28 ДЕКАБРЯ 1998 ГОДА - 10 ЯНВАРЯ 1999 ГОДА
События в Англии набирают обороты, Пожиратели смерти ищут тех, кто виновен в гибели чистокровных волшебников, в то время как Орден Феникса пытается освободить больницу Святого Мунго от магов с метками, дабы вернуть спокойствие в Лондон. Ученикам же предстоит подготовиться к грядущим экзаменам, встретить Рождество и не поддаваться унынию… читать далее
В игру требуются: Нортон Мальсибер, Захария Смит, Яксли, Ханна Эббот, Лиза Турпин, Селвин, студенты рейвенкло и хаффлпаффа, Гестия Джонс, Андромеда Тонкс, члены Ордена Феникса

Hogwarts and the Game with the Death

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » Иногда, нужна стратегия


Иногда, нужна стратегия

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Временной промежуток
9 января 1999 / Азкабан
2. Имена всех участников
Флора Кэрроу, Марко Гатто, Эван Коллинз, Дэниэл Парсонс
3. Описание/текст квеста
Добиться своего хочет каждый, а уж когда дело доходит до возможной реализации своих планов, то цель может оправдать не только средства. Азкабан, хоть и был помят Пожирателями смерти, но успешно стал восстановленной тюрьмой для волшебников, где кроме дементоров, были еще и авроры, в большем числе, чем раньше. Подстроившись под рейды, отступникам удается поместить в одну из камер Флору Кэрроу, которую маги отказываются оставить в покое. Их интересует крупная рыба, цель, - выйти на Пожирателей смерти рода Кэрроу, и добиться их заточения в эту тюрьму, или, что уда лучше, смерти. Только вот… все ли пойдет по плану?

0

2

Постоянные рейды в купе с аврорами, не готовыми принять на себя ответственность за решительные действия по очищению Магической Британии. Это утомительно и неприятно. Иметь в руках палочку  и не сметь ее использовать по назначению,  иметь все права мстить и не иметь морального права применять магию против каждого, кто достоин, быть в числе тех, кого настигла заслуженная кара. Нет абсолютно невиновных чистокровных волшебников. Все они, так или иначе, поддерживают идеологию пожирателей, хотя бы для того, чтобы не оказаться в числе предателей крови. Действуя на одного из них, гораздо проще будет выйти на верхушку организации радикально чистокровных, как жаль, что не все способны понять это.  Часть авроров и работников министерства все еще носятся с нелепыми принципами гуманности, не понимая, что их идеи бесконечно устарели. Флора Кэроу, взять хотя бы ее. Невинная девочка. Как кажется большинству. Плохие люди ведут на нее охоту, но кто знает что проснется в этой девице, с такой то наследственностью. Ее дядя и тетя  не отличаются моралью и гуманностью, готовы убивать без разбора и не смущаются тем, что убирать с пути приходится иногда заведомо слабых.  За все врмя пребывания в отряде тех, кого именуют отступниками, Марк лишь единожды испытал чувство противоречия, относительно выбранной цели. Общение с маленькой змейкой показало, что ее мысли слишком сродни мыслям ее родственников. Юная, но уже испорченная особа, считающая что ей дано все по праву рождения.  Все-таки не зря целью выбрана она. Девушка имеет все шансы стать такой же, как ее тетя. Этого допустить нельзя.
Находясь в очередном рейде вместе с аврорами, двоим отступникам повезло.  Юная мисс Кэроу оказалась в непосредственной близости от них. Небольшое сражение двух подготовленных магов против девочки и задача первостепенной важности выполнена. Девушка оказалась в месте, которое, наверняка, все еще вызывает трепет в душе ее дяди и тети. В камере Азкабана.
Разметив пленницу в камере, дав ей насладится атмосферой промозглого помещения и близости дементров, маг обратился к Флоре
- Добро пожаловать, мисс Кэроу, - улыбка перекосила измененное лицо Марка – Вам должно быть уютно здесь. Ваша память крови просыпается? Конечно же, столько лет ваши родственники провели в этом месте, ожидая освобождения.  Tistons – скомандывал он, - umbra impetum. Ему хотелось причинить девочке страдания. Н потому что так требовалось по заданию, чтобы как можно больнее ранить ее родных. Даже не потому, что соратники ждали от него решительных действий. В памти был жив их разговор наедине, когда девчонка размазала об собственное мнение его принципы и мнение. Он был почти готов пожалеть эту девчонку, дать ей шанс, но ее надменность ранили хуже заклинаний. Он проявил слабость и сейчас мстил ей за то малодушие, проваленное им. Он сам себе и другим должен доказать, что его принципы не могут поколебаться о  трогательного взгляда почти ребенка. Он не подвластен эмоциям. Тем более, что  сейчас. Маленький внутренний голос противно шептал : « если бы это была твоя сестра?» Нет, все это слабости. Он не один и не может дрогнуть на глазах у соратника. Пусть лучше он будет жесток и мерзок, но не слаб.

