28 ДЕКАБРЯ 1998 ГОДА - 10 ЯНВАРЯ 1999 ГОДА
События в Англии набирают обороты, Пожиратели смерти ищут тех, кто виновен в гибели чистокровных волшебников, в то время как Орден Феникса пытается освободить больницу Святого Мунго от магов с метками, дабы вернуть спокойствие в Лондон. Ученикам же предстоит подготовиться к грядущим экзаменам, встретить Рождество и не поддаваться унынию… читать далее
В игру требуются: Нортон Мальсибер, Захария Смит, Яксли, Ханна Эббот, Лиза Турпин, Селвин, студенты рейвенкло и хаффлпаффа, Гестия Джонс, Андромеда Тонкс, члены Ордена Феникса

Hogwarts and the Game with the Death

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Школа Хогвартс » Они же пекрасны! Ты видишь?


Они же пекрасны! Ты видишь?

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

1. Временной промежуток
19 декабря 1998
2. Имена всех участников
Darren Hunt, Rubeus Hagrid
3. Описание/текст квеста
В этот вечер, Хагрид, как всегда собрался кормить животных. Вот только у него сегодня появится неожиданный помощник.

0

2

Животные всегда были самой большой страстью Рубеуса. От самых маленьких, безобидных  и не заметных, до самых больших и опасных, по мнению других. Так уж случилось, что животные были полувеликану гораздо ближе большинства  людей. Они понимали его, чувствовали его душевую теплоту и  нежность, которую сложно заподозрить в этакой махине. Почти все они, привязываясь и доверяя леснику, стремились к нему со всех концов леса, чтобы принять угощение из его рук.  Даже самые недоверчивые из них, самые осторожные не опасались в его присутствии. Хагрид любил животных, а те платили ему взаимностью. Так он и жил. Одинокий мужчина в маленькой хижине на территории школы, предпочитающий всем остальным радостям жизни общение со своим не малочисленным зверинцем, обитающем в Запретном лесу и его окрестностях. С тех пор, как одиннадцатилетним пареньком он пришел в эту школу и до сегодняшнего дня, не насчитать и года,  в количестве дней, проведенных вне Хогвартса. Школа была его домом. Преподавательский состав его семьей, некоторые из учеников стали его друзьями.  Не многие. Если быть до конца откровенным, то не так уж их и много, молодых друзей Хагрида. Гермиона, Рон, Гарри, Джинни и Луна. Вот эти четверо никогда не издевались над ним, не корчили лица в презрении на его уроках и не считали его плохим профессором. Может быть был еще кто, только лесник их не выделял. Не мог заметить, потому что, порой, профессор сам побаивался своих студентов. Очень не приятно читать на лицах детей не восхищение, которое непременно должно отразиться на каждом лице, когда Рубеус демонстрирует очередную любопытную зверушку, а страх и непонимание. Да, он позволял себе отступать от министерской  программы и показывал животных куда величественнее и интереснее, но мало кто это ценил. Неужели не скучно целый урок изучат скучечервей? Гиппогрифф, вот другое дело. Он поражает воображение. Или вот например Фестралы. Разве они не прелесть?  Находясь на краю леса с полным ведром свежего мяса, Хагрид свистнул. В лесу как раз жила стая этих прекрасных животных. Хорошая стая. Обученная. Привыкшая к верховой езде. Немного подождав, Хагрид повторил свист. На окраину леса стали стягиваться животные. Хлоали кожистые крылья. Острые мордочки выглядывали из-за деревьев. Вот они, проказники, пришли кушать.
- Проголодались? – с улыбкой спросил лесник и хлопнул себя по ляжкам, затянутым в плотную ткань. – Сейчас будем кушать, подходим ближе. Не толкайтесь. Всем хватит, а ну не драться. Еще чего не хватало… - беседовал с животными лесник и улыбался им как детям.
Взрослые особи уже осмелели и стали самостоятельно подбираться к ведру. В руку Хагрида ткнулась мордочка детеныша.
- Что малыш, не хватило?- мягко спросил кормилец и вытащил для малыша огромный кусок мяса. – Ешь. Набирайся сил.
Клык яростно залаял. Фестралы встрепенулись и захлопали крыльями. От их движения поднялся небольшой ветер. Рубеус знал, что Клык встревожился не просто так. Здесь то-то чужой.
- Эй, кто здесь, а ну выходи? – Осторожные звери скрылись за кустами, не закончив трапезу. Хагрид нахмурился. Клык заходился в лае на того, кто был одет в слизеринскую форму.
- Клык, нельзя, отзывая волкодава от студента рыкнул Хагрид. – Не боись, он не укусит. А вот что ты здесь делаешь. В лес соваться нельзя. И даже ни ни. Не думай. Слышишь?

+2

3

Очередная вечерняя прогулка, чтобы проветрить голову и собраться с мыслями, обдумать все, что произошло за день. Свежий воздух способствовал мыслям, помогал находить ответы на вопросы, на которые до этого Хант найти ответы не мог. Его прогулки и обсуждения некоторых вещей с самим собой походили на сессию само-коучинга, когда он сам себе отвечал на вопросы и находил правильные решения.
Задумавшись, слизеринец сам не заметил, как оказался на опушке Запретного Леса. Иногда такое с Хантом случалось – он шел, и не замечал куда, а потом останавливался, оглядывался, и сам удивлялся, как он пришел сюда. Это был, как раз-таки, такой случай. Слизеринец уже собирался повернуть обратно к замку, как услышал неподалеку низкий голос. Слова было не разобрать, но голос показался парню знакомым. Заинтригованный тем, что кто-то может в вечернее время бродить рядом с лесом. Приблизившись, Даррен максимально незаметно постарался выглянуть из-за кустов, и увидел Хагрида, точнее профессора Хагрида, школьного лесничего и преподавателя по Уходу за магическими существами. Даррен мало что знал про этого бородатого великана, слышал только то, что и так было очевидно – Хагрид был не совсем человеком. Еще, Хант от кого-то слышал, что Хагрида когда-то исключили из Хогвартса, но профессор Дамблдор разрешил ему остаться в школе, в роли лесничего. К урокам, которые вёл этот профессор Даррен относился нейтрально – животные ему нравились, но восторга не вызывали, поэтому он просто старался прилежно выполнять задания преподавателя. Иногда, конечно, на уроках попадались очень интересные особи, поражающие воображение и вызывающие восхищение. Сейчас же Хагрид прямо на глазах Ханта кормил жутковатого вида существ, которых Даррен видел в начале этого года, запряженными в школьные кареты. Слизеринец вычитал потом, что они называются фестралами, и что они считаются вестниками несчастий и смерти. И, что самое важное – видеть их могут лишь те, кто видел смерть. И после прошлогодних событий не только Даррен увидел фестралов, запряженных в школьные кареты, которые всегда казались волшебными самоходами, которым не требовались кони, или иные животные, для движения.
Незамеченным парень оставался недолго. Сначала зарычала, а затем и залаяла собака, потом встрепенулись и фестралы, которые, видимо, почуяв незнакомца, отпрянули от Хагрида. Слизеринец решил не таиться, и выйти на открытое пространство. Все-таки, он еще не нарушил ни единого школьного правила и беспокоиться было не о чем.
-Извиняюсь, профессор, что помешал Вам. Я просто гулял, и не заметил, как оказался у леса. Я в него не собирался, – Парень абсолютно спокойно смотрел в глаза профессора Хагрида, для чего слизеринцу приходилось несколько задирать голову, -А это же были фестралы, верно? Я их видел в начале года, потом читал немного. Не знал, что они живут в лесу. Честно говоря, вообще раньше не знал о том, что такие животные существуют. Простите еще раз, я, наверное, пойду обратно в школу.
Решив не продираться обратно через кусты, парень подошел ближе к преподавателю, чтобы выйти на тропинку, ведущую к Хогвартсу.

