4 - 10 ЯНВАРЯ 1999 ГОДА
События в Англии набирают обороты, Пожиратели смерти ищут тех, кто виновен в гибели чистокровных волшебников, в то время как Орден Феникса пытается освободить больницу Святого Мунго от магов с метками, дабы вернуть спокойствие в Лондон. Ученикам же предстоит подготовиться к грядущим экзаменам, встретить Рождество и не поддаваться унынию… читать далее
В игру требуются: Нортон Мальсибер, Захария Смит, Яксли, Ханна Эббот, Лиза Турпин, Селвин, студенты рейвенкло и хаффлпаффа, Андромеда Тонкс, члены Ордена Феникса

Hogwarts and the Game with the Death

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Школа Хогвартс » Доверие нужно заслужить?


Доверие нужно заслужить?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Временной промежуток
8 января 1999 года
2. Имена всех участников
Северус Сней, Минерва Макгонагалл
3. Описание/текст квеста
Иногда так трудно доверять кому-то, ведь упрямая вещь, - факты. И лишь с оглядкой на Величайшего волшебника, Минерва решает сделать попытку довериться столь противоречивой личности, как Северус Снейп.

+1

2

Замок был его домом, его тюрьмой и его наказанием. Так захотел не он, так решила его судьба. Северус не был фаталистом в классическом смысле этого слова, он не приписывал все свои ошибки и последующие расплаты за них только воле великого рока. Такое поведение удел странных прорицателей и излишне романтичных натур. Он умел признавать свои промахи, и только с замком он мог себе позволить усомниться.
Все начиналось в его жизни с этого места, и так уж случилось, что все может им и закончится.
Крепче чем канатом, Снейп был привязан к этому месту своим словом, своим обещанием, данным старому другу и учителю, своим прошлым и той ответственностью, что взвалив на себя однажды, он так и не смог отринуть. Может быть повинуясь привычке платить по старым счетам, а быть может боясь, что без замка с его привязкой ко всем аспектам судьбы зельевара, сам Снейп просто перестанет существовать. Как бы там ни было, но отринув спокойствие посмертия, он снова вернулся туда, где все кричит о его призвании и преступлении. Против воли, выбора и самого себя.
Петли коридоров петляли под ногами, а старый замок дышал на Северуса прошлым и с усмешкой взирал пустыми глазницами оконных рам. Как много связано с этим местом.
Здесь он был школьником, профессором, как казалось, другом одного забавного старика. Казалось? Всего лишь пешка в большой игре. Игре, где главным было доверие тому старику, что сам предсказал свою смерть.
Унаследовав от него шикарный кабинет с множеством почти бесполезных вещей, он стал не просто директором, а разделительным барьером между учителями и пожирателями, вошедшими  в педагогический состав. Его в тайне или явно ненавидели бывшие коллеги, считая предателем и убийцей. Его недолюбливали пожиратели, полагая, что полукровка Снейп слишком много на себя берет, и так же не совсем доверяли ему. И те и другие считали его выскочкой, но ничего изменить не могли и им пришлось смириться с его нахождением в кабинете покойного Альбуса.
А дальше? Смерть. Конец его пути и, кажется, можно было бы вздохнуть свободно, но он, неугомонный снова ворвался в старый зачарованный круг тоски и собственного предательства. Он вернулся в школу, сунулся не в свое дело…
Снейп был один всегда. Одиночка по жизни. Но только сейчас одиночество сгустилось над ним неподъемной массой. Цена решения. Цена чужих жизней. Жизней молодых. Цена уверенности или самоуверенности, от которого рухнуло слишком многое. Но он заплатил ее добровольно. И заплатил бы снова, наверное.
За окном бушевала метель вот уже несколько часов. В такие часы в новых комнатах профессора  было особенно тоскливо. Метель заунывно выла в каминной трубе. Северусу до боли в зубах снова хотелось очутиться в своей маленькой комнате в подземельях, келье добровольного отшельника, в которой он прожил долгие годы. Там все было ближе и понятнее, и там он мог позволить себе, хотя бы в такие вечера быть человеком. Память терзала профессора, утягивая его в привычные коридоры. Сколько раз, спасаясь бегством от тоски и отвращения ко всему происходящему, он совершал подобные вылазки. Для других это выглядело как злобный Снейп вышел на охоту. Снова ищет с кого бы снять баллы и кому назначить наказание. Не спиться старой летучей мыши, душа требует сделать кому-то гадость. И какое ему дело, если сейчас не он дежурный.  Мало кто знал, что старый летучий мышь ищет то, что потерял в суматохе этой жизни где-то здесь, в этих коридорах. Мальчишку, у него еще было живо сердце и была пламенной душа. Он рядом, странный, слабый, носатый. Появляется каждый раз. Он худой и сутулый, некрасивый, как вороненок и состоящий из множества комплексов. Но он один имеет права судить его, потому что знает все. Так они и идут, а точнее почти бегут по коридорам школы. Их немое общение сквозь года может длиться  долго и взрослая копия выносит из него свои уроки. Горе тому, кто помешает этому.
Сегодня метель, в замке темнее, чем обычно. Северус быстро пересекает коридоры. Ученики с младших курсов шарахаются от него в первобытном испуге, это даже приятно. Мысленно профессор улыбается. Этот испуг очень трогателен. Те что постарше, тоже стараются не попадаться на глаза. Но совсем по другой причине. Коридор, еще коридор.
Сегодня он вышел не просто так. Маленькая записка с просьбой о встрече жжет карман и вызывает недоумение. О чем хочет поговорить с ним та, которая, пожалуй единственная, однажды, попыталась его выслушать и получила за это серьезный удар. Первая мысль: Что-то случилось.
Коридор. Лестница.
Сегодня его спутника вечерних прогулок нет рядом. Не до него. Легкое беспокойство нервирует и заставляет напрячься. Адреналин пилит внутренние струны. Он уже забыл, какое напряжение может вызывать неожиданное и непредсказуемое. Забыл, со времени окончания войны.
Окончании. Нет. Бывших воинов не бывает. И не бывает прошлой войны. Война бесконечна и вечно. Меняет образы и направления. Адаптируется к любым лекарствам. И охота на девочку, чья вина только в том, что она носит неугодную фамилию, лишнее тому подтверждение.
И то, как ловко действует новая организация маньяков. Тут не просто оппозиция. Это новый виток.
Оказавшись перед дверью в кабинет МакГоноголл Снейп отодвинул мысли о изменчивости войны на задний план сознания и постучал. Только получив разрешение он вошел в кабинет декана Гриффиндора.
- Добрый вечер, профессор МакГоноголл. Я получил вашу записку. Вы хотели меня видеть?
В кабинете заслуженной гриффиндорки было уютно и тепло. На первый взгляд, ни поза, ни жесты женщины не указывали на наличие каких бы то ни было проблем.
Если только доблестные питомцы ее львятника снова не прибегали плакаться своей укротительнице на деспота профессора, который просто невыносим и ведет себя не правильно с недавними героями войны и иже с ними.
- Надеюсь не случилось никаких неприятностей?
На всякий случай уточнил маг, всматриваясь в лицо коллеги. Сам он припомнить никаких экстраординарных случаев со своим участием не мог.

