4 - 10 ЯНВАРЯ 1999 ГОДА
События в Англии набирают обороты, Пожиратели смерти ищут тех, кто виновен в гибели чистокровных волшебников, в то время как Орден Феникса пытается освободить больницу Святого Мунго от магов с метками, дабы вернуть спокойствие в Лондон. Ученикам же предстоит подготовиться к грядущим экзаменам, встретить Рождество и не поддаваться унынию… читать далее
В игру требуются: Нортон Мальсибер, Захария Смит, Яксли, Ханна Эббот, Лиза Турпин, Селвин, студенты рейвенкло и хаффлпаффа, Андромеда Тонкс, Джинни Уизли, Рональд Уизли, Гермиона Грейнджер, члены Ордена Феникса

Hogwarts and the Game with the Death

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » А можно ли вернуть утраченное?


А можно ли вернуть утраченное?

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

1. Временной промежуток
поздний вечер, 10/01/1999
2. Имена всех участников
Нарцисса и Люциус
3. Описание/текст квеста
После нападения, домовики долго приводили пострадавшее поместье в порядок. И все еще не все на своих местах. Все еще хаос, и женщине приходится ненадолго вернуться в основное поместье. Она не планирует задерживаться надолго, но ради сына старается вести себя как обычно. Ему ни к чему знать слишком много. Но, кто знает, как обернется ее это решение.

0

2

После того, что случилось, Нарцисса все еще была не в порядке. Возмущение давно перемешалось со страхом. Она не была войном, а потому стычки подобного рода не были обычным для нее. Но, с другой стороны, она повидала и хуже, пока Лорд был жив. Цисса давно перестала быть неженкой, понимала, что если придется, она убьет, лишь не хотела, чтобы это понадобилось. Вздыхая, глядя, как домовики восстанавливают принесенный псинами урон, женщина понимала, что оставаться здесь она пока не может. Плохая охрана поместья, да и восстановительные работы пока не закончены. Желания возвращаться домой не было, но это был единственный вариант. Позвав домовика и приказав ему после того, как все будет закончено, перенести ее вещи обратно в главное поместье, Цисса использовала магию, чтобы отправиться туда, где предстояло поговорить с мужем. Она знала, что в это время он, вероятно, занят или спит, а потому у нее было время немного привести себя в порядок. Вид ее оставлял желать лучшего. Волосы растрепались, одежда была в пыли от обвалов. И, вероятно, какой-то камушек оцарапал щеку. Это не говоря о нескольких синяках, которые начали проступать. Оборотни ушли не так давно, и оставаться здесь она не могла. Даже чтобы привести свой вид в порядок. Кроме того, эту одежду придется выбросить, что печально.
Оказываясь дома, она вошла через главную дверь, домовик встретил ее и хотел было что-то сказать, но она прижала палец к губам.
- Приготовьте ванну, чистую одежду и бадьян, - негромко произнесла женщина, а затем ненадолго задумалась. – И чашку чая в мою комнату. Зеленый с мятой.
Она хотела было пойти наверх, когда заметила Люциуса. Как он оказался в холле, Цисса не заметила. Может быть домовики сообщили ему, или просто мимо проходил из кабинета. В любом случае, ей было не до разговоров сейчас. Опережая любые вопросы, которые могли быть, она поздоровалась и сказала, что если Люциус желает, он может дождаться ее в библиотеке. Быстро поднялась в свою комнату, приняла ванну, что заняло около получаса, а затем, переодевшись в длинную сорочку и накинув сверху теплый халат, она спустилась вниз. Чай приказала перенести в библиотеку, и сразу чайничек. Про ссадины она забыла, но они не особо напоминали о себе, или она просто была слишком уставшей.
- Прошу прощение за ожидание. Мне нужно было немного отдохнуть.
Волосы были высушены и лежали плавными локонами по плечам. Женщина прошла по комнате и села в кресло напротив дивана, взяла в руки чашку с чаем.
- Наверное, нам стоит поговорить, Люциус, - если у него будут вопросы, она ответит на них. Но пока у нее были и свои мысли, которые она считала важным высказать. – Для начала, если ты не против, я хочу вернуться в этот дом. К сожалению, в другом поместье оказалось не слишком безопасно. И я не хочу, чтобы слухи о нашей ссоре стали главной темой для обсуждения на всех мероприятиях. Это не нужно Драко.  И я не хочу, чтобы он переживал из-за этого.
Она дополнила, что лучше, чтобы их сын считал, что ссора исчерпана, и все в порядке. По крайней мере, пока что. Если, разумеется, Люциус согласен. Она устала от многого, что происходило. И были причины для беспокойства белее важные, чем то, что было между ними. Если нечего исправлять, то нет причин и переживать. Конечно, Нарцисса не представляла себе жизни самостоятельной. Сын вырос, ему мать не нужна. Он будет жить сам, отдельно. А она будет в пустом доме, это пугало. Но быть обременением для кого-то она не хотела тоже. Навязываться, заставлять терпеть себя. Вероятно, для супруга проще быть в одиночестве или, кто знает, может он нашел кого-то. о нет, так унизить себя она не позволит никогда. Даже если это так, Нарцисса не желала знать. Проще не знать. Хотя проще, не значит лучше.
- Мы можем притворяться ради сына, полагаю, это будет правильно. Я не буду беспокоить тебя, а выходы куда-то…Нам итак не до этого. Полагаю, никто не удивится, если мы будем пропускать их.
Пока говорила, она разглядывала чаинки на дне тонкого фарфора. Все решить, и жить так, как получится. Она уже не знала, что будет в будущем. Даже с Лордом она была более уверена, даже когда было столько раз, когда Люциус мог пострадать или погибнуть. Мерлин, она не знала, что сейчас испытывала. Тяжелое чувство в груди, и не известно, что это. Любит ли она его, или же это просто привычка, страх остаться одной. Она знала лишь, что глупо любить того, кому ты не нужна. А Нарцисса глупой никогда не была. Или ей так казалось.

+1

3

С тех пор, как Нарцисса покинула дом, поместье стало чужим и холодным. Потеряв хозяйку, родовое гнездо оплакивало ее утрату, лишившись души. Некогда теплые комнаты наполнились сквозняками, или Люциусу так казалось. Он вполне мог за сквозняк принимать ветер пустоты, разрывающий его собственную душу. Сколько бы не потерял особняк, маг находящийся в нем потерял больше. Жена, покидая его, унесла с собой большую часть его сердца. Как много надо было совершить ошибок, чтобы понять это. Люциус никогда не принадлежал себе. Он был неотрывен от семьи. Семья для него была всем. Как просто было это забыть, потерявшись в себе и ринувшись в пучину саможалости. Ему было тяжело. Но насколько было тяжело его жене. Каким же он был эгоистом. Рухнувший мир войны, идеалов и веры потребовал слишком большую плату от него – от Люциуса. И он слишком хорошо понимал, что не готов ее заплатить.
О нападении на дом, куда удалилась его жена он узнал от домовиков. О возвращении жены, узнал от них же. Он бросил все дела и устремился домой, а после ждал. Ему надо было удостоверится, что с женой все в порядке, а после уже подумать  о мести этим псам.
Он не собирался спускать Сивому такие вольности. Но сейчас Нарцисса была важнее.
Особняк вздохнул, оповещая о возвращении хозяйки. Люциус тут же вышел на встречу, надеясь увидеть ее и узнать как она. То, как выглядела его жена заставило сердце сжаться, а потом захлебнуться в волне ненависти в ее обидчикам. Люциус напрягся, руки сами сжались в кулаки, а колени дрогнули. Еще секунда и он кинется вперед. Обнять, осязанием почувствовать, что она цел и оценить ущерб. Убрать губами кровь на лице, не отпускать. Наткнувшись на взгляд жены, Люциус замер на полужесте и прикрыл глаза. Нет. Это они проходили. Надо сдержаться. Надо не напугать ее. Доверие потерять было очень просто. Путь на сближение будет куда сложнее.
Повинуясь желаниям жены, он кивнул и отправился в библиотеку. А после мерил ее шагами, стараясь не останавливаться. Каждый раз прикрывая глаза он видел ее. Измученную, бледную, уставшую. Раненную. Эти видения вызвали боль и желание убивать. Сколько прошло времени. Час, а может несколько минут. Люциус не готов был дать ответ, Нарцисса вошла в помещение, и глаза Люциуса жадно установились на ее лице, стараясь изучить, впитать, он соскучился и неимоверно зол. На себя. Ведь именно его действия, а точнее отсутствие их вынудили его жену бежать. На оборотней, за ее боль и страх. Он почти застонал от невозможности просто подойти и сжать в объятиях. Эта волшебная птица, вновь спустившаяся  в их дом, могла снова просто улететь.
- Как ты себя чувствуешь? – чуть хрипло спросил Люциус, все еще ощупывая жену жадным взглядом.
Нарцисса села в кресло, Люциус же стоял соляным столпом и даже не попытался поменять положение в пространстве. Он кивнул в ответ на предложение поговорить.
- Это твой дом, Нарцисса, ты вправе возвращаться в него не спрашивая разрешения.
Ком сковал горло. Ради Драко. Мать вернулась ради сына. Муж настолько противен гордой дочери семейства Блэк, что она не может даже помыслить о примирении. Сердце сделало кульбит и упало в желудок. Хотя, что он ожидал? Во всей ситуации виноват он сам. И ему самому решать эту проблему. Он выслушал жену. На каждое ее слово душа протестовала. Нарцисса же не поднимала глаз от чашки. На каждое предложение спрашивала согласия Люциуса. Это. Не. Возможно! Ради сына. Притворятся. Играть. Пусть все верят. Голова мага начала кружится.
- Нет – твердо сказал он, делая шаг ближе к креслу жены, а после просто мягко, чтобы не напугать, опустился на колени у ее ног, обнимая ее пальцы своими поверх чашки.
- нет, - уже нежно повторил он, чуть поглаживая пальцами нежные ладони жены и с шумом втягивая ее неповторимый аромат.
- Я не хочу играть. Не хочу притворятся, что у нас все хорошо и наша ссора исчерпана. Я не хочу делать чего-то ради других. Плевать мне на этих других. Я хочу правда сделать все, чтобы у нас действительно все стало хорошо. Не для сына, не для общества, для нас. Если ты позволишь. Если тебе это надо. Если ты найдешь в себе силы простить меня. Я знаю, что виноват перед тобой. И я сделаю все, чтобы искупить свою вину. Я думал, что сойду с ума, когда узнал о нападении на тебя. Я бы этого не пережил. Я бы сам умер. Нет, сначала убил бы этих шавок, а потом умер сам.
Люциус уткнулся ладони жены лицом и оставил несколько поцелуев на ее руках.
- Нарцисса, - прошептал он – Я люблю тебя. И прошу, если ты еще можешь, если ты еще захочешь. Дай нам шанс не притворяться. Если для того, чтобы ты осталось мне надо притворяться, я пойду на это. Но если ты останешься и дашь мне тот шанс, о котором я прошу тебя, я разобьюсь, но его оправдаю.
Люциус поднял лицо  и взглянул в лицо своей любимой женщины. Раненное. С заметными ссадинами. Он не удержался и дернулся ближе к ней, невесомо касаясь ран губами.
- За эту кровь Сивый заплатит мне. Клянусь тебе. При любом твоем ответе. Он заплатит

0

4

I can't feel my senses
I just feel the cold
All colors seem to fade away
I can't reach my soul