+1

4

Когда студент появился в поле зрения лесника, первое, что он заметил, это мантия с зелеными опознавательными знаками. Перед ним слизеринец, а от этих маминых и папиных деток хорошего не жди. Это уж Хагрид знал. Неприятные подростки, что ты там не говори. Сами нарушают правила, рекомендации педагога и нормы поведения на уроке, а потом, смотрите-ка, бегут к папочкам и мамочкам жаловаться, как плохо с ними обошлись. И, конечно же, виноват кто угодно, только не они сами. Профессор, директор, лавочка, скамеечка.  Хагрид недолюбливал слизеринцев всегда, но особенно тяжело ему пришлось в тот год, когда он стал профессором УЗМС. Если раньше маленькие пираньи просто игнорировали его существование в школе, то теперь всячески старались поддеть на уроке и сорвать процесс обучения. Их надменные улыбочки и смешки, их перешептывания, все это заставляло профессора Хагрида волноваться сверх меры, отчего его голос дрожал, а речь становилась слишком быстрой и малопонятной. Вот сейчас, один из них пытается пробраться в Запретный лес, вечером, а ведь потом скажет, что его туда утащили. Неприятности могут быть у всех. Ишь что удумал! Ожидая на свои реплики очень едких ответов, Хагрид упер руки в бока и приготовился морально, чтобы  дать отпор слизеринцу. Что хочет пуст говорит и делает, но нарушать правила он не позволит. Даже если сейчас над ним снова начнут насмехаться. Профессор же он как-никак. Но неожиданно вежливый голос извинился перед ним, чем вызвал у Хагрида растерянность. Руки опустились, лицо приняло удивленное выражение. Приглядевшись лучше, полувеликан узнал этого паренька. Всегда тихий, кажется единственный маглорожденный на факультете. Для Хагрида было загадкой как он там оказался. Какая-то фатальная ошибка, или насмешка, кинуть в ров с крокодилами львенка так, чтобы он сумел выжить и убедить всех и самого себя, что он тоже рептилия.
- А это ты, - успокоившись заговорил снова лесник. – Привет, Даррен. Прогулки вечерами могут быть не безопасны. Этого парня профессор не опасался. Тем более, что слизеринец источал дружелюбие.
- Да, это Фестралы, лучшая стая в Лондоне, если говорить по правде, - широко улыбаясь и лучась гордостью говорил лесник -  покойный директор Дамблдор помог мне достать нескольких жеребят, а теперь вот сколько их. Удивительно послушные и умные. Отлично запоминают дорогу. Не бойся, они хорошо воспитаны. Хочешь на них посмотреть?
Взяв в руку большой кусок мяса, лесник снова позвал животных. Сначала было тихо. Потом из-за кустов появилась первая  драконоподобная морда. Потом вторая. Лесник успокивал зверей, те вид. Что паренек не опасен стали выходить на поляну.
- Они прекрасны, правда? Подкидывая кусок одному из животных, Рубеус положил руку на круп воторому. – Хочешь покорми их. Они очень благодарные животные.
Взяв из ведра в котором запросто уместился бы рослый человек и ему не был бы там тесно, кусок мяса, сочащегося кровью, лесник сунул его в руки мальчика- Ой прости, забыл спросить, а ты сам-то видишь их?
Не было известно видит ли паренек животных. А вот животные мясо видели. Один из жеребят вытянул морду и стал тянуть мясо из рук нового кормильца

+1

5

Слизеринец никогда раньше не общался с Хагридом вне уроков. Да и на уроках много вопросов не задавал, поэтому-то, в общем, можно сказать, что он не знал этого бородатого полувеликана. От этого сейчас было несколько неловко, как, впрочем, и всегда, когда оказываешься в компании кого-то, кого совсем не знаешь. И, вроде бы, Хант знал, опять же, по слухам, что Хагрид очень добрый и дружелюбный человек, но, почему-то, неловкость от этого не пропадала. Обычно все слизеринцы любили поиздеваться над профессором, подставить его, выставить дураком, пожаловаться на него, или натворить что-нибудь такое, из-за чего Хагриду потом было бы неудобно. А ведь профессор и сам, несмотря на то, что уже был не первый год преподавателем, учеников то ли боялся, то ли стеснялся. Когда слизеринцы начинали что-нибудь вытворять, профессор терял нить повествования и урок шел насмарку. Даррен всегда наблюдал за поведением слизеринцев свысока и осуждающе – они пытались доказать всем вокруг, что они лучше и имеют право издеваться над любым, но, на самом деле, прикрывали этим свою глупость. Только глупый человек будет срывать занятия и издеваться над другими из-за их внешности или происхождения. Человек не выбирает кем и каким ему родиться.
-Добрый вечер, профессор, – запоздало поздоровался Хант,сотвечая на приветствие преподавателя, - Мне нравится прогуляться после ужина. Правда, обычно я так далеко не захожу. Сегодня я задумался, и сам не уследил, как пришел сюда. А потом услышал вас, и мне стало интересно…
Парень перевел взгляд от возвышающегося над ним профессора на кусты, за которыми скрылись фестралы. Среди веток можно было различить их блестящие глаза, которые следили за происходящим на полянке. Почему-то, выслушав историю появления этой стаи в лесу у Хогвартса, Даррен ничуть не удивился. Покойный профессор Дамблдор всегда казался Ханту чудаковатым, если не сумасшедшим, стариком, хотя, безусловно тот был великим волшебником и добрейшим человеком. И то, что он согласился завести нескольких существ, которые классифицированы Министерством Магии, как потенциально-опасные и неприручаемые, и по народным поверьям приносящие несчастье… Это сложно назвать поступком здравомыслящего человека. Ну а про Хагрида Даррен слышал, что тот любит всех опасных животных, каких только возможно. Правда, судя по тому, что слизеринец читал про фестралов, они практически не поддаются приручению. Поэтому то, что профессор так запросто собирал их вокруг себя и кормил с рук, да еще и смог использовать их в качестве движущей силы для школьных карет, было удивительно. Нет, конечно, собрать фестралов вокруг себя мог практически любой волшебник, знающий про фестралов – они легко собираются на запах крови. А вот все остальные факты…
- Да, профессор, я их вижу…Начал видеть после прошлого года. Впервые увидел в сентябре. И потом сразу постарался найти про них что-нибудь в книгах, – Хант с опаской посмотрел на драконоподобные морды, которые стягивались ближе, привлеченные запахом крови, парень машинально ухватил кусок сырого мяса, который всучил ему профессор. Тут же, ему в ногу ткнулась морда фестрала, и Даррен протянул животному мясо. Фестрал ухватился за кусок и потянул его на себя, вырывая из рук слизеринца.
И..И много их в нашем лесу? Просто..это так странно, что они здесь живут, а большинство про них и не знает. Хотя, в этом году, наверное, очень многие увидели фестралов впервые…

