4 - 10 ЯНВАРЯ 1999 ГОДА
События в Англии набирают обороты, Пожиратели смерти ищут тех, кто виновен в гибели чистокровных волшебников, в то время как Орден Феникса пытается освободить больницу Святого Мунго от магов с метками, дабы вернуть спокойствие в Лондон. Ученикам же предстоит подготовиться к грядущим экзаменам, встретить Рождество и не поддаваться унынию… читать далее
В игру требуются: Нортон Мальсибер, Захария Смит, Яксли, Ханна Эббот, Лиза Турпин, Селвин, студенты рейвенкло и хаффлпаффа, Андромеда Тонкс, члены Ордена Феникса

Hogwarts and the Game with the Death

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Школа Хогвартс » Пора что-то менять


Пора что-то менять

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Временной промежуток
10 января 1999
2. Имена всех участников
Астория Гринграсс, Арман де Бюжо
3. Описание/текст квеста
Когда устаешь от порядка вещей, который установился, хорошо найти поддержку у друга. А, может быть, он поможет что-то изменить в уже сложившихся обстоятельствах.

0

2

Тишина в гостиной слизерина давила на уши. Было настолько тихо, что собственные мысли звучали особенно громко. Арман сидел в кресле у камина и смотрел на огонь. Он хорошо помнил тот день, когда решил для себя, что его судьба и возможное будущее связано с Британией. Тогда его воображение рисовало его возможности в самых сочных и ярких тонах. На деле все было не так просто. Француз появился в новой стране, новой школе, совсем не готовый к тому, как страна пережившая такую большую войну, страна победившая и проигравшая одновременно, встретит нового человека. Сложившийся коллектив в школе, куда он был зачислен стараниями отца и своего покровителя, не особо обрадовался новому лицу. Отсутствие имени, которое значило бы что-то в этой стране, глупее планы на закрепление в статусе чистокровного среди равных. Чистота крови еще далеко не все, чтобы быть принятым и замеченным. На это Арман не рассчитывал. Но и то, что будет так не просто не ожидал. Одиночество новичка и несостоятельность его фантазий облепили новичка плотным коконом одиночества. И не то что бы он очень страдал наедине сам с собой, но и приятного мало. Чтобы стать кем-то, надо было чтобы тебя заметили, а пока до этого очень далеко. Даже не расстоянии от своего брата и отца он оставался только тенью. Для того, чтобы в полной мере наслаждаться таким положением вещей вовсе не надо было покидать страну предков.
На коленях молодого мага лежала очень интересная книга. Она описывала изыскания алхимиков первопроходцев и все сложности, что возникали на их пути. Битва за значимость всегда была. Прошлое не исключение. Ошибки неминуемы даже у тех, кто впоследствии вошел в историю. Из ошибок можно выстроить добротный путь, если уметь их правильно принимать и извлекать уроки. Ошибка это и препятствие и ступень. Смотря как на нее смотреть. Парень делал пометки на пергаменте, когда доходил до самого интересного момента или строки, которую надо обдумать позже. Работа увлекала его и не давала погрузиться в не очень приятные мысли. Эти мысли касались не его. Свои трудности он воспринимал, как должное. Правильный путь не может быть простым. Но были вокруг него несправедливости, на которые он не мог не обращать внимания. Британия была жестока не только к чужим. В штыки она принимала и своих детей. Победители Темного Лорда в конец упившись собственной значимостью начали гонение на ученицу его факультета. Эта несправедливость сплотила многих чистокровных. Флора была милой и нежной. Она была тем, кто помогал ему на первых этапах. Одна из. Он был ей благодарен и хотел бы помочь. Вот только из школы это было сделать почти невозможно. Да и таких как он помощников у нее было очень много. Арман отложил пергамент и вытянулся в кресле. Была еще одна несправедливость. И касалась она той, отец которой принял в судьбе француза участие. Астория. Он слышал много слухов, но никогда не лез к девушке. Старался что-то понять, но все больше запутывался. Астория ходила грустной. Ее помолвка расстроилась, и вроде бы по вполне приемлимым причинам, вот только что кроется за всем этим. Арман не знал.
Дверь в общую гостиную открылась и вошла она. Та, о которой де Бюжо думал несколько минут назад. Парень не смог подавить улыбки
- Привет, Астория,  - встав из кресла, тепло поздоровался он. – Как твои дела?  Я тут читал интересную книгу. Я взял ее в библиотеке твоего отца. Ты не читала? Весьма интересная. – попытался он завязать беседу и привлечь внимание слизеринки. – Я очень благодарен твоему отцу и твоей семье за вашу помощь, и мне хотелось бы, чтобы однажды я смог отплатить вам за вашу доброту.
Подходя к камину и опираясь рукой о полку, молодой волшебник следил за Гринграсс. Девушка была хороша собой и добра. Но грусть слегка упрощала ее черты. Наверное у нее красивая улыбка, подумалось французу. Жаль, что она сейчас очень редко улыбается. Когда он приезжал в их дом ребенком, она очень редко улыбалась ему. У них были ссоры, обиды, взаимные претензии, но это было детство. Тогда все казалось значительным.