Дом. Когда-то для Нарциссы это слово имело столько значения. Оно олицетворяло место, куда хочется возвращаться. Место, где происходят все самые важные события, где происходят единственные важные события. Весь остальной мир значения не имел. Только те, кто звал это место своим домом. А затем все изменилось. Появились тайны, холод и безразличие. Нарцисса не знала, кто виноват, но не чувствовала здесь себя «дома». Словно она стала здесь гостьей, она и ее розы, которые не вписывались больше. Может быть, так всегда было, и она просто не обращала внимание. Может быть, ей не хотелось обращать внимание, потому что правда не нравилась ей. Но она хотела жить в этой сказке, которую сама придумала. А теперь не за что было цепляться. По крайней мере, она так чувствовала. Может быть, когда-нибудь, что-то изменится. Она ни в чем больше не была уверена, не знала, что делать, как жить и что правильно. Но ей казалось, что сыну не обязательно переживать из-за родителей и пытаться выбирать чью-то сторону. Это не правильно. Его не должно это касаться, именно поэтому она хотела попытаться. Женщина ощущала на себе пристальный взгляд Люциуса, но упорно делала вид, что ничего нет. Она устала, и ей не хотелось принимать серьезных решений, но еще меньше ей хотелось играть, что все в порядке.
- Я в порядке, не переживай.
Пострадала ее гордость, скорее. Низшие существа, хуже который только тролли, пожалуй, они загнали ее в угол, разнесли ее дом. Впрочем, не дом, ее пристанище. Где теперь было ее место? Из-за всех событий, что произошли, она чувствовала себя потерянной, пустой. Только сын помогал, сам того не зная, оставаться ей хотя бы на долю самой собой. Когда муж подошел к ней, Нарцисса сжалась, словно от удара. Сжалась, как от холода, сильнее обнимая пальцами чашку, буквально уменьшаясь. Ей было больно, видит Мерлин, ей было невыносимо больно и холодно. Она устала от ссор, криков и недопонимания. Но ей нужно было время. Ей было бы куда проще ненавидеть мужа, или просто забыть все время, что было у них. Жить с чистого листа, потому что это позволяет ни о чем не сожалеть. Но он все портил, он заставлял ее переживать все снова. Говорил о том, что она хотела услышать прежде, но не теперь. Но она старалась оставаться спокойной. Все так же глядя в чашку, она не шевелилась, не отталкивала Люциуса, оставаясь безучастной. Ей хотелось кричать на него. Громко, срывая голос, заставляя вещи летать по комнате. Кричать, что он виноват, что он все испортил. Оттолкнуть и не позволить ему касаться себя. Пойти и найти того, кому она сможет вырвать сердце, ведь сделать это дома она не могла. Быть не собой, быть Беллой, которая никогда не видела проблемы в том, чтобы поступить подобным образом. А вместо этого она сжала зубы, пытаясь сохранять дыхание ровным. Закрываясь, прячась от всего, что могло причинить боль. Она не подросток, она больше не та девочка, что верит в чудеса. Все так же глядя в никуда, она не отстранилась от поцелуя, но внутри все еще больше сжалось.
- Все, что я могу сейчас тебе дать, это попытку жить под одной крышей. Я не буду врать, и не буду притворяться, что твои слова сейчас что-то изменили, - ее голос был негромким, потому что Нарцисса боялась сорваться. – Все что я могу дать тебе Люциус, это быть здесь. Не проси меня о большем сейчас, прошу тебя.
Может он поймет. Может позволит им идти маленькими шажками. Нельзя сказать, что любишь, и все исправить.
- Если ты не согласен, и я прошу о многом, я пойму и не буду заставлять тебя притворяться.
Если это слишком много, она найдет иной способ. В конечном счете всегда можно сказать Драко, что ей нужно обустроить какой-то другой дом для него и его будущей семьи. Что она хочет подготовить поместье к тому моменту, когда сын все же решит жениться. Она найдет причину, повод, отговорку. Но сейчас это все было слишком для нее.
- И, не стоит беспокоиться. Царапины заживут завтра, - говоря, что для точности стоит заметить, нанес их не Скабиор, а его более молодой подельник, Нарцисса попросила Люциуса подняться с коленей. Они говорили, и женщина не хотела видеть его в таком виде. Они всегда стояли на коленях перед Лордом. Это время было позади, но их положение все еще было шатким. Нарцисса не изменила бы ничего, разве что постаралась бы лучше держать палочку в руке, чтобы быть более полезной.
- Тебе стоит сосредоточиться на более важных вещах, чем попытки отомстить за царапины. Рудольфус не Лорд, и с ним можно договориться. Это пойдет тебе на пользу.
Она не знала ничего о том, что делал муж в последнее время, но полагала, что его попытки самостоятельно охотиться за оборотнями вряд ли принесут пользу.

+1

5

Нарцисса вернулась в родной дом. Сама, по собственному решению. Это уже большое достижение. Она была слишком рядом и эта близость пьянила мужчину, который не был уверен ни в чем, кроме того, что он не хочет и не должен снова упустить ее. Больше всего на свете хотелось прижать ее к груди, услышать, скорее почувствовать биение ее сердца рядом со своим собственным, но он не мог. Не имел права. И даже то, легкое касание, что он посмел, заставило аристократку сжаться и заледенеть в его руках. Она не отдернулась, не скинула его рук, не оттолкнула нерадивого мужа – это давало крохотную надежду. И именно за эту надежду он готов был перевернуть свой, да и чужой мир тоже. Он не может не переживать. Но и пытать своей близостью он ее не хотел.  Последний раз чуть огладив пальцами пальцы жены, Люциус выпустил тонкие кисти из захвата и отстранился, с сожалением.
- Прости меня за этот порыв, я не собираюсь давить на тебя и принуждать к чему бы то ни было. Я прекрасно понимаю, что слова всегда останутся словами. Они никогда ничего не меняют.  Я благодарен тебе, что ты вернулась. Благодарен за то, что ты готова жить со мной под одной крышей. Это большое доверие с твоей стороны.
Какой же он глупец. Хрупкая женщина, решившаяся на крайний шаг в отношении их семьи, попавшая под отвратительное внимание оборотней, вернувшаяся, уставшая, испуганная и расстроенная, не понимающая как ей жить дальше, доверилась старому дому, а тут он со своими хочу и желаю. Да какая разница, что сейчас желает он сам? Он снова повел себя, как поседений эгоист, а любые отношения требуют одинаковых усилий с обоих сторон. Он же зациклился на собственном я, упустив из вида чувства жены. Снова. Недопустимо.
- Я буду благодарен тебе, если ты останешься. Для меня твое решение  остаться значит очень многое. Прошу тебя, не уходи больше никуда. Это твой дом, а я буду считаться с твоими желаниями.
Люциус отошел в сторону, все еще глядя на свою любимую женщину горящими глазами. Она останется. Пусть она останется, а он постепенно сумеет отогреть ее душу, он разобьется, но сделает это медленно, чтобы не напугать и не отвратить. Чтобы доказать, что он стоит, их семья стоит того, чтобы жать им шанс. И теперь он уже не позволит вмешиваться никому. Даже Драко.
- У тебя есть все, что тебе необходимо? Ты голодна? Быть может распорядиться приготовить легкий ужин? Я не настаиваю на совместной трапезе.
Царапины заживут. Вот только отметины на его собственной чести, как главы рода, как мужчины, который позволил напасть на свою женщину, заживут еще не скоро. Он подверг опасности Нарциссу. Именно он и его отношение. Это было непростительно.
- Если ты уверена. Тебе точно не нужен целитель?
Любой лишний человек в такой ситуации спорная фигура. Он может быть сколько угодно надежным человеком, от которого информация не уйдет на сторону, но всегда останется фактор неудобной ситуации для Нарциссы.  И если бы не опасения за ее здоровье, Люциус не решился бы предложить такой вариант. Вдруг гордая леди скрывает что-то от него. Н сам не способствовал доверию с ее стороны и понимал это.
Пойдет тебе на пользу. Тебе! От этого тебе хотелось вцепиться зубами в собственную руку и погасить обреченность болью. Но нет. Он обещал и сдержится от излишней эмоциональности
- Да, пожалуй я воспользуюсь твоим советом и встречусь с мистером Лейстрейнджем в ближайшее время.
Маг бросил на женщину еще один обеспокоенный взгляд
- Мое общество еще не стало тебе утомительным? Быть может ты хочешь отдохнуть? 

0

6

Слишком все казалось ей сейчас странным. Она не знала, как себя вести, что говорить, а от чего лучше воздержаться. Одна часть, та, что отвечала за гордость, говорила ей уйти и не возвращаться. Часть, которая принадлежала Блэк, которая была в ней всегда, но затихла на многие годы. А вот здравый смысл и усталость говорили остаться. К чему сейчас менять всю жизнь ради непонятного будущего. Проще согласиться и остаться. Просто оставаться на тех же условиях, что и раньше, она не хотела. Сейчас, когда Драко вырос, ей нужна была поддержка в иных начинаниях. В том, чтобы наладить отношения с сестрой, исправить свое положение в обществе. Да и многое другое. А потому было принципиально важно, кто рядом с ней.
- Хорошо, - все, что она пока могла ответить. Пока что слова это лишь слова. Она не может проверить их, по крайней мере не в данный момент. Время покажет. И она позволит этому времени появиться. Пока же им нужно научиться жить под одной крышей и говорить друг с другом заново.
- Спасибо.
Сейчас Нарцисса серьезно думала о том, чего желает на самом деле. Кем хочет быть. Стремится ли изменить то, кем была все эти годы. Кровь Блэков в ней в последнее время все чаще брала верх. И Нарцисса не знала, что это означает для нее и ее семьи. Раньше она говорила себе, что Драко будет слишком переживать. Потом, что она и сама не хочет ничего менять. А теперь все вылилось в большой ком. Ей стоило раньше начать говорить, может было бы проще. Но она смиренно ждала и молча соглашалась. Впрочем, не совсем молча. Попутно заключая договоры и клятвы с теми, с кем не стоит. Северус оказался полезен, по крайней мере, он выполнил обещанное. Хоть у него и были на то свои причины.
- Нет, я не голодна, не переживай, - она все еще знала, что может использовать домовиков. Может они и были в некой ссоре, но уж управлять прислугой она могла и без его участия. Сейчас ей хотелось попросить его не переживать излишне. От безразличия к такому вниманию, она не могла это принять легко. А потому пыталась свыкнуться. Она не отталкивала мужа, но и ответить более ласково пока не могла. Да еще и настроение было не самым приятным. После нападения оборотней она была раздражена. Может быть Нарцисса и была той из сестер, что спокойнее, но иногда и она готова была самостоятельно заставить кого-то корчиться от боли. Кстати, стоило потренироваться, но не сейчас.
- Все в порядке, я не обращусь. Он не касался меня, просто магией оборотни тоже иногда пользоваться умеют.
Жалкие недосущества. Их место в лесу, а еще лучше. На кладбище. И почему у них не отбирают палочки после обращения. Особенно непонятно, как те, кто был рожден оборотнем, допускается до магии.
- Быть осторожен. Рудольфус не особо жалует нас сейчас. Не навязывай ему свое общество. Может быть найди повод для встречи. Кроме попытки извиниться, - это было бы бессмысленно, идти и падать в ноги Рудольфуса. Она немного знала мужа своей сестры, понимала, что это не Лорд, который любил, чтобы его мантию целовали. Прийти ради одних извинений, будет глупо и может лишь усугубить ситуацию.
- Да, я отдохну, но немного позже. Хочу пригласить к нам Флору Кэрроу, мою крестницу. Думаю, ей нужна поддержка. Хотя бы моя.
У Драко сейчас много своих дел, так что его беспокоить она не хотела. А Флору можно пригласить после завтрака, что она и сделает. Девочка осталась без матери, без сестры. Родная тетка вряд ли хорошая поддержка. Алекто нельзя назвать особо сентиментальной. Пусть Нарцисса ей не мать, далеко не так, но ей хотелось помочь хоть кому-то, раз уж в своей жизни разобраться не может. Позвав домовика, она приказала принести ей пергамент и перо, быстро написала послание, а затем приказала отправить его.
- На сегодня я пойду спать. Поговорим с тобой завтра, - пожелав доброй ночи, Нарцисса направилась в свою комнату. Уснуть было трудно, но пережитый стресс и усталость дали о себе знать, так что спустя час она просто провалилась в сон.
Утро наступило достаточно быстро. Или ей так показалось. Но, проснувшись раньше обычного, Нарцисса долго оставалась в постели. Сейчас все было прекрасно и спокойно. После легкого завтрака и посещения ее розария, по которому женщина так скучала, она направилась в гостиную. С книгой на коленях она ожидала появления крестницы. Если она, конечно, придет. Пока же хотелось просто провести время наедине с собой. А уж с Малфоем она поговорит позже. Как только Флора уйдет. Подумав о том, что лучше бы она тогда побыла подольше в гостях, женщина усмехнулась своим мыслям. И, когда домовики сообщили о прибытии Флоры, Нарцисса сказала проводить ее в кабинет. Принести чай и фрукты.
- Здравствуй, Флора. Я очень рада тебя видеть, - это была полнейшая правда, так что женщина подошла ближе к девушке и взяла ее руки в свои. – Как ты?
Предлагая присесть на диванчик, она хотела узнать, все ли в порядке, и может ли она чем-то помочь ей. Ее личные переживания мелочь по сравнению с тем, что девушка осталась одна. И кто-то пытался ее убить. Ужасно. Ужасная жизнь.

Отредактировано Narcissa Malfoy (24-08-2019 21:09:22)

+2

7

Его послушная, нежная, хрупкая Нарцисса был холодна с ним – да. Он хотел бы это изменить – снова да. Он готов сделать все, чтобы это изменить – трижды да. Имеет ли он на это право – возможно. Возможно, еще не все потеряно. Возможно, еще может быть у них это долго и счастливо. Никто в целом мире не может запретить Люциусу надеяться. Тем более, что у него есть один стимул. Тот стимул, что позволяет ему дышать, но и провоцирует резкие и слишком необдуманные эмоции. Он целых несколько дней считал, что потерял жену и целых несколько часом? Минут? Думал, что это теперь необратимо. Считать, что любимая женщина пострадала, погибла, это не пожелаешь врагу. И это именно то, что заставляет снова пересмотреть все приоритеты на жизнь. Это дает силу, которой, казалось, не было раньше. Нарцисса это переживала с сыном, теперь он знает! И теперь он стал сильнее. Но это не дает ему права давить. Никакого.
Люциус оставался недвижим, как будто слова жены пригвоздили его к одному месту. Н молча, только кивком головы принимал ее благодарности и украдкой бросал на женщину горячие, жадные взгляды. Сейчас он хотел только одного – сжать жену в объятиях и никуда больше не отпускать. Но он пока не обрел на это полного права. Он потерял ее доверие и вернуть его будет не просто. Это Люциус понимал.
Ему очень хотелось бы, что б Нарцисса поела. Это успокоило бы его, но и настаивать – это будет странно, особенно после того как он обещал считаться с ее мнением. Да и выглядело бы это неловко. Он не наседка, а его жена не цыпленок.
- Он не имел права даже магией касаться тебя. Это низко – нападать на женщину. – сдерживая внутреннюю дрожь отозвался маг, понимая, что попытки его успокоить у любимой (да, хотя бы для себя он имеет право так ее называть) не особо выходят.
- Но да, извини,  я веду себя как наседка. В то время, как тебе нужен отдых и немного покоя. Я применю все свои возможности и чутье, чтобы верно подобрать идею для визита в дом Рудольфуса. Я и сам понимаю, что просто посыпать голову пеплом это глупо.
Нарцисса высказала желание встретится с крестницей и это заставило сердце Люциуса дрогнуть. Какая же все-таки сильная женщина досталась ему в жены и как долго он этого предпочитал не замечать. Даже сейчас, когда ей самой не просто, она думает о других.
- Конечно, ты можешь делать все, что посчитаешь нужным. Кроме того, история этой девочки не оставляет равнодушным и меня, и, если вы обе будете не против,  я хотел бы присоединится к вам, позже. Когда это будет уместным.
Скрип пера,  легкое шуршание пергамента и чувство неодиночества. Ему очень не хватало Нарциссы. И он больше ее не отпустит. Сделает все. Теплое чувство, что поселилось в душе с возвращением в дом жены  росло и крепло в душе, образуя живой и очень приятный комок.
И когда леди Малфой закончила и попрощалась, Люциус пожелал ей доброй ночи, а сам еще некоторое время оставался в комнате, хранящей ее запах. Спасть он отправился глубоко за полночь, уверенный, что у него есть шанс, и обещание завтрашнего разговора.
Кто бы мог подумать, он выпрашивает внимание жены, как подачку и рад, что оно вообще есть. До чего он довел себя и свою жизнь!

