4 - 10 ЯНВАРЯ 1999 ГОДА
События в Англии набирают обороты, Пожиратели смерти ищут тех, кто виновен в гибели чистокровных волшебников, в то время как Орден Феникса пытается освободить больницу Святого Мунго от магов с метками, дабы вернуть спокойствие в Лондон. Ученикам же предстоит подготовиться к грядущим экзаменам, встретить Рождество и не поддаваться унынию… читать далее
В игру требуются: Нортон Мальсибер, Захария Смит, Яксли, Ханна Эббот, Лиза Турпин, Селвин, студенты рейвенкло и хаффлпаффа, Андромеда Тонкс, члены Ордена Феникса

Hogwarts and the Game with the Death

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Партнеры » | Three Generations: I would rather die |


| Three Generations: I would rather die |

Сообщений 61 страница 64 из 64

1

http://s019.radikal.ru/i642/1703/93/3afa8d75d757.jpg

0

61

https://i.imgur.com/ZaZkOVU.gif
[Liam Hemsworth]

Frank Longbottom
Фрэнк Лонгботтом

• Дата рождения: 1955
• Статус крови: чистокровный
• Время: прошлое
• Образование: Гриффиндор'1973, Орден Феникса
• Деятельность: ММ: Аврорат

АЛИСА ЛОНГБОТТОМ ИЩЕТ СВОЕГО ВЕРНОГО МУЖА-АВРОРА


Фрэнк Лонгботтом всегда привлекал к себе внимание. И дело было даже не в том, что он был катастрофически высоким, еще на четвертом курсе умудрившись обогнать по росту всех ровесников. И продолжал в том же духе, пока курсе на шестом и вовсе не побил негласный рекорд Хогвартса, за что получил специальную награду от хохочущих друзей. Вообще было трудно поверить, что Фрэнк может быть чьим-то сыном. Вид у него был такой, будто он не родился, а был построен на верфи. Дело было не в его статусе старосты сначала факультета, а потом и школы. И не в том, что Лонгботтом был одним из лучших загонщиков сборной Гриффиндора. Не в стойкой уверенности в том, что он делает, и не в звании майора Аврората. Дело было во всем этом вместе взятом.
Патологически ответственный староста, не пренебрегающий своими обязанностями и готовый помочь всем, начиная от первокурсников и заканчивая одногодками, Фрэнк не делал различий между факультетами и всегда был выше межфакультетской вражды. Человек слова, готовый делать то, что должно быть сделано. Его неоднократно ставили в пример сначала декан факультета, а потом и руководство Аврората, чем неоднократно раздражали остальных студентов и авроров.
Нет, Лонгботтом отнюдь не был паинькой. Бывали случаи, когда он сам дрался с другими студентами что магией, что попросту врукопашную. Или хотя бы взять эту его совсем уж неподходящую старосте школы и отпрыску чистокровного семейства привычку курить, которая так раздражала профессора МакГонагалл и леди Августу. Фрэнк умудрялся совмещать в себе наследственную чистокровность и популярный в маггловской Британии панк, нередко предпочитая мантиям косухи из драконьей кожи.
И весь этот набор качеств, соединяющихся в одном человеке совершенно невероятным образом, делали Фрэнка Лонгботтома Фрэнком Лонгботтомом: превосходным боевиком, успешно работающем как в атакующей, так и в оборонительной манере, идеальным руководителем заданий, а так же любимой целью Пожирателей Смерти. Наверно, потому что в здоровенного аврора, возвышающегося над всеми чуть ли не на две головы, было проще целиться. Впрочем, это не мешало ему успешно проводить операцию за операцией и стать самым молодым майором Аврората.

ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Алиса давно привыкла к тому, что все вокруг считали, что она не подходит Фрэнку. Ведь это же очевидно, что рядом с таким мужчиной, как Лонгботтом, должна быть какая-нибудь ослепительно прекрасная длинноногая нимфа, а не девчонка чуть выше, чем полтора метра, и даже не достающая ему до плеча. Да еще и время от времени щеголяющая царапинами и синяками. И, что ни говори, это мнение ее очень забавляло. Еще больше ее веселила реакция Фрэнка, который на очередной косой взгляд оставшейся не у дел чистокровной девицы возмущенно пыхтел, приговаривал, что ничего они не понимают и целовал в висок, обнимая за плечи.
Алиса же Лонгботтома совершенно не ревновала. И не потому что не любила. Любила до безумия. Просто она точно знала, что тот влюблен в нее не меньше. И, пожалуй, Фрэнк был единственным человеком, гиперзаботу которого она была готова терпеть. Хотя бы потому, что возмущаться и протестовать не было абсолютно никакого смысла. А после свадьбы и подавно.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО


• Полное имя - Фрэнсис. Потому что это забавно, когда у такого здорового мужика такое девчачье имя. Имя с детства нелюбимое и сокращенное до "Фрэнк", поэтому, ничего удивительного, что каждый второй звал Лонгботтома именно "Фрэнсис".
• Было бы классно сделать Фрэнка шотландцем. Потому что шотландцы крутые.
• Персонаж задействован в сюжете, так что игрой мы Вас обеспечим. Я не требую постов каждый день, потому что сама тот еще тормоз, пишущий по выходным, но хотелось бы, чтобы Вы не пропадали.
• Помимо меня на форуме есть Невилл и Ханна. Но не стоит зацикливать Фрэнка исключительно на семье. Вокруг много Пожирателей Смерти и Орденцев. Авроров пока не так много, но они тоже есть, так что персонажа и историю можно развивать во многих направлениях.
• Мне нравятся посты от третьего лица, но это не самое главное условие.
• Смена внешности обсуждаема, но стоит учитывать, что Фрэнк - высокий, мощный и сильный мужчина.
• Я чуть-чуть могу в графику, поэтому буду обеспечивать ею по мере своих скромных возможностей.
• По всем вопросам пишите в Гостевую или ЛС, я обязательно отвечу и помогу.
• Полюбите Фрэнка так же, как я его люблю. И обязательно приходите! :з

◢ ПРИМЕР ПОСТА ◣

Они сидели в Норе и уже второй час обсуждали, что же делать, и кто виноват. Пока Леонард носился по Косому переулку, а Гестия сторожила основной портал, нужно было решить кучу организационных вопросов, начиная с безопасной переправки горе-путешественников во времени в Хогвартс, потому как лишний источник информации еще никому не мешал, и Пожиратели Смерти наверняка захотят раздобыть себе один. А лучше несколько. Судя по тому, что рассказали Алисе, Темный Лорд в стороне не остался, но нельзя ж так просто взять и оставить нормальных людей на этого безумца. К тому же нужно было еще как-то собрать этих всех путешествующих товарищей, потому как раскидать их могло огого как. Сама Лонгботтом, например, сделала бы что угодно и спряталась максимально бы далеко, лишь бы никто до нее не добрался. И сидела бы тише мыши, пока Министерство не разберется с путешествием в обратную сторону. С другой стороны, совсем не факт, что ситуация разрешится, и тогда уже хочешь-не хочешь, придется выходить и пытаться жить нормальной жизнью, можно сказать, начав ее с чистого листа.

Алиса вспомнила о Невилле, сейчас находящемся в Хогвартсе, и поняла, что сделает все возможное, чтобы отправить сына обратно. Нечего ему делать посреди чужой войны, только что закончив свою собственную. Лис моргнула, возвращаясь в реальность, в которой Муди распинался, пытаясь доказать им с Фрэнком, что его план лучше. Лис же считала, что подключить хит-визардов к патрулированию Лондона не такая и плохая идея. Конечно, они не подчинялись не то что Муди, даже Скримджеру, но просто потому что это был отдельный департамент и начальство тоже было свое. Это становилось причиной некоторых организационных задержек, в духе "согласовать работу с одним начальством, потом это начальство согласовывает с другим, а потом уже это второе доводит до сведения тех людей, которые были нужны с самого начала, план действий". И, насколько понимала Алиса, именно этот бардак дико раздражал Аластора, отчего он и не хотел вводить другой Отдел в дело. Тем не менее, никто работающих в Отделе волшебников не был замечен в лояльности к Темному Лорду или даже сочувствию его идеям. Тогда, с введением в патрулирование хит-визардов, можно было бы послать еще кого-нибудь из авроров в Отдел Тайн к главному порталу в подмогу Гестии. А то в случае нападения, даже при всем мастерстве Джонс, долго она не протянет.

Неожиданно речь Аластора прервало появление Патронуса. Алиса несколько раз видела этот Патронус, и никогда он не приносил хорошие новости. И принадлежала волшебная сущность Гавейну Робардсу, помощнику Руфуса.
- Пожиратели. Нападение на Министерство, - отрывисто отчитался Патронус и исчез. Видимо, дело было совсем дрянь, и времени на нормальное объяснение не было.
Алиса дернулась, быстро посмотрела на Муди, а затем перевела взгляд на Фрэнка, чувствуя, как внутренние органы ледяной коркой сковывает страх. Она понимала, что будет дальше: их пошлют в Министерство, и выходной можно считать официально закончившимся, даже не начавшись. Но пугало не это, а то, что Лис совсем не была уверена, справится ли Фрэнк.
- На пять минут, - еле шевеля губами, сказала она, сжав плечо Лонгботтома.