9

Tistons – заклинание кокон, сжимает противника в сжатое пространство
umbra impetum - атака тени, использование всех теней для атаки.

0

3

Наверно, ее никогда не оставят в покое. Враги не могут понять, что Флора не предаст свою семью, не откажется от аристократии и не приведет ничтожеств, убивших ее родителей, в поместье главы рода. Сама мысль о предательстве была для Кэрроу невыносимой, так что все попытки ее сломать оборачивались совсем не тем, что хотели ее неприятели, это совершенно точно. Волшебница не сопротивлялась, когда на нее напали, понимала всю бесполезность этого, и только смотрела на одного из авроров, который, по всей вероятности, видел кого-то еще, потому как, с кем-то сражался. Понятно, что это создание нелепо и ничтожно, но это уже перебор, по мнению девушки. Только вот место, где она оказалась, заставило ее буквально ощутить руку смерти на своем плече. Ее дыхание где-то совсем рядом. Слизеринка мгновенно ощутила холод, панику, как бьется сердце, рискуя пробить последние несколько раз и навсегда остановиться. Флора не была готова быть здесь, в месте, где долгие годы находились ее родственники. Они выдержали, возможно, должна была справиться и она, вот только ее колотило от холода и ужаса. Постепенно страх становился все более ощутимым, и девушка готова была просто упасть. Только нет, в этом месте она не позволит себе подобного. Было плохо, ужасно и отвратительно, но аристократка не позволит себе потерять сознание в этом никчемном месте. Пусть ее убьют, ведь эти ничтожества и могли только на нее нападать, на кого-то сильнее не хватало способностей, и наверняка, страх не позволял им сделать что-то действительно стоящее. Справиться с ученицей Хогвартса не трудно, и особенно, если она не способна дать отпор. Флора не боец, может быть, и сумеет когда-то измениться, но не сейчас, когда у нее не было шансов. Впрочем, уде не будет, вероятнее всего. Слизеринка прекрасно понимала, что теперь ей некому помочь, и только одно радовало. Рида оставят в покое, связей с ее семьей не останется. Поежившись, обнимая себя руками за плечи, девушка отошла дальше от решетки. Ей противен был маг, стоявший напротив нее. Чудовище.
- Сокращайте свои фразы до смысла, - большего она не могла сказать, за этим последовала магия. Если это смысл, то Кэрроу и не сомневалась, что перед ней было животное. Способное только пытаться сделать что-то весомое, но не имеющее на это шанса. Волшебница наклонилась, не сдерживая крик, ее сначала сдавило, а потом появилось уже знакомое чувство, запах крови и новая боль, заставляющая волшебницу, опустился на колени. Флора прижимала ладони к ранам, из которых сочилась кровь, но их было слишком много. Вязкая жидкость сначала была теплой, но затем, остывала, одежда становилась липкой, становилось все сложнее дышать. Кэрроу начало трясти куда сильнее прошлых минут, перед глазами появилась пелена. Она не чувствовала ничего кроме боли, и уже не могла кричать, не хватало воздуха. Грела лишь мысль, что все вскоре будет кончено, ее жизнь прервется, и не останется слабых звеньев в роду Кэрроу, и ее тетка, девушка была уверена, найдет тех, кто нанес уже столько ударов по их семье. Опускаясь на ледяной пол, Кэрроу все еще продолжала задыхаться, сердце уже не колотилось, в ушах стоял какой-то звон, затем сменившийся хрипом. Становилось холоднее, Флора видела, как грязный пол покрывается тонкой кромкой льда, и теперь начала дрожать, понимая, что стражи Азкабана здесь все еще были, и по всей вероятности, если она сейчас не уснет, то все будет куда хуже, чем она могла себе представить. Ее похитили ничтожные существа, их место здесь, как убийц, но разве им можно объяснить, что нет никакой логики в их поступках? Флора не отказывается от своей семьи, но лишь из-за того, что не были способны выйти против Кэрроу. Это было бы обречено на поражение, но и теперь, после ее смерти, у них не будет ниточки, за которую будет возможность дергать. Слизеринка ненавидела предателей крови, и уж подавно, не могла положительно отнестись к тем, чья кровь грязна, но она не вредила никому, не нападала, и по законам мира магии, не могла быть признана преступницей. Впрочем, как и ее родственники. Нет вины, в желании избавиться от посторонних, в их мире, и истребление продолжится, Флора была в этом полностью уверена. Ми аристократии никогда не смирится с тем, что их земля, все, над чем они так долго трудились, будет делиться с жалкими ничтожествами. Флора не хотела бы такого будущего для своих етей, и могла теперь твердо сказать, подобного с ними и не случится никогда. Гарвин женится на ком-то еще, его прекратят преследовать из-за нее, и это единственное, что радовало девушку в том положении, в котором она оказалась. По счетам придется платить, а ошибки смывать кровью. Авроры сами не понимали, на что подписывались. Сделав резкий вдох, затем выдох, девушка потеряла сознание.