+1

8

Школьные будни, домашние задания, подготовка к свадьбе, занятость Рида. Девушка старалась о последнем не думать, потому как сразу же чувствовала себя одиноко. Она понимала, муж работает, у него работы много, и кроме этого еще есть множество обязанностей, от которых он никак не может отказаться. Только Флора все равно скучала, поджимала губы, каждые несколько минут проверяла дневник, быть может, Гарвин ответил, но нет, ничего. Девушка только надеялась, что с ним все в порядке, в буквальном смысле слова молила Мерлина об этом. Переживаний так много, но ведь не факт, что успело что-то произойти. Рид просто занят, он ответит, как только у него появится время и возможность. Только подумать, аристократка ждала, пока для нее появится минутка. Кэрроу не привыкла к такому, да и положение семьи всегда выделяло ее из множества других чистокровных волшебников. В ней никогда не играло высокомерие, и она старалась оставаться спокойной и сдержанной, даже если к ней обращались грязнокровки. Флора понимала, они не имеют никакого права обращаться к ней, но невежество в них было выражено слишком сильно, и волшебница даже привыкать начала к этому мусору. Сейчас, выдыхая, девушка отложила дневник и посмотрела в окно, кутаясь в плед. Эти выходные, судя по всему, слизеринка проведет в замке, у Рида нет для нее времени. Это заставляло сердце сжиматься, она так скучала, но в это же время понимала, так будет часто, у него есть дела, да и очень многое от него не зависит. Если он в Министерстве магии, то нет угрозы для жизни, а вот дела Пожирателей смерти безопасными не бывают точно. Кэрроу выдохнула, поежившись. Получив приглашение от крестной, девушка быстро встала, подходя к шкафу. Потребовалось время чтобы привести себя в порядок. Флора сделала прическу, нанесла макияж и выбрала платье, туфли, достала накидку. Будучи готовой появиться к поместье Малфоев, она попросила домовика сопроводить ее, поскольку бродить в одиночестве от двух границ аппараций ей совсем не хотелось. Да и всякое могло произойти, не было необходимости подвергать себя необоснованному риску. Рид все так молчал, поэтому слизеринка спрятала дневник. Она не будет докучать ему и писать дополнения к тому, что уже написала ему. Визит к крестной пришелся кстати, не придется коротать время в Хогвартсе, проводя время только лишь за выполнением домашний заданий. Кэрроу старалась выполнять все в срок, к понедельнику все было готово, и в входные дни предстояло подготовить как можно больше, чтобы иметь возможность быть с Ридом и не думать об уроках. Покидая стены школы с домовым эльфом, волшебница быстро оказалась рядом с главным входом в поместье, где ее встретили и также проводили. Ее эльф оставался поблизости по ее же просьбе. Улыбнувшись, поблагодарив прислугу, девушка прошла вглубь поместья. Ей нравилось бывать здесь, как-то спокойно, а уж что говорить о цветах перед поместьем. Флора надеялась, что у нее также получится сделать нечто подобное в будущем.
- Здравствуйте, Нарцисса, - слизеринка улыбнулась, - Благодарю за приглашение, очень рада повидать Вас, - добавив это, присаживаясь на диван, девушка внимательно посмотрела на женщину. Миссис Малфой всегда отличалась утонченностью, всегда знала, ка себя преподнести, как вести себя. Флора восхищалась этой волшебницей, у нее было чему поучиться. Конечно, мать ей никто не заметит, но Малфой пыталась помочь, и слизеринка была только рада возможности пообщаться. Женщина для нее всегда была родной, и оказаться здесь, особенно если учесть, что не было видно Драко, настоящее удовольствие. С молодым волшебником она все еще не общалась, ее раздражало поведение блондина, и мириться не было никакого желания.
- У меня все в порядке. Я надеюсь, у Вас все также, порядке? – она не интересовалась только из вежливости, в самом деле переживая за крестную, девушка огляделась, - Мистер Малфой, надеюсь также в добром здравии? – многое происходило и Кэрроу старалась задавать свои вопросы корректно и правильно. Она переживала, все-таки чистокровные волшебники должны помогать и поддерживать друг друга. Когда же дело касалось близких межу семьями отношений, все было куда сложнее. Кэрроу хотела помочь Нарциссе, если помощь ей была необходима, но как спросить не знала, просто ждала возможного ответа и понимала, что ей следует научиться видеть правду между словами. Разумеется, с ней не будут делиться проблемами.
- Крестная, Вы хотели со мной о чем-то поговорить? Я была крайне удивлена получив приглашение, - ведь сейчас многие семьи готовились к событиям, после которых породнятся, и Кэрроу хорошо понимала, как может быть занята Нарцисса. Особенно проблемы мог доставлять Драко. Он в последнее время изменился, даже можно сказать, сошел с ума, не прекращая вести себя агрессивно, совершенно не слушая окружающих. Это ее раздражало, но Флора не станет пытаться воспитывать блондина. Во-первых, она ему никто , для таких мер есть родители, а во-вторых, это совершенно бесполезно. Если Малфой уперся, то только сам сможет понять, насколько не прав. Только вот Кэрроу не собиралась спускать ему недавнюю грубость в сторону подруги, и повышенное внимание к самой себе.

+2

9

Хорошо, что в чем-то они сошлись. Конечно, наладить отношения с лидером стоило. Но на то должны быть причины. Нарцисса была виновата, но она уже сделала все, что было пока доступно, для того, чтобы загладить вину. Если появится иной повод, она сделает это.
- Хорошо. Я пошлю домовика за тобой.
Она не против присутствия Люциуса, ведь им нужно сохранять формальный вид того, что все в порядке. Но для начала она хотела побыть с девочкой наедине. Мужчины, любые, будут лишними. Пусть она и не расскажет ей всего. Но все и не нужно. Иногда достаточно даже простых фраз, чтобы понять между строк. Да и Нарциссу беспокоило только то, как себя чувствует Флора. Все ли в порядке. Как к ней относится ее жених. Это тяжело, потерять семью и жить с посторонним, хотя по материалам из газет Гарвин казался образцовым. И, если это действительно так, то лучшего мужа и пожелать нельзя. Ее муж сейчас тоже проявлял заботу, но она не могла сказать, что готова была легко ее принять. Слишком отвыкла от этого. Она не могла смириться со многим, но сейчас старалась просто думать о приходе девочки. Она не заставила себя ждать. И уже скоро Нарцисса улыбалась ей.
- О, да, конечно. Некоторые трудности бытового характера, но ничего серьезного, - пугать флору нападением оборотней было бы эгоистично и глупо, да и не за чем ей это знать. – Сорняки меж роз, да мелкие вредители. Думаю, что справлюсь с этим вскоре.
Вредители были упитанными, правда. Наглыми и попахивали чем-то мало приятным, этим от них разило за километр. Только вот вред приносили ощутимый очень часто. Сейчас из-за них приходилось перестраивать особняк. И еще стоило позаботиться о защите там. Они слишком давно не посещали этот дом.
- Люциус старается приносить пользу общему делу, трудясь в Министерстве. Сейчас это особо важно. Так что у нас все как всегда. Теперь и Драко будет там работать. Надеюсь, он очень скоро достигнет того, о чем мечтает.
Она говорила как мать, которая любит своего ребенка и гордится им. Собственно, такой и была Нарцисса. Она желала сыну всяческих успехов и счастья. И надеялась, что он избежит ошибок своих родителей. Они с Люциусом наделали их достаточно.
- А ты уже думала, чем хочешь заниматься после школы? – она не имела ввиду работу, ведь сама н е работала. Но занималась своими розами и оставалась в светских кругах, где помогала обычно в проведении мероприятий. Впрочем, так было прежде. До появления Лорда вновь в их жизни. Сейчас ее жизнь стала больше похожа на жизнь отшельника. Может быть пора это было менять.
- Твой жених не высказывал пожеланий на этот счет? – она пыталась узнать, насколько Рид ограничивает Флору. Это тоже важно. Если она будет заперта в четырех стенах, это не решение. Если только ей самой это не нравится. Но на первом месте ее счастье. Нарцисса хотела убедиться, что она будет счастлива.
- Ты…-она запнулась, мягко улыбнувшись в нерешительности. – Мистер Гарвин не слишком строг с тобой?
Плавно переходя к вопросам о том, нет ли чего-то, о чем девушка хотела бы сказать, используя нейтральные фразы, Нарцисса говорила спокойно. Ее голос, как и обычно, был нейтрален, но вместе с тем, передавал тепло и искренний интерес к тому, что происходило в жизни Флоры.
- Я просто хотела узнать, как ты. Я знаю про все эти нападения, моя милая, и не могу не беспокоиться о тебе. Может быть, если твой жених бывает слишком занят, ты могла бы пожить у нас. Знай, что здесь всегда рады тебе.
У нее не было дочери, хотя она всегда ее хотела. Драко, впрочем, получал все ее любовь и ласку. Но будь у нее дочь, она хотела бы, чтобы та была как Флора. Ее родители проделали хорошую работу. И Нарциссе было печально, что они погибли. Они были достаточно близки, чтобы Цисса стала крестной. Да и без того такое семейство, такая потеря для общества.
- Кроме того Драко вскоре, наверное, переедет в другой дом. Мы итак его видим редко. Так что мне будет только приятно видеть живую душу в этом доме, - спрашивая девушку, как давно она видела Драко, Цисса вспомнила про чай, который стоял перед ними, налила чашечку себе и гостье. Может быть ей показалось, но словно при упоминании Драко Флора менялась в лице. Наверное мелочи, подумалось ей.
- Кстати, мисс Реган ведь твоя подруга? Все ли в порядке между ней и Драко? Пойми меня правильно, после ситуации с Асторией я бы не хотела повторять этого. Я не сомневаюсь, что мисс Реган неплохая девушка, но сейчас такое плохое для всех время, - она не собиралась перемывать кости этой юной мисс, ее не касаются подробности. Главное, чтобы все было спокойно, или хоть выглядело так. Драко не будет прощать новых ошибок, да и Нарцисса не хотела скандалов. Ей хватало головной боли дома.