Вообще найти в доме Молли тихое место, где можно было бы поговорить, довольно затруднительно. Правда в основном это было из-за вездесущих детишек Уизли, слишком любящих компанию и принимавших любой разговор, в котором они не принимают участие, чуть ли не за личное оскорбление. Но сейчас все отпрыски, что не были в Хогвартсе, спали без задних ног, а, значит, было довольно спокойно.
Утащив мужа в темный угол, Алиса сжала его голову ладонями, пресекая попытки отвернуться.
- Фрэнк, - негромко, но твердо начала она, внимательно всматриваясь во взгляд любимого. - Если ты хотя бы на сотую долю процента не уверен в себе, пожалуйста, иди домой. Прошу тебя. С Пожирателями я справлюсь сама, но я без понятия, что буду делать, если тебя снова заденут или, не приведи Мерлин, убьют. Пожалуйста, Фрэнк, отнесись к этому со всей серьезностью, - попросила она.
Но по взгляду Лонгботтома было понятно, что этот упрямец не отступится. И единственный шанс Лис оставить мужа в Норе, это прямо сейчас оглушить его. Но за такое Фрэнк никогда ее не простит, если не прибьет при встрече. К тому же она и сама видела, что Лонгботтом вполне себе пришел в себя, от недавней туманной дымки в глазах не осталось и следа.
- Ладно, - Алиса отпустила Фрэнка и отступила на шаг. - Дай мне минуту, и идем.

Лис долгим взглядом проводила мужа, пока тот не свернул за угол, после чего привалилась к стене и сползла по ней на пол. Так долго откладываемая истерика, наконец, нагнала ее и с размаху врезала своим кулаком поддых. Алиса задыхалась от рвущихся рыданий. Пришлось зажать себе рот ладонью, чтобы не разбудить племянников. Нечего им психику ломать видом всегда веселой тети, сейчас сжавшейся у стены в комок, силясь справиться с истерикой, и размазывающей слезы по щекам. Хотелось выть. Да так, что Лис закусила ладонь, до этого зажимающую рот, превращая вой в скулеж. Как зверь, который не может по-другому выразить всепоглощающий страх, тоску, отчаяние, панику и вынужден скулить, чтобы не умереть от переполняющих эмоций.

Знакомая ладонь, скользнув по спине, легла на плечо, и Алиса с готовностью повернулась и уткнулась носом в шею севшего рядом с ней Фрэнка. Он касался ее тысячи раз, и порой Лис казалось, что, даже если Пожиратели Смерти достанут где-то волосы Лонгботтома и выпытают у него ответы на вопросы проверки, что уже казалось нереальным, поскольку относительно безопасности семьи Фрэнк был неумолим, и никакой Круциатус не мог этого изменить, после чего, приняв его облик, попытаются либо проникнуть в Министерство, либо в дом, Алиса убьет их на первой же минуте. Просто потому что прикосновения будут не те, не то ощущение.
- Я не могу больше, Фрэнк, - прошептала она, в поисках поддержки сильнее прижимаясь к мужу. - Когда это уже закончится?

Постепенно неконтролируемый поток слез прекратился. Алиса вздохнула, долго выдохнула и совершенно другим, спокойным голосом профессионала, вернувшего себе самообладание, сказала:
- Ладно. Идем. Мы и так задержались, - сказала она, отстраняясь от Лонгботтома и вставая с пола.
Вообще-то так резко начавшаяся истерика закончилась столь же стремительно и не заняла больше трех минут. Но в магическом мире три минуты могут решить исход, поэтому приходилось нагонять, действуя быстро и больше без промедлений. Лис посмотрела в сторону камина, но решительно отмела эту идею. Конечно, у аппарации были свои минусы, такие как громкий хлопок при появлении, чтобы, видимо, все могли поприветствовать новеньких. Но зато можно было путешествовать вдвоем, что в реалиях боевых действий полностью искупало шумное появление, и что было совершенно невозможно в путешествиях с помощью Летучего пороха. Но из Норы невозможно было аппарировать. Будучи домом членов Ордена Феникса, она была защищена максимальным количеством заклинаний, в том числе антиаппарационным барьером. А, значит, надо было топать за границу территории Уизли, чтобы отправиться в Министерство магии. Алиса взяла Фрэнка за руку, переплетая пальцы и потянула его к выходу.
- Аластор, не задерживайся, пожалуйста, - напоследок попросила она Муди, понимая, что тот решил явно не все вопросы с Дамблдором. - Без тебя будет тяжко, - сказала она и выскользнула за дверь.
Территория Норы была небольшой, что в данных обстоятельствах было только на пользу. Двор они пересекли довольно быстро, остановившись сразу за оградой. Алиса еще раз, больше для собственного успокоения, всмотрелась в лицо Фрэнка, но не обнаружила следов прежнего помутнения. Вздохнув, она вытащила волшебную палочку, крепче сжала ладонь Лонгботтома и аппарировала.