+1

3

Женщина сидела в кабинете, просматривая старые записи. Ей нравилось проводить время за работой, она осознавала важность нахождения в этих стенах, важность быть здесь не только ради самой себя, но и ради учеников. Они еще юны, и многие из них не понимают, что на самом деле будет происходить за стенами этого замка. Здесь профессора всегда помогут и направят, могут казаться излишне строгими, но  все это для блага. Некоторые ученики не слушали, и это создавало определенные проблемы и поводы для беспокойства. Минерва всегда присматривала за своим факультетом, но и не отказывалась уделять внимание ученикам других факультетов. Женщина не отказывалась от попыток объяснить студентам вещи необходимые, терпеливо и каждый день, она продолжала свою работу. Любимую работу, которая приносила ей куда больше, чем просто смысл. Только оставалось найти смирение и понимание. Она всегда поддерживала Альбуса в его решениях, и хоть не знала многого, все равно старалась доверять. Только не могла понять, как он мог верить Снейпу. Макгонагалл помнила, как был зол Гарри, когда она помогла Северусу и понимала как никто, что допустила ошибку. Поттер имеет право на свое мнение, и у нее не было права приводить волшебника, которому гриффиндорец не верит, в его дом, но сделанного не воротишь. Она не могла изменить свой поступок, точно также как и не могла понять, как ей быть дальше. Альбус завещал Ордену верить Гарри, он их надежда и оправданная надежда. Волшебница отвлеклась от раздумий, теперь написав короткую записку и отправляя ее магу, с которым была необходимость поговорить. Нужно как-то решить проблемы, и начать необходимо с главного, как ей казалось. Доверие так легко потерять, трудно вернуть, но она попытается.
Женщина недолго ждала, в скором времени в дверь постучали, и маг оказался в дверях.
- Добрый вечер, Северус, проходите, присаживайтесь  - она боролась с собой, но этот шаг был необходимым. Ей хотелось понять мотивы Альбуса, и она была готова изменить свое мнение и свои суждения. Даже необязательно понимать, самое главное, самой начать меняться, и тогда осознание придет.
- Чай? – профессору было трудно, но она говорила достаточно мягко, доброжелательно, ее губы тронула улыбка. Она многое повидала, через многое прошла, и понимала, что возможно, она единственная кто может помочь этому магу. Снейп никогда не признается, что ему требуется поддержка или помощь, но Минерва понимала, что это действительно необходимо.
- Нет-нет, все в порядке, просто подумала, Вы не будете против компании. У Вас все в порядке? - все-таки начать разговор было трудно, как и подобрать слова. Женщина волновалась, но старалась не подавать вида. Макгонагалл не рассчитывала, что у них со Снейпом могут установиться близкие отношения, но ей хотелось иметь доверие. Наверно, ей стоило просто все сказать, как есть, и не тянуть время.
- Северус, я не знаю, какие у Вас были дела с Альбусом, и не буду просить посвящать меня в детали, - ей совсем ничего не нужно было знать, виден результат, это самое главное, и страшная битва закончилась их победой. Победа далась дорогой ценой, но самую высокую заплатил ученик ее факультета, который с самого первого курса сталкивался со множеством преград и трудностей.
- Я знаю, Вы всегда помогали Гарри Поттеру, хотя мне всегда было в это трудно поверить, учитывая…- она запнулась, делая глоток чая, - Только это уже все не так важно. Альбуса нет, и я вижу, Вам не легко, - поджимая губы, Минерва поставила чашку, сцепив руки в замок, - Я могу чем-то Вам помочь? – пока она ничего не могла больше сказать. Хотелось услышать от мужчины хоть что-то. Он ведь не сможет быть одиночкой, нельзя так всю жизнь жить, сторониться людей, не иметь никакой поддержки. Женщина понимала, что друзьями им не быть, да и вообще большой вопрос, сумеет ли мужчина вообще иметь друга, с таким характером, с такими взглядами. Минерва не могла ничего сказать больше, она не понимала, какой ей ждать ответ, да и ответит ли ей Снейп вообще. Она могла и хотела помочь, поздно это или нет, решать не ей, но так хотелось изменить ситуацию. На жалобы учеников она не реагировала, на этого преподавателя всегда жаловались и жаловаться будут, вот только авторитет преподавателя нельзя уронить, тем более, что чаще всего, вопросы касались непосредственно занятий, домашних заданий и оценок. Женщина рассчитывала, что все будет в порядке, все наладится, и никакие сюрпризы не подкрадутся к ним, пока все не проясниться. Ей почему-то казалось, что все можно решить быстрее, но только в том случае, если Снейп ей довериться. Есть ли у него на это причины?