+3

4

Месть штука коварная. Она может запеленать глаза не хуже самого густого тумана. Слепо доверяя своим внутренним инстинктам охотник, одержимый местью может следовать только желанию достичь жертвы и повесить трофей на стену. Но даже в состоянии одержимости местью, Эван понимал, что Флоры Кэрроу в его жизни стало слишком много. Слишком много до отвращения. И что невероятнее, этой девчонке удавалось выживать как Мальчику который выжил. Хотя, Поттер мог бы и позавидовать ей. За ней гонялись не столь омерзительные личности как Темный Лорд. Но суть оставалась той же. Кэрроу была лакомым кусочком для всех. Словно тыквенный пирог. К слову тыкву Эван терпеть не мог.  Столько сил, столько жертв ради того, чтобы поймать девчонку, поглумиться над ней и дать сбежать. Вот и сегодня, в очередной раз Коллинз уже просто не понимал для чего идет за ней. На автомате он атаковал, на автомате следовал за товарищем.
-«Общество дементоров будет поприятнее этой выскочки» - думал он о Флоре.
Чем чаще ему приходилось сталкиваться с ней, тем больше отступник убеждался, что был бы счастлив узнать, что юная волшебница почила с миром. Он даже бы дал галеон на траурный венок.
Несмотря на некоторые трудности им удалось выполнить часть своего плана. Кэрроу была на месте. Лучшее место из того, что можно предложить даме её уровня. Удивительно, как еще с такой популярностью она оставалась невестой у столь высокопоставленного и многоуважаемого мага. Хотя это было даже забавно наблюдать, эту умилительную зависимость взрослого мужчины к такой девочке. Очевидно в детстве у него тоже забрали игрушку. Но куда ему до мистера всемогу.
Коллинз не мог скрыть смешок, когда в его напарник решил показать свое красноречие. Да уж. Кровь в этом месте скорее должна свернуться от страха.
Кэрроу пала без сознания.  Делала вид, что она совершенно не боится до последнего. Аристократка… которая до свадьбы уже ходит по рукам. Смешок.
- Я бы уже избавился от неё…. – сказал Коллинз, без особого энтузиазма рассматривая тело девчонки.
В мире будет только лучше, если в нем не будет таких, как Кэрроу. Слишком много чести для такого мусора как наследники рода Кэрроу. Да и Гарвин сосвсем не импонировал Эвану. Тот еще тип. 
-"Интересно, он будет оплакивать её тело?"
- Когда она лежит вот так, и не пытается ничего сделать или сказать, совсем и не подумаешь, что она Кэрроу. Омерзительная девчонка. - Эван фыркнул.
Что могло нравится в таких, как Флора? ничего. А её глаза говорили куда больше, чем милое личико. Оболочка ничто, если наполнение скорее яд, чем терпкая медовуха на вкус.  И если у такой будет потомство, то оно заведомо обречено на такую же судьбу. Нет, подобного Эван не желал.
- Давай покончим с ней, пока никто не хватился? - предложил аврор.