+1

3

Иногда в жизни наступает такой момент, когда понимаешь – хватит. Много ошибок назад Астория должна была сказать себе это, но весьма задетая гордость мешала ей принимать верные решения. Впрочем, мало что изменилось и теперь, но девушка в какой-то момент поняла, что не хочет больше быть жертвой в руках Малфоя, или кого бы то ни было. Ей это все было отвратительно. Она – аристократка, чистокровная. Ее предки были теми, кому завидовали жалкие полукровки и нищеброды. А теперь она была посмешищем для какого-то мальчишки. Тори имела право злиться, как она считала. В какой-то момент она сдалась, не понимая, как поступать дальше. Не считая, что совершила какие-то ошибки, но сейчас Гринграсс видела то, что было скрыто от нее прежде – возможность. Пусть эта возможность и была минимальна, и придется не мало постараться. Но это лучше, чем сидеть и жалеть себя. В конечном счете, Драко не последний человек в приличном обществе. А может он и вовсе в приличном обществе-то и не считается за человека. По ее мнению, он был не прав, и не было бы никакого разговора с миссис Малфой, если бы не его поступок. И, что ж, если она действительно не поняла как-то миссис Малфой, или та не поняла ее, теперь уже сделанного не вернуть. Остается принять это и идти вперед. Что девушка и собиралась сделать. И у нее был тот, к кому можно было бы обратиться. Она долго думала, не решаясь на что-то. Шли дни, каникулы подошли к концу, и совсем скоро ей придется вовсе покинуть школу. А она еще и с сестрой не знала как поговорить. Но с ней она все решит, они одна семья. Тори была уверена, что та помет ее и поможет. Или даст совет. Или хотя бы поддержит. Сейчас же Тори душили зависть, обида и желание что-то сделать, чтобы все изменить. Но она мало представляла пока что, кто и как может помочь в ее ситуации. Нужно исправить все, и отец здесь не поможет. Теперь это игра на их уровне. А они больше не дети. Речь уже не шла о том, кого будут осуждать в гостиной, история вышла далеко за пределы школьных стен. Но, что забавно, решать ее начинать стоило именно здесь. Глядя вперед, просчитывая шаги на этот раз более тщательно. Постаравшись усмирить эмоции, которых, как оказалось, в ней оказалось больше, чем в просто черством камне. Войдя в гостиную после занятий в библиотеке и прогулки по двору, она направилась мимо немногих сидящих здесь, каждый из которых был занят своим делом. Ничего удивительного. И слишком рано для того, чтобы гостиная была заполнена. Девушка была слишком увлечена своими мыслями, поэтому голос, знакомый достаточно, оказался внезапным для нее. Остановившись и повернув голос на звук, она автоматически сменила безразличное выражение лица, на легкую улыбку.
- Привет, - отозвавшись на слова Армана, она внимательно слушала его, только отозвавшись, что эту книгу она не читала. Не доводилось, если честно. Что-то из нового, и когда она была дома, времени на чтение чего-то, кроме школьной программы, не хватало. – Не беспокойся об этом. Уверена, что отцу это не в тягость, да и я рада, что это приносит для тебя пользу. Кроме того, ты всегда сможешь отплатить за это в будущем, - она вроде как пошутила, даже хмыкнула, дав понять, что вовсе не намекает ни на что. – Нашел что-то интересное?
Предлагая сесть, раз уж они встретились, Тори опустилась на край дивана, рядом с которым они стояли. Расспрашивая про книгу, узнавая, что такого там было интересного, она все равно думала обо всем и сразу. Девушка спрашивала, какие еще книги показались Арману интересными, и что он нашел. Пробовал ли он осуществить что-то из того, о чем прочитал. Пригодились ли эти знания уже на практике. Как прошли его каникулы и какие подарки подарили ему родители. Она была слишком занята в последние дни, пытаясь совладать со своими мыслями и эмоциями, чтобы даже поговорить нормально с другом.
- Прости, я не самый лучший собеседник последнее время, - грустно улыбнувшись, она надеялась, что Арман поймет ее. Она вовсе не забыла о нем, не пыталась оттолкнуть. Просто была слишком глубоко в своих переживаниях. И не знала, как из этого выбраться. Просто не представляла, что ей делать. Может быть, стоит мысленно вернуться к началу и все переосмыслить, но от этой мысли становилось не по себе. Как-то странно и некомфортно. Девушка спросила у Бюжо какие у него планы на этот вечер, чтобы как-то сменить тему с ее отвратительного настроения. Может быть разговор поможет отвлечься, не грызть себя вопросом «А что если бы…».