+2

10

Самое главное, это не наговорить глупостей, не сказать ничего лишнего, не начать задавать вопросы. На самом деле, было немного страшно. Чем ближе экзамены, тем скорее будет ее свадьба. Девушка хоть и была официально уже замужем, для общества оставалась только невестой Гарвина, и еще предстояла официальная церемония, праздник, и ее буквально колотило от мысли, что вскоре все будет сделано. Кэрроу переживала, боялась оступиться, ошибиться. Флора только улыбнулась на слова о верителях. Их хватает и среди людей, но будет обидно, если такие красивые цветы пострадают от неких созданий. Сама Флора в этом ничего не понимала, и только надеялась, что подобную красоту ей будет позволено иметь в будущем на территории поместья. Она понимала, что Рид привык к тому устою, что был у него на текущий период, и ее попытки что-то изменить могут вызвать непонимание или того хуже, злость и запреты. Она так боялась подвести его, сделать что-то не так, что не могла даже представить, как себя вести.
- Мистер Малфой всегда делает многое для общества, уверена, и для своей семьи он также старается, - Флора не могла сказать ничего, она только видела, как маг в самом деле старался, следил за благополучием своего сына, да и даже заботился о факультете. Упоминание Драко, разве что, не вызвали никакой положительной реакции. Кэрроу сглотнула, опустив глаза, и подняла их только после глубокого вздоха. Они не ладили сейчас, и не было уверенности, что это изменится. Волшебница все еще злилась, но злость эта была не такой явной, как прежде. Скорее она просто смирилась с тем, что ее друг перешел черту, и вернуться назад уже едва ли получится.
- Пока не думала об этом так обстоятельно, чтобы иметь возможность что-то ответить, - слабо улыбнувшись, слизеринка улыбнулась, - Ситуация сложная, - она имела ввиду нападения, и едва ли ей будет позволено покидать пределы поместья, если в ближайшее время все не разрешится. Кэрроу понимала это, и любой запрет мужа будет иметь все основания. Она не спорила, да и не собиралась даже пытаться начинать. Для Кэрроу самым главным было спокойствие Гарвина. Усталость от конфликтов ощущалась очень явственно, и хотелось спокойного периода в отношениях. Им многое пришлось пережить, хотя казалось бы, у нее жизнь еще и не началась даже. В семнадцать лет вообще сложно делать корректные выводы, иметь верные мысли.
- Что? – попытавшись припомнить хоть какие-то слова мужа об этом, девушка только лишь качнула головой, - Пока он ничего не комментировал, - Рид ведь на самом деле никогда ничего подобного ей не сообщал, и на подобную тему они никогда с ним не говорили. Гарвин лишь говорил, что хочет создать линию косметики, и просил ее немного помочь, но это все, что касалось отвлеченных моментов. Волшебница только сейчас подумала, что на самом деле очень хотела бы знать мнение Пожирателя смерти, понять, как он смотрит на их будущее, есть ли у него какие-то мысли на этот счет, чего ей вообще можно ожидать. Сейчас они еще не живут вместе, и многое может измениться после официальной смены ее статуса для общества, и для нее самой.
- Он добр ко мне, - отвечая быстро, теперь выдыхая, волшебница снова опустила голову, чувствуя как начали слезиться глаза. Она обязана уметь держать лицо, но когда речь шла о Гарвине, истинные чувства так и рвались наружу, их невозможно было держать под контролем, - Я все еще изучаю историю его семьи, правила, традиции, Вы же понимаете, это все очень сложно, - прекрасно понимая, что отвечает совершенно не в том русле, в котором должна, волшебница продолжила свой ответ, - Иногда я думаю, что недостойна быть его невестой. Он пытается меня защитить, хотя у него итак много дел, много работы… - переведя дыхание, Кэрроу сделала небольшой глоток чая. Сказать, что любит его, Кэрроу сейчас не могла. Доверяя Нарциссе полностью, девушка не была уверена, что никто и ничего больше не услышит. Только посмотрев на женщину, слизеринка стерла слезы и легко, виновато улыбнулась. Как бы ей хотелось не быть связанной этими обстоятельствами, требованиями мира аристократии. О любви хотелось кричать, а она скрывала это в самой дальней части своего сознания, чтобы никто и ничего не узнал. Ведь не понятно, как отреагирует Рид, если Флора будет говорить правду о малой части того, что между ними происходит. Да и в последнее время столько всего навалилось, что казалось, у мужчины вскоре лопнет пузырь спокойствия, и тогда волшебнице придется столкнуться с последствиями.
- Благодарю за предложение, я буду иметь его ввиду, - поясняя, что пока она остается в Хогвартсе, а после, возможно, будет рада принять предложение, девушка улыбнулась. Правда она не думала, что у нее получится пожить здесь. Едва ли Гарвин позволит, да и ей хотелось быть ближе к нему. После окончания Хогвартса будет некоторое время до свадьбы, а уж после нее, место ее жительства определено. Хотелось бы побывать в поместье родителей, и может быть, девушка попросит дозволения побыть там до официальной церемонии бракосочетания. Матери нет рядом, но все равно, ей хотелось покидать родительский дом для переезда к мужу.
- Да, и я очень рада, что она вернулась в Лондон. Уверена, Вы с ней подружитесь очень быстро, - Реган на самом деле прекрасная волшебница, чудесный человек, и для Нарциссы новая родственница идеальна. Было даже немного завидно, но зависть эта исключительно белая. Также говоря, что ей нечего сказать касательно отношений Драко и Энджи, слизеринка прямо посмотрела на Нарциссу. Очень странный по ее мнению вопрос, тем более в ее сторону. Была уверенность, что иного ответа крестная и не ожидала, ведь не будет же Флора, в самом деле, следить за тем, что ее совершенно не касается.

+2

11

- Ах да, Люциус такой, - она мысленно хмыкнула, сама того не замечая. Подумала, что их семья выглядит со стороны совсем иной. Удивительно, что на протяжении стольких лет им удавалось сохранять эту видимость. Может быть, стоило оставить все так, как есть. Но случившееся с Лордом, и все прочие, это всковырнуло то, что лежало глубоко под покровом множества масок и фасадов. Стоило снова подумать о том, чтобы забыть о глупостях и личных обидах, и вернуть все на тот уровень, что был прежде. Иногда лучше думать о других, чем о себе. Тот ли это случай, Цисса не могла решить, и потому пока колебалась.
- Ты права. Но, я уверена, все скоро наладится. И ты умница, ты найдешь свой путь, - за это можно было не переживать. У Флоры еще полно времени, да и вряд ли Гарвин будет подгонять ее и заставлять что-то выбирать. Она может совсем ничем не интересоваться, кроме семьи, этого достаточно. И, вероятнее всего, первое время так и будет. Говоря Флоре, что она с радостью поможет и когда появится ребенок, Нарцисса вспоминала то время, когда она только родила. Прошло время после их брака, Драко появился не сразу, поэтому Цисса была подготовлена к этому.
- Ох, моя девочка, - подсаживаясь ближе к Флоре, она накрыла ее ладонь своей, легко сжимая. – Я знаю тебя с самого рождения, и, может быть, мое мнение предвзято, но я видела за свою жизнь многих. И ты прекрасно справляешься. Уверена, что твой жених тоже видит это.
Она желала ей счастья всем сердцем. Чтобы ее жизнь была не обременена грустью и тяжестью испытаний кроме тех, что уже она пережила. Наверное, такие трудности и тяготы могут привести семьи лишь к двух исходам. Навсегда их разлучить или связать узами, куда крепче прежних. И Цисса желала для крестницы второго.
- Брак, как бы сильно вы не любили друг друга, может быть не простым. Могут быть проблемы, непонимание и разногласия, но я совсем не напугать тебя это говорю, - она улыбнулась. – Все это нормально, и может вас сделать ближе друг к другу. Иногда придется идти на компромиссы, на уступки, пытаться понять его, даже если кажется, что он не прав. И, даже если он не прав, иногда нужно притвориться, что прав, - снова улыбаясь, стараясь приободрить девушку, она мягко коснулась ее плеча. Она так же сказала, что кроме самой Флоры нет никого, кто будет знать, как общаться с Ридом или как с ним себя вести, потому что это ее муж. Она будет помогать всем, чем может, но Флоре все равно предстоит долгий путь.
- Мистер Гарвин прекрасный волшебник. И, я уверена, он очень переживает за тебя.
Она видела его интервью в газете, волшебник действительно казался заботливым. Но, если это не так, флора всегда может сказать ей. Может быть повлиять на Гарвина она и не сможет, но хотя бы поддержать крестницу, либо найти того, кто повлияет, это вполне в ее силах. Она очень надеялась, что девушка будет счастлива. Что хотя бы дома она будет в безопасности.
- И ты должна помнить, что тебе нечего бояться. Ты - Кэрроу, это никогда не изменится. Эта часть тебя будет в твоей крови, даже когда твоя фамилия изменится. Я сама иногда забываю, что когда-то я была Блэк, - ее улыбка не была веселой, но женщина постаралась ее быстро скрыть. – Твои родители, как и твои дядя с тетей, всегда с гордостью несли фамилию, - она говорила, что ее семья заслужено уважается в обществе, и не только из-за заслуг дяди и тети, но и потому, что ее родители тоже были верны обществу, они были уважаемы и всегда защищали то, во что верили, просто не с палочкой в руке, а иными способами. И Флора может так же. Стать хорошей женой и матерью это уже большое дело. – Со временем, когда у вас будут дети, твоя жизнь снова изменится. Знаешь, - она теперь уже не скрывала искренней улыбки. – Когда родился Драко, это был самый удивительный день в моей жизни. Он был таким милым, мне даже иногда жаль, что он так быстро вырос. Да и ты тоже. Мерлин великий, вы уже такие взрослые, время совсем не стоит на месте.
Поднявшись, женщина сказала о том, какой милой была Флора в детстве. Прошла к остекленным стеллажам, на которых стояли фотоальбомы. Какое-то время задумчиво что-то высматривала, а затем вытащила один из альбомов, открывая его на первой же странице. В альбоме были разные фотографии, но все они были посвящены крестнице. Цисса хранила такие воспоминания, и каждый альбом был тщательно составлен. Здесь были фотографии флоры в компании ее родителей, а так же с Нарциссой. И пара тех, где девочка играет рядом с Драко. Возвращаясь к Флоре, женщина открыла альбом и положила его на колени гостьи.
- Вы были такими милыми, когда играли вместе, - на фотографиях волосы Флоры были еще светлее, чем сейчас, и она действительно казалась ангелочком, как и Драко с его белоснежными локонами. В тот год она не стала стричь его коротко, поэтому дети казались двумя ангелами. Хотя Драко никогда не был ангелочком, что касается его характера. Но Нарцисса любила его всем сердцем и всегда знала, что он станет замечательным мужчиной. Сейчас на его руке была метка, он уже не был маленьким мальчиком. Но она любила его не меньше.
- Если хочешь, я могу отдать тебе некоторые фотографии, - те, где Флора с родителями, или где родители в компании Малфоев, может быть, это поможет ей меньше скучать по ним. Нарцисса потеряла родителей уже в достаточно взрослом возрасте, но вот сестра…Пусть Андромеда и была жива, но она скорее была призраком, ужасным позором и напоминанием того, что их семья не идеальна. Она потеряла сестру навсегда, и эта потеря ее тяготила.
- Кстати, вы все еще часто общаетесь с Драко? Я думаю, что если будет необходимо, он тоже всегда поможет тебе. Он всегда говорит о тебе только хорошее, - по крайней мере женщина не могла вспомнить ничего иного. И, если в чем-то она не может помочь, Драко не откажет, она верила в сына. Тем более они так дружны. Наверное, иногда проще, все же, обратиться к другу, чем к крестной.
- Ты ведь останешься на обед? – она успела это спросить, когда появился домовик и, после позволения говорить, начал докладывать о том, что восстановление дома закончено. Нарцисса старалась забыть о вчерашнем, а потому и не поняла, что лучше домовику не говорить, чтобы не беспокоить гостью. Быстро его остановив, сказав, чтобы отправлялся дальше заниматься делом, женщина извинилась перед крестницей  и предложила ей прогуляться по розарию.
- Когда я училась в Хогвартсе, терпеть не могла возиться в теплице, - она улыбнулась, переводя разговор от серьезных вещей, к чему-то простому. – Мне не нравилось тратить время на все эти жуткие растения, но потом я как-то даже привыкла. И, все же, иметь дело с розами куда приятнее, чем выдирать мандрагору из земли, - как представит, так в ушах даже сейчас этот визг. Пожалуй, Нарцисса не хотела бы заниматься иными растениями. Розы могли уколоть, есть обращаться с ними неосторожно, но визжать они точно никогда не станут. Пропуская девушку вперед себя в розарий, она провела ее вглубь, где росли ее самые любимые сорта. Кусты с огромными бутонами, запах от которых напоминал множество сладких ягод, но был таким тонким, что не казался излишне приторным. Эти розы были капризными, но стоили каждой минуты, потраченной на них.

+2

12

Впервые за много дней Люциус уснул относительно спокойно. Одно присутствие жены в доме дарило умиротворение и почти отпущение. Не беспокоится, знать что она рядом, пусть пока и чисто территориально – это уже большое достижение, это шанс. Шанс, которым он собирается воспользоваться. И пусть гордая женщина пока не готова ростить своего супруга. Пусть для пути друг к другу им придется пройти еще через многое. Люциус готов сносить не одну пару ботинок и доказать, что он стоит ее. Сколько бы ни храбрилась его нежная супруга, сколько бы ни демонстрировала свою независимость и гордость истинной дочери Блэк, у нее все равно не было такого сильного козыря в запасе. Она ни минуты не считала, что потеряла все, что стоило ее жизни. Она не знает что такое думать, что ее нет в этом мире. Эгоистично? Возможно. Но этот страх был за ее жизнь и этот страх потерять снова не даст ему опустить руки.
Утро началось рано и впервые с улыбки. Ему многое предстоит сделать. Главное, что ему есть для чего это делать. Есть для кого стараться.
Припомнив, что сегодня Нарцисса договорилась о встрече с крестницей, Люциус посвятил часть утра написанию деловых писем и штудированию прессы. Появившийся домовик уведомил его, что хозяйка со своей гостьей прошли в розарий госпожи, спросил во сколько накрывать обед и сколько ставить приборов.
Вопрос был хорошим. Люциус, пожалуй, хотел бы, чтобы Флора осталась на обед. Присутствие девушки немного разрядило бы общую обстановку и благоприятно повлияло на общение, да просто самому хотелось увидеть эту смелую малышку и выразить ей свою поддержку. Люциус решился нарушить уединение дам.
Розарий всегда был местом. Глее магию красоты творила именно Нарцисса. Милый и нежный уголок их дома, напоенный запахами и увитый зеленью. Хрупкий мир изящества и вкуса.
Он увидел жену и Флору сразу, но не спешил подходить. Было нечто особенное в том, как Нарцисса смотрела на девочку. В ее глазах было столько чувства и нежности, присущей только матерям. Так она смотрела на Драко. В такие минуты он считал, что даже богиня Мать не может быть прекраснее.
Взгляд скользнул к Флоре. Красивая девочка. Утонченная и уверенная, настоящая леди. Статная и белокурая. Под стать его сыну. В памяти всплыли слова, кинутые Драко ему в лицо в качестве обвинения. Он мог бы постараться и сосватать ему Флору. Мог бы. Но решил не усугублять родство через брак с крестницей жены и быть может совершил ошибку. Его любимая женщина была бы счастлива иметь такую дочь.
Чуть тряхнув головой, мужчина абстрагировался от ненужной и неуместной лирики сожаления и вышел к дамам.
- Добрый день, мисс Кэрроу, рад видеть вас у нас. Как ваши дела? Очень надеюсь, что я не помешал вашей беседе. - с улыбкой приветствовал он гостью  и обратил теплый взгляд серых глаз на жену. – Нарцисса, милая, домовики подают обед. Надеюсь наша гостья к нам присоединится? 
- Мисс Кэроу, вы не откажите?
Он стоял на расстоянии нескольких шагов, не решаясь снова напугать жену своим напором. Все что он мог сейчас себе позволить, это мельком ласкать женщину взглядом, стараясь делать это так, чтобы не бросалось в глаза.