+1

6

Хагрид смотрел на слизеринца стараясь спрятать улыбку. Чудаковатый он все-таки парень, Этот Хант. Не похожий на представителей своего факультета.  Надменные и гордые слизеринцы, как правило не очень-то жаловали его предмет, не имели склонности ухаживать за питомцами, а самого необычного профессора причисляли к разновидности тех, о ком он вещал на уроках. Это было обидно, неприятно, но представителям зеленого факультета было абсолютно все равно до того, какие эмоции испытывает Хагрид. А ведь полувеликан очень старался. Он ценил честь, оказанную ему Дамблдором, очень хотел оправдать доверие, а получалось не всегда. И все потому, что всегда находились студенты, не принимающие и не понимающие его методов преподавания. Этот же юноша сумел удивить его, не только своей доброжелательностью, но и любопытством к животным, которых многие считали опасными и не приятными.
- Перестань, - попытался прервать оправдания молодого человека лесник – любопытство бывает очень полезно. Любопытство, когда оно  в меру и оправдано двигает вперед любую науку и позволяют сделать открытие. Ну, или обзавестись новыми друзьями. – огромный детина с удовольствием кивнул в сторону фестралов. – Смотри. Ну, смотри же, разве они не прекрасны? Да не бойся ты. Подойди ближе, они не кусаются. Говорю же, прирученные. Сам директор Дамблдор любил на них путешествовать, когда надо было срочно отправится в министерство.
Животные продолжали пиршество, ловко забирая еду из рук Рубеуса и таская мясо из ведра. Самые смелые молодые особи уже подошли ближе к слизеринцу и с любопытством заглядывали ему в руки, ожидая новой порции. Самый маленький представитель стаи потнулс мордой к подолу мантии Даренна и начал его жевать. По-видимому на него попала кровь с куска мяса и малыш просто перепутал.
- Да, скорее всего очень многие сейчас способны увидеть их. Битва прошлого года способствовала, грустно заметил Хагрид. Как он сам не подумал об этом? Столько крови видели стены школы впервые. Хорошо, что тогда они сумели выстоять, а то.. Мало ли что могло свершиться со школой. Настроение снизилось. Лесник вздохнул.
- Да, тут их много. Не меньше дюжины. Не считая молодых особей. Но вот то, что про них не знают, это ты зря. Те кто посещает мои уроки уже знакомы с ними. Я же показывал их, объяснял их особенности.  Просто… - Хагрил запнулся. – Видимо не многие слушают меня, или просто не запоминают. Ты возьми еще мяса, - взглянув на студента предложил профессор – кажется, ты им понравился. 
Хагрид погладил по острой морде ближайшее существо – Удивительные создания. Они прекрасны. Как маленькие драконы.
Продолжая кормление, лесничий вдруг решился задать студенту вопрос, который волновал его.
- Может быть мой вопрос покажется тебе не приятным, может быть тебе уже надоело на него отвечать, но как тебе живется на слизерене? Факультет, который нетерпим даже к полукровкам, как паренька угораздило попасть в число его учеников и продержаться там? Шляпа выбирает сама, но это  ее выбор казался странным. Молодой маг не походил на типичного слизеринца. Чем больше Хагрид общался с ним, тем больше это понимал. И это было, в глазах Рубеса, плюсом.

+1

7

Фестралы больше не казались Даррену страшными. Скорее уж одинокими и непонятыми. Как и сам Даррен. Парень ужаснулся параллели, которую сам же и провел. Наверное, вот он такой же фестрал – несуразный, неуместный, непонятый, одинокий, и, в конце концов, просто невидимый для многих, как для слизеринцев, так и для учеников других факультетов. Нет, конечно, в последнее время Даррен начал общаться с некоторыми учениками, но, в общем счете, большую часть свободного времени он продолжал проводить в одиночестве. А заместо мяса, которое фестралам приносил Хагрид, у Даррена были книги, которые он сам доставал в библиотеке у мадам Пинс. И его сюда «завез» Дамблдор, как фестралов. И других маглорожденных тоже. Только, Хант был единственный, кого из всех маглорожденных, засунули в Слизерин.
От подобных мыслей слизеринца отвлек маленький фестрал, который принялся жевать край его мантии, на которую попало несколько капель крови. Недолго думая, парень достал из ведра кусок мяса поменьше, и, немного с опаской, присел на корточки, чтобы быть поближе к жеребенку-фестралу.
-Эй, мне кажется, что это будет повкуснее мантии, дружок, – Хант говорил тихо, самым тихим шепотом, стесняясь, что его услышит Хагрид. Свободной рукой он погладил жеребнка, который сначала опасливо попятился, но, буквально через несколько секунд вернулся и подставил свою голову по ладонь, и принимая угощение из другой руки.
-Все, что нас не убивает – делает сильнее. Многие погибли в прошлом году, но еще больше выжили. И, увидев, к чему может привести война, к которой, в свою очередь, привела идея ненависти и превосходства, стали сильнее, умнее, разумнее, – Даррен озвучивал свои мысли, не таясь, так как чувствовал, что от профессора Хагрида подвоха ожидать не приходится, но в его голове крутилась мысль о том, что слизеринцы, в большинстве своем, так ничего и не уяснили, - К сожалению,  этого урока может быть недостаточно для некоторых. Простите, профессор, что-то я разболтался. Я был на уроке, где вы рассказывали про фестралов. Но не мог их видеть. Поэтому, как-то в голове была информация, но она не была подкреплена визульно, и, поэтому, ушла куда-то далеко в голову.
Хант улыбнулся профессору, и протянул руку за еще одним куском мяса. Руки у него уже были в крови, а фестралы стояли вокруг, ожидая угощения. В их белесых глазах нельзя было ничего прочесть, но, откуда-то слизеринец знал, что каждый из фестралов сейчас следит за его рукой.
Выбрав ближайшего представителя стаи, или стада, Даррен сам еще не понял, как правильно их называть, парень протянул ему мясной кусок.
Да, они действительно чем-то напоминают драконов…Как гиппогрифы это некий...гибрид орла и коня, так здесь гибрид ящера и коня. Только вот, интересно, откуда взялся такой эффект, что их не видят те, кто не видел смерти, – Слизеринец мельком взглянул на профессора. Вопрос, которым он задался был скорее риторическим, и ответа на него, скорее всего, не было. Так распорядилась природа, вот и весь ответ. И вот… снова вопрос, который Хант слышит так часто. Как ему живется на Слизерине – самый популярный вопрос, который когда-либо задавали Даррену Ханту, маглорожденному слизеринцу.
-Раньше было сложно. А сейчас уже нормально. Все спокойно, учусь в свое удовольствие. На оскорбления я внимания не обращаю. Да и вообще, многие слизеринцы предпочитают оскорблять меня у себя в голове, а не вслух. Так и живем, - Даррен шутливо развел руки в сторону, и тут же отдернул одну из них – с нее неожиданно принялся слизывать кровь один из фестралов.

Отредактировано Darren Hunt (01-05-2017 10:06:06)