+2

5

В мире магии, Итальянском, почти таком же, как Британский, он носил два имени. В его душе уживалось, иногда мирно, иногда не очень, два существа. Холодный и часто беспринципный Марк, готовый на любые действия, чтобы добиться поставленной цели и доказать, что он достоин имени своего отца. Марк аврор, Марк боец. Марк, чьи руки могли быть по локоть в крови. Марк, который принял на себя путь без условностей и должен был следовать намеченным курсом. И Антонио, слабый, но чуткий человек, подверженный впечатлениям, боящийся причинить боль и готовый прийти на помощь слабому. Романтичный, создающий проблемы, как себе так и окружающим. Он был позором своей семьи и хлюпиком. Долгое время Марк умел подавлять свое второе я. Антонио прятался за спиной более сильного я. Только сейчас, когда охота на девчонку фамилии Кэроу велась особенно активно, маленький наивный мерзавец все чаще поднимал голову и пытался внушать Марку. Он становился сильнее. Все тяжелее становилось его контролировать. Девушка ответила короткой фразой на его слова в попытках понять, что хотят от нее взрослые маги, а после вскрикнула, сраженная магией. На одежде пленницы расплывались красные пятна. В воздухе появился терпкий запах крови. Голова Марка закружилась, а Флора потеряла сознание. «Нет, нет» - стучало в голове мага. Девушка лежала на полу камеры. Ее маленькое хрупкое тело было бездвижно настолько, что неопределяемо было ее дыхание. Тонкие руки прижаты к ранам. Испуг закрался в душу черствого человека, возрождая из небытия его… «Антонио, Антонио» - звучал в ушах голос его сестры. Девочка улыбалась ему и бежала, вытянув руки.  Глаза снова нашли жертву заклинаний и Марк подошел ближе к девушке, опасаясь увидеть содеянное и понять, что это конец. Аврор не был убийцей, а это нападение делало его таковым. Он мог убить пожирателя, уничтожить врага, и его рука не дрогнула бы. Но сейчас перед ним была ни  чем не виновная перед ним девушка. Маленькая, еще не успевшая согрешить. И она.. умирала от его руки. А ее родственники все еще были живы и радовались своему существованию. Неужели им плевать? Еще один шаг, рука Марка протянулась к девушке и насмешливый голос прозвучал в ушах. Мужчина вздрогнул. Неужели это снова началось? Две сущности бороться в нем? Сильный, циничный голос диктовал свои условия. Он действовал в соответствии с целями отступников. Встряхнув головой и найдя источник шума, Марк улыбнулся сквозь силу. Говорил его соратник. Уставший от бесконечной охоты, он готов был на крайние меры. Вот только эти меры…
-Нет, пока убивать ее рано, хотя это очень заманчиво.  Мы все еще не вышли на основную цель. Брата и сестру Кэроу. Надо дать девчонке еще один шанс. Я попробую привести ее в чувство, а ты пока заблокируй дверь, - попросил аврор товарища. Всегда надо ждать нападения, когда имеешь дело с этой девчонкой Rennervate  - направив на девушку палочку скомандовал аврор. Ему нужно привести эту особу в сознание и поговорить с ней. Не дурра же она на самом деле. Рисковать собой ради тех, кто даже не приходит к ней на помощь. Вот сейчас, она в камере Азкабана. Где те, ради кого она страдает? Марк говорил жестко. Он не хотел дать шанс своему товарищу почуять его сомнение. – Вот если она им не воспользуется. Убить мы ее успеем. Из камеры она не сбежит.
Марк улыбался. Его голос, измененный до неузноваемости, вещал истины, понятные всем отступникам и сам аврор начинал снова им верить. Он не позволит своему слабому я взять верх. Пока у него получается задушить волнение, вызванное ранением девчонки, а это хороший знак. Марк был не убийца. Он он и предателем не был и не собирался начинать таковым быть.
- Флора, заговорил он с той, на которую только что применил заклятие. Он еще не понял подействовало ли оно должным образом. Запах нашатыря смешался с промозглым воздухом темницы.
- У тебя все еще есть шанс  остаться в живых. Амикус. Расскажи о нем и тете и ты останешься в живых.
Нет. Очень глупо умирать так ради не ясных идей.
Палочка крепко зажата в руке. Марк хотел того, чтобы девчонка ответила им. Готовность атаковать, маниакальное чувство, что их преследуют.
Есть еще Эван. Он тоже контролирует ситуацию, значит пока у них есть немного времени на диалог. Просто так нельзя дать умереть девчонке.  Только не сейчас. Это не попытка спасти, а только попытка добитьс цели и не совершить бессмысленной жестокости

-

Rennervate - приводит в сознание (эффект нашатыря).