+4

13

Жизнь менялась, менялась так стремительно, что не всегда была возможность подстроиться, найти правильный путь. Так сложно видеть, как собственные ошибки приводят как необратимым последствиям, или того хуже, бездействие наносит невосполнимый урон. Девушка прежде считала, что ее жизнь будет легкой, радужной, но ошибалась, и имела несчастье убедиться в этом на собственно опыте потерь. Родителей не вернуть, но у нее была сестра, и слизеринка знала, что даже ее нахождение в другой стране не разлучит их. Они всегда будут самыми родными друг для друга людьми. Можно было рассчитывать на помощь и поддержку, ведь как оказывалось, она всем нужна, крайне необходима. Кэрроу осознавала это поздно, и так много не сделала, так много предстояло сделать. Девушка лишь выдохнула, мысли в ее голове так часто появлялись внезапно и неожиданно, что она могла легко потерять нить диалога, в котором участвовала. Визит в поместье был чем-то, чего она ждала и боялась одновременно. Ее дружба с Драко была испорчена, и может быть и неправильно таить обиду, пока волшебница не могла себя заставить переступить через все это. Завтра все может измениться, сегодня все в порядке, а на следующее утро кого-то может не стать. Нужно ценить каждую минуту и мгновение, но пока заставить себя Флора не могла. Они становятся старше, у них взрослые проблемы и такие же разговоры. А вот поступки, они не всегда могут быть действительно правильными и осмысленными. Все запуталось, и как найти выход из положения самостоятельно, девушка пока не знала. Будущее ее пугало, ведь даже не смотря на то, что за помощью можно было обратиться к Нарциссе, оставались вопросы, которые некому было задать. Рид взрослый маг, как долго он будет мириться с тем, что ей необходимо учиться перед тем, как она на самом деле сможет организовывать быт, сумеет внести уют и угадывать его желания. Ей так хотелось, чтобы он не пожалел о своем выборе, но все, что было у Кэрроу, это она сама. Конечно, имения, деньги и еще много всего, что перешло во владение Гарвина после заключения брачного договора никуда не исчезнет, но вот как на самом деле перестать быть ребенком, который ждет заботы и внимания, в то время как у Пожирателя смерти просто может не быть времени и желания на эти глупости. Было страшно.
- Мне хочется верить, что так и есть,- отзываясь с теплой улыбкой, слизеринка быстро смахнула слезы, предательски навернувшиеся на глаза. Ее мать была идеальной во всем, у нее так легко получалось все, за что бы она не бралась. Всегда с восхищением наблюдая, а теперь и вспоминая, волшебница прикрыла глаза. Помнить лица, но уже практически забыв голоса, Кэрроу держалась стойко, и теперь понимала, слабости нужно убирать как можно дальше, их никто не должен видеть. Это не только то, что принято у аристократии, но и тот шанс стать сильнее, столько необходимый. Флора чуть сжала пальцы, но тут же расслабила ладонь Контроль над эмоциями.
- Я понимаю, спасибо, - Нарцисса всегда была очень добра к ней, и как бы хотелось рассказать ей все, но девушка не могла. Она как могла подстраивалась, старалась не докучать Риду, и вечерами только оставшись одна, закрываясь в ванной комнате, могла выплакаться. Она скучала по нему, но так боялась быть излишне навязчивой, что свои желания держала под контролем настолько, насколько могла. Гарвин, она ведь видела, хочет добиться небывалых прежде высот, он уже получал очень многое, и стремился к большему. Флора поддерживала каждое его желание и мирилась с тем страхом, что бушевал внутри каждый раз, когда она неделями не могла увидеть его. Работа, и ведь еще так много дел внутри Пожирателей смерти. Она уважала и принимала это.
Слушая слова Нарциссы, она могла только кивнуть. Флора никогда не позволит себе жаловаться на свою жизнь, или жаловаться на Гарвина. В мире аристократии все так легко, но и сложно одновременно, что порой хотелось кричать от бессилия. Она моет быть и может что-то сделать, что-то изменить, но девушка не обладает достаточными знаниями для того, чтобы сделать все правильно. Однажды, попытавшись помочь Риду, она едва не испортила все. Теперь же свои благие намерения она могла направить только пытаясь достать для Пожирателя смерти нечто полезное, и быть рядом когда ему требуется поддержка. Его мнение всегда будет определяющим, и чем раньше Кэрроу это поймет, тем проще будет ей в будущем. Хотелось, чтобы так было. Вновь кивая, в очередной раз соглашаясь, девушка только могла мысленно согласиться. Кэрроу навсегда. Она родилась с этой фамилией, в этой семье и своим происхождением будет гордиться. Только ее судьба иметь другую фамилию, и этим она гордилась не меньше. Нужно только научиться, как это, быть частью его семьи, как правильно себя вести, чтобы он был счастлив.
- Да, наверно, - смотря на фотографии, девушка не могла сказать, что помнит эти дни, когда приходила в поместье и беззаботно играла с Драко, словно с братом. Он всегда помогал ей, она отвечала тем же. Словно старший брат, которого у нее не было на самом деле. Невозможно было представить, что их отношения могут вот так запросто треснуть, испортиться. Улыбнувшись, она коснулась пальцами фотографий. Теплые воспоминания, минуты прошлого, столь дорогие.
- Я мало помню из детства, но Вы правы, время полетело слишком быстро. Так быстро все изменилось, - не говоря, что конкретно, Кэрроу имела ввиду то, что Малфой младший теперь в своем присутствии в ее жизни под большим вопросом. Предложение крестной вызвало улыбку.
- Я бы сделала копии, если Вы не против. Это ведь и Ваша память тоже, - сделать дубликаты очень просто, они будут помнить эти моменты одинаково, и в тоже время, по-разному. Всегда так.
- С Драко? Эм, да. Но не так часто, как прежде. Вы же понимаете, у него были экзамены, выпускной, поиски места в Министерстве Магии, он был занят, как и Теодор, - ответить что-то более вразумительное нельзя. Кэрроу не должна расстраивать Нарциссу. Правду женщина может узнать от своего сына, но не от нее. Флора никогда не расскажет о поступке ее сына, не посмеет. Следуя за миссис Малфой, девушка пока ничего не сказала касательно приглашения остаться на обед. Не было понимания, как стоило ответить. Хотелось, но пока что-то останавливало.
- Меня всегда удивляли и восхищали эти цветы, - признаваясь в этом, вдыхая приятный запах роз, волшебница улыбнулась, - Всегда хотела нечто подобное, но думаю, остановлю свой выбор на пионах, - Гарвину больше нравились эти цветы, он всегда дарил ей именно их, да и сама слизеринка восхищалась этими растениями. Розы прекрасны, и они также будут, несомненно, но не в основе. Расспрашивая женщину о тонкостях работы с капризными растениями, девушка пыталась все запомнить. Рид знаток трав и растений, хотелось также сделать нечто в его привычной сфере, пусть со стороны красоты, а не пользы, но создать нечто прекрасное на территории поместья.
- Добрый день, мистер Малфой, - приветствуя хозяина поместья и главу рода, Флора чуть склонилась в приветственном жесте, - Я с удовольствием, благодарю, - отказать Люциусу было бы неуместно и невежливо. Или же она уговаривала себя. Мужчина так тепло смотрел на Нарциссу, а его обращение к ней вызвало трепет даже внутри Флоры. Рида рядом не было, и ей оставалось только на миг прикрыть глаза, воображая, что когда-нибудь и он обратится к ней также невзирая на гостей в поместье. Вырывая себя их мыслей, волшебница отозвалась на вопрос, касающийся ее дел, отмечая, что все идет своим чередом и ничего неблагоприятного она выделить не может, слизеринка вежливо поинтересовалась у Люциуса, в добром ли он здравии. Странно будет спрашивать о делах, ведь это ее совершенно не касается.

+4

14

Драко был рад, даже счастлив. Школа позади, впереди столько возможностей и взрослая жизнь. Столько перспектив, бери любую и действуй. Остались кое какие формальности, но ждать совсем недолго. Очень скоро Малфой заступит на пост в Министерстве и будет работать, заниматься именно тем, чем всегда хотел. Быть значимым, вот чего ему на самом деле хотелось. Не быть просто тенью своего отца. Он уже и без того так много ошибок совершил, что еще немного, и готов будет сдаться. Последняя попытка добиться успеха не должна быть провальной. Одеваясь к обеду, молодой волшебник решил посетить родной дом, побеседовать с родителями. Последний его визит в родовое гнездо был неудачным, родители поссорились. Интересно, как все обстоит прямо сейчас. Парень зашел в Министерство магии, отдал свои документы, и прогулялся по Лондону, прикупив подарки.  Отправив домовика проверить как дела в поместье, Драко уже выходил их винной лавки. Он выбрал выдержанное вино для ужина, и по возвращению слуги немного удивился. У них была гостья. Флора Кэрроу. Он очень хотел увидеть свою подругу, и наладить отношения. Так хотелось уладить конфликт, и снова быть друзьями. Нет, Драко врал себе. Он все еще злился на отца из-за матери, но и за то, что тот не подумал об объединении семьи Малфой и Кэрроу. Флора всегда была красавицей и умницей, и ему было противно от мысли, что Гарвин получил этот брак. Теперь он купил букет роз для гостьи, и косметический набор для матери. Он прекрасно знал, что использует Нарцисса, и не поскупился, приобретая полную линейку. Отцу выбрал новую трость. С пакетами он трансгрессировал к родовому поместью. Верхнюю одежду он оставил домовикам, и прошел в обеденный зал. Вошедших членов семьи и гостью он встретил с улыбкой. В голове уже был план действий, и пора действовать. - Добрый вечер мама, отец, - отцу он только пожал руку, мать же обнял, и теперь повернулся к Кэрроу, - Здравствуй, Флора, очень рад тебя видеть, - домовик передал ему букет, как Малфой и приказывал, протягивая ей ярко-красные бутоны. Понимая, что этот жест его родители могут расценить как спокойно, так и понять его мысли, парень все равно не переживал.
- Уже накрыто, садимся? – Драко не сводил глаз с девушки, и отставил стул, чтобы волшебница могла сесть. Он подготовил ей место рядом с собой, и хотел только чтобы она была ближе. Если бы была возможность оставить ее у них на ночь, чтобы была возможность поговорить после обеда. Родители наверняка не будут против, ведь все-таки с семьей Флоры они всегда дружили, были близки. А он так вообще теперь не представлял, как уступить ее Гарвину. Он никто, у него может быть и есть имя, чистая кровь, но тем не менее, это все равно, не имя Малфоев, не те возможности. Драко теперь хотел поговорить с отцом, может быть можно было еще что-то сделать. Ситуация запутанная, ведь у него должна быть помолвка с Реган. Она ничего внешне, воспитанная, но она такое же ничто, как и Гарвин. Вот их бы свести, а Флора достойна большего. Малфоя не интересовали поместья и влияние фамилии девушки, просто слизеринец хотел получить ее, и он мог дать ей куда больше. Желать заключить брак из-за симпатии это лучше, чем планирование Гарвина. Этот только подняться хотел, и Флора будет несчастлива с ним.
- Как поживает Гестия? – он прервал молчание, задавая вопрос, - Слышал, она в Румынии, - путь хоть что-то расскажет, - Тебе уже предложили место старосты? Я знаю, что Теодор намеревался предложить вою кандидатуру, -  девушка была обижена и они не общались с того дня, как он навестил ее в поместье Гарвина, а теперь у нее шанса нет промолчать. Малфой всегда умело пользоваться открывающимися перспективами, пользовался положением семьи, и теперь не собирался отступать. Они достаточно богаты и влиятельны, чтобы он мог добиться своего. Бросить Реган он не мог, но и допустить свадьбу Флоры не мог тоже. Вот она, сила противоречия. Понять, чего он на самом деле хочет не так трудно, это уже известно, но вот как это сделать, куда труднее.

