сводить счеты. Хотя очень хотелось посмотреть как эти твари разделаются с членами Ордена. Опасность могла коснуться и его сестры и его самого.
Лишенные эмоций стражники предпочитали сырость, туман и холод.
- Piro ,  это пожалуй понравится им меньше.    Некоторые из стражей, заметив новый источник пищи уже направились в сторону Амикуса и Алекто.
- Deflagro –  гноь вспыхивал вокруг. Дементры, не выносившие жара исчезали, но их место занимали новые. Легким задание не будет. Да еще и Орден. В Азкабан Кэроу не хотелось, поэтому надо не только изгнать тварей, но и оказать достойное сопротивление Римусу Люпину и его жене аврору. Вот уж тоже неугомонная женщина.

0

Deflagro  - Огненное Проклятие.
Piro - Действует даже на те предметы, которые могут быть признаны несгораемыми – просто потому, что не воспламеняет цель, а превращает ее в огонь. Может быть отражено только с помощью Reflecting Charm, но кому-то проще увернуться, ибо вероятность этого отражения очень невелика.

+1

5

В последнее время с братом она выходила не так часто. У того были дела, а сама она предпочитала приносить пользу вне зависимости от того, с кем нужно и куда идти. Если речь, конечно, шла о коллегах. Но еще остались важные дела, которые нужно были или возможно было разделить с родственником. Мерзкие существа в балахонах изрядно достали мисс Кэрроу. Они мешали свободным прогулкам, и это касалось не только ничтожеств, вроде грязнокровок. Но затрагивало так же и аристократию. Голодные, явно соскучившиеся по чему-то, кроме худосочных Пожирателей, они добрались до мест достаточно отдаленных, от ореола их обитания. Такое на ее памяти было не так часто. Только не означало вовсе, что стоит это оставлять на самотек. Так что, убедившись, что палочка и кинжал при ней, а мантия достаточно теплая, женщина хмыкнула своему отражению. Она любила себя в двадцать, но сейчас понимала, что то были детские глупости, которые остались в прошлом. Сейчас с возрастом пришло понимание гораздо более важных вещей. Ценность семьи, слова, умения говорить, что тебе нужно и получать это. Ей не нужно было никому ничего доказывать. Вполне достаточно тех действий, которые она совершила. Да, оступалась, но теперь понимала, что все это было такой глупостью, которая должна была привести к запоминанию этих уроков. Сейчас, когда они оказались в переулке, она думала о том, что здесь как-то мерзковато.
- Хорошо, - пожав плечами, женщина направилась за братом. Иногда он говорил странные вещи. Это было или мило, или просто странно. Иногда просто глупо, но многие мужчины таковы. Никогда она не сможет относиться к этому иначе. Хотя были мужчины, которые заставляли ее думать о том, что не все так уж безнадежно. Проявлялось наличие мозга в черепной коробке. Любопытно, безусловно. И к брату она относилась не так, как к другим. Наверное причина в том, что росли вместе. Она знала, каким он бывает. От размышлений ее отвлекли голоса. Даже забавно получалось. Встретиться с теми, кого предпочел бы убить, но теперь смысла в том не было. А вот и холодок побежал по коже. Крайне неприятный, даже скорее мерзкий. Брат уже решил помогать оборотню и его девке. Она не будет сопротивляться. В процессе всегда можно упустить одного, чтобы он закончил дело. Она же хотела поставить этих существ на место. Сопутствующие потери не столь важны, если они из числа ничтожеств.
- Какой-то не самый приятный вечер, - проговорила Алекто, глядя на попытки брата помочь членам Ордена. – То ли в воздухе витает что-то, то ли люди странные, - это был намек, пока тонкий, в сторону брата. Показавшегося дементора, который вынырнул из-за угла, она отпугнула пламенем. А вот толпа других, явно расстроенных действиями главы Кэрроу, не казалась простой задачей. Используя достаточно мощное заклинание, чтобы избавить себя и брата от лишнего внимания, она тут же избавилась от пламени. Слишком уж велик шанс превратиться ему в Адское Пламя, которое вырвется из-под контроля. – Кончай с ними возиться, пусть сами помогут себе для начала.
И она встала так, чтобы прикрыть спину Амикуса, но все еще видеть семейство Люпинов. Тем временем становилось как-то проблемнее защищаться. Мелочь ведьма отгоняла элементарными заклинаниями, не было нужды еще что-то делать. Воспользовавшись замешательством семейства, черные фигуры надеялись вытянуть из них все, что можно. У нее не было приказа не трогать Орден, может Амикус знал что-то иное. Так что она пока не пыталась их убить. Как все закончится, Но несколько уже атаковали Римуса и его жену так, что те оказались в кольце, плотном и, казалось, непроницаемым. можно будет ими заняться. Если дементоры не сделают все за нее. Пока что один подкрадывался за спину Люпина, стремясь схватить его за плечо.

Свернутый текст

Fere Conjiste – выпускает из палочки сильную струю огня. Преобразуется в адское пламя
Piro - Действует даже на те предметы, которые могут быть признаны несгораемыми – просто потому, что не воспламеняет цель, а превращает ее в огонь. Может быть отражено только с помощью Reflecting Charm, но кому-то проще увернуться, ибо вероятность этого отражения очень невелика.