+1

6

По своей природе, Парсонс человек в меру жестокий. Бывают срывы, он может увлечься желанием убивать и видеть мучения своих жертв, но в большинстве своем, мужчина умеет держать в руках, умеет выстраивать последовательные цепочки своих действий. Чтобы не совершить глупости. Возможно именно поэтому, он все еще был на свободе, и  его никто не сумел обвинить в лояльности Пожирателям смерти. Пройдет время, и мир поймет их цель, признает ее. Обществу требовалось лечение от грязной крови, и они именно то лекарство, способное все исправить и положить конец бесполезной трате магической силы. Есть совершенные ошибки, они мягки, необходимо как можно скорее поменять тактику, но по всей вероятности, у осторожности были свои причины. Им необходимо проявить осторожность, чтобы нанести затем, решающий удар. Дэниэл именно поэтому следовал принципам, которые прежде отвергал. Противников становилось больше, и некоторых приходилось искать, сбиваясь с ног. Пожиратели смерти допустили просчет, теперь авроры действовали иначе, и нужно было как можно скорее выйти на группу лиц, жаждущих умереть страшной смертью. Человека можно убить быстро, а можно делать это медленно, и именно такая судьба была у так называемых охотников на семью Кэрроу. Его добрые друзья погибли, но он не собрался оставаться в стороне от юной девушки. Она натерпелась многого, больше он этого допускать не мог. Заменить ей родителей невозможно, но стать опорой в трудную минуту, маг мог и хотел попробовать. После того как Азкабан был восстановлен, он направился туда с проверкой. Не забыв надеть маску, скрывающую лицо. Приказ был уничтожить остатки возможных, но уже бывших, союзников. Брошенные в тюрьме им не были нужны, их мучения необходимо пресечь. Сегодня это его миссия, не самая веселая и почетная, но задания не выбирают. Парсонс прибыл на место. Как всегда, холод, ледяной ветер и ощущение снятия кожи с тела. Дементоры были здесь всегда, от них проблемно избавиться, но поскольку ориентируются существа исключительно на чувства, то ему для того, чтобы оставаться незамеченным, необходимо просто закрыть свое сознание. Парсонс практически всегда пребывал в состоянии защиты, поэтому и сейчас это не составило труда. Он соблюдал осторожность, ему не было в радость пересечься с аврорами, они могут помешать выполнить миссию. Но битва, если ей суждено случиться. Обязательно должна состояться. Он приметил пару людей, и сам ступал не слышно, работа невыразимца обязывала концентрироваться на многом одновременно, и Дэниэл частенько становился «призраком». Тем более парочка была увлечена, и мужчине не понравилось, чем. Вернее сказать, не понравилось, кем они были увлечены. Он узнал белокурые волосы Флора, и хоть ей что-то говорили, девушка не реагировала. Он не мог оценить ее состояние. Но видел кровь, и определить был в состоянии, юная леди долго не продержится. Он должен изменить курс, что и делает, даже не задумываясь о последствиях. До нее снова сумели добраться эти крысы, так вот он сумеет преподать им урок, который они не скоро забудут.
- Involio Magicus – он создает барьер вокруг студентки, заодно и планирует изящный полет противника от девушки. Нечего грязными руками ее трогать, таким как этот флоббер червь место в камере, или где-то еще, но не поблизости от аристократки.
- Сегодня на вопросы отвечаю я, - он криво усмехнулся, хоть и под маской этого видно не будет, - Итак, господа. Полагаю, сегодня не ваш день, - сомнения в голосе не было, этой паре точно не повезло сегодня встретить Пожирателя смерти, да еще лишенного чувства юмора, - Avada Kedavra – произнесено дважды, по одному для каждого врага. Ему нужно расчистить путь, забрать девочку и спешно покинуть место. Печально, но ему задерживаться никак нельзя. Он видел, что Флора бледная, и ей не место здесь. Польза Азкабана только в том, что на этих жалких существ будет действовать отрицательно присутствие дементоров. Ему тоже не сладко, но его разум закрыт, а значит на какое-то время, пока ему хватит концентрации, он останется невидимым для этих созданий. Следовало бы сделать несколько шагов для упрощения ситуации, но ему придется оценить врагов, перед тем как действовать.

Свернутый текст

Involio Magicus - Возводит магическую стену против сильных заклятий. (ТМ не входит в этот список)
Avada Kedavra – не блокируемое проклятие, ведущее к очень быстрой (практически мгновенной) смерти.

+1

7

- Ты и вправду считаешь, что её смерть не приведет нас к её родственникам? – в голосе Эвана прозвучало некоторое пренебрежение. – Но хорошо, - он вскинул руки в знак отказа от дальнейшего спора и принялся выполнять  указ Гато.
- Claudere claustrum , - наложил заклятие Эван.
Он не был жестоким, но при виде этой девчонки ему хотелось быть таким, каким его могли назвать те, кто узнал бы, что он не первый раз нападал на чистокровку. Она не вызывала сострадания. Хотя могла бы, с её внешностью почти что ангела. Эти белокурые локоны. Ангельские черты лица. Утонченные, но совершенно не соответствующие внутреннему содержанию. Если бы она не была такой, он бы даже попытался пойти против идеи и помочь ей уйти от преследований. Но её пренебрежительное отношение к другим сказало куда больше. Она была точной копией своих родственников. Змея есть змея. Вроде красивый раскрас, но с ядом. Впрочем, если задуматься в природе существует много примеров прекрасных растений, которые маскируются, чтобы убить свою жертву.
Коллинз, едва ли бы решился убить Кэрроу, но желание все же было. Может только эта грань, которую он опасался переступать еще и отделяла его от Пожирателей смерти. Как легко произнести смертельное проклятье, казалось бы.
Гато пытался добиться информации от Флоры, а Эван стоял на стороже. Его не прельщала затея добиться от этой девчонки чего-то стоящего. Но итальянец был упрям и в некоторой степени (отступник был готов в этом поклясться), ему даже приглянулась эта «насмешка над добродетелью». Но не все аристократы были такими. Эван во всяком случае был готов назвать пару имен, которых был готов пригласить на святочный бал в школьные годы. Дело в воспитании семьи.
Раздался шум.
- У нас гости, - сказал Коллинз и тут же появился очередной заступник Кэрроу. К удивлению не жених. И даже не дядя. Если бы Эван имел возможность закатить глаза, он бы это сделала непременно.
- umbra impetum ! –попытался атаковать Коллинз незваного гостя.
И здесь бы можно было сказать, что это так ожидаемо. Кэрроу настолько популярна, что её всегда спасают и зачем было забираться столь далеко, чтобы дождаться гостей, которые бы хотели её спасти. Стоило бы завести гостевую книгу, в которой бы можно было занести весь список тех, кто сражался за Флору как за Английскую королеву. А что, стоило бы предложить пост министра магии Кэрроу.
Эвану едва удалось успеть увернуться от смертельно заклятия. Как бы ему хотелось вот так же легко произносить его. А что. Наверное это удобно избавляться от врагов вот так.
- Tistons ! – вновь попытался атаковать Эван.
Теперь он не думал ни о какой девчонке. Нужно было позаботиться о том, чтобы уйти отсюда хотя бы на своих двоих.
-«Говорил же…глупая затея. Главное, что так и думал, что будет…всё же смысл оставлять её в живых, тратить столько сил, если убить её, то родственники точно придут, чтобы разобраться с убийцей. А там и достигнуть наконец-то цели…никакого творчества в составлении плана…. - скрываясь за выступом в стене, подумал Эван. – надо уносить свои задницы».