+3

15

Чуть сжав руку девушки, она легко кивнула. Можно было понять ее переживания, и Нарцисса понимала. Она не могла представить даже, что ей делать, но оставалось надеяться на лучшее.
- Конечно, я сама займусь этим и пришлю тебе. Направить в поместье к Риду Гарвину?
Если бы она могла что-то еще, то обязательно сделала бы это для Флоры. Дочери у нее не было, но вот сын да. И ради него она делала очень многое. Даже, говоря прямо, переступала через все здравые правила. Это принесло ей проблемы, но зато она спасла своего мальчика. Он не был готов убивать тогда. Сейчас – этого она не знала. Они давно не говорили по душам. Ведь он не такой маленький, как прежде. Ему не надо рассказывать сказки на ночь, убаюкивать и подтыкать одеялко. Он сам справится. И даже с подкроватными монстрами. От этой мысли на ее губах появилась легкая улыбка. Это было так давно, что стало приятными воспоминаниями. Услышав голос мужа, женщина обернулась. Она немного склонила голову в знак приветствия.
- Нет, мы просто прогуливались, - их прибавилось, но на счет предложения Люциуса, чтобы Флора осталась на обед, она была согласна. Пусть отдохнет, а Нарцисса постарается просто спокойно провести время. Сейчас с мужем она будет стараться быть такой, какой была прежде. Пока же она сохраняла спокойствие. А вот когда послышался второй голос, ее улыбка стала теплее и шире. Ее сынок, милый мальчик. Пусть и не такой уж мальчик. Взрослый мужчина, но он всегда останется для нее ребенком.
- Драко, - это был приятный сюрприз. Тепло улыбаясь сыну, обнимая его в ответ и крепко прижимая к себе, женщина сказала, что очень рада его видеть. Сын всегда был для нее лучиком радости. Хотя, конечно, иногда он вел себя не очень правильно, как и все дети, совершал ошибки. Но она была счастлива, что он вырос в достойного мужчину. А вскоре будет работать в Министерстве. Осталось только, чтобы он обзавелся семьей и ребенком, наследником. А там уже можно будет волноваться о нем чуть меньше. Торопить его она не планировала, это бессмысленно. В последнее время Драко стал очень яро относиться к своим собственным решениям. Вот и сейчас, когда он преподнес букет роз для Флоры, Нарцисса пристально проследила за ним. Вернее, она посмотрела на выражение его лица. Они всегда были друзьями, и, может, это ничего страшного. Хотя мало кто не знает значение алых роз. Она знала этот сорт, Драко точно выбирал не первые попавшиеся. Но это все еще мог быть простой дружеский жест, и женщина проигнорировала это. Главное сейчас, чтобы и сын поверил, что в их семье все хорошо. Муж, кажется, справлялся с этой задачей.
- Да, милый, - усаживаясь на свое место, Нарцисса, все же, заметила еще один момент. Она женщина, и не глупая, как сама считала. И, в части сигналов, всегда справлялась хорошо. Так что то, как Драко смотрел на девушку, вызывало вопросы. Может, что-то случилось. Поссорились или …Других вариантов придумать было сложно. И не хотелось надумывать. Она даже слишком ушла в свои мысли, так что тишину нарушил Драко. пока вмешиваться она не будет, посмотрит еще.
- Староста? Это замечательно. Хотя, наверное, у тебя, Флора, и без этого много дел. Должно быть, ближе к экзаменам задания все сложнее. Успеваешь с этим за выходные?
Бедный ребенок. Учеба, нападения, а теперь еще и дела старосты, это все очень много. Справится ли она, не слишком ли велика нагрузка. Кроме того, наверняка девушка к свадьбе готовится. И хотелось верить, что ей помогают друзья хоть с чем-то. И, конечно, жених. Переведя взгляд на сына, Нарцисса думала лишь о том, что он когда-то упоминал о желании жениться на этой девушке. Оно и можно понять. Флора красива, умна и из хорошей семьи. Их брак был бы весьма неплох. Но девушку увел Рид Гарвин. Она лично не была близко знакома с этим волшебником, но, безусловно, и совсем не знать, кто это, не могла. Волшебник молодой, но очень целеустремленный. Что он сделал или сказал, чтобы жениться на Флоре, это знает лишь он теперь, вероятно. Но если родители Флоры согласились, на то была причина.
- Кстати, Драко, когда ты приступаешь к работе? Они уже сообщили тебе? – прося рассказать обо всем, Нарцисса искренне гордилась сыном. Ее мальчик теперь начнет собственный путь, который сам выбрал. Она никогда не заставляла его и не подталкивала. Конечно, как любая мать, она переживала, но тут не было повода переживать пока что. Его должность не связана с опасностью. Метка – да. Но это уже совсем иное.
- Драко, ты останешься на ужин? – у него могло быть много других дел. Обед закончится и, вероятно, он может снова покинуть их. Но женщина была бы рада провести с ним куда больше времени. Хотя бы просто провести это время с ним. Мальчик стал мужчиной, а вот Нарцисса никак не могла перестать смотреть на него именно с воодушевлением, тревогой и любовью.

+3

16

Пригласить Флору было хорошей идеей. Мужчина видел, как в общении с этой девочкой его жена расцветает, оживает и становится той самой женщиной, которая когда-то давно согласилась стать его женой, чтобы год за годом, рука к руке, сердцем к сердцу идти с ним через все испытания. Той женщиной, что умела прощать, поддерживать, соглашаться и противостоять, отдавать всю себя и при этом оставаться самой собой. Той леди, что пройдя все испытания не скатилась в отчаяние и безумие. Той, что пройдя все испытания, устала от непосильной ноши, почти сломалась, но осталась той же. Он чуть не потерял ее навсегда. И именно сейчас, глядя на жену, мать, любимую женщину, Люциус очень ей гордился, хоть и понимал, что ее терпимость это плата обществу крестницы. Слишком все было не просто между ними. Но этого знать кому-то другому было ни к чему.
Хозяин поместья, мягко улыбнулся гостье, отвечая на ее вопросы. Он поблагодарил ее за интерес и кратко ответил, что все нормально. Даже если совсем не нормально, даже если Люциус не знает, последует ли за оттепелью холод, или за весной придет лето. Если даже он сомневался в самом себе и ситуации в целом, ответ на вопросы вежливости регламентировался сдержанностью. Он здоров, значит все нормально. Душевные порывы неуместны и не приемлемы.
На правах хозяина, он предложил девушке руку, чтобы довести ее до обеденного зала. Он все же осмелился чуть ближе подойти к жене, но все так же старался ее не касаться. Предложив, только взглядом, опереться на его руку. По всем нормам этикета, хозяйка дома в праве была не идти с мужем в тесном контакте.
Они дошли до места в уютной тишине. И уже на пороге комнаты их ждал сюрприз.
- Драко, добрый день – с неширокой улыбкой приветствовал наследника Люциус. Как бы там ни было, встретить именно сейчас собственного сына было и волнительно и приятно. Последняя их встреча была напряженной. Они не поняли друг друга. Быть может, оба повели себя не правильно, не верно вели диалог. Оба были на нервах и несколько импульсивны. Но это не отменяет того факта, что Драко Малфой, его наследник и сын, которым он всегда гордился, которого любил и ради которого продолжал жить в том аду, в который ввергло его возвращение Лорда. Много ошибок, непонимания и слабости, его личной слабости.
Тем приятнее было видеть сейчас его мальчика, взрослого, уверенного в себе и своих принципах, готового бросить вызов даже ему, защищая то, что дорого.
Пожимая руку сыну, Люциус снова бросил взгляд на жену. В глазах Нарциссы зажглась нежность.
Женщина-мать, нежная и любящая. Как многого он раньше просто не замечал, привыкнув к такому, как к данности. И только теперь он снова наслаждался каждым украденным мигом эмоций, наверное, влюбляясь в эту женщину заново.
«Моя, моя богиня. Не отпущу. Не отдам. Никому!» - себе он мог это обещать. И… надеяться. Надежда – последний оплот всего живого.
- Обед обещает быть приятным, - снова улыбнулся Люциус, наблюдая за тем, как его наследник усаживается, предлагая гостье место рядом с ним. Два  ребенка, выросшие вместе. Только ли дружеское, почти семейное расположение движет сейчас его сыном? Можно было и дальше обманываться тем, что это было именно так. Но Малфой заметил розы, взгляды Драко на девушку, вспомнил брошенные ему недавно упреки. Если бы все было так просто. Жизнь бы тогда не имела смысла.
Он действовал задолго до взросления сына, решая его будущее. Он выбирал в соответствии с интересами семьи и перспективами. Он метил высоко, но все-таки промахнулся. Он взвешивал и измерял, планировал и выгадывал, но не учел одного. Против чувств всегда нечего противопоставить.
- Я думаю, что должность старосты как нельзя лучше подойдет вам, Флора. – мягко улыбнулся он девушке. Люциус не считал, что такое назначение станет излишней нагрузкой. Зачастую ответственность за других отвлекает от собственных проблем и не дает увязнуть в кошмарах. – Вы сможете показать пример и помочь своим младшим сокурсникам. В вас есть эти добродетели. Поздравляю.
Люциус взглянул на жену. Он понимал ее волнение и беспокойство за крестницу, он старался успокоить ее если не жестом, то взглядом
- И если у вас возникнут какие-то сложности, или вам просто надо будет с кем-то посоветоваться, в этом доме вы всегда найдете помощь и поддержку. Нарцисса, я прав?
Если уж с собственной семьей у Флоры не ладится, то надо показать, что не всем взрослым все равно. Учитывая то, какие чувства взрастил в душе его собственный сын, Люциус готов был обещать и больше. Быть может такой шанс станет инвестицией в будущее, куда более важной чем когда-то принятые обязательства. Мужчина слишком хорошо знал своего упрямого наследника. Если Драко чего-то действительно хочет он не ищет легких путей.
Но это в данном случае становилось спорным моментом, который предстоит обсудить и понять. Обед медленно подходил к концу и Люциус распорядился подать чай с десертом в гостиную.
- Мисс Кэрроу, - обратился он к девушке. – Надеюсь вы не очень спешите? Не окажите ли вы мне любезность, побыть нашей гостьей еще на некоторое время? Оговорюсь сразу, что моя просьба ни к чему вас не обязывает. Просто я подумал, может быть вы согласились бы составить компанию Нарциссе за чаем, потому как мне необходимо обсудить с Драко некоторые деловые вопросы. Не хотелось бы, чтобы миссис Малфой скучала, дожидаясь нас? – маг улыбнулся и теперь уже обратился к сыну, который явно был не против поговорить. Быть может его визит и был проявлением такого намерения изначально, но присутствие мисс Кэрроу скорректировало планы наследника
- Драко? Составишь мне компанию?  В моем кабинете?

+2

17

Девушка помнила, как они когда-то собирались все вместе, одной семьей, как отец шутил, как все вместе они наряжали елку и обедали, как гуляли. У нее была семья, но теперь близких рядом нет, и никогда уже не будет по-прежнему. Девушке так не хватало семьи, ей очень хотелось, чтобы кто-то любил ее. Рид любил, но у него не хватало на нее времени, очень много работы  других обязанностей. Кэрроу никогда не будет номером один в списке его приоритетов. Это расстраивало, но волшебница ему никогда об этом не скажет, не осмелится. Все, чего ей хотелось, это быть рядом с мужчиной, чтобы они могли проводить время вместе, но самое главное, чтобы у мужа это время было. Пока же Рид разрывался между тем, чего он хочет, и волшебница лишь ждала его решения. Здесь, в поместье Малфоев, была семья и было время друг на друга. Вот только появление Драко было совсем не кстати. Девушка напряглась, а уж когда ей передали цветы, она и вовсе растерялась. Принять букет красных роз, это все равно, что принять знак внимания. Этот не хотелось делать, но и отказываться как-то не вежливо. Слизеринка не притронулась к цветам, и весь обед оставалась неподвижной, напряженной. Драко пытался с ней говорить, и как же не хотелось отзываться. Флора злилась, очень злилась, и хотелось ударить Малфоя как можно сильнее, но эту роскошь волшебница себе не могла позволить никак.
- Гестия в порядке, спасибо, - слизеринка очень скучала по сестре,  так хотела ее увидеть, жаль, что в ближайшее время не получится выбраться к ней, чтобы вновь ощутить себя рядом с близким человеком. Сестра всегда была рядом, и отчего-то Флоре казалось, что ей также сложно. Они всегда были вместе, всю сознательную жизнь, да и не сознательную в том числе. У нее с рождения была лучшая подруга, а теперь они так далеко друг от друга, и это навевало грусть. Сейчас так нужно, но очень скоро все изменится. Они непременно встретятся и все будет как раньше.
- Не всегда, - волшебница отозвалась на вопрос крестной, у нее в самом деле практически не осталось времени на выполнение заданий, и она засиживалась допоздна в будни, чтобы все успевать. Правда, если Рид не писал о том, что заберет ее на выходные, Кэрроу оставалась в школе и отвлекалась на домашние задания, ничего иного не было. Подготовка к свадьбе шла не очень быстро, времени еще было более чем достаточно, и Флора только ждала, когда настанет этот день. Она ведь закончит школу, и сможет переехать к Гарвину, чтобы встречать его с работы, провожать, дожидаться и надеяться, что у него будет для нее время. Так хотелось бы занимать все его мысли, чтобы Гарвин хотел быть рядом, но как этого добиться, пока не было ясно. Выдохнув, заканчивая трапезу, волшебница постаралась не обращать внимания на взгляды Драко, но как оказалось, что неудивительно, Нарцисса и Люциус заметили странность поведения своего сына.
- Мне жаль, но я не могу остаться, - девушка поднялась на ноги, теперь ей как никогда был ясно, что лучше уйти. Люциус сказал о каких-то деловых моментах, но слизеринка не была так глупа, чтобы не сообразить, в чем конкретно дело, и что ей следует сделать, - Драко, ты не должен делать мне таких подарков, - слизеринка взяла букет, и раз уж все и все прекрасно поняли, то вернула его слизеринцу, смотря на него со злостью. Прощаясь с крестной и главой рода, Флора очень быстро пересекла комнату и вышла из поместья, забирая у домовых эльфов свою мантию. Оставаться здесь она не могла, это выше ее сил. Девушка очень бы хотела, чтобы все прошло спокойно, и беседа не стала такой резкой. Только появление блондина не предполагало спокойствия, и хоть девушка и старалась, ничего не вышло. Кэрроу понимала, как это выглядит со стороны. Перед уходом она оставила для Нарциссы подарок с косметикой фирма ее мужа развивала новое направления, и Кэрроу решила, это может понравится крестной. Она извинилась несколько раз, и покинула поместье, только бы больше не находиться в той атмосфере, которую вместе с собой принес Драко. Она были друзьями, всегда, но последние недели их отношения не складывалась, и слизеринка не собиралась слушать то, что он мог сказать. Его не касались многие вещи, и он говорил о том, чего совершенно не знал. Рид не использовали, ведь уже мог расторгнуть их помолвку, ведь Флора отдала ему, все могла, не оставив для себя ничего. Так или иначе, слизеринка оказалась на границе аппарации и трансгрессировала как можно дальше.