+1

4

Вопреки, быть может, всеобщему мнению, мерзкий характером, нетерпимый в отношениях и ядовитый языком циник и мизантроп Снейп обладал вполне человеческим чувством благодарности. Потому, внутреннее укрощенный еще за долго до их  новой, сегодняшней, встречи, Северус спокойно вошел в кабинет этой несгибаемой женщины и сел напротив нее. Внутреннее напряжение искрило в воздухе и пилило внутренние струны души профессора. Он не без тревоги всматривался в напряженное лицо коллеги. МакГонагалл явно что-то для себя решала, и это как-то касается их сегодняшней встречи. Знать бы что. Быть может он и сам смог бы помочь.
Спустя некоторое время Минерва  чуть расслабилась, изобразила на лице улыбку и предложила… Чай. Простое предложение. Жест радушной хозяйки. Попытка разрядить обстановку, но как же сильно оно ударило сразу по всем чувствам бывшего шпиона, заставляя внутренне скривится. Невольно вспомнился другой кабинет другого известного гриффиндорца. Другая улыбка. Другой голос и то же самое любезное предложение.
« Чаю? – как прелюдия к неизбежному. А потом просьбы, одна другой безумнее. Просьбы, меняющие положение вещей, его, Северуса жизнь и жизнь людей вокруг. А начиналось все точно так же – Чаю?»
Маг едва заметно вздрогнул и устремил на хозяйку кабинета цепкий взгляд. Предложение не добавило спокойствия, переключая внутренний тумблер в режим готовности ко всему. И только снова встретив неширокую улыбку женщины, Северус внутренне усмехнулся сам себе. Это же надо, один мудрый знаток человеческих душ за столько лет выработал у него условные рефлексы. Это почти смешно.
- Да, не откажусь – вопреки первому порыву отказаться, сослаться на пресыщение этим напитком в прошлом, вплоть до аллергических реакции, ответил профессор. Перед ним не великий манипулятор во имя светлых идей, разбавляющий горечь своей игры сиропно-сладким привкусом чая с невыносимой кислинкой лимонных долек на языке. Да и чай, не такая уж плохая возможность наконец собраться с мыслями и дать себе время на принятие решения. Быть может эта маленькая терпкая отсрочка необходима его собеседнице.
А вот следующая фраза вызвала недоумение и легкое недоверие ситуации в целом. Снейп настолько привык к тому, что до него, кроме его бывших коллег по метке, мечтающих отомстить предателю, нет дела, свыкся со своим одиночеством, что был удивлен вопросом, но не мог не оценить выразительность ситуации. Он сидит в кабинете непримиримой воительницы, гордой львицы, однажды так живописно выставившей его в окно, потом принявшей его оправдание, поверившей, расплатившейся за эту веру своим постом, пьет чай и наблюдает ее попытки наладить с ним контакт, как пытаются наладить контакт с норовистым животным. Обходя кругами, приближаясь по шагу, постоянно пробуя почву. Тем не менее, она была первая, кто решился сделать этот шаг, и уже за это Северус был ей очень благодарен.
- Я не против вашей компании, профессор Макгонагалл. – спокойно ответил Снейп, чуть прищурив глаза и пытаясь для себя определить в какую сторону двигается их беседа. Легкая растерянность женщины давила на совесть бывшего двойного агента.
И вот она. Цель их встречи. Обрисовывалась в слова. Да. Это будет не простой разговор.
От вопроса об Альбусе и их общих делах внутри мага взвизгнула и туго взвилась пружина напряжения. Расшатанные нервы и привычка прикрывать еще кровоточащие раны сарказмом и стеной цинизма не умерла вместе с Темным Лордом. Вся поза волшебника стала напряженнее, он нервным жестом схватил со стола чашку, стиснув ее в ладонях и вместе с первым глотком чая проглотил свою эмоцию. Плечи расслабились и Северус поднял на собеседницу прямой взгляд.
- Учитывая мой мерзкий характер и постоянное желание цепляться к мальчику? – с неожиданной улыбкой уточнил маг и поставил чашку на стол. – Да, это именно так и выглядело со стороны. С одной стороны.
Ему дали право не рассказывать о его делах с Альбусом. Минерва не требовала от него исповеди, хотя одна из немногих имела на это полное право.
Северус встал со своего места, сделал пару шагов и, в привычном защитном жесте скрестил руки на груди.
- Основные моменты моей деятельности с Альбусом уже не для кого не секрет. После суда надо мной о ней не узнал только разве что ленивый. Каждый мой поступок препарировали и рассматривали со всех сторон, вынося из этого каждый свою правду, ту, которая отвечает их морали и требованиям. Эти люди сделали для меня в разы меньше того, что когда-то я получил от вас. Поэтому вы, как никто другой имеете право задавать вопросы и получить на них ответы. Спрашивайте и если я буду иметь право на них ответить, я отвечу.
Северус хорошо помнил ощущение жадных глаз, клещами забирающихся под кожу, выискивающих неприглядные подробности и жаждущих извращенного развлечения в попытках заживо сорвать кожу и вывернуть чужую душу наизнанку. Здесь, в этом кабинете, такого ощущения не возникало. Быть может потому, что эта женщина заплатила слишком большую цену за те незначительные сведения, что он еще может ей дать.
- Легко не бывает никогда. Я очень ценю ваш порыв, профессор, и очень благодарен вам, но не считаете же вы в самом деле, что у меня настолько атрофировалась совесть, что  я посмею снова воспользоваться вашей помощью, учитывая, что однажды вы уже понесли наказание за ваше бескорыстное желание помочь мне? При всех моих недостатках, я все еще хочу чувствовать себя человеком.
Он готов держать ответ перед этой женщиной. Объяснить многие свои поступки и чувства, позволить ей зайти туда, куда остальным путь заказан. Он может доверится ей, как когда-то доверился Альбусу, быть может. Но он не может позволить себе использовать эту женщину.

