Hogwarts and the Game with the Death

Объявление

4 - 10 ЯНВАРЯ 1999 ГОДА

События в Англии набирают обороты, Пожиратели смерти ищут тех, кто виновен в гибели чистокровных волшебников, в то время как Орден Феникса пытается освободить больницу Святого Мунго от магов с метками, дабы вернуть спокойствие в Лондон. Ученикам же предстоит подготовиться к грядущим экзаменам, встретить Рождество и не поддаваться унынию… читать далее

В игру требуются: Нортон Мальсибер, Захария Смит, Яксли, Ханна Эббот, Лиза Турпин, Селвин, студенты рейвенкло и хаффлпаффа, Андромеда Тонкс, Джинни Уизли, Рональд Уизли, Гермиона Грейнджер, члены Ордена Феникса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » Работа вынуждает


Работа вынуждает

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Временной промежуток
январь, рабочее утро
2. Имена всех участников
Девон, Джемма, Снейп
3. Описание/текст квеста
Чтобы передать дела, не нужно много разговоров и тесной дружбы, но никогда нельзя знать наверняка, к чему приведет знакомство. А иногда, тесное взаимодействие дает свои плоды.

0

2

Воспитание детей, как оказалось, дело не простое. А если их двое, все умножается на два. Сейчас у малышей был тот период, когда они спали, ели и снова спали. Сколько продлиться это спокойствие, Дев не знала. Но вот первый месяц был просто ужасен. Они много плакали, у неё не было сил и настроения, а ещё Крис все время был на работе. Эта школа стала для него клеткой. Она ждала его домой, но виделись они слишком редко, как считала Девон. Сидеть дома становилось невыносимо. Не потому, что она не любила детей, или была помешана на том, как быть пожирателем. Это все совсем не так. Она лишь хотела заполнить мысли чем-то, кроме переживаний за семью. Девон уже устала от этого напряжения, которое витало в воздухе. Может, им стоило разок наорать друг на друга, ну или дать Крису высказать. Только что-то подсказывало, что он не станет. Расчесывая волосы, девушка снова посмотрела на себя в отражении зеркала. Дети нисколько не испортили ее внешность. Иногда ей наоборот казалось, что кожа стала лучше, а фигура немного округлилась в нужных местах. Немного работы, которую она проделала на собой, позволили быстро прийти в форму. Еще одно подтверждение того, что аристократы куда лучше всякой грязи. Посмотрите на мамашу Уизли. Это же ужас просто. И это – чистокровная волшебница. Она сделала себя мать героиней. И ради чего? Чтобы наслаждаться осознанием своей особенности? Окружила себя кучей бесполезных выродков. Нет, Девон не позволит своим детям вырасти в такое. Это ведь даже элементарно. У тебя куча детей. Пока ты рожаешь десятого, первый уже взрослый и ему нужно хорошее воспитание. Точнее, ему оно было нужно, пока ты к этому готовилась. А теперь, это взрослое нечто, безголовое и пустое. И как Министерство не запретило таким размножаться. Дев не представляла, что может вот так же пустить воспитание своих крошек на чью-то еще участь. Встрехнув головой и отогнав мысли об этих ужасах, она закончила сборы, проверила, кК там малыши, и направилась в Министерство Магии. Первый рабочий день, как никак, опаздывать было бы неприлично. Так что она явилась вовремя. Постучав в нужную дверь и дождавшись, когда ей скажут входить, Мальсибер оказалась в просторном помещении.