***

Claudere claustrum - заклятие недосягаемости, запечатывающее комнату от несанкционированного вторжения. Может быть наложено только умелым волшебником и снять может только могущественный маг.
umbra impetum - атака тени, использование всех теней для атаки.
Tistons – заклинание кокон, сжимает противника в сжатое пространство

Отредактировано Evan Collins (19-07-2017 13:53:05)

+2

8

Девушка не отвечала. Кровавое пятно на ее мантии расползалось. Долго в такой ситуации маленькая гордячка не выдержит. Так или иначе, она умрет от ранения, не сказав им ничего. И желание его напарника свершиться без непростительного заклятия.  Быть может тогда ее родственники и станут активнее, поняв какой ценой куплено их спасение. Если бы Амикус Кэроу хотел, то давно приложил бы все усилия и нашел выход на них сам. Единственное что, а хотел ли он или его все устраивало в слоившейся ситуации? Что вырастит из этой змейки, если оставить ее в живых не ясно. Это может быть достойное продолжение рода Кэроу. Пожирательница, стоящая славы ее тети и, быть может, способная ее в чем-то превзойти. А могла бы вырасти и домашняя аристократка, вся жизнь которой крутится у семейного очага. Второе едва ли. Они сами постарались сделать все, чтобы сломать подростку психику и привить ненависть ко всем, кто не разделяет политику темных магов. Флора должна погибнуть? Во ее же благо, пока не успела стать убийцей. Марк успокаивал себя этой мыслью, ожидая ответа, которого не было. Блондинка отказывалась бороться за свою жизнь, это был ее выбор. Или может быть была слишком слаба. Быть может стоило все же остановить кровотечение и продолжить допрос.  Гато было холодно и мерзко. Способный справится со своим вторым внутренним я раньше, сейчас он понимал, что контролировать его все сложнее. Он давит картинками прошлого, воскрешает печальные мысли и выуживает болезненные моменты, от которых  решимость отступника трещала по швам. Дементоры. Они совсем рядом и скорее всего именно они действовали подобным образом. Посторонние звуки заставили вздрогнуть и резко повернуться. Предупреждение соратника настигло его вместе с заклятие, от которого маг отлетел в сторону от девчонки. Приложившись спиной к мокрой стене камеры, Гато успел понять только одно. Хочешь жить надо уварачиваться. Маги в масках не привыкли сюсюкаться. Они не ловят своих врагов, уничтожают. Быстро перекатившись по полу, Гато сумел избежать попадания смертельного заклятия.
-Adfligo –  направив палочку на пожирателя смерти скомандовал  Гато, а сразу после  одними губами– Elico
Пожиратель смерти. Очередной благородный рыцарь, действующий во спасение прекрасной леди. Вот только снова не Кэроу. Это уже право становится смешно. Получается, что судьба девчонки интересна любому , кроме того кто должен о ней заботится. Или он чего-то не понимает? Амикус  был не самой мелкой сошкой, но все же не настолько большой птицей, чтобы ради него могли подниматься все. Значит ли это, что аристократия все-таки не каждый сам за себя, как было приятно думать Гато. Или тут задействованы совсем другие силы, куда более влиятельные чем семейство жертвы. А нельзя ли через блондинку выйти на кого-то более могущественного? Об это стоит будет подумать, после того, как они справятся с ситуацией. Близость дементров действовало отрицательно на способность концентрироваться. Но и уходить снова с пустыми руками очень огорчительно. Если они не смогут сегодня стать победителями и действительно не их день, как сказал этот оживший гороскоп, то никто не должен сказать, что они не старались. Гато был слегка безумен, когда дело касалось его миссии. В глубине души он понимал, что справится с пожирателем будет не так просто. Но все-таки он один против двоих авроров. А вдруг?
- Мы гороскоп не заказывали, - выплюнул фразу Марк - Ulmen Artus. Гато атаковал с остервенением. Он не был настроен просто так сложить лапки и бежать. Горячая итальянская кровь диктовала действовать. Да и товарищ всегда окажет помощь. Пока хватит сил, а там будь что будет