+1

4

Иметь рядом кого-то, кто знает тебя чуть лучше, чем все остальные, кто знаком с тобой чуть дольше, с кем можно переброситься парой слов бесценно. Чтобы понять это Арману потребовался целый семестр в школе. Целых пол года битвы за собственное я и право на собственное мнение. Дафна и Астория могли бы стать его друзьями. Девочки Гринграсс нравились французу. Они были той тонкой нитью, что связывала его настоящее с его прошлым. Из двух сестер Астория была ближе молодому человеку. По целому ряду причин. И по возрасту и по характеру. Дафна всегда смотрела на нового ученика своего факультета слегка свысока. Как смотрит старшая, разумная сестра. А может быть Арману просто казалось, что это так. Ему хотелось думать, что холодность и отрешенность старшей Гринграсс были вызваны такими причинами в то время, как гордая девушка просто игнорировала сам факт существования отцовского ставленника. Астория была в разы мягче сестры и иногда одаривала дерзкого соискателя славы Британии ободряющим взглядом, отчего сердце юноши переполняла благодарность.  Ко всей семье девушки
- Уверен, что смогу отплатить. По крайней мере я сделаю для этого все. Да нашел. Меня еще во Франции заинтересовала одна тема. Она касается алхимических опытов и попыток создать философский камень, всех сопутствующих экспериментов. Это так захватывающе. И может дать большие результаты, если правильно осмыслять и применять знания. В этой книге описаны изыскания древних магов по этому вопросу.  А ты интересуешься этой темой? Знаю, твой отец занимается рядом вопросов, связанных с зельями и медициной. А ты?
Арман говорил быстро. Так всегда случалось, когда речь заходила об его интересах. В душе поднималось воодушевление и вдохновение несло его в сторону ото всего мира. Арман взглянул на девушку горящими глазами. Астория явно не разделяла его эмоций.
Сейчас девушка была грустна. Слова ее были мягкими, по-доброму приятными, но в тоже время слишком отрешенными. Она была здесь и не здесь одновременно. Как принцесса из заколдованного замка, который охраняет дракон. Можно увидеть ее образ в бойнице, услышать голос, но не прикоснуться и не понять, что на самом деле твориться там, за навесным мостом.  Армана огорчало такое положение вещей. В то де время он не мог требовать от слизеринки откровенности о ситуации, которая ее трогает и о которой ходит столько слухов. Оставаться в стороне было выше его сил и юноша медленно подошел к Астории. Мягко опустившись около нее он коснулся рукой ее руки.
- Астория, - тихо позвал он – Я замечаю, что вокруг тебя что-то происходит и это отнимает твои силы. Мне не приятно это видеть, потому что я знаю тебя гордой и смелой девушкой. Скажи, я могу помочь тебе? Я не смею претендовать на звание твоего друга, но как человек глубоко благодарный и желающий сделать для тебя хоть что-то, я прошу тебя, если я могу быть полезен, скажи мне. Что тебя тревожит?
Голос юноши звучал взволнованно, тихим шепотом. Он не рассчитывал на откровенность и этот порыв души был просто порывом, быть может не обдуманным и он брал на себя слишком много, но  ему так хотелось отплатить добром за добро, что все остальное отходило на второй план.