+1

5

Как бы хотелось Минерве, чтобы все было немного проще, чем было. Они многое пережили, каждый член Ордена Феникса. Да и что та, мира магии, многое положил на чашу весов в те дни, когда Темный Лорд вел самую настоящую войну за власть. Он терроризировал магическое сообщество так долго, что люди жили в страхе перед одним только его именем. Женщина делала все, что было в ее силах здесь, и готова была до последнего вздоха искать пути решения проблем, чтобы ученики были в безопасности, но кроме этого, теперь Макгонагалл ощущала необходимость продвигаться вперед. Она долгое время оставалась в неведении от деталей, может быть ей стоило проявить себя раньше, тогда бы что-то могло быть изменено, пройти иначе. Чувство вины, оно буквально грызло пожилую волшебницу изнутри. Прежде с ней всегда мудрость Альбуса, а теперь она лишь оглядывалась назад чтобы понять, правильны ли ее поступки. Общение со Снейпом казалось ей идеей хорошей.  Дамблдор ведь доверял этому магу, доверил ему и собственную жизнь, даже смерть, так что теперь она просто обязана была помочь. Если подумать, Северус ничего не видел в жизни, кроме этого замка, и он пытался помочь, помочь всем, и мало кто воспринимал это исключительно так, как оно на самом деле было и выглядело.
- Да-да, Вы верно поняли, Северус, - слова о мальчике не были новыми для мужчины, и все так или иначе питали слабость к Гарри Поттеру, по разным причинам. Минерва пыталась поддерживать его, без не было вины на нем ни за возможные ошибки родителей, ни за произнесённое пророчество. Мальчик не знал любви и ласки, видел только упреки от своих родственников. Дурсли на самом деле самые отвратительные маглы из всех, какие только могут быть. Они не дали ему ничего, кроме разве что опыта общения с такими, как они. Пока в голове женщины шла цепочка сравнений, ее собеседник поднялся на ноги, вслед за ним поднялась и она. Минерва выглядела встревоженной, и не пыталась скрывать своей реакции
- Северус, я не хочу на Вас давить, - она покачала головой, - Для меня не так важны детали Вашей работы с Альбусом, важен лишь только результат, и то, чем я могу помочь Вам сейчас, - она не собиралась допрашивать, строить предположения. Уже хватит копаться в личности этого мага, пора просто прямо посмотреть на него и увидеть то, что на самом деле происходит, а не то, что так успешно может подкинуть собственная фантазия. Минерва не была молода и у нее не было никакого желания ударяться в черты максимализма, раскрывая все грани своего возраста с неприглядной стороны. Волшебница просто и прямо смотрела на вещи и людей, старалась быть беспристрастной, и хорошо понимала, какие последствия могут быть после ее поступков.
- Северус, речь не идет о наказаниях или пороках. Пороки есть у каждого из нас, и поверьте, свои проблемы я в состоянии решить, и мы оба хорошо понимаем, о чем сейчас идет речь. Мистер Поттер имел и имеет право злиться, но вопреки этому чувству, он остается человеком, который все поймет после того, как его эмоции пойдут на спад, - с Гарри она бы хотела поговорить, и обязательно сделает это, как только представится такая возможность. Это процесс его становления, да и для нее это опыт. Женщина понимала, что впереди еще много вещей, которые необходимо сделать, и пока она лишь распределяла их по степени важности.
- Северус, я ведь уже давно знаю Вас и поверьте, я предвидела подобный ответ. Если бы я боялась последствий, то не пыталась бы помочь, верно? – если ей скажут, какая нужна помощь, это ведь не будет означать, что она обязана начать что-то предпринимать, что-то немедленно делать. Минерва не сделку подписывает, непреложный ответ исполняя, а пока только задает вопросы, чтобы приобрести понимание того, что необходимо сделать, какие могут быть поставлены задачи. Она трезво оценивала ситуацию, и готова была попытаться не только помочь, в память об Альбусе, но и потому, что Снейпу нужен хоть какой-то близкий человек, чтобы прочувствовать жизнь не только мага, который пытается помочь мальчику, но и простого человека, который имеет друзей, имеет какие-то цели, планы и мечты. Ведь перед ней еще молодой мужчина, он многое пережил, но еще не поздно наверстать упущенное и насладиться тем, что так долго Северус Снейп откладывал в долгий ящик.