Отредактировано Alecto Carrow (13-05-2017 00:33:17)

+1

6

Забота о главных в ее жизни людях, была, пожалуй, самым важным для Доры. Прекрасно понимая, что так нельзя, она, в случае выбора, всегда отдала бы все ради близких ей людей. Есть главный вопрос, который задают всем, наверное. Горит дом, и есть возможность спасти одного близкого или десять незнакомцев: кого вы спасете. Тонкс не знала ответ на этот вопрос. Она была уверена, что не смогла бы выбрать, и постаралась бы спасти всех. А так не всегда получается. Сейчас девушка надеялась помочь хотя бы тем, чьи крики слышала. Каждая смерть тяжело воспринималась. С появлением Тедди она стала другой, сама ощущала это. И собственная жизнь стала более ценна, и жизнь любых других людей. Но больше всего она переживала за сына и мужа. Римус был целью многих, она осознавала это. Сама Дора скорее просто неприятное дополнение к нему, назойливое, но не настолько опасное, что стоило бы переживать. Он же другое дело. И девушка не просто догадывалась, она была уверена. В ее крови часто бушевали эмоции, которые можно было опознать без особых трудностей – у нее просто менялся цвет волос. Мгновенно становясь серыми, или алыми, или же приобретая спокойный оттенок, они выдавали Тонкс с потрохами. Сейчас и без этого можно было бы увидеть, насколько она переживает. Война затянулась, и теперь втягивались стороны, которые прежде были если не нейтральны, то, по меньшей мере, не так активно участвовали.
Когда Дора оказалась на месте, ее действительно охватывал страх, но она даже сама не могла сказать, боится она за себя больше, или за Римуса. Кивая, когда супруг сказал ей переместиться, она оказалась позади противника. Так было у них больше шансов сделать хоть что-то. Он снова использовала магию, стараясь отогнать подальше противника, а затем заметила пламя. Девушка замерла на мгновение, быстро находя источник. Две фигуры, слишком уж хорошо ей знакомые. Кэрроу собственной персоной. Зовя Римуса и стараясь быстрее оказаться рядом с ним, она не знала, чего ожидать от этих двух. Тонкс быстро переводила взгляд с Пожирателей на черные балахоны и обратно. Взглядом пытаясь показать мужу, чтобы он был осторожен.
- Что вы здесь делаете? – она спросила, но уже начинала понимать, что эти двое, кажется, не за их душами пришли. Это не отменяло ее недоверия, скорее наоборот. Она была напряжена, стараясь сделать хоть что-то, она продолжала атаки на дементоров, но руки чесались цель изменить. Не сейчас, повторяла Дора сама себе, нужно ждать. Они должны помочь тем, кто защититься не может. Римус руководит, она будет слушать его приказы. Но если она увидит хоть намек на то, что Кэрроу решили направить в Люпина палочку, она не сдержится. Окинув взглядом Алекто Кэрроу, девушка нахмурилась, вернее даже наморщилась. Она предпочла бы видеть эту особу в тюрьме. Та еще и говорила что-то. Дора отвлеклась на это, и зря, потому как едва заметила, что позади Римуса уже стояла черная фигура. Оттолкнув мужа в сторону, используя Патронуса, Дора перестаралась и использовала больше энергии, чем стоило для одного единственного. Это ее ослабило. Ощущая холод, который стоял в воздухе, чувствуя легкое головокружение, Тонкс стояла почти вплотную к супругу. Пожиратели не помогали им, но, кажется, они и не мешали. Сейчас у них была общая цель, это как в соревнованиях. Каждый бежит по своей дорожке. И  Дора хотела бы быть такой же отстраненной, но когда троица дементоров отвлекала Амикуса, чтобы на него напало еще двое, она не выдержала и крикнула тому, что сзади есть еще. Ее волк прыгнул вперед, словно пытаясь схватить дементора за край балахона. Рыча, волк затем вернулся обратно, но удерживать его в таком виде Дора не могла долго, и продолжать бой становилось сложнее. Меняя тактику, стараясь отпугивать дементоров так же пламенем, но куда менее опасным, чем адское, метаморф сама не заметила, как отдалилась от мужа, а в скорее оказалась на достаточном расстоянии от него. И их стычка затянулась, однозначно, потому как в небе, из-за туч, начала появляться полная луна. Дора знала, что это значит, и теперь все, о чем она думала, это что же делать дальше. Потому что если Римус потеряет рассудок после обращения, проблемы ухудшатся в два раза.
- Римус, - позвав мужа, понимая, что она не может сейчас снова оказаться рядом с ним, Тонкс огляделась. Неподалеку около здания она заметила некоторые мешки со строительными материалами. Кажется, была реставрация здания. Используя магию и отбрасывая несколько мешков в сторону дементоров, Тонкс быстро оказалась рядом с мужем, взяла его за руку но так, чтобы не отвлекать его. Всего на мгновение прикоснулась.
- Нам нужно скорее уходить, - она готова остаться, продолжить, но Римусу нужно идти отсюда. Она переживала теперь, что Кэрроу могут, все же, воспользоваться моментом.

+2


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » Когда нет выбора