-Доброе утро. Вы Джемма Фарли, верно? – она помнила эту девушки, и что-то ей всегда в ней не нравилось. Но она протянула ей руку. – Девон Мальсибер. Меня направили к Вам, в помощь.
У стен есть уши, а уж в министерстве эти уши в каждой стене. Девон осмотрел кабинет. Кем была эта девушка, если распоряжение поступило непосредственно от Рудольфуса? Она осматривала помещение не слишком откровенно, скорее дожидаясь ответов и пояснений. Говоря, что она готова начать, чтобы переход дел от Фарли к ней прошёл не в спешке, девушка подумала о том, что эта работа позволит ей занять мысли. Несмотря ни на что, она скучала по мужу, вот только в его отсутствии тоже была виновата. И не представляла, как это исправить. Но все решаемо, ей нужно было просто почувствовать, что она не совсем бесполезной стала. Дети в ней не так уж нуждались сейчас, и она могла позволить себе работать. По крайней мере, у нее были обязательства, которые сама Девон хотела исполнить. Ее дети могут жить в лучшем мире, без этой грязи, которая все больше заполоняет магический мир.
- Я бы хотела начать и, если это возможно, побольше сегодня узнать.
Чем раньше начнут, тем быстрее закончат. Да еще в такой компании. Может быть эта особа и была чем-то особенной, но Дев пока не понимала, что в ней такого, раз сам Рудольфус такой приказ отдал. Что вообще происходило, интересно. Занимая предложенное ей место, миссис Голд подготовилась делать заметки, записать все, что ей понадобиться. Спрашивая про самые основы, кто, что и куда, она слушала внимательно. Нужно было понять, что входит в ее обязанности и что она может не привлекая внимание. Чем больше информации есть у Пожирателей, тем лучше.
- О ком мне знать нужно в первую очередь? – в Министерстве множество людей. И некоторые из них могут быть опаснее, чем прочие. Не в плане силы или чего-то еще, а именно из-за их подозрительности или навязчивости. Кто-то, кто может испортить ее прикрытие. Кроме того, если ее раскроют, раскроют и Криса. И их дети будут в опасности тоже. Она желала им только лучшего. Как и муж, в этом она была уверена.
- В чем вообще заключается работа?
Самый главный вопрос, пожалуй. Что делает личный помощник Министра Магии. Но, что лучше всего, должность не плоха. Она явно дает возможность узнавать многое. Девон помнила, как маленькой девочкой мечтала пройтись по улице, где будут лишь чистокровные волшебники, зайти в Министерство и увидеть, что все там работают на благо общества. На благо чистокровного общества. А всякие полумерки – прислуга, что максимум доступ имеет к швабре. Любители магглов, разве не лучше забрать их палочку и вручить метлу, отправив куда-нибудь подальше.