+1

5

Тори не знала, как поступать со своей жизнью, чтобы никого не разочаровать еще больше, чем уже сделала это. Ее угнетало чувство несправедливости, зависти, обиды, но она так же понимала, что во многом была виновата сама. Вот только привели к этому благие намерения. Наверное, просто не судьба ей быть хорошей. Но это не значит, что девушка сдаться была намерена. У нее теперь были иные цели и приоритеты. Она пока не была уверена, как поступить и что делать, но точно не молча сидеть в сторонке.
- Я думаю, что философский камень это здорово, но он один такой был, и ты помнишь, чем это закончилось, - люди со всего мира охотятся за этим секретом невероятной силы и бессмертия. – Ты правда думаешь посвятить этому жизнь? – она не осуждала, просто интересовалась планами друга на жизнь. – Мне интересны зелья и медицина, очень. Наверное, это то, что действительно может сейчас помочь мне справиться со всем, что происходит в моей жизни. По крайней мере, я надеюсь на это, - она не весело хмыкнула. Людей в гостиной становилось больше,  поэтому девушка предложила другу пересесть поближе к стене, в самый дальний угол. Там было тихо и спокойно. И никто не станет слушать. Что может быть дальше? Какие ее ждут проблемы и трудности? Что ей делать, а от чего стоит воздержаться. И куда дальше идти. Вот какие вопросы ее беспокоили. А еще она хотела встретиться с сестрой и поговорить с ней. Столько всего, что им стоило обсудить, но и одновременно она боялась этого разговора, потому что не знала, как теперь ее сестра отреагирует на этот разговор. Но поддержка семьи была важна теперь. Все, что оставалось. Конечно, ее положение бы выровнялось, выйти она замуж за кого-то куда влиятельнее Малфоя, только кто бы согласился? Да и выбирать особо не из кого было. Все уже обручены. Выйти замуж за кого-то из другой страны, и сбежать? Что ж, она могла бы и так, но это бы означало проиграть.
- Ой, прости, я втягиваю тебя в это свое настроение. И ты не должен так говорить, потому что ты уже мой друг, -  она улыбнулась, мягко пытаясь успокоить Армана. – Не знаю, чем можешь ты помочь. Я даже не представляю, с чего начать. После расторгнутой помолвки и всех этих слухов, мне даже сложно с отцом разговаривать. А Малфой только продолжает кичиться тем, какой он молодец. Вижу его, и хочется что-то ответить на его надменные вгляды. Хорошо, что хотя бы теперь в школе с ним не встречусь, могу сконцентрироваться на учебе.
Эта тема ее действительно волновала. Более того, девушка с каждым разом все больше погружалась в ощущение, что она что-то теряет. Или уже потеряла. Ее будущее больше не расписано по минутам. Может для кого-то хорошо так жить, вот как для всяких грязнокровок. Но у чистокровных все не так. И куда дальше идти, к чему стремиться? Астория находилась в растерянности. Говоря другу о том, что чувствует, что ее беспокоит, она так же сказала о своей мечте добиться чего-то. А еще, вскользь, словно в шутку, сказала. Что хотела бы отомстить тем, кто причинил ей боль. Малфой всегда смотрел на нее свысока, пусть она и наделала ошибок после. Но он изменился. И, что там, ей хотелось ощущать себя нужной, а не просто вещью. Хотя бы какого-то уважения получить, а не вечные снисходительные взгляды. То, как она теперь это все воспринимала и помнила. Не важно, что было прежде, теперь все именно так, как было. Она была для Малфоя неприятным будущим, он от нее избавился. Но, может, он еще об этом пожалеет. И она будет использовать все, что ему дорого. Впутывать других плохо, и она понимала, что проблемы Малфоя заденут его семью и невесту, но, что ж. Реган сами выбрали это.
- Не знаю, может быть во мне говорит обида. Но оставлять все так, как есть, я не хочу. И кроме учебы я хочу добиться чего-то.