+1

9

Нужно взять в привычку, указывать ничтожествам на их место, чтобы не только не забывали, но и не пытались занять мест рядом с нормальными людьми. Для мужчины, для его понимания, это уже начало выходить за рамки, эта наглость поражала, и мириться с этим, мужчина не мог. Поэтому он стал Пожирателем смерти, и поэтому он свою жизнь отдаст, если будет необходимо, за чистоту крови, за Англию, и за маленькую девочку, не повинную в шизофрении некоторых, здесь присутствующих, отбросов. Он склонен к жестокости, но сейчас его заботило состояние слизеринки, он заберет ее отсюда, и если получится, то размажет врагов. Это не сложно, камушек из сапога всегда можно выбросить без труда, так и здесь, прямо сейчас, Парсонс мог избавиться от червей, поднявшихся на ноги, вопреки законам природы. Дэниэл не сводил глаз с врага, но ему постоянно казалось, что Кэрроу не выдержит даже десяти минут. Он видел кровь, и за каждую каплю намеревался спросить с двух ничтожеств. Девочка выживет, иначе он себе не простит гибель дочери своих друзей. Мужчина должен присматривать за Флорой, и теперь увеличит свое присутствие в ее жизни, чтобы у нее был хоть кто-то, на кого она может рассчитывать, и к кому прийти со своими проблемами и переживаниями. Он не заменит семью, но постарается быть другом для юной волшебницы. Допустить смерть аристократки нельзя. Мужчина сделает все, что от него зависит, а если этого окажется мало, то он допустит даже потерю анонимности, и убьет. Он выгнул бровь, жаль, этого никто не видел, он только хмыкнул, замечая, что явно он связался с дилетантами.  Их магия не сработает, не сумеет перекрыть защиту, выстроенную вокруг слизеринки. В этом, видимо, был смысл, по мнению этих идиотов, но объяснять им азы он не собирался, не было времени, желания, да и смысла в этом, тоже не много. Он сделал резкий выпад, отходя в сторону, и затем пригибаясь, снова меняя положение. Да, здесь не так много места, но достаточно, когда имеешь дело с улитками. Его задело каким-то заклинанием, но Парсонс сделал главное, он снял, если таковое было использовано, запрет на аппарацию. Ему необходимо покинуть этот этаж вместе с девушкой, так что он не будет больше медлить. Он разберется сейчас со всеми проблемами разом. Пожиратель смерти заметил кровь, это были тени, его задело, ошибки не было, а вот молния, ее он отправил в сторону умника, использовавшего эти чары. Идиот, такие заклинания не использую в сжатых пространствах, это знания второго курса, но видно, глупость была на роду у этого болвана, и он столкнется с проблемами. Угодившая в стену молния разбила камни, которые тут же посыпались прямо на творца этого великолепия. Вывести себя из боя своими же силами, затея очень интересная.
- Прости, что ты сказал? – он усмехнулся, его собеседнику сейчас не до того, это явно. Так, теперь второе ничтожество, еще более криворукое, - Avada Kedavra, - иногда обезьяна должна немного попрыгать, чтобы размяться и развлечь окружающих, - Connectens filum – второй подарок для оппонента, к которому тут же теряется интерес. Аппарация открыта, вокруг Кэрроу его щит, значит его магия, он трансгрессирует, теперь опускаясь на колени рядом с девушкой, осторожно поднимает ее, бледная, такая холодная кожа. Он выругался, стаскивая с себя мантию.
- Все хорошо, Флора, - его голос был спокойным, хоть н и нервничал, переживая за жизнь волшебницы, - Haemostatio, - помощь в лечении, это не его умение, но он мог сделать что-то минимальное, для Флоры, - Anestesio – теперь он только думал, что лучше предпринимать, как быстрее покинуть это место, но сделать так, чтобы авроры не сумели выбраться, если останутся живы. Решение нашло себя само, он выдохнул, касаясь лба слизеринки, понимая, что немного сил у нее есть, значит, все будет в полном порядке. Это перстень это портал, значит, они покинут это место. Остаться сегодня живым, это его цель, наряду с сохранностью девушки.
- Impetum navitas, - крайний случай наступил, мужчина использовал чары, и активировал перстень, перемещаясь с Флорой в свое поместье. Определенно, он будет слаб, но у него есть домовики, и о девушке, они смогут позаботиться. Ему же нужен только сон, и больше ничего.