В Атриуме Министерства Магии было тихо и ни души. Только следы прошедшего нападения: разбросанные листы бумаги, перевернутая стойка и общее ощущение прошедшего внутри помещения урагана. Алиса нахмурилась, настороженно осматривая зал. Но, видимо, вечеринка переместилась на уровни ниже.
"Отдел Тайн", - мелькнула мысль, после чего перешла на бедную Гестию. Но в Министерстве были как минимум Скримджер и Робардс. Да и Подмор вроде как должен был дежурить. А, значит, она не осталась одна. Что уже было неплохо. Взгляд автоматически метнулся к лифту, но, так же как и с аппарацией, при появлении на нужном этаже лифт громко треньчал и объявлял остановку. К тому же это было закрытое с трех сторон помещение, и в случае засады только и оставалось, что умирать смертью храбрых идиотов.
- Лестницы, - тихо сказала она, приходя к единственному более-менее приемлемому варианту.

Вопреки ожиданиями Алисы, нападающие обнаружились всего лишь уровнем ниже. Видимо, Скримджер среагировал оперативно, выслав своих и подключив хит-визардов, презрев границы Департаментов, поэтому оборону удалось организовать достаточно быстро. Но быстрота еще не гарантировала максимального успеха, поэтому Пожиратели Смерти медленно, но верно продвигались вперед. Лис заметила фигуру в темном плаще, заходящую за спину отбивающегося от двух других Пожирателей Стеджиса.
- Ступефай! - направила в него луч заклинания Лонгботтом, вступая в сражение. Но в этот раз она держалась рядом с Фрэнком, не отходя от него и по прежнему сжимая его ладонь заледеневшими пальцами.

0

62

https://i.imgur.com/gXZKI0u.gif

0

63

https://i.imgur.com/9CPOJRQ.gif
[Gaspard Ulliel]

Harper Chase
Харпер Чейз

• Дата рождения: 2001
• Статус крови: полукровка в бегах
• Время: будущее
• Образование: Ильверморни'2019, нейтралитет
• Деятельность: Оборотень

ЭМИ КАРТЕР ИЩЕТ ЛЮБИМОГО СЫНА, ОБРАЩЕННОГО В ОБОРОТНЯ


Харпер - первый общий ребенок Генри и Эми Чейз. Старшая сестра, Рея, родилась от другого отца, но Генри ее удочерил, тем самым в очередной раз доказывая, как много он может сделать для счастья семьи.
С детства мальчик не нуждался ни в чем: мама и папа души в нем не чаяли, баловали и постоянно угадывали его желания. Отец, правда, умел вовремя останавливаться, приучая сына к правилам поведения и этикета, но ни в коем случае не прививал Харпу ничего радикального. И Эми, и Генри достаточно пострадали от войны с Волдемортом, именно поэтому в их доме ценится мир и спокойствие. А еще запрещается вспоминать или упоминать Англию, как что-то забытое и совсем ненужное в настоящем.
Когда Харперу было четыре года, Рея поступила в Салем и возвращалась домой лишь на каникулах. Но насладиться тихим домом мальчик не успел, ведь в том же году на свет появилась Авелин, младшая сестра. С тех самых пор Харп чувствует себя обязанным следить за младшей, не давать ей удариться или нашкодить. Чувство ответственности растет вместе с ним: рядом находятся всегда собранный отец и часто отстраненная мать, скрывающая ото всех свою грусть. Он с детских лет понял, что прошлое не стоит тянуть с собой в будущее, поэтому пытался отвлечь родителей от тяжелых дум, в то же время не забывал повеселить малышку Авелин и ответить на письмо Рее. Он был связующим звеном между всеми в семье, оттого и достаточно быстро осознал ответственность, ложившуюся на его плечи.

Поступление в Ильверморни было вопросом времени: Харп был готов учиться рядом с отцом, который был профессором зельеварения и деканом одного из факультетов. С самого начала своего обучения Чейз отказывался признавать родство с отцом, отчаянно пытаясь доказать всем и прежде всего самому себе, что успехи в зельеварении - только его заслуга. Конечно, находились те, кто считал, будто бы Генри дает сыну поблажки, когда как на самом деле он вел себя с ним строже, чем с остальными студентами. Вне класса отец гордился сыном, считая, что именно привитое уважение к окружающим и любовь к чистоте помогли Харперу стать зрелым раньше, чем его сокурсникам. Эми же любит Харпера материнской любовью, стараясь оберегать настолько, насколько он это позволяет.
В 2015 году, когда в семье разразился скандал, Харп поддержал маму, впервые столкнувшись мнениями с отцом.