+1

6

Северус всегда был скрытен и одинок. Даже в общении с близкими людьми, он никогда не раскрывался полностью, только потому, что доверие всегда запрашивало от него слишком высокую цену, которую не всегда он мог заплатить. Куда проще было выстроить огромную стену, завернуться в броню, на подходах к своей цитадели выставить грозную охрану из собственной циничности, насадить ядовитых растений неуступчивости и окружить себя рвом одиночества, чем просто, однажды кому-то доверится. Каждую крупицу доверия с его стороны окружающим приходилось вырывать у него с кровью. Все кто пытался, ранили самих себя. Удивительно ли, что смельчаков пройти этот путь в итоге не осталось. Тем ценнее сейчас виделась попытка Минервы сделать шаг на встречу. Шаг, который сам Северус сделать был не в состоянии, хотя и был моложе и уже в этом сильнее дамы.
- В этом самое большое наказание для человека, правильно понимать, но не иметь возможности свернуть с не верного курса. – ничего не значащие слова общей фразы. На них можно было бы остановится. Отделаться ими, отмахнуться, но маг очень четко осознавал в эту минуту, что это было бы трусливое бегство, а кроме того просто неуважение к смелости и решительности пожилой дамы. Маг раздумывал и взвешивал каждое слово. Рассказать, объяснить – это то, что следовало сделать, чтобы не быть неблагодарным, но как же тяжело срывать свой панцирь, раскрывая самого себя, истинного. Срывать заживо кожу было бы легче. Тем не менее, волшебник понимал, что он должен это сделать. После смерти Альбуса  ( Убийства. Всегда надо называть вещи своими именами. Именно этому учил мудрый старик всех своих сторонников. Это было убийством, неважно по каким благим целям. Никакое оправдание не облегчает содеянного им) он остался совсем один. Он не смел надеяться и на ту малу внимания, а уж после случая с Оливандером…
Северус прикрыл глаза и развернулся в сторону хозяйки кабинета. Его плечи дрогнули и чуть расслабились. Как перед прыжком в воду, он набрал в легкие воздуха и замер на секунду.
- Извините меня, профессор МакГонагалл, моя вспышка нервозности была неуместна. Давайте сядем и продолжим разговор. – попросил он спокойнее. Ему было совестно, что его реакция спровоцировала даму на лишние волнения. Неизвестно кому из них сейчас было тяжелее.
Бывший зельевар занял прежнее место у стола  и снова вцепился руками в чашку.
- Чем вы можете помочь мне, я не знаю. Разве что только тем, что сейчас выслушаете меня и сделаете свои собственные выводы из услышанного. В том, что эти выводы будут верными, я не сомневаюсь. Я доверяю вам.
Снейп сделал глоток из своей чашки и на мгновение замер, собираясь с мыслями
- Прежде всего, вы должны понять, что все что я скажу сейчас я говорю не для того, чтобы вызвать у вас жалость или оправдаться. За все свои поступки я ежедневно несу ответственность перед собственной совестью и не требую оправдания вины. Я устал чувствовать себя виноватым за все и толковать по своему каждое восприятие каждого моего шага. Я просто излагаю факты.
Прямой взгляд в лицо и предисловия закончены.
- Когда-то, много лет назад, ведомый страхом за жизнь близкого мне человека, я явился к Альбусу Дамблдору. За спасение этой жизни я готов был пожертвовать всем, что имею. Я был глупым, эгоистичный, самовлюбленным мальчишкой, считавшим, что судьба в лице великого волшебника пойдет мне на встречу. Самонадеянно я решил, что смогу исправить свою ошибку просто раскаянием и предательством тех, в чьи идеалы я поверил и чьи идеи принял, как собственные. Это было слишком дерзкое мнение. Преступлением против одних нельзя спасти других. И мне дали это понять через боль потери. Я не смог спасти Лили, не смог защитить ее. И тогда, мне бы задуматься, почему? Но я был эгоистом настолько, что винил кого угодно: Дамблдора, что не сдержал слово, предателя, что был в рядах Ордена, Поттера, что доверился не тому, что не смог защитить ее. Всех, кроме себя. Это было слабостью с моей стороны. Слабостью, на которую я уже тогда не имел права. О чем мне и сказал Альбус. Я не видел смысла жить дальше и, быть может,  я бы пошел на поводу у своей слабости и трусости, если бы мудрый старик не подкинул мне смысл жить дальше. У нее остался сын.
Северус замолчал и прикусил губу, уставившись в чашку.
- Да,  сам попросил его никому не рассказывать об этом нашем договоре. Я согласился присматривать за мальчиком, но считал это неприятной обязанностью и уж точно не собирался подтирать сопли сыну врага, столько лет отравлявшему мое существование. Как видите, - усмехнулся маг – Я был тот еще идиот, все еще склонный винить в моих неудачах других и Поттера в том числе.
Воспоминания давались нелегко. Северус искренно думал, что все это уже отболело и отвалилось, как раненный давно хвост, но с каждым витком повествования тени прошлого оживали, пытая не хуже Круциатуса.
- В тот день, когда Гарри впервые появился в школе, я испытал страх. Я не знал, как относится к этому ребенку.  Он был внешне похож  на своего отца, но разительно отличался от него. Не было в нем ни той избалованности, ни той надменности и дерзости, что были свойственны Джеймсу Поттеру. Это ломало образ, который я нарисовал себе задолго до нашей первой встречи. Это было неприятно. Но я решил, что это ничего не меняет. Он остается сыном моего врага и любимой женщины. Чем больше я видел различий между Гарри и Джеймсом, тем больше подчеркивал отрицательные сходства, как будто оправдывая самого себя. Я был несправедлив.  Я и сам это понимал, но находил себе оправдания. Орден  слишком с ним носится. Его надо готовить к реальной жизни.
Да и мальчишка подкидывал проблем каждый год. Каждый год рисковал собой, вызывая противоречивые желания: не то добить его, чтоб не мучился, не то выслать из магического мира, чтобы защитить. Я презирал его отца – да.  Но я не испытывал таких чувств к Гарри. Быть может только первые несколько месяцев его обучения. Пока угроза не стала явью. А дальше. А дальше я должен был играть роль, с которой свыкся очень быстро. И эта роль помогла в итоге мне довести дело до конца.
Многие до сих пор считают, что я предвзято  отношусь к мальчику, презираю его. Но им не дано понять, даже после оглашения всей моей истории, что я не могу его презирать.
Альбус первый заметил это. Пожалуй, даже раньше чем я сам. «Уж не привязался ли ты к мальчику?» Великий Мерлин,
Снейп поднял глаза на Минерву. Во взгляде загорелся огонь. – Да если бы я столько лет опекал  и защищал детеныша василиска, я привязался бы и к нему.
Северус понизил голос.
- К сожалению, привязанности всегда стоили мне даже дороже, чем доверие. Особенно, когда  эти привязанности оказываются очевидными для таких людей, как Рудольфус Лейстрендж. Ему достаточно было намекнуть на мою слабость, чтобы вынудить меня к сотрудничеству и сделать пару угроз студентам, что были у него и я произнес заклинание над мастером волшебных палочек. У меня был выбор. Одна жизнь приговоренного и обреченного старика или несколько жизней молодых ребят. Я понимаю, что это не скупает моей вины, но свой выбор я сделал  и сделал бы его снова. Даже, если в конечном итоге  я потерял больше чем выиграл
Он остановился в рассказе и перевел дух.
- Я не ищу у вас отпущения грехов. Я только объясняю смысл некоторых моих поступков. И предоставляю вам право самой решать, а стоит ли ввязываться в дело помощи такому человеку, как я.
Мужчина позволил себе улыбнуться
Поттер имеет право. Имеет право на свое мнение, свое видение событий, имеет право на любые реакции, не зависимо от того, что один не молодой идиот почему-то решил, что он все еще нуждается в опеке. Я принимаю его решение и не собираюсь навязывать ему свои оправдания и свои неуместные эмоции. Он достаточно взрослый и умный молодой человек, чтобы не отвечать за мои ошибки и просчеты. За свои ошибки я отвечу сам. А на мнение других людей я не собираюсь обращать внимание. Пусть каждый останется со своей правдой. Перед вами я раскрылся потому, что вы уже не первый раз идете мне на встречу и я уверен, что все сказанное мной останется между нами. Я не собираюсь рвать душу перед теми, кому это не интересно.
И дальше мериться размерами благородства смешно. Северус прекрасно понимал, что на этой почве он уступает женщине по всем статьям.
- Я понимаю вас. Именно поэтому я рассказал вам все, что смог. И, если вы хотябы поймете меня – это уже будет помощью. А если поверите, то это будет подарком, на который я не смею рассчитывать. Я тоже человек, которому иногда нужен кто-то, кто просто верит и способен понять.
-