+1

8

Бывало такое, что шляпа ошибалась  раньше, отправляя студентов на совершенно не подходящий им факультет, или это было субъективное мнение Рубеуса.  Но вот  этот молодой человек,, котоый сейчас оказался его спутником в этот вечер и помогал ему кормить не самых приятных существ Хогвартса, меньше всего походил на типичного слизеринца. Могло быть так, что Хагрид судил предвзято. Он всегда был холоден к серебряно- зеленым, считая, что он и не способны увидеть ничего, что выходит за круг их интересов. Вот только животные были куда более чуткими, чем он сам. Разве могли они ошибаться? Не без улыбки наблюдая за  тем, как слизеринец общался с подростком фестралом, Хагрид старался не спугнуть эту общность студента и животного. Как знать, быть может это начало большой и продолжительной истории одного ученого и животных. Лесник Хогвартса, по сравнению с другими педагогами преподавал очень недавно, и конечно же, ему очень хотелось, чтобы хоть кто-то из его учеников сумел разделить его страсть к животным и понять то, что понимает он. Увидеть то, что видит он. До этого момента все его чаяния касались только мисс Лавгуд, талантливой и не стандартно мыслящей девушки. Ее интерес к животным  был очевиден. А вот этого молодого человека он, признаться, и не приметил. А что если это не просто интерес? А что если это любовь, открывшаяся так внезапно.
Молодой фестрал потерся мордочкой о руку слизеринца и охотно взял угощение из незнакомых рук. Паренек видел только малыша, а Хагрил успел заметить и его мать, которая наблюдала за сценой не без тревоги. И только, когда молодой маг погладил ее ребенка, у спокоилась. Успокоился и Хагрид. Ошибаться мог он, не верно просчитав цели своего гостя, но не они. Они всегда чувствуют лучше. В след  за хозяином успокоился и Клык, появившись рядом с мальчиком, он положил свою голову ему на колено, а затем, изловчившись, лизнул того в лицо, проявляя дружелюбие. Еще один знак, что мальчику стоит доверять
- Да не стоит извиняться, легка смутился лесник. – на самом деле я привык, что часто в моих уроках не все понятно. Это только потому, что все. Что я говорю очень важно для меня и я хочу показать это другим, иногда не получается. Тебе вовсе не за что извиняться. Я же никогда не был по настощему – Хагрид запнулся – ну  ты  понимаешь, профессором в полном смысле слова.  Я люблю животных. Они любят меня. Вот и весь талант. Для кого-то этого достаточно. Но предать свои мысли другим…
Полувеликан взял из ведра последний кусок мяса и кинул его фестралам. За добычу началась  борьба. 
- ты правильно мыслишь, как исследователь. Наверняка эти животные появились в результате скрещивания. И поучились умнее и выносливее родителей. Все гибриды за счет кровосмешения куда лучше чистой линии, не приспособленной ко многому.
Это касалось как животных, так и магов. Жаль, что не все это понимают.
-Вот и правильно, не обращай внимания. Они не стоят нервов. Тем более, что скоро ты закончишь школу. Уже решил чем будешь заниматься?

+1

9

Даррен был рад, что сегодня его занесло на эту полянку, где, в это же время, оказался и профессор Хагрид. Общение с животными в какой-то степени умиротворяло и помогало отвлечься ничуть не хуже привычной прогулки по школьным окрестностям. Совсем рядом был тихий лес, вокруг стояли, изредка переминаясь с лапы на лапу сытые фестралы. Уходить они не спешили, хотя, было понятно, что угощения они больше не ждут. Некоторые из них ткнулись мордами в пустое ведро, лизнули его стенки, удаляя кровавые потеки, и отошли, потеряв интерес. Тихий лес, и точно такие же, тихие фестралы, черные как ночь, которая скоро должна была наступить.
-Наверное ночью их совсем не видно, особенно в лесу… их, конечно, и так немногие видят. Хитроумная маскировка от природы, ведь на самом-то деле не так много тех, кто видел смерть… – Даррен говорил негромко, почти шепотом, будто размышляя, и не был уверен, услышал ли его преподаватель. В прочем, говорил он скорее для самого себя, внимательно разглядывая жеребенка фестрала, который все так же стоял около него. Мокрый язык Клыка привел слизеринца в чувство, и он отвлекся от размышлений.
-Вы любите свой предмет, профессор. Как, в общем-то, и большинство преподавателей Хогвартса любят свои предметы. Не всем студентам дано это понять, у всех ведь свои интересы. Я читал книги Ньюта Скамандера, он был профессионалом в плане магических животных… Может, и вам следует написать свой учебник? Вы ведь тоже большой знаток животных, ничуть не хуже мистера Скамандера.
Хант отряхнулся, стер рукавом с лица слюни Клыка и поправил взъерошенные волосы. Жеребенок-фестрал снова решил пожевать его мантию, и слизеринец улыбался смотря на это. Мантия все равно была старая, да и ходить в школьной форме ему оставалось около полугода. Конечно, чистоплюи-слизеринцы будут презрительно на него смотреть, завидев пожеванную одежду, но Ханту было плевать – он привык к их презрительным взглядам.
-Только непонятно, кто их скрестил. Или само собой так вышло? В последнее время в моей голове возникает много вопросов, ответы на которые, к сожалению, найти трудно. Например, недавно я размышлял на тему того, почему в детях из магловских семей проявляется магия. Для меня это весьма.. насущный вопрос, ответ на который было бы интересно узнать. Вообще в мире много всего неизведанного и неизученного, при том не только в магическом. Наверное, в магловском даже больше. Хотя, это все, конечно, один и тот же мир. Просто интересы и возможности разные. Вот, например, полеты в космос, высадка на Луне… Этим грезят многие маглы. А волшебникам до этого нет никакого дела. – Даррен говорил серьезно, и так же серьезно смотрел на преподавателя, для чего ему вновь пришлось немного задрать голову.
- Или вот, к примеру, смогут ученые-маглы сделать так, что появятся колонии на Марсе, например. И туда решит полететь на космическом корабле кто-то из волшебников. Будет ли магия точно так же действовать на Марсе, или нет? Вдруг, магия есть только на нашей планете, и силу волшебников подпитывает нечто на Земле? Простите, профессор. Меня иногда прорывает на философские размышления. Слишком много книг читаю, наверное. И мышление у меня…как сказать. Стараюсь все осмыслять с двух точек зрения – волшебной и магловской.