В 2016 году Рея устраивается в Ильвеморни преподавать Руны, а малышка Авелин получает заветное письмо-приглашение. Мама время от времени приезжает в школу для дополнительных лекций, и Харпер посещает каждую, желая в будущем устроиться работать в сфере зельеварения. К счастью, у родителей был достаточно прибыльный бизнес лавок, но Чейз к тому времени еще не успел определиться, куда податься. В 2019 году, как раз после выпускного, Харпер отправился в лес рядом с Ильверморни, чтобы собрать необходимые ингредиенты. Тем днем его укусили несколько оборотней из стаи Эрты, превратив в себя подобного.
Чейз быстро понял, что произошло, ведь родители общались с Роузвуд всю его сознательную жизнь. Он помнил тетю, как любимым человеком Реи, поэтому не стал тянуть с решением. Признаться в укусе оказалось слишком легким путем, а Харпер, только выпустившийся из Ильвеморни, считал себя достаточно квалифицированным зельеваром, чтобы справиться с недугом самостоятельно. К тому же поделиться правдой с родителями означало внести новый раздор в семью, но парень не любил ссоры, как и не мог вынести нового срыв матери.
Тогда он решает отправиться в "кругосветное путешествие", чтобы "обрести себя". Именно это он сказал семье, а сам отправился в леса подальше дома, чтобы разобраться со всем самостоятельно. Полтора года вдали от людей дались ему невыносимо тяжело: прежнего беззаботного и ответственного Харпера Чейза тяжело было узнать в сломленном и растерянном молодом человеке. Таким его нашла Авелин, почувствовавшая, что с братом творится что-то неладное и заручившаяся помощью Эрты. Правда вскрылась, и скандал, избежать который было невозможно, вновь расколол семью на две части.

Харпер чувствует себя виноватым в крупной семейной ссоре, но пытается больше не бежать от действительности. Отец смотрит на него с опаской, мать не хочет слышать никаких объяснений, Рея становится на сторону Эрты и только Ава, его малышка, не покидает брата ни днем, ни ночью. Чейз пытается научиться принимать себя, справиться с тем, с чем не справился в течение полутора лет отшельничества. Получится ли у него или он захочет вернуться в прошлое и все исправить?

ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ ОТНОШЕНИЯ

РОДСТВЕННИКИ

- Henry Chase | Генри Чейз - отец, чистокровный;
- Amy Carter | Эми Картер - мать, полукровка;
- Rhea Chase | Рэя Чейз - старшая сестра, полукровка;
- Aveline Chase | Авелин Чейз - младшая сестра, полукровка;

Эми любит сына, как единственного мальчика, до жути похожего на Генри. Она души в нем не чает и счастлива, что Харпер нашел себя в зельеварении. Именно поэтому, когда узнает, что произошло в 2019 году, рвет всякие отношения с Эртой и обвиняет ее во всем. Она не представляет, что делать с сыном, не знает, с какой стороны к нему подступиться, ведь ее резкие высказывания в сторону давней подруги ранят Харпера сильнее, чем недоверчивый взгляд отца. Он не хочет быть причиной ссор и разлада, не после скандала с Реей, который семья еле пережила в 2015 году.
Генри гордится сыном, видит в нем воспитанного юношу, за которого не будет стыдно. Он видит в нем вдохновение и не ограничивает абсолютно ни в чем. Харпер сам может рассудить, что правильно, а что - нет, именно поэтому Генри с недоверием встречает сына-оборотня. Он не понимает, как тот мог додуматься уйти в отшельничество и отказаться от помощи родителей. Это разбивает его сердце, хотя Генри и пытается этого не показывать.
Рея любит Харпера за занудство и за рассудительность, которыми природа не наделила нее. С ним она всегда может расслабиться, пошутить или поссориться, а потом помириться с помощью какой-нибудь конфеты. У них не было проблем в общении. Даже когда Рея устроила ссору с матерью, она не винила Харпера за то, что он не принял ее сторону. Кто-то должен был поддерживать Эми, и она была рада, что на это решился Харп. После его возвращения она помогает ему во всем, стараясь сгладить углы при общении со всеми сторонами конфликта, но получается у нее это достаточно скверно. Тогда на помощь приходит Авелин, которая всегда чувствовала брата лучше, чем старшая сестра. Ава отличается эмпатическими способностями, поэтому ей легче поддержать кого-то в беде. Но помимо этого, она любит Харпера, пожалуй, сильнее, чем кто-либо, потому что никого важнее семьи нет.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО


— имя не меняем, а вот внешность - если хотите. мы долго пытались подобрать что-то, что было бы похоже на аристократизм, смешанный с оборотничеством, поэтому с радостью выслушаем Ваши предложения, если вдруг такие будут;
— факультет остается на выбор, как, собственно, и тяга к зельеварению. ее можете заменить всем, чем угодно, ибо на стадии заявки я дала общее описание семьи и характера самого Харпера.
— посты от третьего лица, активность пусть соответствует правилам проекта. графикой обеспечу, залюблю и не оставлю без игры. помимо меня на форуме есть отец, сестра и многочисленные родственники, поэтому ждем-ждем! ♥

◢ ПРИМЕР ПОСТА ◣

Она снова не спала ночь.
Взгляд был устремлен на окно, которое так и осталось открытым, потому что вставать вечером не было желания. Небо медленно светлело, но это мало, чем помогало, потому что тучи Лондона продолжали висеть над всем городом. Создавалось впечатление, что они были достаточно тяжелыми, чтобы раздавить всех жителей этого погрязшего в грехах города.
Эми повернулась на бок, зажимая одеяло между ног. Как бы долго она ни держала глаза закрытыми, сон не шел. Мысли то и дело возвращались к тому, от чего девушка пыталась сбежать. Она уже давно поняла: чем сильнее стараешься что-то забыть, тем тяжелее это сделать. Воспоминания чем-то похожи на яды, которыми Картер торговала. Ты не замечаешь их присутствия, пока они не будут готовы действовать. Медленно, целеустремленно.
Она вздохнула, открывая глаза и дотягиваясь ладонью до тумбочки слева. Уже второй, может, третий месяц Эми жила в своей квартире в Лондоне, отказываясь возвращаться в дом в Шотландии. Первое время она проводила там пару ночей, оставаясь на одном месте и ожидая, что он вернется, но потом… Потом поняла, что бессмысленно. Пальцы нащупали небольшой пузырек, и Картер притянула его. Глаза были сухие от недостатка сна, но это было скорее чем-то привычным. Все, что неприятно, рано или поздно становится безвкусным. Ты смиряешься и больше раздражение в глазах не кажется странным или неправильным. С ним вполне справляются маггловские глазные капли или специальное зелье, которым Эми смазывала уголки глаз. Подушечки пальцев после него пахли малиной - заслуга сушенных ягод, которые достаточно было мелко нарезать и добавить в варево за три секунды до погашения огня под котлом.
Электронные часы рядом показывали пять утра, и девушка отложила одеяло в сторону. Напряжение в глазах уже спало, что значительно упрощало жизнь. Как мало требовалось для счастья.
Картер остановилась в кухне, высыпая несколько ложек кофе в турку. Это приспособление магглов приходилось нельзя кстати, когда хотелось чего-то крепкого. На самом деле это скорее было привычкой, чем какой-либо потребностью. Она могла не пить крепкий кофе с утра, но тогда рутинная череда дел бы нарушилась. Из-за этого бы казалось, что снова что-то не то, что-то упущено, что-то не сходится. Эми дотянулась до чистой кружки, дождавшись когда варево закипит и тут же сцеживая его. Молоко пропало, оставшись стоять на столе со вчерашнего дня. Девушка вздохнула, выливая его остатки и открывая холодильник. Новой пачки не было, а сливки были слишком жирными. Повернувшись вокруг себя, она успела подхватить горячую чашку, не чувствуя дискомфорта. После стольких лет работы с котлами и склянками, кажется, боязнь обжечься совсем притупилась.
Привычный распорядок дня включал в себя все обязательные для нормального существования вещи. Первое время было обидно и тяжело, возможно, больно, но у Эми не было шанса кому-либо пожаловаться. Никого не осталось, кто выслушал бы ее капризы, покачал головой, а потом отправил заниматься своими делами. Она отставила кружку на раковину, обрызгивая лицо холодной водой. То все чаще было опухшим. Говорят, что кубики льда с лечебными травами справляются с этими недостатками, но у Картер не хватало ни времени, ни терпения для них. Конечно, все это было лишь отговоркой. Не хватает времени… Времени хватает всегда, потому что при его распределении происходит разделение приоритетов. Попытка смириться с жизнью, связаться с Сириусом, сварить зелья, вернуться домой и по дороге не поддаться желанию взорвать хотя бы одного носителя министерской мантии - вот, что двигало девушкой каждой день. Не было времени на то, чтобы бережно вскипятить воду, нарезать травы, заливать их водой, давать остыть, а потом помещать в морозильник. Она даже не уверена, что в морозильной камере что-либо было.