+2

3

Находясь в одиночестве несколько недель, в поместье, Джемма вынесла для себя несколько полезных уроков. Эльфы ее слушались, никто не пытался с ней спорить, никто ей не перечил. Пожиратели смерти, находящиеся в особняке, были тактичны, услужливы. Рудольфус не пытался ее ограничивать, и очень скоро волшебница смогла покидать пределы поместья, прогуливаясь вечерами по саду, иногда выбираясь в Лондон. Фарли не брала с собой сопровождения, ей это было ни к чему, и дни сменялись днями. По вечерам, волшебница ждала мужа, сидя у окна, иногда оставаясь на крыльце, пока не стемнеет. Только Рабастана все не было, и это становилось бесполезным. Даже понимая это, Фарли не могла перестать ждать, но в последствии, начала думать о том, как должны протекать ее дни. Врач, после последнего осмотра был доволен ее состоянием, и Джемма позволила себе вернуться в Министерстве магии. Она задала вопрос главе рода, и уверенности старшего Лестрейнджа ей почти хватило, чтобы верить, Рабастан жив и вернется. Подробностей ей никто не говорил, да и времени пообщаться с членами семьи у нее не было, поскольку все они были заняты, и не появлялись в поместье по несколько дней. В Министерстве магии ее возвращение встретили положительно, и волшебница вернулась к своим служебным обязанностям. Она задерживалась до ночи, чтобы просто лечь спать и утром вернуться. Лестрейнджа все не было, и это сводило ее с ума. В один из дней, Рудольфус сообщил, что ей необходимо обучить доверенное лицо Пожирателей смерти, подготовить себе замену. С раннего утра волшебница уже попросила подготовить некоторые документы, чтобы разобраться с ними до того момента, как подойдет ее временная коллега. Временная, поскольку они скоро поменяются. Заканчивая с документацией, Фарли посмотрела на часы и накинула меховую жилетку, скрывая явно видимые изменения своего тела. Беременность протекала достаточно спокойно, не считая постоянной тошноты и сонливости, но Джемме некогда была раскисать. Стараясь отвлекаться, работая как можно больше, волшебница так меньше думала о муже, боролась с тем, что скучает по нему. Он шел несколько недель назад, и с тех пор, тишина. Ей было страшно, что Пожиратель смерти может и вовсе не вернуться, и не только из-за того, что пострадал, а просто из-за того, что не хочет. Отгоняя тревогу, садясь в кресло и отпивая чай с травами, помогающими преодолевать тошноту, Фарли внимательно посмотрела на вошедшую волшебницу. Джемма прежде ее видела, но отношения у них не складывались, не смотря на то, что была достаточно большая разница в возрасте, если рассматривать это в факультетах школы.
- Добрый день, - устало выдохнув, волшебница добавила, - Официальность для подчиненных, садись, - времени у нее нет на эти протоколы, да и не было никакого настроения. Ее мутило, и очень хотелось спать. Так что, решив сразу перейти к рабочим процессам, Фарли посмотрела в расписание. Были сегодня важные, даже неотложные дела, и Девон повезло, успеет научиться не просто получив теорию, а увидев все на практике. Время до момента беседы еще было, и их гость подойдет немного позже. Сейчас им нужно было быстро определить фронт работы.
- У знаешь ровно то, что должна узнать, работы много, как и сведений. Что успеем, но будем стараться охватить как можно больше - проверяя папки, Джемма передала собеседнице некоторые материалы, - Моя должность, а в будущем твоя, это помощник Министра Магии. Тебе будут сдавать отчеты все руководители отделов, ты будешь курировать их работу. В папке есть пометки. Есть маги, которых нельзя просить доработать отчетные данные, например, Рид Гарвин. Вообще не трогай его, он всегда дает точные сведения, - волшебница продолжала говорить, упомянула всех, кого не стоит трогать, и напротив, от кого нужно необходимо требовать правки ежедневно, и в большей мере, придираясь ко всему. Джемма еще раз упомянула, что в папке есть комментарий касающийся каждого сотрудника, который занимает высокую должность.
- Сегодня у нас встреча со Снейпом, необходимо вынести решение, основываясь на всех полученных данных. У тебя в папке есть копии решений суда Визенгамота, а также показания свидетелей. Сразу хочу сказать, вердикт мной уже определен, с него будут сняты все обвинения и ограничения, - делая очередной глоток, и несколько глубоких вдохов, Джемма извинилась перед Мальсибер и встала, приоткрыв окно, заранее уточнив, не против ли Девон. Не хотелось никого заморозить, но ей срочно требовался свежий воздух. В последнее время тошнота практически никогда не отступала,  волшебница чувствовала себя откровенно плохо, была бледнее обычного.
- Там есть письмо от Поттера, прочитай его, - мальчишка дал хорошую характеристику, и суммарно по всем данным, у них не было шанса как-то оставить Снейпа взаперти, или оставить в силе ограничительные меры, - Он должен будет отчитываться, разумеется. Я поставлю срок в полгода, дальше он уже будет в твоем ведении, - главное сейчас все сделать правильно, - Подобные решения ты согласовываешь с Министром Магии, раз в день передаешь данные для него секретарю, она приходит сама, утром возвращает его письменные ответы. Второй человек, с которым ты согласовываешь все, это Рудольфус Лестрейндж, - им следовало говорить откровенно, чтобы не было недомолвок, - Если одобрения расходятся не в пользу второго, после отказа Кингсли, утром, идешь к нему и аргументируешь, - она не стала добавлять, насколько важно проталкивать решения Лестрейнджа, делать все, чтобы мнение Пожирателя смерти было незамедлительно одобрено, подписано и пущено в работу. Важность этого момента волшебница несколько раз подчеркнула, но старалась объяснить все с применением разных аргументов.
- Какие есть вопросы? – пока не пришел Снейп, им нужно было все обсудить, поднять все необходимые темы, чтобы работа протекала продуктивно, и не было необходимости возвращаться к тому, что было уже пройдено.

Отредактировано Gemma Farley (06-10-2019 17:37:39)