+1

7

Так много событий произошло за последнее время. Кажется только вчера, она была полна решимости стереть Снейпа в пыль, сражаясь с ним, чтобы защитить замок и Гарри Поттера. Она так долго просто сдерживала возможный натиск, что в какой-то момент просто не выдержала, решила, что тень должна быть не такой явственной, и решилась сделать шаг против своего врага. Правда, как оказалось, Северус всегда был на стороне Ордена Феникса, лишь умело маскировался. Женщина не могла никого и ни в чем обвинить, ее участие, по всей вероятности, во всей этой истории не требовалось, и все что произошло, уже невозможно было изменить. Макгонагалл просто старалась адаптироваться и понять, как ей должно действовать. Хорошо помня свою дуэль с этим магом, женщина не могла до конца понять, что тогда ею двигало. Она назвала его трусом, и было даже стыдно з эти слова. Он ведь совсем не трус, и сделал очень многое ради победы. Женщина многое не понимала тогда, да и сейчас тоже, в ее сознании не было четкой картины всех событий, ей понадобится время, чтобы все собрать по маленьким кусочкам. Быстроты от нее ждать не приходилось, волшебница эта понимала. Женщина лишь кивнула в ответ, поджимая губы. Она не могла даже ничего сказать, у нее не было вариантов возражений, или же вариантов одобрения. Минерва занимала выжидательную позицию.
- Все в порядке, не волнуйтесь, - женщина улыбнулась, ей казалось, что у мага напротив нее все еще был шанс на реабилитацию перед обществом. Впереди долгий путь, и ему придется много работать, и в первую очередь, работать ему необходимо над самим собой. Необходимо научиться доверять людям, принимать их помощь, ошибки, и уметь прощать, отпускать прошлое.
- Благодарю Вас, - она только эту фразу сумела выговорить. Ничего еще не зная, Макгонагалл не могла судить о тех вещах, которые мужчина мог озвучить. Что именно он решится сказать, до каких пор на его лице будет эта маска. Как же долго он жил в постоянном напряжении, не в силах, без возможности изменить хоть что-то в своей жизни. У всех бывают сложности, но сложности этого человека перетекали в немыслимые грани. Он не жил, но имел и имеет на это полное право.
Ей нравилась позиция фактов, ничего другого она и не собиралась слышать. Минерва всегда формирует свое мнение, и слова посторонних людей ценности для нее не могут иметь. Женщина слушала очень внимательно, она не перебивала мужчину, старалась не делать никаких резких движений, хотя и прикрывала порой рот рукой, только так, имея смелость, выражала свои эмоции. Как же ей было жаль человека, рассказывающего свою историю. Ошибки, они свойственными молодым людям, но так часто они не понимают, как необходимо действовать.
- Северус, я поддержу Вас после всего, что Вы сейчас сказали, однако, позвольте мне сделать несколько уточнений, - Минерва не собиралась читать нотации, учить жизни мага, который так много сделал ради общей цели, ради общего блага магической Британии.
- Северус, мальчик бесспорно похож на Джеймса, Вы не можете отрицать, что отец Гарри был очень талантливым, и его сын унаследовал эти таланты. Я так давно работаю в Хогвартсе, я обучала и Вас, если Вы еще помните, и Лили Эванс, и Джеймса Поттера, - она так долго работала в Хогвартсе, так много талантливых студентов у нее было, что всех нельзя запомнить, наверно. Только женщина помнила, помнила каждого, словно это были ее дети. А ведь они, на самом деле, были отчасти ее собственными. Профессор трансфигурации старалась во всем им помогать и быть рядом, чтобы ни случилось, Минерва боролась за каждого студента.
- И я понимаю, поверьте мне, Северус, я понимаю Ваши эмоции к Джеймсу, но почему Вы не видите, или не позволяете себе видеть, насколько Гарри похож на Лили? Не только глаза, но и мастерство, его поступки, а иногда и фразы, все это Лили Эванс, - волшебница никогда не видела ничего плохого в магах, которые оступались, - Вы привязались к мальчику, не смотря на то, что он так похож на своего отца… Северус, отпустите свои обиды. Лили сделала свой выбор сердцем, и она отдала свою жизнь, а это самое дорогое, что есть у каждого живого существа. Жизнь. Она отдала ее за своего сына, и мальчик не знал ни доброты, ни ласки. Рядом не было никого. Северус, Вы представляете, каким бы он мог быть, если бы Вы были рядом с сыном любимой женщины? – она пыталась объяснить, что его методы, это только детские проказы, только обиды избалованного мальчишки. Избалованного своей обидой, своей завистью. Им овладел чернота.
- Еще ведь не поздно, - она сказала это тихо, смотря на Снейпа, - Сейчас Гарри нуждается в помощи как никогда. Его родителей нет рядом с ним, но есть люди, которые могли проявить участие, - она выдохнула, подбирая слова, -  Вам пора простить Джеймса и двигаться дальше, - отец не всегда тот, кто родил, отец тот, кто воспитал. Джеймс не мог быть рядом с сыном, но ведь могут другие.

+1

8

Для человека, столько лет державшего все свои мысли и чувства в себе, раскрываться сейчас, пусть даже перед сто крат достойной женщиной было сродни стриптизу. Даже не так, скинь он сейчас мантию и рубашку, сними штаны и останься в одном белье, он не чувствовал бы себя настолько уязвимо. Оголенную душу не скроешь неловким жестом. Ее или протягиваешь на раскрытой ладони и ждешь, что ее примут без условий, или весь этот фарс с откровением не имеет смысла. Однако Снейп рассказывал все это, не ожидая оправданий и не оправдываясь сам. С удивлением замечая сразу несколько фактов, он не мало удивился тому, насколько ему легче было раскрыться сейчас перед Минервой, чем когда-то перед Альбусом. Стал ли он старше, стал ли смотреть на мир другими глазами, или это собственная, иная энергетика волшебницы? Мужчина затих, вслушиваясь в тихий голос. Даже советы она давала иначе. Не прибегая к вечным загадкам, которые так любил Дамблдор, смысл которых звучал примерно так; «Догадайся сам, что я хотел тебе сказать, сделай выводы и держи их при себе. И постарайся не ошибиться – цена ошибки может оказаться для тебя слишком велика»
- Благодарю вас, и я не стану оспаривать ваше компетентное мнение педагога. И, если раньше, я еще пытался бы поспорить, то сейчас, побывав по ту сторону преподавательского места, я понимаю о чем вы говорите. Педагогу всегда видно больше.
Снейп чуть откинулся на спинку стула и прикрыл глаза. Он готовился сказать то, что никогда не говорил никому другому и даже не хотел признаваться самому себе. Кажется время пришло
- Джеймс действительно был талантливым парнем, во многом талантливым. Как и его друзья. С этим спорить очень сложно, но это не отменяет того факта, что при всех своих талантах и способностях, он умудрялся оставаться тем еще засранцем, впрочем, как и я сам. Я готов признать, что мы все были просто зарвавшимися подростками, не осознающими многих ценностей и направляющими свою энергию не туда, куда следовало бы.
Он сделал это. Он сравнял себя и своего школьного врага, наконец признав, что и сам был точно таким же, как и Поттер. Не способным уступить бараном, готовым вестись на провокации.
- Знаете Минерва, я не хотел видеть в нем ее, именно потому, что подсознательно боялся привязаться к мальчику. Куда проще было цепляться за все эти мнимые детские обиды и устраивать сцены детсадовского уровня. Это был один из моих щитов, призванных защитить меня самого. Я оказался слишком слаб, чтобы сдержать его. Отпустить обиды?
Свои обиды на Джеймса я отпустил тогда, когда впервые испугался. Да, я не настолько непробиваем и тоже могу бояться. Я испугался за жизнь его сына. И не понял сам себя, постаравшись загнать это чувство глубоко в душу, так, чтобы и самому не найти. Вовсе не обиды на отца делали меня несносным в общении с мальчиком.