Свернутый текст

Avada Kedavra – не блокируемое проклятие, ведущее к очень быстрой (практически мгновенной) смерти
Connectens filum -заклинание связывающих, телесных нитей, опутывающих противников, не причиняя при этом никакого дискомфорта, пока этого, не захочет заклинающий. Магическим усилием, нити перекрывают кровоток.
Haemostatio - Кровоостанавливающие Чары - заклятие, предназначенное для остановки несильных кровотечений.
Impetum navitas – заклинание выпуска внутренней энергии. Удар общим потенциалом волшебника, блокируется только сильной магией, использование чар после использования заклинания невозможно на интервал от 6 до 12 часов. Использовать в экстренном случае.
Anestesio - обезболивающее заклинание

+2

10

Девушка не приходила в себя. Возможно это был последний удар со стороны отступников по этой жертве. Слишком слаба, слишком большая потеря крови. Для маленькой и слабой девочки слишком много слишком. Тщедушное тельце на полу камеры Азкабан. Его соратник хотел этой смерти, желал гибели той, что состояла в родственных связях с пожирателями и возможно он прав. Ее гибель подстегнет родственников гораздо сильнее, чем множество нападений. Из гонимого Амикусу придется стать гонителем, чтобы оправдать свое преступное бездействие. Но все-таки, все-таки это убийство. Жестокое и пока ничем не оправданное. Новый заступник возвел защиту над собой и все еще теряющей последние силы девчонкой. Достаточно просто потянуть время и для слизеринки все будет кончено. Быть может так будет даже лучше и для нее самой. Личность? Права? Она всего лишь ступень на пути борьбы. Так легла фишка. Но что-то в душе итальянца царапало так сильно, что мешало сосредоточиться. Чистокровные высокомерные выскочки. Настало время и им понять, что мир создан не ими и не для них. Они такие же как все. Так же состоят из плоти и крови и кровь эта, пролитая на каменный пол не на кант не дорожи  любой другой крови. Заклинание срывается с палочки. Он уже не слышит ответа своего оппонента. Молния в стену. Взрыв. Каменная лавина в его сторону. И это была его горячность и ошибка. Камни. Рука интутивно поднята на уровень лица. Марк пытается в последнем порыве оттолкнуть камни в сторону своего врага, но взрыв, спровоцированный им слишком большой силы. Резкая боль в руке. Голова начинает болеть. Красный туман. Привкус крови во рту. Остатками восприятия он слышит формулировки заклинаний, отосланных его товарищу. Марк не имеет возможности увидеть происходящее и ориентируется по звукам столько, сколько может. Затем все растворяется в пустоте. Он чувствует холод. Страх. Ледяная рука сжимает его сердце. Яркие как вспышки видения. Пульсирующее сквозь них желание. Жажада. Жажда мести и реванша. Надо подняться. Сделать хоть что-то. Провал.. Провал стучало где-то в затылке отдаваясь болью в висках. Оставалось только надеяться, что его спутник выжил, что заклятия не достигли цели. Что у них есть еще шанс. А если нет, то лучше и ему погибнуть в этом месте. Оставалась смутная надежда, что сейчас неизвестному в маске не до него, не до них. Ему надо спасти умирающую и это ему куда важнее.  Ломит виски. Вкус крови и боль от каждого вздоха. Попытка набрать кислорода и вздохнуть, а затем пустота и почти блажентсво. Быть может это и есть конец.
Зеленый сад, роса и резкий запах. Что может так вонять. От нового витка этого аромата сводит в кашель и Марк приходит в себя. Они уже не в Азкабане. Где? Да какая разница?
От своего союзника Марк узнает, что пожиратель бежал вместе с Флорой. Выглядит товарищ плачевно.  Он успел увернуться от Авады. Второе заклинание если и зацепило его, то  пока не принесло критичного вреда. Все же Марк надеялся. Что товарищ отразил напасть. Они живы. Но тем не менее он смотрит на итальянца с жалостью и иронией. Марк и сам понимает, что стоило подавить в себе сомнения и убить жертву сразу. Тога их провал не был бы столь масштабен. А вместо этого? Он сам остановил своего напарника от убийства. От Эвана же Марк узнал подробности побега защитника Кэроу. Каждое слово причиняло боль.
Он надолго запомнит этот день, вид Кэроу на полу и презрительный взгляд врага. Он мог сделать больше и в следующий раз так и будет. Но все же, как вовремя всегда являются спасатели. Откуда всегда знают где искать девчонку и зачем им так она нужна? Об этом еще предстоит подумать.

0


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » Иногда, нужна стратегия