+3

4

Да здравствует работа! Серьезно, Дев и подумать не могла, что может скучать по всему этому. Она даже оделась сегодня как-то особенно. Уложила волосы, чтобы выглядеть серьезно. А теперь готова была приступить к своим обязанностям. Опыта работы у нее не было такого, что она легко могла понять и без вводных, как обстоят дела. Так что сейчас разговор с Джеммой Фарли был необходим. Только вот глядя на собеседницу ей показалось, что ей не очень рады. Ну, или она не очень себя чувствует.
- Тем лучше, - подумала женщина, а заодно и озвучила сию мысль вслух и села. Она рассматривала бумаги, которые ей передали, прочитала быстро, пока что бегло. Больше слушала, и ничего не говорила. Девон умела замолкать, когда это было нужно. А сейчас был как раз такой момент. Она впитывала в себя информацию, запоминала имена. Одно даже узнала.
- Рид Гарвин? Не сложно запомнить, мы учились вместе, - этого она помнила умника. Он отлично справился, теперь явно прекрасно устроился в Министерстве. Лезть с лишними запросами она не станет, конечно. А вот списки «смертников» были кстати. Интересно уже было, что из этого получится. О, доставать она умела, и этим непременно воспользуется. В меру, разумеется.
- Снейпом? Вот это встреча, - так сразу и такое. Прекрасно, тем более интересно будет. Женщина почти потерла ладошки одна о другую, потому что такая встреча ее радовала. Вот только жаль, что она не могла его прикончить.
- Оторвать его голову же нельзя, да? – она проговорила это негромко, с той интонацией, в которой понятна шутка. Но, правда, голову оторвать хотелось бы. – Справедливость и правосудие это не всегда одно и то же, правда ведь?
Ей было противно, что придется отпустить это ничтожество, но, с другой стороны, оно к лучшему. Они достанут его потом, если понадобится. В школе он не сможет прятаться вечно. Страшно представить, каково это для Криса каждый день видеть эту рожу. Фу, гадость какая. Еще и Поттер за него заступается. Они там все с ума посходили? Впрочем, тем больше причин их уничтожит. Наверняка Ближний Круг разберется с ними. Но вот Девон отвлеклась, когда хозяйка кабинета решила проветрить помещение. Вообще она странно выглядела. Вернее, сказать было бы правильнее назвать ее бледноватой. Или зеленованой. В общем, не выглядела она радостной.
- Да, конечно. Ты в порядке? – они подружками не были, но симптомы говорили о двух возможных вариантах. Он прищурила глаза, посмотрела на Фарли.
- Но ты меня порадовала. Гонять Снейпа будет даже весело. Я постараюсь быть почти нежной, чтобы не вызывать ни у кого вопросов. Не переживай, мне все понятно.
Девон не была глупой девочкой. Она знала куда больше, чем многие, и уж точно понимала, что важно, а что нет. Метка на ее руке была теперь просто напоминанием, но Дев всегда готова была подтвердить свою преданность. Ясно, что мнение Рудольфуса на первом месте. Этого можно не уточнять было, потому что Девон пришла сюда даже из-за его приказа. Но, все же, стоило сказать ему спасибо. Работа казалась веселой, даже несмотря на сложности, кучу бумажек и общение со всякими личностями, с которыми общаться не очень хотелось. Мальсибер чувствовала себя, как ребенок на фабрике сладостей. Столько всего интересного, все хочется попробовать, хотя и ясно, что живот может заболеть от такого количества сладкого. Она сделает все правильно, так что поспешила заверить Джемму, чтобы та не переживала.
- То есть сейчас встреча со Снейпом – это просто формальность? Разговор, посвятить его в положение вещей и пнуть гулять?
Жаль пнуть можно было лишь метафорически. Сложив все бумаги в аккуратную стопку, женщина посмотрела на собеседницу.
- Тебе поможет свежий цитрусовый сок. А еще отвар с шиповником неплох, это если не хочешь с зельем возиться, - она легко улыбнулась. - Помню я, когда была беременна моими малышами, желудок мой выворачивался наизнанку каждые пять минут, особенно первое время.
Она не была ясновидящей, но понимала, что к чему. Это было слишком очевидно. Надо было поздравить Джемму, наверное. И теперь становилось как-то понятнее, что к чему. Приказ Рудольфуса, повышенное внимание лидера к ее персоне. И, не знай она хоть немного о понятиях нормы и чести среди Лестрейнджей, можно было бы предположить, что Рудольфус является отцом ребенка. Но нет, вряд ли. А вот его младший брат может им быть. Только Девон не собиралась ничего придумывать. Она, если на то будет воля родителей детеныша, узнает из первых рук, так сказать.
- Какой срок?
Если ей не ответят, Девон притворится, что ничего и не заметила. Но проще было не хранить тайн, потому что, когда ты беременна и тебе плохо, играть в то, что все в порядке, не слишком весело.