Душ не помогал, но он, как и кофе, являлся важной составляющей дня. Усталость - привычное чувство, боль в спине - верный друг, сухость кожи руки - последствие постоянного взаимодействия с ядами. В последнее время их стали заказывать все больше. Люди боятся, остерегаются, пытаются вооружиться и обезопасить себя.
Мокрые волосы скользили по спине, заставляя девушку дрожать от прохладного воздуха. Нужно было закрыть дверь, но Эми знала, что духота может привести к обмороку. Возможно, годы брали свое, возможно, всему виной было бесчисленное количество нервов, потраченных впустую. Ладони накрыли лицо, массирующими движениями ускоряя кровообращение. Она отодвинула шторку, дотягиваясь до кружки с кофе и отпивая большой глоток.
Картер не жаловалась. Ей было не на что жаловаться. Блэк выбрал то, что считал нужным, то, что было правильным. Он был беглецом и крестным, человеком, ответственным за жизнь сына Поттеров. Он мало, что мог сделать, учитывая, что ступать за пределы Гриммо было запрещено, но хотя бы мог быть рядом с мальчиком. Пусть с помощью писем или разговоров по каминной сети. Хотя и первое, и второе были достаточно рискованными вариантами. Но Сириус без риска - не Сириус.
Эми чуть поморщилась, допивая кофе одним глотком и ругая себя за забывчивость. Отсутствие молока - первый шаг к хаосу. Рутинность нарушена, а непривычный вкус кофе, кажется, уже испортил день.
Она завернулась в полотенце, проходя в комнату и открывая шкаф. Одежда висела аккуратно и прилежно. За этим Картер следила, будучи в любом состоянии. Ее презентабельный вид - залог успеха бизнеса. Короткий взгляд в сторону зеркала и очередной вздох. Мешки под глазами слегка уменьшились, хотя и не скрылись вовсе. Эми дотянулась до небольшого массажера, покатывая им под глазами. Покачивая ладонью в воздухе, она разглядывала одежду, которая не особо отличалась друг от друга. Взгляд остановился на платье, и девушка положила его на постель. Вернувшись на кухню, она вновь сварила кофе, отмечая, что прошло всего лишь двадцать минут.
За окном было уже лето, что должно было радовать, но Картер знала, что школьный каникулы не принесут с собой новой встречи. Блэк все больше закрывался. Когда ей удавалось достучаться до него, то времени не хватало, чтобы удостовериться, что с ним и правда все в норме. О таком состоянии как «в порядке» можно было и не вспоминать. Встречи получались редкими и короткими. Она не понимала, почему нельзя было наложить похожую защиту на какой-нибудь другой дом, почему именно Гриммо, почему именно сейчас. Хотя на все эти вопросы Эми знала ответы и только раздраженно качала головой, когда они вновь и вновь появлялись в мыслях. Скорее, было непонятно, почему она не может остаться в штабе Ордена. Почему она не может вступить в эту шайку, сделать вид, что работает на них, в это же время просто быть рядом. Лавки, обязанности - это все было второстепенное. Ей говорили, что это будет подозрительно, это будет странно, но кому какое дело до Эми Картер? Она могла хоть сквозь землю провалиться и все равно ничего бы в этом мире не изменилось. Но вместо этого, вместо возможности поддерживать важного в ее жизни человека, ей приходилось выбирать платье, обжигать губы и натягивать на них улыбку.
За окном уже ездили машины. Это было слышно не только по шуму с дорог, но и по постоянным сигнальным гудкам, что отдавал каждый второй. Спешка - враг жизни. Спешить, значит, упускать. Можно было сломя голову мчаться, нестись к своим мечтам, при этом не замечая самого главного. Жизнь в мелочах. В его кружке, что стоит нетронутой вот уже сколько месяцев. В его паре маек, аккуратно сложенных в ящике. В его стороне постели, которая уже совсем не пахнет им.
Эми промокнула волосы, отмечая, что те уже практически высохли. Может, сегодня потеплело? Она открыла окно шире, не выглядывая из-за него. Несмотря на то, что она верила в свою бесполезность и неважность, все равно чувство страха одолевало в некоторые моменты. Осмотрев улицу вокруг, девушка коснулась ладонью рамы окна. На улице действительно потеплело.
Она отложила жакет обратно в шкаф, допивая вторую кружку кофе и одеваясь.