+1

6

Когда речь заходила о его мечте, Арман мог говорить много и долго, забывая все вокруг и не отвлекаясь на другие темы. Это была не просто мечта, а почти наваждение. Смысл его жизни, все его честолюбивые мечты и основа их исполнения. В своих мечтах молодой маг видел себя успешным зельеваром, способным не только сварить любое, самое сложное зелье, но  и прошедшим за определенную грань,  отделяющую способности от высшего мастерства. Камень был таким мастерством. Это уровень, это признание и определенная ступень в обществе, где пока даже не слышали его имя. Это возможность доказать себе и миру.
-Я знаю, что такой существовал. Его создатель был гением. Странным гением, -пожал плечами слизеринец -  Он получил в свои руки уникальный артефакт и уникальное оружие. Но как он им воспользовался, для чего? Он не извлек и десяти процентов выгоды. Оказался слишком слаб для владения таким веществом.
В силу своей юности, разумную аккуратность и педантичность в своих планах, де Бюжо воспринимал, как недостаточную смелость. Врожденная дерзость и желание ставить на кон все, диктовали ему иные принципы и иные цели. Он и дальше говорил, доказывал бы, но боль девушки сквозила сквозь каждый ее слог. И на этот раз юноша не мог остаться равнодушным.
- Ты чуткая, у тебя есть утонченность и педантичность, думаю ты делаешь правильный выбор, - уже спокойнее сказал юноша, все пристальнее глядя на Гринграсс.
- Я уверен, что справлюсь. На этом пути без уверенности никуда. Голос стал звучать чуть глуше и тише. Француз прислушивался. Он слушал уже не слова девушки. Он слушал ее чувства и они медленно сочились в его душу. Несправедливость всего происходящего рвала его изнутри и он не знал чем помочь. Он все еще касался ее руки, которой она не отняла и чувствовал, что пальчики девочки дрожат.
- Спасибо тебе. – тихо шептал он – и раз уж я твой друг, я не могу оставаться в стороне. Этот Малфой, в нем вся причина? Он что. Совсем безгрешен? Или в его семье никто и никогда не ошибался, что он не смог отличить ошибки и проявить снисхождение? Неужели его род настолько велик, что он может диктовать свои условия? Неуязвим? Мы ничего не сможем сделать?
Идеальных людей нет. В каждой семье в шкафу догнивают свои скелеты. Исключений нет, есть только надутые пижоны. Которые не готовы прощать других, но требуют понимания от мира, когда речь касается их самих.
- Не было ли того, что можно припомнить им самим? Ему или его родственникам совершенно не в чем оправдаться перед миром?
Арман совершенно искренно хотел помочь. А для этого надо было сбить спесь с незнакомого ему юноши. Его имя что-то значит здесь, но и он не грязнокровка. Малфой со всей дерзостью гнобит девочку. Которая считает его другом, так и он может быть дерзким,  том случае если на кону есть выгода и его попросят таким нежным голосом.
- ты обязательно добьешься, мы добьемся. Если потребуется, я готов помогать тебе во всем. Ты была одна. Одной тяжело, но я готов разделить с тобой твою судьбу, по крайней мере пока тебе это надо.
Это чувство благодарности и симпатии. А что, Астория мила и умна. Она была бы достойной партией любому, если бы не этот скандал. Впрочем, едва ли его родители знают что либо об этом. Да и они постараются все поправить.