+1

10

Мясо кончилось, ведро опустело. Животные, понявшие, что пир закончен медленно разошлись по поляне. Некоторое из них скрылись в лесу, потеряв интерес к тем, кто недавно кормил их. Остались только самые молодые и любопытные особи. Их блестящие глаза сверкали. Кажется, молодому волшебнику действительно нравились питомцы, он спокойно позволял малышу жевать его мантию и не проявлял брезгливости. Это хороший знак. Свидетельствующий о том, что пареньку можно доверять на самом деле. Так часто случалось, что зная о словоохотливости лесника, к нему приходили жаждущие информации. Со временем Хагрид стал понимать это и старался быть осторожнее. Не всегда получалось, его широкая душа брала свое. Но осознание проблемы первый шаг к исправлению, разве нет?  Не понятно какого подвоха профессор ждал от Дарена. Рубеус только на бумаге оставался членом Ордена Феникса. Его все реже привлекали в работу организации и при нем особенно важных идей не обсуждали. Хагрид не винил Римуса, прекрасно понимая свою бесполезность. Колдун он весьма посредственный, такому большому сложно скрыться да и общительность может подвести. Но было очень приятно считать себя причастным к Ордену и необходимость контролировать себя была нужнее ему самому, чтобы не потерять внутреннюю связь с друзьями.
А тут, жеребенок, обсасывающий мантию, превращающий ее в лохматую мерзость. Клык,  обслюнявивший лицо. Для любого слизеринца половины таких происшествий хватило бы для истерики. А самое главное интерес в вопросах. Это же почти урок для одного ученика и тут  он может не ограничиваться учебником, а высказывать самые смелые предположения. Потому что Хант сам готов думать над ними.
- многие животные пользуются природной маскировкой. Это помогает им выжить. Думаю теперь их видят не так уж и мало… Лесник вздохнул оглаживая круп ближайшего фестрала.  Мысли на этот счет были грустными и тягучими, навевавшими воспоминание о кровопролитной битве прошлого года. Предложение юноши понравилось леснику. Написать свой учебник. Рассказать о своих знаниях, показать как прекрасны те, к кому принято относится настороженно и с опаской. Научить, наконец волшебников жить в мире с другими существами. От мысли пахло тщеславием и Хагрид смутился искушению. Ну как он на самом деле бы это сделал? Кто воспримет такую книгу всерьез? От мага недоучки?
-Нет, учебник это слишком серьезно. Ими занимаются очень умные маги, специально обученные и посвятившие жизнь науке. Кто станет рассматривать мои каракули? Министерство скептически относится к таким как я. К тому же многих животных и я пока видел только на картинках и мои знания академические. А что насчет того  как появились эти великолепные животные. Нам остается только догадываться. Было ли это шуткой природы, мутацией или искусственным скрещиванием. Об этом мы можем только рассуждать, глядя на этих красавцев.
Тут Хагрид позволил себе улыбнуться наивности молодого человека. Ну кто станет его слушать и рассматривать его в серьез. Многие скептически относятся к таким как он. Надо полагать его просто терпят на посту. Единственный кто воспринимал его серьезно директор Дамблдор, да и тот сейчас покоился в склепе на территории школы.
- Я тоже задавался вопросом относительно проявления магии в магловских семьях. Тут можно предположить только одно. Когда-то, очень давно в семье был волшебник. Это могло быть и тогда, когда маги жили в мире с маглами, до разделения. Так и получается, что ген есть, но он спит и когда проявится и у кого не ясно. Вроде бы отец магл, мать магл, а ребенок рождается и проявляется ген предков. Что-то из ниоткуда не берется. Мне так кажется. Да и если бы волшебники не роднились с маглами мы уже вымерли бы все.
Тут Хагрид мог строить предположения. Не все же знают своих предков. А если и знают, быть может предок был магом, но скрылся в мире маглов, скрывая свою сущность и жил не проявляя себя. Очень давно. А вот насчет магловских изобретений и их жизни профессор не знал ничего. Остальные слова мальчика были лишены смысла, как детское заклинание крекс-пекс-фекс.
- как это полеты в космос? А зачем туда лететь и на чем? – усмехнулся полувеликан. Не на метле же? Как железка может вот так вот запросто вылететь с Земли? Она же тяжелая. Не понимаю. И чем плоха Земля? Или маглам уже тесно в их мире?
Настроение Рубеуса улучшилось. Надо же какие забавные эти маглы. А паренек молодец.  Пытливый ум. Может и его в чем просветит. Вот кого бы познакомить с Артуром. Они бы нашли что обсудить и над чем поспорить
- А знаешь, у Джинни и Рона отец очень увлекается маглоскими штучками. Вот он стал бы тебе достойным собеседником в этом деле. А я не знаю о мире маглов ничего, ты уж прости. Но я не против послушать, если ты расскажешь мне. Может быть пойдем ко мне и выпьем чаю?

+1

11

Фестралы уходили, Даррен смотрел им в след не отрываясь, словно бы он старался не упустить того момента, когда их черные тела пропадут под темной сенью леса. Парню казалось, что он нашел в себе некую внутреннюю связь с этими животными. Они были одиноки и не поняты, как, впрочем, и сам слизеринец-грязнокровка. Особо друзьями за семь лет в школе он не обзавелся. Разве что в последнее время он все чаще начал общаться с учениками других факультетов, которые, как надеялся Хант, перестали видеть в нем просто слизеринца. Вот, например, сегодня, чуть раньше, он успел прогуляться и поговорить с Зоуи, которая парню очень понравилась. Вспомнив об этой беседе, Хант немного покраснел. Женское общество и внимание было для него делом непривычным. Правда, проводив девушку до школы, и даже зайдя с ней под кров учебного заведения, Хант, все-таки, вновь отправился на прогулку, и встретил Хагрида. И встреча эта оказалась на удивление приятной и неожиданно познавательной. Даррен даже и не думал, что сможет так близко познакомиться с фестралами.
-Да, маскировка есть у многих. И, что самое смешное, эта маскировка от людей. Природа знает свое дело, – Хант грустно улыбнулся, вспоминая о том, что за последние сто лет из-за людей в общем, не только маглов или волшебников, вымерли сотни видов животных и растений.
-Профессор, так вы ведь можете путешествовать, например на каникулах. Чтобы исследовать, находить животных. Тогда же можно и писать учебник. Как дневник путешественника. К тому же, мистер Саламандер тоже не окончил Хогвартс, но его книги – самые лучшие пособия по магическим существам.
Даррен говорил серьезно. Он сам когда-то мечтал о том, что напишет учебник, или вообще книгу, о нем узнает мир. Тщеславие – болезнь любого слизеринца. В словах Ханта, произнесенных преподавателю, конечно, была толика лести. Опять же, внутренний слизеринец давал о себе знать. А вот с рассуждениями профессора по поводу проявления магии в детях из магловских семей слизеринец был не совсем согласен. Он тоже рассматривал такой вариант, но в его голове превалировала другая теория.
-А может магия это…Не знаю. Как некая частица мира, которая изначально есть в людях, но в некоторых с временем стала угасать? К примеру… Это, примерно, как в математике, но не точно, точнее, очень не точно. Если оба родители волшебники – то ребенок будет волшебником, то есть, плюс на плюс даст плюс. Но есть вероятность того, что появится минус – сквиб. Один из ста, или тысячи вариантов. Плюс на минус не даст минус, как было бы в математике, а даст плюс – волшебника. Но, опять же, есть возможность появления сквиба. И, в конечном счете, минус на минус, то есть, маглы, дадут такой же минус, а не плюс. Но есть вероятность плюса. В той же вероятности, что и появления сквиба в магической семье. Вообще, интересно, сквибы, в большинстве своем, выходцы из чистокровных семей, или нет? – Даррен будто бы рассуждал сам с собой. Опять. И отвлекся толкьо тогда, когда преподаватель выразил свое удивление по поводу полетов в космос.
- Простите. Я опять заговорился. Нет, не на метле. Есть такие изобретения, называются космические корабли. Они взлетают с Земли, прямо в космос. Например, люди уже успели побывать и в космосе, и даже высадиться на Луну. Маглы ищут способы для колонизации… Хотят познавать новое, обустраивать мир. Это тяга к знаниям. Хотя, и на Земле им скоро станет тесно, – Даррен пожал плечами и поправил мантию, - Интересно было бы услышать вопросы от волшебника. Пока что в моей жизни было мало заинтересованных в магловской жизни.
Слизеринец удивился узнав о том, что кому-то может быть действительно интересно услышать о том, как и чем живут маглы.
-Спасибо за приглашение. На улице сегодня прохладно, честно говоря, поэтому я не откажусь от чая.

Отредактировано Darren Hunt (18-05-2017 14:18:36)