Сегодня у нее было не так уж и много дел. Коллеги вполне справлялись со своими обязанностями и ее присутствие скорее было символично, чем необходимо. Но Эми хотела самолично встретиться с важными клиентами. Те могли знать о том, что происходит в мире. То, что действительно происходит, а не то, о чем все продолжают говорить.
В лавку у Министерства магии девушка практически не заглядывала. Находиться рядом с этим зданием было невозможно, хотя оно и было скрыто от глаз. Одно лишь упоминание министра и его работников заставляло Эми скептически заламывать бровь. Была бы ее воля, она бы уже давным-давно свергла нынешнюю власть и амнистировала Сириуса собственноручно. Законы и порядки мира, направленные на ее защиту, наоборот, становились врагами. Разве в этом смысл всей этой жизни? Очевидно, в этом.
Она остановилась у зеркала, оглядывая себя. Лицо выглядело свежим при первом взгляде, что уже было победой. Легкий макияж подчеркивал цвет кожи, оттенял скулы, делал лицо более выразительным. Покупатель должен был смотреть в глаза и видеть в них уверенность. Ибо именно за этим малознающий и некомпетентный клиент обращается к ней. За уверенностью. Эми была уверена в работоспособности своих зелий, она продавала их, зная, что каждая партия стоит своих денег. Подчеркнув губы темно-красной помадой, она уложила волосы и провела ладонями по бедрам, оценивая себя.
Картер не любила аппарировать из собственной квартиры, но теперь ей не приходилось скрывать у себя беглеца. Все ее действия были чисты, и каждый, кто захотел бы проверить, остался бы ни с чем. Она подхватила сумку, пряча в них пустые склянки из-под зелий. Проверив все, девушка вытащила оттуда пару листовок и ненужные мелочи. Пить она себе уже давно запретила, что достаточно положительно сказалось на самочувствии. Гудящая голова не переставала кружиться пока на губы вновь не попадала капля алкоголя. Ужасная привычка, которую Эми заменила мятными конфетами. Рассасывая одну из них, она обулась.
Трансгрессия прошла спокойно и без каких-либо эксцессов. Прижавшись ладонью к кирпичной стене, она глубоко вдохнула и постаралась сосредоточиться. На голодный желудок всегда было тяжелее.
До лавки оставалось идти несколько метров, поэтому Картер никуда не спешила. До начала рабочего дня еще было два, а то и три часа. Время в последнее время для нее стало скорее материей для варки зелий, чем чем-то, на что можно было опираться. Откинув волосы за спину, она чуть сощурилась, замечая, что рядом со входом кто-то стоит.
С Генри Эми виделась не так часто. Он жил в Америке, а она в Англии, да и… Да и общение с ним скорее походило на что-то неконтролируемое и странное. С самого их знакомства и до сегодняшнего дня. Девушка ускорила шаг, поджимая губы и чувствуя, как между бровей снова появляется складка.
В эти дни нельзя было быть медлить. Спешка - упущение, но промедление - смерть. Тяжело найти грань и не каждому, к сожалению, это удается.
- Генри! - Эми уже приближалась, чувствуя, как внутри нарастает волнение. Американец выглядел неважно. С какой-то стороны, она была рада, что он жил на другом континенте. Угроза от Лорда не могла его потревожить. С ним точно должно было быть все в порядке. Но по мере приближения, по мере ускорения ее шага, по мере усиления стука каблуков, Картер все отчетливее видела его выражение лица. Она уже практически перешла на бег, когда оказалась рядом, внимательно оглядывая мужчину. - С тобой все в порядке? Что случилось? - сбившееся дыхание не давало ей спокойно говорить, и Картер уже коснулась ладонями его тела, ощупывая на предмет ранений. Обычно Чейз всегда предупреждал о своем приезде, писал заранее, спрашивал, как у нее дела. Взгляд коснулся газеты, зажатой в его руке. Буквы «Пророка» были статичны, хотя иногда и поблескивали на свету. - Генри? - тихо спросила Эми, поднимая на него глаза. По телу пробежала едва заметная волна мурашек, собирающаяся на щеках. Девушка поежилась, отходя на шаг назад. - Генри? - еле слышно повторила Картер, тряхнув головой и озираясь по сторонам. Тревога сжала легкие, и она знала, куда смотреть. Она знала, что искать. Она знала, но не хотела. Упрямо не опуская взгляда на газету, Эми посмотрела на Генри, сжимая пальцами ручку сумки и поджимая губы. Сухость в глазах сменилась жжением, а тревожность уже пробралась до горла, нежно сжимая его.

0

64

https://i.imgur.com/NJludky.gif

0


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Партнеры » | Three Generations: I would rather die |