0

7

- Наверное, иногда цель не столько создание чего-то для использования, а для того, чтобы просто доказать самому себе, что можешь это сделать, - она тоже не знала, как можно не использовать такую силу, но могла понять, зачем было создавать. – Можешь представить себе, что он испытывал, когда у него получилось все? Наверное, это потрясающее чувство. Так что, вполне вероятно, он не стремился к получению выгоды. Конечно, неосмотрительно, но некоторыми людьми движет просто желание доказать что-то самому себе или окружающим.
Наверное, Драко был тоже очень горд собой теперь. И это отчасти раздражало. Но, с другой стороны, девушка с каждым днем все больше думала о том, что входило в ее часть вины. Она не отказывалась от того, что просто хотела быть полезной. Ей претило сидеть и молча смотреть, когда она, как ей казалось, могла помочь и что-то сделать. Однако теперь выходило так, что лучше бы она как раз сидела и молчала. Тогда не было бы большинства из нынешних проблем.
- Ты слишком добр ко мне, - она хмыкнула не радостно. Друг пытался ее поддержать, но не всегда это могло помочь. Астория не готова была принять эту поддержку именно в таком виде. Наверное, ей хотелось сейчас просто каких-то внезапных изменений к лучшему. Она начинала уставать от всего. – Это правильно. Если нет уверенности в том, что делаешь, то и итог будет именно таким.
Во всем, что делаешь, нужно быть уверенным. Тогда никто не столкнет тебя в сторону от цели. Но что, если не уверен даже в цели? Тори сейчас знала только то, что хотела добиться хоть чего-то. Не быть бесполезной. Она пыталась помочь сестре, Драко, но это не получилось. Может быть она смогла бы это изменить, но гадать было глупо уже. Что было, то было.
- Я не знаю, Арман, - было приятно, что кто-то так переживает за нее, но и что тут ответить не знала тоже. – Конечно, все делают ошибки. И я до сих пор уверенна, что Драко мог быть хоть немного помягче со мной. Но, - она запнулась. – Мне тоже нужно многое исправить. Не знаю как, не знаю, что делать и чего я хочу, но это сражение должно или закончиться, или уже, наконец, быть не односторонним нападением. Мне очень стыдно, что мои родные втянуты в это тоже. Именно поэтому я попробую все исправить. Как – я не знаю еще. Но точно не буду больше молчать.
Сражаться или извиняться, вот в чем вопрос. Девушка не хотела войны внутри чистокровных, и на ее стороне слишком мало сторонников сейчас. Она заблуждалась во многом, но сейчас трезво смотрела на то, что было в ее руках.
- Арман, ты не представляешь, во что хочешь себя втянуть. Малфой может быть и потерял некоторые позиции, но у него есть друзья, которые не останутся в стороне, - Нотт это тот, кто может помочь Драко. А у Нотта связи во многих областях. – Да и я не знаю, что делать, - она была потерянной. Не знала, с чего начать и что делать. – Если что-то делать, то это может очень навредить Драко и другим. И это может означать перейти дорогу еще и более опасным людям. Ох, я не знаю.
Признаться, сейчас, когда прошла злость, она не была уверенна в том, что хочет. Уничтожить Драко или помириться с ним. Они ведь не были врагами раньше. Все было хорошо, и она переживала за него. Она должна была стать его женой и матерью его детей. От этого было особенно не по себе. Как же поступить, что лучше и правильнее. Никто не ответит ей, пожалуй.
- Я хочу с ним поговорить последний раз. Не знаю еще о чем. Но мне кажется, что это нужно сделать в любом случае, - что бы она не решила, один их разговор может помочь принять решение. Осталось переступить через гордость и желание сбежать куда подальше. Что бы она не решила, это будет уже только ее решение. Ни от кого не зависящее. Дафна должна будет понять или окончательно отвернуться от нее. Наверное, стоит поговорить и с сестрой тоже. Вдруг она своим взглядом со стороны, поможет чем-то. Тори пыталась делать все сама, теперь нужно было искать другие пути и способы решения проблем.
-Спасибо тебе, но...Я не совсем понимаю, - она почувствовала себя немного странно. Щеки наверняка вспыхнули красным, потому что она точно ощущала жар. Было взволнованно и тревожно. Может быть, просто показалось, но друг говорил с такой интонацией, что вариантов было несколько. И она не знала, не была уверена, что понимает его верно. С одной стороны, хотелось уточнить, с другой - срочно перевести тему. – В последнее время я много переспрашиваю, поэтому прости пожалуйста.
Ей могло показаться, привидеться, причудиться, что угодно. Тори не знала, верно ли поняла слова друга. А если верно, то как к этому относиться. И, что важнее всего. Если друг действительно готов был помочь ей даже в таком важном вопросе, как брак, как отреагируют его и ее родители. Астория хотела бы утереть нос Малфою браком с кем-то, кому он должен подошву целовать, но таких женихов расхватали еще, наверное, в младенчестве. Как бы то ни было. Ей было важно, что Арман хотя бы говорит с ней. Надоело копошиться в своих мыслях и убиваться из-за вопросов «а что, если».
– Спасибо тебе, что всегда пытаешься помочь мне. Тебе и самому, наверное, непривычно в новом месте, с новым окружением. Кстати, как тебе наши профессора? – Она говорила только о себе и о себе. Нужно было сменить поток мыслей. – Если ты понравишься Голду, добьешься многого. Он очень строг, но зато видно результат. Даже ничтожества результатов достигают. Можешь представить?