Северус замолчал. Внутренний страх, что несносный мальчишка, что вечно ищет приключений на свою задницу, однажды просто не сможет выйти из приключения живым, заставляли желать приструнить его, задеть, быть может, даже отстранить от магического мира.
- На определенном этапе я задумался над этим. Что было бы, если бы тогда, в тот роковой вечер ее гибели, Альбус доверил Гарри мне? Каким бы стал он, я, мир вокруг? И чем больше я думал, тем четче понимал, что Альбус знал меня лучше меня самого и умел видеть на перспективу. Я единственное звено между светлой и темной стороной. Альбус всегда знал, что Волдеморт вернется  и моя помощь может понадобиться. Я же не смог бы не привязаться к младенцу, быть может, если бы я вырастил его сам, я не замечал бы в нем очевидные черты Джеймса. Под гнетом привязанности я бы начал совершать ошибки раньше.  Я итак начал совершать их слишком рано. Чего только стоило мое желание ослушаться приказа. И я ослушался. Я передал Гарри воспоминания, информацию слишком рано. Рискнув всем. Что было бы, если бы Поттер хоть часть из них протранслировал Лорду? Я только хотел предоставить ему первый в его жизни выбор. Спасти себя или рискнуть. Он выбрал второй вариант и спас в том числе и меня. И это мое осознание ситуации настигло меня на шестом курсе Поттера. А что было бы раньше? В  итоге поставил бы под удар всех, погиб бы сам и потянул за собой Поттера. Или в очередной раз оставил его сиротой, позволив привязаться к себе.  В любом случае, то, как пошла наша история, сыграло только на руку всем. Я до конца исполнил свой долг, Гарри свой.
Картинка, соткавшаяся в его воспаленном мозгу отдавала горечью и мерцала холодным зеркальным блеском зеркала, не дающим ни истины, ни покоя. Та самая картина его семьи, где один мальчик был слишком похож на одного зеленоглазого гриффиндорца. Он понимал, что был резок с ее сыном. Не заслуженно резок. Под час несправедлив. Но он не имел права на иное отношение. Он не мог позволить себе выйти из собственной брони ублюдка, а сейчас уже слишком поздно.
Слова Минервы прозвучали так, как будто она прочитала его мысли с изнанки черепной коробки и Северус вздрогнул. На минуту в черных глазах зажглась надежда, но образ последнего разговора с Поттером, тут же погасил ее.
- Вы в самом деле так считаете? – Снейп горько усмехнулся. – Какой бы сволочью я не был с Гарри раньше, я всегда готов был прикрыть ему спину, помочь и сделать это так, что он и не замечал помощи. Я готов это делать и сейчас, ведь это единственный смысл моего существования в мире живых, с того самого 81 года. И все же в его окружении есть люди, чья помощь была очевиднее моей и потому уже у него больше поводов доверять их поддержке, чем моей. Я бы очень хотел оказаться в кругу доверенных лиц, но пока все наши диалоги заканчиваются провалом. Оптимист я в последнюю очередь. Я бы отдал ему больше, чем поддержку. Вот только Гарри имеет право не принять от меня даже извинений, вам не кажется? Это не значит, что я не стану делать для него что-то так, как привык. Из тени.

+1

9

Чтобы принять правильное решение требуется время, а также опыт и корректная оценка ситуации. Женщина привыкла видеть перед собой человека, он запутался, но или не хотел чтобы кто-то вмешивался и предлагал помощь, или же пока не принял свое решение. Минерва не могла оценивать насколько решение может быть верным, судить Северуса профессор не собиралась, лишь хотела понять, что в итоге будет делать мужчина. Он так долго был связан обязательствами, но хотел ли он делать то, что было выполнено? Снейп положил на кон свою жизнь, но что получил взамен, остался ли он удовлетворен результатами? Что же на самом деле происходит в голове этого мага? Минерва не понимала многого, да и времени чтобы оценить то, что сейчас узнала, пока не было. Она понимала, как все должно проходить на самом деле, но получится ли.
- Северус, дело не только в том, что я педагог. Просто со стороны, порой, действительно видно больше, - она столько раз в этим сталкивалась, что была полностью уверена в своих словах. Часто и она была слепа, видела то, чего не было на самом деле, и пришлось учиться оценивать свои поступки до того, как появятся последствия. Женщина прожила долгую жизнь, и впереди еще было множество возможностей, которые она непременно реализует.
- Никогда не давайте оценку чужим действиям, если не можете быть уверены в том, как выглядят Ваши собственные, - она произнесла это чуть строже, чем было положено, но в сущности, для нее этот маг навсегда останется учеником. Да, он взрослый, способный, талантливый, но никто не может быть застрахован от ошибок. Осуждать не за что, да и права у нее нет такого.
- Северус, уже поздно говорить об этом, но я считаю, что у Гарри во многом не было выбора. Он ведь имел право принимать решения, но никто и никогда его не слушал, не давал ступить самостоятельного шага. Считаете, он юн и мог бы совершить множество ошибок? Если бы совершил, они бы были его собственными, и он бы чему-то научился, - рассуждать было легко, наверно, и она только старалась не сойти на путь осуждения. Наверно, чтобы мальчик имел нормальное детство, ему следовало не знать всего, но правду следовало открывать постепенно, чтобы он мог принимать решения и задавать вопросы, и подготовиться к тому, что могло его ожидать в будущем. Макгонагалл выдохнула, тяжело было обо всем этом думать.
- Жизнь в тени, нужна ли она Вам? – он итак жил таким образом слишком долгое время. И все, о чем они сейчас говорили, потеряет смысл, если Северус не поймет и не услышит ее. Минерва не может сказать ему, что делать, - Вы не узнаете, пока не спросите у него сами. Вы пытаетесь предугадать его реакцию, но поступит ли мальчик именно так? Быть может, Вам просто хочется, чтобы он сделал именно так, чтобы не получать неудобств? – приятным не может быть разочарование или то, как может быстро разрушится выстроенная заранее цепочка уверенности. Минерва понимала Снейпа, могла только попросить его подумать очень хорошо, перед тем, как делать выводы. Итак многие думали, что гриффиндорец не будет принимать верных решений, но как оказалось, лишенный информации, и потом обладающий ею, Гарри сумел принять правильное решение и рискнуть всем, что имел.
- Северус, больше нет рамок, нет тех самых рисков, так в чем же дело? – женщина лезла не в свое дело, и даже сама это понимала, но ей казалось, что если сейчас она не скажет о чем думает, как все это видит, то уже никогда не решится, и быть может, будет слишком поздно что-то менять.
- Ваша миссия завершилась, так почему Вы все еще в тени? – порой Снейп называл себя самым неоднозначным магом, но это была лишь его оценка, он хотел, чтобы его так видели, и мужчина никогда не пытался понять, что думают окружающие, как они это все видят и на что готовы пойти. Северус долгое время был в Хогвартсе, и давал отпор только ученикам. Студентов Хогвартса он делал практически своими оппонентами, но это только дети, и часто они не были способны ответить взрослому магу. Готов ли Северус к тому, что происходит за стенами замка?