+1

12

Как объяснить парню, что мир не так прост, как ему кажется? Что не все вокруг равны и могут заявлять свои права. Хагрид был не просто оправданным волшебником недоучкой. Он был на половину великан, а значит не такой как все. Существо, чей интеллект приравнен к человеческому. Так написано в умных брошюрах министерства. Таких как он не принято считать семи пядей во лбу. Попросту их считали идиотами. Так кто, скажите, станет хотя бы смотреть в рукописи, принесенные им? Кто воспримет его в серьез? Быть может министр и посмотрел бы, и воспринял, но вот за ним стоит целая армии умников, так что погребенная под другими рукописями в кабинете, его рукопись даже не дойдет до Кингсли. А если отдать ему в руки, тоже не вариант. У Шелкбота слишком много дел. На  его руках потрясенная войной страна. Хагрид не может себе позволить быть эгоистом.
-    Ну теперь, быть может  я подумаю, уклончиво ответил лесник. Он не хотел расписывать Ханту всех своих сомнений.
Не с каждым школьником можно обсудить такие странные вещи, как проблемы появления сквибов в семье волшебников. Ровно, как и появление магов в магловских семьях. Юноша перешел к точному искусству математики и расчетов. Хагриду было приятно и интересно следить за мыслью студента, потому как сам он не мог применить такие же методы в своей аргументации. Математика, как и прочие точные науки никогда не давались Рубеусу, их он, конечно же, воспринимал, но на самом примитивном, интуитивном уровне. Романтический дух полувликана, отдавшего всего себя и собственную душу животным, к сожалению, он понимал сухости доказательств и прямоты исчислений. Он никак не мог перенести сухие цифры и применить их в жизни так, как это делал Дарен. Теория и правда интересная. Оставляет массу вопросов, на которые нет точных ответов. Вполне себе научная теория. Если бы ее взять, да применить на практике. Просчитать все вероятности и вывести закономерности, кто знает, может проблема рождения сквибов была бы решена на определенном этапе. Это перестало бы мучить семьи и тех, кому не посчастливилось быть  в них не такими, как все. Да ну? Бред. Никто не может этого решить… наверное
- Нет, сквиб может появиться в любой магической семье. Не смотря на то, сколько процентов чистой крови в наличии. Это действительно неизученная проблема.
Профессор крикнул Клыка, и вместе с собакой и студентом, они направились к хижине. Войдя домой, лесник водрузил в камин чайник, расставил на столе огромные стаканы, вынул с полок угощение. Чайник вскипел скоро. Им всем надо согреться. Наливая чай, Хагрид возобновил разговор.-
- Вот ты говоришь ракеты. Они правда способны поднят в воздух что-то, что действительно способно летать? Удивительно, улыбнулся полувеликан – как с такими-то способностями, вот уже несколько столетий они не способны запустить в воздух метлу? Из чего эти раеты? На чем они летают? Что поднимает их в воздух? А еще.. Неужели маглам мало Земли, что  они так стремятся колонизировать другие планеты? Мир огромен. Хагрид это знал. Маг живут на ограниченной территории. Остальное принадлежит маглам. Так чего им не хватает? Слово колонизаторы не понравилось Рубеусу. От него пахло амбициями захватчиков. Захватчики – это не хорошо, агрессивно и не дружелюбно. Впервые, столкнувшись с этим словом, так легко сорвавшегося с губ маглорожденного, Хагрид испугался. Так ли милы и безопасны маглы, как о них принято думать?

+1

13

-Вы можете писать под псевдонимом. Самое главное в этом деле – хороший агент. А вы будете оставаться инкогнито, к примеру. До определенного момента, – Хант пытался поспевать за широко шагающим преподавателем, один шаг которого был равен двум шагам слизеринца. Он шел рядом и думал, что магический мир, к сожалению, куда больше подвержен неравенству, чем мир маглов, и, к сожалению, это была проблема, которую не так то просто искоренить из людских умов. Вообще, парня иногда удивляла узость мысли у волшебников. Они были консерваторы, редко, когда можно было услышать о каком-то магическо-научном прорыве. Даррен, хоть и был, по каким-то невероятным стечениям обстоятельств, волшебником, но в душе оставался маглом – верил в научный прогресс, и понимал, что без магии человечество шагнуло вперед. Если бы все люди обладали магической силой, то и оставалось бы сейчас что-то сродни средневековью. Наука, к несчастью магов, была куда сильнее.
-Всему есть свое объяснение. Просто магическому сообществу, мягко говоря, плевать на сквибов. Вот и получается, что никто не берется изучить эту проблему. Оказавшись в доме профессора, Даррен тут же почувствовал окатившую его волну тепла от камина, в котором весело трещали бревна, а языки пламени плясали над ними, неровно освещая все вокруг. На столе чуть ли не моментально появились кружки, каждая размером с хороший графин и угощение к чаю. Вскоре чай уже оказался в кружках, и разговор ученика с преподавателем возобновился. Хант слегка улыбнулся удивлению профессора по поводу ракет. Люди, выросшие в мире магов были чем-то похожи на маглов конца девятнадцатого века – для них, полеты на самолетах, или на чем-то еще были сродни магии для маглов.
-Кончено могут. Самолеты, вертолеты, космические ракеты…И я уверен. Что в скором времени появится что-то еще, помимо этого. И все это летает, очень удачно. На самолетах люди летают на много тысяч километров. И не по одному. Есть такие самолеты, которые могут взять на борт триста пассажиров с багажом. А сделаны все эти аппараты из специального материала. Авиационный алюминий для самолетов, а вот для ракет..Там свои, особые сплавы, и я, честно говоря, не знаю какие, – слизеринец широко улыбался, наблюдая реакцию профессора, - У маглов ушло много лет на то, чтобы добиться таких результатов. Тысячи, десятки тысяч ученых, инженеров, конструкторов работали над этим. И теперь люди смотрят вперед, в космос. И это не желание завоеваний, по крайней мере, у большинства его нет, а тяга к неизведанному. На протяжении тысяч лет люди изобретали все новое. Сначала колесо, потом рычаг, паровой двигатель, печатная машина, новые лекарства, компьютеры…Изобретений тысячи, и благодаря открытию одного появляются все новые, основанные на первом. За последние двадцать лет изобретений было столько же, сколько до этого за пару тысяч лет. И с каждым годом эта скорость возрастает.
Даррен с усилием поднял кружку и сделал глоток горячего чая. Взяв в руки печенье и попытавшись его откусить, парень чуть не сломал зубы, и поэтому решил окунуть его в чай, в надежде, что оно станет мягче.
- В общем, в мире маглов тоже есть своя магия. Она другого плана, и тоже доступна не всем. Правильнее сказать, что эту магию создает малая часть населения. А вот пользуются ей все.

+1

14

Волшебникам плевать на сквибов… быть может, этот паренек не так уж далек от истины в своих суждениях. Много ли тех, кому не посчастливилось родиться в магической семье без способностей, нашли свое место в мире магов? Таких примеров Хагрид знал очень мало, пожалуй единственный, кого он знал лично был мистер Филч. Про таких отпрысков не принято говорить, куда легче делать вид, что их не существует и, с определенного возраста, отправлять жить к маглам. На их территорию. Это жестокая забота, как им бедным выжить в мире магов в такой ситуации, уж лучше пусть крутятся в незнакомом для них мире. Непринятая мысль, дискредитирующая магическое сообщество. Такая же не приятная, как мысль о маглах колонизаторах. Да, люди всегда есть люди и все они не совершенны, будь они маглами или магами. Это закон равновесия. Не справедливый закон.
- Ты прав, мало кто занимался этим вопросом. Уж не хочешь ли ты сам изучить эту проблему и самостоятельно найти ответы на все вопросы? Куда ты собираешься после выпускного? – спросил лесник. Ему было интересно, просто ли это попытка поддержать разговор или он имеет дело с будущим ученым, способным просчитать и решить проблему наследования магических способностей? А если он преуспеет, как знать, быть может это станет началом новой эры. Поняв причины нарушения, его можно будет исправить, вопрос только в методах и последствиях.
Чай был согревающим, настроение поднималось от обсуждаемой темы. Нет, какие они интересные, эти маглы. Как ловко они умеют справляться без магии, подумайте только, летающие агрегаты, способны поднять в воздух человека, да и не одного. Поднять высоко, выше атмосферы Земли. Рубеус улыбнулся, почти усмехнулся. На его большом бородатом лице возникло детское выражение восторга.
- Хех. – хлопнул себя по коленям профессор УЗМС. – Как интересно, какие забавные эти маглы. Подумайте-ка, люминий. Наверное он очень крепкий и легкий.  Столько всего интересного напридумывали. Все чтобы обойтись без магии. А я-то думал, что они куда менее способные, чем волшебники. Живут себе ограниченно, даже драконов ни разу не видели. Считают сов дикими птицами, не могу отличить ежа от твердолобика, а гномов представляют себе, как Санта-Клаусов. А они оказывается. Вон что, пытливые умы. Ты говоршь все потому что, они хотят знать больше? Так что ж, на Земле для них еще есть что постараться узнать. Хотя, конечно, наш мир от них спрятан. Эх.
Хагрид вздохнул, но улыбка не покидала его лица.
- Послушай,  Дарен, а что такого интересного они видят в космосе? Что их туда влечет? Что они хотят добиться, найдя туда способность добраться.
Как бы хорошо, даже с любопытством, Хагрид  не относился к маглам, но он был патриотом своего общества. Считал магов весьма разумными, а если уж они не заинтересовались выходом из пределов Земли, наверное там ничего интересного. Вот даже забавно, если такие фантазеры придумали себе гномов так, что они нафантазировали в космосе?