+1

8

- Но это же не нормально, - скривился юноша – Это все равно, что испечь прекрасный торт на зависть соседу и не позволить его никому съесть. И самому не попробовать, только потому что гонка «Я смогу» может оказаться слаще вкуса кулинарного шедевра. Я этого не понимаю. Может быть, я просто человек другой эпохи. Пожал плечами Арман.
Своим видом и своими словами девушка выдавала собственную неуверенность. И эта неуверенность,почему-то, рождала в душе француза изрядную долю злости. Дочь такого человека не может быть унижена. Дочь его наставника, проводника в этот мир не может быть ущемлена. Это не правильно. Дочь своего отца, она должна быть счастлива и горда собой. А он, он сможет, если захочет, сделать так, чтобы она больше не чувствовала себя жертвой. Какая же скотина этот Малфой. Ему мало разрыва помолвки, он продолжает подрывать мнение этой девочки о себе самой. Кто унижает ее, кто смеется и мешает жить ей – тот бросает тень на всю ее семью. Семью, которая достойна и которая приняла его самого.
- Ты думаешь так думаешь? Астория, - юноша подходит ближе и опускается около ног девушки. – Посмотри на меня. Добр? – внимательный взгляд в глаза. – Ты считаешь добротой желание помочь той, кто этой помощи стоит больше других? Это не доброта, это честь для любого уважающего себя мужчины. Одна неосторожность не делает тебя кем-то другим. Ты аристократка, ты чистокровная волшебница с чистой душой. Не кори себя, а просто давай попробуем все исправить. Я буду рядом, обещаю.
Юноша склонил голову и коснулся лбом ладоней девочки.
- Драко, опять Драко. Он занимает все твои мысли – Арман заметил в своем голосе почти ревнивые интонации и чуть вспыхнул щеками. – Ты любишь его? – поднимая глаза на девушку, чтобы найти ее взгляд, спросил француз
- Ты хотела быть  с ним рядом всегда, не по сговору семей? Если бы этого не случилось? Можешь не отвечать.
Тут же смутился ДеБюжо.
- Ты не будешь одна на этом пути. – очень серьезно пообещал он вставая с колен. – Ты лучше знаешь этот мир, ты в нем выросла. Я стану прислушиваться к твоим советам, но если ситуация потребует от меня действий, я стану действовать исходя из требований своей совести.
Опять сомнения. Неужели она настолько сломлена, что не готова понять, Арман не гриффиндорский дурак, чтоб рисковать всем не понимая ничего. Он не Гарри Поттер, чтоб иметь проблемы ради проблем.
- Я ! Понимаю! – сжав губы в тонкую полоску подчеркнул каждое слово француз. – Как и понимаю то, что на каждый узел связи можно найти компромат, каждый узел можно попробовать смазать и каждый угол обогнуть, если включить мозги и терпение. Принести вред Драко? Серьезно?  Ты волнуешься за него, когда он не желает тебе добра и не может, что рушит твою жизнь.
Хотелось подойти и обнять за плечи эту гордую и добрую девочку. При всей травле она осталась человеком. Чувствующим и готовым не приносить боли. Невероятно.
- Нет, ты понимаешь – твердо с нажимом отрезает француз. – Ты умная девочка. А еще один умный парень, Нотт, объяснил мне, что мое имя, громкое на Родине, здесь только тень. Это работает в двух направлениях. Имя Малфоя тоже только звук  моей стране. А вот имя моего отца..
Решение зрело  с каждым новым словом этой смелой девушки. Она достойна, красива и душой и телом. Пока нет любви, но есть де уважение. Арман сумеет ее полюбить и постарается, добиться ответа хотя бы со временем.
- Мой отец уважает твоего отца и знает семью без ярлыков, которые пытается навесить на тебя Малфой. И, я считаю, что я имею полное право связаться с ним для решения вопроса о моем будущем. Я буду просить твоей руки.
Астория станет украшением любого рода. В этом Арман не сомневался. А породниться с таким человеком, как ее отец, его собственные родители будут не против. Они и отправляли сына, в тайне надеясь на партию.
- Если конечно ты согласна… - чуть тише добавил он.
Глаза жадно вглядываются в лицо девушки. Жар от затылка по позвоночнику. Он сам не ожидал, что скажет это так скоро, выдав еще детскую тайну симпатии. Он не смел надеяться, зная о том, что она обещана. Запретил себе чувствовать что-то кроме уважения. Эти чувства будет легко вернуть.
- Мне не просто, отвлекаясь от темы выдохнул парень. – все непривычное и другое. Но да, я заметил, что мистер Голд  хороший директор и учитель. Я постараюсь привлечь его внимание. Тем более он увлечен зельями, как я слышал… 

Отредактировано Armand de Bugeaud (21-10-2018 15:49:57)

0


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Школа Хогвартс » Пора что-то менять