+1

10

Со стороны всегда виднее. Истина этого утверждения, для того, кто привык считать свои решения единственно верными и не оглядываться на других, кто натянул над своей и чужими жизнями стальную проволоку, а потом очень долго шел по ней, не только стараясь удержать баланс, но и совершая кульбиты, достойные циркача, звучала, как удар на отмашь. Он слишком привык полагаться во всем на свои собственные силы. Жил по принципу «Выше меня только Небо», и не было никого на пути, кто действительно (не мог, нет. Дело не в возможностях. Возможности были, по крайней мере у одного человека) хотел бы помочь разобраться. Уже ради этой возможности разговор был состояться.
- Поверьте, Минерва, я прекрасно осознаю как выглядят мои поступки со стороны. И вполне признаю право на реакции на них других людей. – чуть приподняв уголки в насмешливо-горькой улыбке, ответил маг на серьезный тон женщины. И на этот раз это была насмешка над собственной судьбой и положением в обществе. Сложно было не осознать, что он сам, очень долго и кропотливо, загонял себя в ловушку, а когда все же в нее попал, стал огрызаться на тех, кто мог бы помочь ему выбраться. Как дикий зверь, который готов отгрызть себе плененную лапу, но не подпустить к себе человека. И сейчас, у него есть два пути. Или принять и понять. Или же и дальше упираться в своей позиции недоверия ко всему и всем. Вот только от недоверия он устал.
- Я. Не. Считаю, что мальчик совершил бы больше ошибок, чем он совершил их под пристальным надзором стольких великолепных нянек. В конце концов, каждый раз, перед очередным испытанием он оставался один на один со своими страхами и врагами. И то, что я сам был в числе этих нянек, не делает мне чести. Более того, я пытался настаивать на том, чтобы Гарри был введен в курс дела, чтобы к нему перестали относиться как к несмышленышу. Я сам не образец справедливости в отношении этого мальчика, но были те, кто на этом пути переплюнул и меня. Я никогда не был склонен недооценивать этого гриффиндорца. А информация, которой мог бы владеть мальчик, если бы ему дали свободу выбора и понимания ситуации, не сделала бы итог его подвигов иным. Единственное, что быть может, эти подвиги были бы менее рискованными для него.
Северус никогда не старался подбирать слова, чтобы выразить свои мысли наиболее мягко. Вот и сейчас сорвался. Его терпение, выдержка, столько раз спасавшие его жизнь, всегда были тонки, когда дело касалось ее сына. Мальчика, который за столько лет, был уже больше его, чем ее.
- Простите, Минерва, - чуть успокоившись выдохнул Снейп. – Я не справедлив во многом, тем более, что исправить ничего нельзя, но иногда именно эта тема до сих пор вызывает во мне противоречивые чувства.
Вопрос надо было поставить не так. Жизнь в тени? Нужна ли? А нужна ли вообще спокойная жизнь без желания действовать тому, кто большую часть своего прошлого балансировал на лезвии опасной бритвы. Нет. Не нужна. А тень. Здесь вопрос упирается только в обоюдное доверие.
- Если я  скажу вам, что жизнь в тени это не то, что я выбрал сам, это будет только отчасти правдой. Если я скажу вам, что мне нравится эта теневая жизнь – это будет возмутительной ложью. Я не сказал вам всего. До нашей с вами встречи и сегодняшнего разговора, я пытался поговорить с Гарри. Но этот разговор не принес никаких плодов. Да, признаю, быть может я говорил не так и не о том. А может быть подсознательно знал, что парню есть на что злится и на тонком уровне готовился к его резкому отказу и слишком плотно защищался. Возможно следовало быть более открытым с тем, кто распахивает свою душу.
Северус прикусил губы и задумался. Он совершенно не знал как общаться с тем, кто не извлекает из общения собственной выгоды, кто не совершает диалоги, как сделки. Кто безвозмездно отдает, а плату требует откровенностью. Единственный гриффиндорец, с которым много лет сотрудничал Снейп, едва ли был таким уж типичным представителем факультета. Альбус слишком тонко мог использовать любого, что делало его ближе и понятнее. Он не знал, как найти подход к тому, с кем его объединял не один год неприязни и всего несколько воспоминаний на краю могилы. Но очень хотел.
- Но я попробую снова.
Он даже знал как, где и что еще наконец должен сделать, чтобы отпустить прошлое совсем. Сигнальные чары до сих пор действуют?
Северус чуть опустил голову, позволив себе вспомнить горячность мальчика в ту самую встречу на памятном обоим месте.
- Возможно, потому что год в роли шпиона без штаба, несколько лет в роли человека без души, сделали меня тем, кто слишком привык к тени, а свету доверять еще не научился. Я не рассчитывал пережить войну. До конца не верил, что смогу разорвать этот круг вероятностей. А когда разорвал, понял, что остался один. Предав тьму, к которой потянулся, не войдя в свет, в который поверил. Завис на грани между этими мирами. Тень – граница света и тьмы. А может быть, я и сейчас в тени, потому что я слишком хорошо ощутил на своей шкуре, что понятие «один в поле воин» слишком преувеличено. Иногда не хватает хотя бы одного человека, кто смог поверить и кому можно доверится. И я тоже человек.
Снейп замолчал и пристально посмотрел на женщину.
- наш разговор дает мне надежду на то, что у меня еще есть шансы. Вы сделали мне подарок, на который я не смел рассчитывать. Подарили мне надежду на понимание. Я очень ценю это. Иногда одного человека достаточно, чтобы поверить. Один Мерлин ведает, как я устал от пассивной позиции и недоверия. И как я хотел бы стать частью команды, и я прекрасно понимаю сколько мне самому придется работать пока мне не решаться поверить.

0


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Школа Хогвартс » Доверие нужно заслужить?