+1

15

В любом обществе всегда есть те, кого предпочитает не замечать большинство. Бездомные, сумасшедшие, просто несчастные люди. И чем больше общество, тем больше они стараются не замечать тех, кто может привнести беспокойство в их жизнь. Не замечают их до тех пор, пока эти самые незамеченные люди не приносят большого беспокойства. А когда так случается, то их стараются отстранить еще больше, или устранить. Все ради спокойствия большинства.
-На самом деле, после событий прошлого года, я бы хотел стать аврором. Знаю, что такой выбор профессии немного банален… Научная деятельность - это тоже интересная стезя, но насколько это будет актуально? Кто захочет заниматься этим, кроме меня? Для таких исследований нужна и поддержка, и деньги. Может быть, когда у меня появится возможность для этого, я и займусь подобным. Мне было бы интересно разобраться. Но, к сожалению, я не знаю с какого конца к этому подойти. – Хант печально улыбнулся и сделал еще один глоток чая. Напиток как раз успел немного охладиться, и пить его стало легко и приятно. Тепло разливалось по телу, расслабляя мышцы и немного затуманивая мысли – сказывалась усталость за день. – А если не аврорат, то мне было бы интересно стать журналистом. И, желательно, не из тех продажных авторов, что писали в Пророк в последние годы.
Да, несомненно в глубине души Даррен чувствовал себя неким революционером, он безумно хотел изменить этот мир, сделать его лучше для всех, совершить переворот в умах волшебников, научить их тому, что чистота крови не показатель того, кто лучше или хуже. По мнению Ханта у всех должны были быть равные возможности. Если кто-то одарен магией, то он автоматически становится волшебником, и не важно кто его родители. Объединившись волшебники могли бы сделать мир лучше. Пока в волшебном сообществе существуют разногласия и конфликты ничего не удастся сделать.
-Фантазия у маглов побогаче, чем у волшебников. Да и потенциал, так сказать, научный, тоже. Волшебник многие вещи может получить или сделать при помощи правильного заклинания и взмаха волшебной палочкой, а вот маглы… Им для того, чтобы получить примерно тот же результат приходиться много работать. И все их изобретения направлены на то, чтобы улучшить жизнь, – парню сразу вспомнилось, как ему раньше приходилось убираться в комнате, да и до сих пор приходилось в летние каникулы. Без магии это было куда как сложнее и, главное, дольше. А вот с волшебной палочкой это занимало всего лишь несколько минут, - Что их туда влечет? Неизвестность. Наверное, это самый подходящий ответ. Туда людей влечет неизвестность. Они надеются, что там есть другие цивилизации, другие миры, в которых будет лучше, чем здесь. Ведь на нашей планете уже очень много людей, и многим из них живется не так уж легко. Путешествия в космос — это как плавания в Новый Свет когда-то. Люди хотят туда в поисках нового и лучшего.
Даррен мечтательно посмотрел на небо за окном, на котором начали уже появились сияющие звезды. Этот свет ночного неба манил людей уже больше тысячи лет. Но если раньше им казалось, что это попросту свод мироздания, то теперь они знали, что небо - это далеко не конец, что дальше есть бесконечная даль космоса.
- А то, как они представляют гномов – это, возможно, причина того, что какой-то волшебник так подшутил. Вряд ли они сами так все придумали.

+1

16

Всегда интересно поговорить о том мире, который ты не знаешь. Особенно с тем, кто его знает очень хорошо. В этом разговоре было несколько странностей. Хагрид никогда бы не подумал, что подобные беседы могут происходить в компании слизеринца. Мантия с зеленой нашивкой в таком случае очень режет глаз. Профессор УЗМС привык к тому, что зелено-серебрянные скрывают свою причастность к миру маглов всеми способами и чтут свое магическое происхождение. А тут слизеринец и такой диалог. Хагрид начал уважать паренька. Ох не просто ему живется среди своих на факультете. И как его еще не заклевали?
- Ну почему же банально? Очень актуальная профессия. Похвальная, героическая. Мне даже кажется, что у тебя прекрасно бы получилось. Столько времени прожить в компании слизеринцев и не потерять индивидуальности, это не у каждого получится.  Авроры это прекрасно. Работа для молодых и активных, с устойчивой жизненной позицией. А наука тебя дождется. Уж в этом не сомневайся, - старался поддержать своего собеседника полувеликан. Вот и тут все те же сложности, что и с его потенциальной книгой. Нет тех, кто воспринял бы это всерьез и согласился работать и продвигать, а одному очень сложно доказывать что-то массам. У паренька был шанс, что проработав до зрелых времен, он заработает славу и знакомства, время изменится, и его идеи найдут отклик. У молодых волшебников время действует и работает на них.
- Журналисты мне не нравятся, склонив голову забасил Рубеус. Слишком много он натерпелся от вездесущей Скиттер. Слишком много врал пророк. Да и Лавгуд был странным. Нет. Журналисты Хагриду не нравились. – Мало в них честности. Даже если ты приходишь туда со светлыми надеждами, тебе придется притираться. И рано или поздно тебя сломают.
Огорчать Ханта не хотелось, но и правду скрывать Хагрид не хотел. Он говорил, что думал. И мальчику лучше знать, хотя вероятность, что он прислушается мала. Да и не имел права лесник ничего советовать. А вот слова про фантазию обидели уже Хагрида. Будучи на половину волшебником, представителем волшебной диаспоры, Рубеус был патриотом. Ему приятнее было считать, что маглы – это дети. Лишенные многого, что есть у волшебников.
- Ну уж тут и не знаю, развел руками лесник – мне кажется, что к волшебникам ты не справедлив. Они способны.  В нашей среде тоже много ученых, все они заняты тем, чтобы улучшать жизнь. – скорее чтобы убедить себя, с нотками обиды в голосе проговорил Хагрид. Да, магглы были изобретательны. Это надо было признать. И куда способнее в логике.. Это доказанный факт, но признавать это не очень приятно. Магглы работают на общество, а маги ученые? Как правило наука магов эгоистична. Например тот же Фламель. Ну изобрел свой камень, а ведь для себя, не для общества. И изобретение оказалось опасным. Если лично не значимо, для тебя, а станут ли маги шевелится?
- Неизвестность, другие миры и цивилизации, так ведь на земле столько миров, что не изучить за жизнь. Меня смущает именно то, что однажды, найдя цивилизацию магов, магглы стали их жечь. А что они станут делать с теми, кого найдут?  Не получится ли это как с нами. Конечно, куда проще искать цивилизации за пределами Земли, чем жить в мире со своими соседями – Хагрид был все еще немного обижен.
Полувеликан проследил мечтательный взгляд гостя и сам засмотрелся на небо. Первые звезды. А правда, что за ними. Неужели там есть такие же как они, сидят и спорят о Земле. Звезды монят и этого юношу, как бескрылую птицу. Зря он так с ним.
- Может быть и волшебник. Надо же скрывать наш мир. Вот только странно все это… А как ты думаешь, там правда кто-то есть? Тебя это тоже диво интересует? А вот если бы ты не попал в Хогартс, о чем бы ты мечтал тогда?
Он никогда и никому не задавал такой вопрос, считая, что о магии мечтают абсолютно все. Дарен сам направил его на это и стало интересно.