+2

18

Драко неотрывно смотрел на Флору, радовался, что девушка оказалась здесь. Думал, как бы ее задержать, чтобы поговорить. Вины не чувствовал, сделал то, что хотел, и даже жаль было, что успел так мало. С детства были вместе, и как же он был таким глупым, слепым и не попросил отца посодействовать в установлении связей с семьей Кэрроу. С Гестией было не так, и она другая совсем, не как Флора. К блондинке его тянуло, и Малфой очень хотел верить, что шанс еще есть. Гарвина можно подвинуть, у них достаточно золота, чтобы откупиться. Пусть забирает любую другую, но эту девушку слизеринец не был намерен уступать. Еще не все потеряно.
- Позиция старосты очень походит тебе, - лучше пусть занимается школьными вопросами, и как можно реже общается с Гарвиным. Малфой не мог ничего с собой сделать, его бесил Рид, но только придумать, как избавиться от него, никак не мог. Молодой маг не имел такого влияния, чтобы без помощи обойтись. Попросить отца он мог, но станет ли глава семьи тратить свое время, и положение Малфоев не было таким высоким, они не могли ничего сделать быстро, как прежде.
- Через неделю, - он посмотрел на мать, легко улыбнувшись, - Думаю, я займу северное поместье, чтобы жить самостоятельно, - к родителям он так и будет приходить с визитами, но ему хотелось почувствовать свои силы, понять, на что он способен без поддержки опытных магов. Его отец многое получил, но также быстро все потерял. Блондин считал, что в его силах помочь семье вновь подняться, но для этого ему нужно много работать и рассчитывать исключительно на себя.
- Если Флора задержится, то да, - он пристально посмотрел на девушку, не отводил взгляд, ждал чтобы она ответила на его взгляд. Слизеринка не смотрела, и даже казалось, была как-то напряжена. Малфой не мог сообразить, что ему сделать, хотелось поговорить с девушкой наедине, но стоило светлой мысли посетить его голову, как заговорил отец. Он говорил и прежде, но ничего не вызывало его тревогу, просто вежливость по отношению к Флоре. Драко нравилась их компания, она очень хорошо вписывалась в семью, и парень был готов сделать для нее все. Все слишком быстро. Вопрос отца и реакция Флоры. Парень вскочил, игнорируя слова Люциуса.
- Флора, подожди, - слизеринец было рванул за девушкой, но почувствовал, что кто-то взял его за руку, выше локтя. Не успев дернуться, он порадовался, что такой жест не был сделан. Мать он обижать не хотел, но по его лицу было понятно, как сильно он недоволен.
- Ты что, подождать не мог? – он высвободился, мать не так крепко держала, - Тебя обязательно было прямо сейчас звать меня поговорить, другого времени нет? – он зло смотрел на Люциуса, а после рявкнул на домовика, - Собери сию секунду мои вещи, отнеси все в северное поместье, - и снова посмотрев на Люциуса, - А ты даже не думай, что мне требуется твое разрешение, - парень злился, и все еще не мог поверить, что Флора ушла, и он не сумел ее остановить, не поговорил с ней и не объяснил ничего. Цветы он выбирал, чтобы она действительно понимала, как он к ней относится, и подарил перед родителями, чтобы она поняла серьезность его намерений.
- Она ушла из-за тебя! – ненависть буквально бурлила внутри, и Драко только продолжал смотреть на отца, после чего сел на стул, продолжая злиться. Ему было все равно, что ему могли сказать, он злился и на мать, но в куда меньшей степени. Может быть она поступила правильно, не позволив Драко догнать девушку, чтобы не сделать глупость, но Малфой понимал, сегодня ему просто повезло. Флора не говорила с ним, игнорировала, а здесь к него действительно был шанс поговорить с ней, попытаться все объяснять. Шанс уже потерян, появится ли другой пока не понятно. Он поселится в поместье и будет спокойно продумывать вою жизнь, но теперь ему не хотелось даже допускать мысль о каком-то взаимодействии со своей семьей. Отец даже не пытался его понять, всегда только думал о себе, как бы ему лучше все обставить и не отвечать за поступки. Малфой злился, злился очень сильно. Теперь уж точно не получится с помощью отца уладить вопрос с браком. Придется самому общаться с Гарвином.

+1

19

Во время всей беседы мужчина следил за своими сотрапезниками. Нарцисса лучилась теплом в сторону сына, Драко вел себя ровно и открыто, настолько, насколько это позволяла ситуация. А вот Флора явно была напряжена, что портило нафантазированную картинку семейного, теплого вечера. Люциус не понимал причину такого поведения девушки, не имел представления, что именно произошло между юной Кэрроу и его сыном, это были их дела и их личные отношения. А вот то, что происходило в его доме касалось его в первую очередь.
Слова о том, что Люциус собирается покинуть дам вместе с сыном заставили девочку выскочить из-за стола и сжато попрощавшись удалится. Маг проводил ее  взглядом не успев выразить ответные прощания. Это было бегство. Именно бегство.
Сын же вскочил с места и попытался остановить их гостью. Именно попытался. Нарцисса вовремя удержала его от этого порыва.
Малфой не минуты не сомневался в реакции горячного мальчишки. Он знал его не первый день и лично приложил руку к его воспитанию. Мужчина молча выслушал первую порцию обвинений, глядя на сына ровно, не давая хода ответным эмоциям. Он слишком хорошо понимал чувства Драко. И сейчас ему лучше всего было дать выговорится. Он позволил ему распорядиться домовиком и только после этого заговорил твердым голосом.
- Драко, сядь. – боль  и растерянность наследника искрили в воздухе поместья. Он явно рассчитывал на то, что сможет пообщаться с Флорой, поговорить, но выбрал для этого не самые верные методы.
- Ты ведешь себя, как капризный ребенок, получивший отказ от родителя. Успокойся и мы поговорим. И только после этого разговора ты покинешь поместье. Я не собираюсь удерживать под подолом мантии слишком взрослого ребенка.
Люциус смотрел на глупости сына и не мог позволить себе утешить его, потому что Драко не искал утешения. Не у него. Заранее наметив отца виновником и врагом, он готов был проклясть его взглядом. Это было слишком заметно.
- Конечно из-за меня, Драко. – спокойно согласился маг. Кто-то же должен быть в этой ситуации злом. Пусть лучше будет он. Его гордый наследник скорее выжжет себя изнутри обидой на обстоятельства, чем признается даже себе в том, что в ситуации есть и его вина. Отчасти, Люциус был таким же и это не принесло ему ничего, кроме вреда.
- Ты выслушаешь меня и я позволю тебе дальше ненавидеть меня с чистой совестью. А я пока обрисую тебе ситуацию так, как я ее вижу. Я понимаю, что тебе не безразлична Флора, ты хочешь оказывать ей знаки внимания и оказываешь их. Совершенно однозначные знаки внимания, которые не могу быть расценены двояко. Должен тебя огорчить, ты выбрал неверную тактику. Девушка помолвлена вполне официально. То есть, ты начинаешь обряд ухаживания, прекрасно зная, что девушка связана с другим. Прими Флора твой подарок, узнай об этом ее жених, последствия могут быть весьма неприятные. Ты готов рискнуть репутацией любимой ради того, чтобы иметь шанс продемонстрировать ей свои чувства? Это уже не говоря о том, что под угрозой оказывается и репутация твоей матери. Мисс Кэрроу пришла в гости по ее приглашению. Что если она явится с твоим подарком из нашего дома? Гарвин вполне может посчитать, что вы, молодой человек, нарушаете все нормы общества, а ваша мать вам потворствует в этом. Ты готов нести за это ответственность?
Это с одной стороны. С другой стороны мисс Реган. Правильно ли я понял, что между тобой и этой девушкой существует договоренность? Ты дал ей свое слово? Если да, то картинка становится еще более неприятной и выставляет тебя, как легкомысленного человека, который не знает сам чего именно хочет.
Люциус сделал паузу и внимательно посмотрел на сына
- Драко, чего ты хочешь добиться? Подумай  и реши для себя. Потому что то, что ты задумал, делается не так. Идти надо на соглашение с родственниками Кэрроу и ее женихом. Давать откупные, быть может. Договариваться. И даже в этом случае ты должен очень четко понимать, что есть вещи, которые не решаются деньгами и связями. Что если Флора любит своего жениха? Тогда, разорвав ее помолвку, даже окружи ты ее вниманием так, что ей вздохнуть будет некогда, она может не простить тебя. И тогда, она быть может и станет твоей, но ты рискуешь получить супругу, которая тебя ненавидит и не простит.
Еще один долгий взгляд. Люциус говорил ровно и спокойно, стараясь убедить. Драко любил, судя по всему очень сильно. И как все влюбленные совершал глупости, не замечая этого. Люциус мог это понять, но позволить такие глупости не мог. Слишком дорого они могут стоить его сыну в дальнейшем.
- Так как? Ты готов продолжить разговор, чтобы разобраться в ситуации? Или будем дальше фантанировать эмоциями впустую?

+1

20

Вообще все в принципе, без всяких исключений, принимало не самый желательный оборот, причем трудно охарактеризовать было, что и   в какой момент вообще пошло не так, а главное, был ли виноват в этом сам Драко, или же это было просто прихотью судьбы, которая вдруг решила отомстить ему за все годы самоуверенности, выбивая почву из - под ног, самым бесцеремонным образом, на который только была способна. Какая ювелирная цепочка событий, приводящих к положению близкому к критическому. Молодой волшебник всегда определял чего хочет, и любыми способами получал это. Если сказал что-то, задумку осуществит, и ему не важно, какие при этом могут быть последствия. Порой он поступал не правильно, но его всегда беда обходила стороной. Аристократ имеет полное право на все самое лучшее, и никто не вправе у него это отобрать. Сегодняшний же день как-то не правильно начался. Он в целом был рад и счастлив, ведь увидел сегодня Флору, а сам день начался иначе, еще с ночи как-то не так. Снятся порой такие сны, что на утро, после пробуждения, начинаешь думать о том, что лучше бы и вовсе не ложился. Ощущение такое, словно ты все равно, бодрствовал всю ночь, занимаясь при этом всем, каким - либо тяжким трудом, а настроение и вовсе находится в глубоком минусе, причем с самого утра, хотя ничего ещё за этот день, ровным счетом, не случилось. Драко не смог бы точно сказать, что ему приснилось, по крайней мере, объяснить это связно и последовательно, но общее впечатление от сновидений, что были у него этой ночью, было просто отвратительное. Драко практически никогда не снились кошмары, да и сны его, надо сказать, редко посещали, но порой, после каких - либо эмоциональных всплесков, такое бывало, словно мозг заново пытался переварить информацию, сопоставляя её с тем, что было, для того, что бы принять правильное решение. А правильное решение, это укрепление его семьи, укрепление положения, но самое главное, убраться как можно скорее из этого поместья. Он прежде не замечал, что у отдельной части его семьи поехала крыша, но уже вот как пару лет это все становилось более очевидно. Его отец провинился перед Пожирателями, за что расплачиваться должен был Драко, тем, что будет не просто обладателем Черной Метки, но и тем, кто достоин носить её. Для всех, у кого она была, эта татуировка значила многое. А для самого Малфоя она была как тяжкий крест на судьбе, избавиться от которого невозможно. Либо он делает то, что должен, то, что обязан, либо он отказывается, пряча голову в песок, но это отражается на всей его семье, на матери. За мать он переживал, она и без того страдала ото всего, что вокруг происходило. Малфой должен, нет, просто обязан, принять не только положение вещей, но и метку, обязательства, которые вместе с ней пришли. И если со своими собственными проблемами он ещё как-нибудь справился бы, в конце концов, жизнь уже многому научила его, превратив из трусливого мальчика, принца Слизерина, не способного справляться с проблемами своими руками, то теперь это было как - то естественно, само собой разумеющееся, что в определенных вещах он берет на себя ответственность и обязательства, если хоть что - то зависит от него. Можно долго играть в чистоплюя и белоручку, но если жизнь хватает уже тебя когтистой лапой за глотку, сдавливая все сильнее, то лучше все же подчиниться и подружиться с ней. В конце концов, Рудольфус Лестрейндж во многом был прав. Одно лишь происхождение Драко, которым он раньше столько кичился, накладывало на него не только привилегии, но и обязательства, которых не было у подобных личностей, вроде Уизли, Грейнджер, Поттера, ну и всей прочей их команды. Он был воспитан соответственно традициям чистокровных семейств, он знал  свой статус в обществе и четко осознавал, чего ожидает от него семья, и чего он сам ждет от себя. Флора была не просто объектом его интереса как женщина и возможная жена, она могла укрепить их положение, и сейчас девушка ушла, а все из-за чего? Вернее, из-за кого. И этот кто-то принялся толкать длинный монолог, и Малфой понял, перебивать главу семейства просто бесполезно. У него есть скверная привычка, говорить все сразу, что пришло в его голову, не давать самому себе шанса отреагировать иначе. Все четче осознавая, что с отцом у него нет ничего общего, слизеринец смотрел то на потолок, то по сторонам. Старался вникнуть, но не слишком получалось.
- Я не собираюсь говорить с тобой, как ты вообще можешь оценивать мои действия, после всего, что сделал? Из-за тебя, твоей слабости мы теперь в том положении, когда нам диктуют условия. ОН год унижал мою мать, и ты ничего не сделал. Как ты смеешь говорить о ее чести, когда не сделал ничего по сей день, чтобы она снова улыбалась? - вставая, бросая очередной гневный взгляд на Люциуса, Драко сжал руки, костяшки побелели, но он не пытался расслабиться, - И не смей говорить мне, когда я могу покинуть поместье, - парень считал, что уйти может в любой момент, и Люциус не может давать ему таких разрешений или запретов. Технически мог, но все равно Драко не станет слушать.
- Реган давал обещания ты, и даже не ей, а ее семье. Без моего участия, или ты хочешь, что я нарушил твое слово? – он усмехнулся, ведь так легко мог сделать назло. И только нежелание портить жизнь девушке его останавливала. Он может быть и женится, но нет ни даты, ни договоренности о точном исполнении достигнутых решений. Он может откладывать сколько угодно, а если семья девушки решит, что они не могут и не хотят ждать, все можно отменить. А Кэрроу, это именно та семья, с которой его брак был бы равным, и так много бы изменилось. На прочие слова Люциуса о чувствах он ничего не стал отвечать. Отец ничего не может знать (о чувствах моего персонажа я не пишу, просьба не додумывать за меня =) ), и его фразу, и не одну, слизеринец решил проигнорировать.
- Мои вещи готовы? Отлично, - он кивнул, отдавая приказ домовикам разместить все в выбранном поместье, - На правах члена семьи Малфой, я забираю поместье в свое пользование, оно перешло к нам от семьи Блэк, а значит, мне требуется дозволение члена этой семьи, - отвернувшись от отца, он смотрит на женщину, - Мама, что ты скажешь? – раздражало все, и он понимал, что делал. Если мать откажет, он обратится к Беллатрикс. Он действительно показывал Флоре свои намерения, чтобы она понимала, с его стороны все еще могут быть действия, вплоть до того момента, как она выйдет замуж. После церемонии он вынужден будет остановиться, но до этого момента, Драко хотел использовать их близкое знакомство. Они с детства были друзьями, Малфой многое о ней знал, как и она о нем. Много общего, девушке будет легко с ним.