+1

17

-Мне кажется, что многие сейчас хотели бы стать аврорами. После того, что произошло. А что касается рынка труда – спрос не всегда рождает предложение. Для того, чтобы стать аврором придется пройти дополнительные испытания в Министерстве, и чем больше людей захотят их пройти, тем меньше шанс оказаться в финале, – Слизеринец продолжал мыслить магловскими понятиями. Он не был уверен, что они могут быть применимы к волшебному миру, потому что относительно него весь магический мир крутился в Хогвартсе и Косом переулке. Но, была у Ханта уверенность, что ситуация с рабочими местами во всех странах и мирах одинакова, -А наука, действительно, дождется. Никогда не поздно начать ей заниматься. Сначала надо набраться опыта.
Даррен поерзал на стуле, стараясь устроиться поудобнее. Все-таки, дом Хагрида был полностью устроен под размеры полувеликана, и слизеринец сам себе казался маленьким.
-Да, такое тоже возможно. Но, хотелось бы верить, что если я изберу этот путь, то пройду его до конца с высоко поднятой головой. Он верил в свои силы и возможности. Он был маглом, грязнокровкой, и оказался среди студентов Слизерина. И не сломался. Бывали моменты, когда он был готов сдаться, но он был и остается самим собой.
- Я не умаляю достоинств и изобретений волшебников. Но почти безграничная сила позволяет расслабиться. Перенести вещи по воздуху, телепортировать их – волшебники, окончившие школу, могут сделать это почти без проблем. И путешествовать самим на длинные расстояния. А маглы… Им приходиться придумывать как это сделать. Вообще, мне кажется, что многие такие стремления от лени. А лень – двигатель прогресса. И, думая про то, что найдя магов маглы стали их жечь… Это от незнания. Незнание и слабость порождают жестокость. И зависть тоже.
Люди боятся того, чего не понимают. Сначала боятся, потом, чаще всего, стараются познать. Но чувствовать себя хуже других, быть не таким… Хант прошел через это. Но Даррен надеялся, что однажды появится взаимопонимание сначала между всеми волшебниками, маглорожденными и чистокровными, а потом и между человечеством в целом. Вместе люди и маги могли бы достичь многого. И сейчас, накануне начала двадцать первого века это было бы возможным.
В детстве я мечтал стать премьер-министром. Или известным ученым. Делать жизнь людей лучше. Хотя, путешествия тоже всегда меня манили. Теперь, правда, благодаря трансгрессии – путешествия не такая уж и проблема. И ведь с возрастом зачастую все меньше знаешь кем хочешь быть. Вот вы, профессор, кем мечтали стать, когда вырастите?

+1

18

- У аврората широкий штат, авроры заняты в разных направлениях деятельности, так что, думаю, для человека не обделенного талантом и упорного место найдется. Я знаком с  министром магии- похвалился лесник.  Он действительно хорошо знал Кингсли по работ ордена. Таким, каким был этот волшебник все годы существования организации. Не ходил к нему в гости, не праздновал с ним семейные праздники, но знаком определенно был. И то, что министр помнит его это наверняка. – Он хороший человек и специалист, кроме того обещал содействие всем, кто защищал школу.
Хагрид не помнил юношу в числе защитников, но это не значит ничего. Там очень много студентов было и вполне возможно, что странный слизеринец тоже вел бой против пожирателей. Скорее всего даже. Он же маглорожденный.
- ну, - развел руками профессор – всегда хочется верить в лучшее, но журналистика не так проста. Там приходится ориентироваться на спрос, а не только на свою веру и порядочность. Заказы сверху или от власть имущих никто не отменял. Так что ты будь осторожен.
Дарен был странным. С хорошей точки зрения. Хагрид любил странных. Вот сейчас паренек снова говорил на тему маглов и слушать его было интересно. Сопоставляя свое мнение с его.
- Я допускаю, что лень двигает вперед прогресс. Это правильно. Но вот относительно слабости… Если судить по твоему то все агрессоры, в душе слабые и закомплексованные люди. Неуверенные в себе и не знающие как с этим жить. Верится с трудом.  – профессор покачал головой. Он вспомнил Темного Лорда, его манеры и способности. Вот уж кто не был слаб. И уж точно не неуверен в себе. – Или этот закон действует только в отношении маглов?
Над этим надо будет и самому подумать. Интересная теория. Такие мысли в голову леснику не приходили. По ним выходило, что каждого тирана и монстра надо пожалеть? Неприятные мысли. Разговор  плавно перетек в обсуждение планов. Мальчик делился своими детскими мечтами… Вполне достойные рвения. Помогать людям… Где-то такие мечты он уже ощущал.
Когда ты молод твоя кровь кипит и прошлое видится разумным продолжением настоящего. Твои мечты и их воплощение зависит только от тебя, поэтому легко строить далеко идущие планы. Можно решить для себя, что непременно станешь работать в определенной сфере и  добьешься успеха. Тебя заметят, помогут и вот – твои мечты начинают исполняться ровно так. Как ты того хочешь. Это наивность и благая вера в собственные силы. Жизнь иногда сама преподносит сюрпризы и решает за тебя очень многое. Когда-то и Хагрид был таким же. Пришел в школу с горящими глазами, верой в справедливость и желанием показать себя. Он старался не замечать, что чем-то отличается от остальных учеников. Какая разница, что он чуть крупнее и чуть грубее внешне остальных учеников. В его необъятной груди билось большое и благородное сердце. В нем жила готовность помочь всякому живому существу. Он видел себя колодомедиком, драконоведом, работником министерства магии по контролю за распространением животных. Он хотел приносить пользу обществу и работать с животными, магами, маглами. В тайных уголках его души теплилась мечта стать со временем профессором и обучать студентов, делиться своими знаниями. Кем угодно, только нести пользу. Но жизнь сама сделала несколько крутых виражей. Не справедливо осужденный за проступок, который он не совершал, полувеликан был отчислен из школы. Его палочка сломана, жизнь разрушена. Мечты свернулись, как цветы перед дожем и он вынужден был жить почти милостыней. То, что он остался в школе не было его заслугой, только одолжением Дамблдора.
-О. я мечтал. – протянул с горечью Хагрид. – да только давно это было. Кем я только себя не видел. Сначала хотел быть колдомедиком, но зелья мне давались с трудом. Потом драконоведом, работать с животными, приносить пользу магам. Но жизнь сложилась иначе.  Не так как я планировал.. – Хагрид замкнулся и упустил из рассказа добрую часть своей жизни. Он не хотел рассказывать об отчислении. Не тот он чтобы носить с гордостью следы обид -Очень долго я вынужден был быт всего лишь лесником. Не подумай, что я жалуюсь. Это очень хорошо, на этой должности. Я благодарен, что Дамблдор помог мне здесь пристроиться. Но ведь об этом обычно не мечтают. Спасибо директору Дамблдору. Он сумел найти мне место профессора.

0


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Школа Хогвартс » Они же пекрасны! Ты видишь?