+2

21

Ждать милостей от мироздания Люциус отвык. Ждать понимания от сына, с которым у них последнее время слишком напряженные отношения, мужчина не имел права. Где-то в глубине души старшего Малфоя еще теплилась надежда решить эту ситуацию относительно спокойно, поняв ожидания Драко, выработав некое подобие плана действий. Но и она рухнула, как только сын вскочил со своего кресла и стал швырять в лицо Люциусу свое собственное видение ситуации. И даже то, что в словах молодого мага имелась доля правды, не оправдывало то, как он ее подавал. Люциус злился, но пока имел возможность сдерживаться от глупостей.
- Могу, Драко. – твердо и пока спокойно высказался мужчина, поднимаясь со своего места и делая несколько шагов по направлению к младшему. – И если ты до сих пор сам не понимаешь всей ситуации, что происходила в этом поместье прошлый год, я оправдываться перед тобой не собираюсь.
Действительно слабость. И эта слабость была настолько очевидна Темному Лорду, что он не мог ей не воспользоваться против Люциуса. Эта слабость имела две крайних точки и обе они в этой самой комнате. Беда старшего Малфоя была в том, что он слишком ценил жизнь своих близких и не желал рисковать ни одной из них. Судьба поставила его в такое положение, что любое противление темному волшебнику ударило бы по его близким. Своя жизнь Люциусу была менее дорога, потому не имела ценности для Лорда. А вот жизнями его жены и сына можно было давить и сломать. Любое слово, любой косой взгляд мог стоить жизни Нарциссе. И Драко тоже. Он желал иметь живую жену, а не гордость и статус вдовца. И кто мог предвидеть, что Поттер, вечно выживающий мальчик сломает продуманный план, прошибет его чугунным лбом и перевесит чашу весов так, что Малфой проиграет комбинацию? Это война. Сейчас Люциус не мог держать зла на гриффиндорца. Тот в итоге спас его сына, его семью. Но в тот момент…
Когда в руках манипулятора две цели, всегда можно составлять комбинации. Комбинация с Драко была разыграна, и даже рискни Люциус сказать что-то против, это не избавило бы Драко от миссии, на него возложенной. Это только дало бы шанс на еще одно наказание, которое задело бы его жену.
У Люциуса были оправдания, вот только оправдываться перед тем, кто сам не мог и не желал этого понять он пока не будет.
- В наших отношениях с твоей матерью, позволь нам разобраться без твоего авторитетного мнения. Мы оба взрослые люди и как-нибудь решим наши проблемы. Отчитываться за свои поступки в этой части твоего обвинения, я так же не намерен.
Люциус сжал руки в кулаки, разжал их и медленно выдохнул сквозь зубы. Это требовалось для того, чтобы сохранить ровный тон разговора и не сорваться на ответные выпады явно нарывающемуся сыну. Никому не станет легче от того, что они сорвутся на дуэль и разрушат саму теоретическую возможность для понимания друг друга.
- Конечно, - кивнул Люциус чуть скривив губы в спокойной улыбке, в которой не было ничего веселого – Вот только это будет слишком походить на бегство. Не находишь?
Мужчина кинул быстрый взгляд на жену, прося (именно прося) ее не поощрять рвение сына в таком вопросе, хотя бы пока они не выяснят отношения и не успокоятся. А потто снова как можно равнее посмотрел на наследника.
- О своей договоренности с отцом мисс Реган я осведомлен. Вопрос стоял иначе. Давал ли ты какие-то надежды девушке? Согласовал ли с ней что-то? Именно потому, что если ваши отношения существуют только как договоренность семей и не более того, это один вариант. Если же ты давал свое слово, то та ситуация, в которой ты продолжаешь оказывать знаки внимании другой, говорит именно о тебе. Меньше всего я желаю, чтобы ты нарушил мое слово, но ты итак ставишь его под сомнение, продолжая ухаживать за другой. Еще меньше я хочу того, чтобы ты совершал ошибки, которых можно избежать.
Прошло то время, когда он мог выполнить любой каприз своего ребенка. Когда Драко видел своего отца блестящим и всемогущим, умеющим или купить или заставить. Война стерла краски, явив младшему то, что его отец просто человек и может быть в чем-то слаб. Люциус ошибался. Но Драко не тот, кто может объективно судить его. Люциус поймал себя на мысли, что еще минуту назад желал помочь Драко в исполнении и этого каприза.
Даже ценой собственного слова.
- Подожди сын, - все так же спокойно продолжил Люциус. Теперь уже не сдерживаясь. Он понял, что надо объяснить.
- Я только что объяснил тебе свою позицию, но не услышал твоей. Чего ты действительно хочешь? Для себя? Ты рвешь себя на части и  мне это не все равно. Я хотел тебе помочь.
Надо только знать эту цену. Для него. И самое главное для Драко.

0

22

Нарцисса словно наблюдала за поездом, который вот-вот врежется в стену, сойдя с рельс. Не так она хотела провести обед в кругу семьи. Не такого обеда она хотела для несчастной Флоры, которая осталась совсем одна. Она переживала за девочку, а для Нарциссы она была именно девочкой. Еще юной, потерявшей родителей. Ей не нужны были лишние ссоры и проблемы. Но Драко хотел получить желаемое, вот как видела это Нарцисса. Она не могла понять всех причин, не знала всех деталей. Но понимала, что внимание сына к Флоре не останется незамеченным ее женихом. И, что хуже, общественностью. Хватит уже Флоре проблем и сложностей. Эта девочка любила жениха. Нарцисса надеялась, что Драко успокоится и женится, а после свадьбы переключит свое внимание на жену, потому что тогда уже не будет вариантов иных. Все свершится. Оставалось лишь пожелать этой девушке, будущей супруге сына, терпения и удачи. Потому что Цисса знала как может это быть – жить с кем-то, кому ты не нужен. Она и не понимала, как это произошло, но факт оставался фактом. Сейчас, правда, это не имело значения.
- Только убедись, что там все готово. Мы давно не были там. Если хочешь, я могу все проверить, - может быть это и неплохая мысль. Самостоятельная жизнь могла изменить Драко в лучшую сторону. Ну или хотя бы сбавить нарастающий конфликт между отцом и сыном. Меньше общения, меньше повода злиться, даже если есть повод, или же его нет. Но пока что все происходило в точности да наоборот. В воздухе стоял горький привкус нависающего конфликта. Между кем она даже не была уверена. Потому что Драко делал шаги в ту сторону, где его быть не должно. Когда Люциус сообщил о том, что им, мальчикам, надо пошушукаться, женщина готова была закатить глаза и стукнуть себя по лбу. Ну как можно так грубо, забыв о тонкости общения, не просто намекнуть, а почти прямо сказать гостье, что ей пора уходить.  Кажется, Люциусу срочно нужно было вернуться в общество. Отлучение от светского мира не шло ему на пользу. Ей бы очень хотелось остановить девочку, объяснить ей все и успокоить. Но это было неуместно. Она все исправит позже, при более удачных обстоятельствах. Пока же была иная проблема. Когда девушка попрощалась и покинула комнату, Нарцисса, сидевшая не так уж и далеко от сына, оказалась рядом с ним и схватила за руку, останавливая.
- Драко, - она покачала головой, как бы говоря «не надо», потому что Флоре лучше было уйти. Причиной ее настроения были мужчины этого дома, и Цисса, хоть и хотела побежать за ней сама, понимала, что это сейчас будет лишним. И, кажется, ей лучше остаться здесь. Разжимая пальцы, женщина отступила на пол шага, все же оставаясь рядом с Драко. Некоторое время она не вмешивалась и просто молчала. Сама не знала, что сделать, чтобы остановить грозу, и становилось все с каждым мгновением все хуже и хуже. Обвинения, попытки учить, наставлять и при этом говорить о том, как ведут себя взрослые. Нарцисса всегда будет считать Драко своим маленьким мальчиком. Даже в сорок лет он будет ее сыночком. Но она понимала, что ее сыночек – уже мужчина. Во всех ли смыслах или нет, не столь важно. Скоро он станет мужем и отцом, он сам станет воспитывать маленького ребенка. И говорить с ним теперь стоит как с равным. Родители должны быть умнее. Они должны понимать, когда стоит позволить ребенку почувствовать себя взрослым, а когда проявить опеку. Сейчас Драко не был маленьким мальчиком, он говорил о вещах, которые не оставляли ее равнодушной. То время, о котором он говорил, действительно было не лучшим. Нарцисса никогда не любила впускать в свой дом посторонних. Пусть они хоть трижды действовали на благо общества. Но хуже всего было то, что такое повышенное внимание привело к появлению метки на предплечье сына. Это приносило женщине почти физические страдания. Дети не должны отвечать за ошибки родителей. Нарцисса опустила голову, ощущая тревогу в груди. Она ненавидела подобные ссоры. Их не было прежде, но, кажется, ее семья рушилась. И что с этим делать ведьма не представляла. Беспомощность и бесполезность, вот что она ощущала. На какой-то момент задумавшись, уйдя в себя, она подняла глаза лишь услышав про желание сына забрать поместье. Это такая ерунда, показалось  ей в тот момент. Пусть берет хоть три. И она ответила согласием, чтобы знать, где ее ребенок находится. Чтобы быть уверенной, что он в безопасности. Пусть Драко остынет, немного успокоится, и с ним она позже поговорит о Флоре. Ей действительно не нужно было лишнее внимание. Драко не разорвет этот брак без болит для Кэрроу. Что бы ни испытывал к этой девочке Рид Гарвин, но она его любит. Обрекать на жизнь с тем, кого Флора не любила, а это явно было так по отношению к Драко, она не хотела. Это будет нечестно по отношению к девочке. Люциус пытался поговорить с сыном. Сменить тактику, кажется, но сейчас это уже казалось мало действенным. Хотелось верить, что поможет, но…Нарцисса подошла к сыну и обняла его, когда Люциус закончил. Крепко прижимая его к себе, она, затем, легко поцеловала его в щеку.
- Иди, милый, - затем отпустила сына и обернулась к Люциусу. По ее взгляду можно было понять, что сейчас Драко лучше отпустить. Когда сын вышел, Нарцисса вернулась на свое место, приказала домовикам убратьв се со стола и принести чай и десерт.
- А хозяину виски принеси, - кусок лимонного торта отправился в ее рот, а затем Нарцисса запила его чаем Эрл Грей. Настоящий, а не то, что магглы называют чаем. Если бы они знали, каким может быть чай, то наверняка поняли – чай может согреть душу и успокоить сердце ничем не хуже виски. Но каждому свое.
- Люциус, он уже не мальчик, ты ведь понимаешь? – пытаясь объяснить все, что она видела и думала, Нарцисса сказала, что Драко меняется. Он старается стать тем, кто не трясется из-за каждого шороха, вывести их семью на новый уровень, добиться чего-то. И говорить с ним нужно соответственно. Как со взрослым. Как с тем, кто может принять свои собственные решения, не угрожая ошибками или последствиями.
- Мы поговорим с ним позже. Когда он успокоится. И нужно быть осторожнее в разговорах. Постарайся не сразу все вываливать на него, - Нарцисса вовсе не обвиняла, просто пыталась объяснить. Сказала, что с сыном нужно говорить сейчас осторожно. Если Люциус, конечно, хочет с ним помириться. Хотя, конечно, он может найти иные пути воздействия на мальчика. На молодого мужчину.
- Я должна была позволить ему забрать это поместье. Во-первых, все равно ему нужен свой дом. Он женится, и у них должен быть свой уголок. А во-вторых, лучше уж я буду знать, где мой сын находится, чем гадать, куда он подался. И, Мерлина ради, прекрати его поучать семейной жизни. Наш сын не слепой, он видит, что у нас не все хорошо. Даже если мы станем идеальной парой, ошибок это не изменит.
Женщина отпила из чашки, затем отправила домовика проверить, чтобы то поместье действительно было готово к тому, чтобы там жил Драко. Она сказала, что сейчас лучше не давить на сына. И оставить Флору в покое на время. Вот уж кого точно трогать не стоит. Лучше бы и Драко не пытался с ней контактировать. По крайней мере не ради тех целей, которые он себе наметил. Она постарается переубедить его, но чуть позже. И если получится, то утвердит дату свадьбы Драко с этой девочкой Реган. Может тогда ситуация будет проще. Странно, что приходилось ограждать Флору от сына. Но она очень не хотела навредить ей. Девочка итак настрадалась. Если Рид Гарвин любит ее, то Нарцисса лишь поддержит их брак, только не откровенно. Осторожно, ступая почти незаметно. Выжидая правильный момент.

0


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » А можно ли вернуть утраченное?