+2

5

Изо дня приходилось решать массу вопросов, массу проблем и Фарли только так и могла отвлечься. Странно выходило, Джемма умудрялась помогать другим в разных вопросах и ситуациях, но не была способна помочь сама себе. Предстояло обучить Девон, и волшебница понимала, что быстро у нее не получится это сделать. Информации много, и Фарли не была уверена, что сможет все вспомнить и предупредить заранее ее обо всем, что может здесь свалиться на ее голову. Разбирательство по делу Снейпа было давней историей, и в ней все еще не наблюдалось прогресса. Это утомляло, но изменить ничего нельзя, необходимо довести дело до конца и отдать соответствующие распоряжения. Хорошо, что решение уже было принято.
- Справедливость и правосудие, в этих стенах, совершенно не в твоей компетенции, во всяком случае, в этом вопросе у тебя нет права выбора, - приходилось объяснять, и хоть шутку она оценила, губы дрогнули в улыбке, но на это не было времени, - В этом случае мы руководствуемся данными, и вмешательство Поттера выбора не оставляет. Министром одобрено в том числе, и кроме того, в Хогвартсе за ним есть, кому присмотреть, - не называя имен, но Девон наверняка поймет, кто способен наблюдать за Снейпом, и будет делать это. Хорошо, что можно было говорить общими фразами, ведь они обе владеют необходимой информацией в достаточной степени, чтобы не задавать глупых вопросов и не озвучивать то, что по своему очевидно.
- В порядке, - тоном Джемма дала понять, что вопросов подобного рода ей лучше не задавать. Не хотелось обсуждать собственное состояние, ведь в любом случае это ничего не принесет, кроме необходимость вдаваться и в другие подробности, чего волшебница делать не очень хотела. С Девон они не подруги, да и общение у них никогда не было особенно близким и частым. Если задуматься, Джемма вообще мало с кем контактировала после школы, ее жизнь претерпевала изменения, и только ей начинало казаться, что все налаживается, как новая печаль сваливалась. Кивая, не видя теперь необходимости как-то комментировать дальнейшие слова собеседницы, Фарли сделала несколько глубоких вдохов. Ей было не по себе, но еще очень долго необходимо оставаться в Министерстве магии, а в скором времени и вовсе подойдет ее своеобразный подопечный. Она не собиралась быть милой, в этом нет необходимости, а вот задавать вопросы и говорить по существу это то, что она всегда делала на подобных встречах. После слушания по делу Снейпа, виновник торжества едва ли может предположить, что Министерство магии проявит лояльность к нему и закроет глаза на открывшиеся факты его биографии и бурной деятельности. Услышав слова Девон, волшебница шумно выдохнула, и медленно перевела взгляд на собеседницу. Ее настроение и без того постоянно менялось, а теперь она могла закипеть и ей даже не обязательно было искать повод. Правда, на работе приходилось сдерживаться.
- Не припомню, чтобы я спрашивала твоего совета, - ее голос был холодным, и смотрела волшебница точно также, даже с долей неприязни. Фарли не заметила, как встала со своего места, сжав в руках одну из папок с документами. Расслабляя пальцы, позволяя предмету упасть на поверхность стола, волшебница медленно села, теперь взмахивая палочкой, закрывая окно.
Девон ей показалась недалекой. Раздавать советы, не имея ни малейшего понятия о состоянии Джеммы, о сроке и особенностях ее беременности глупо, можно сделать только хуже. Кроме того, у нее могла быть аллергия на цитрусовые. Хотелось все это озвучить, но волшебница не стала тратить время и акцентировать внимание на вопросе и своем состоянии.
- Время, Снейп должен уже прийти. Проверить материалы дела еще раз, - она произнесла эту фразу буднично, словно забыв о том, что совсем недавно сказала Мальсибер. Ее беременность это только ее дело, и поскольку дела нельзя было отложить, и ей приходилось сидеть здесь и заниматься вопросами Снейпа, необходимо было сконцентрироваться на повестке этого дня.
- Да, пусть войдет, - Джемма кивнула, когда открылась дверь и известили о появлении Северуса, кроме одобрения попросила стакан воды, и повернулась к Девон, - Прости, не хотела грубить, просто…. – закончить фразу как-то не вышло. Ей сложно было дать объяснения, потому как она волновалась за Рабастана, за ребенка, за предстоящую беседу, да и еще за много всего другого. Садясь удобнее, волшебница забрала принесенный ей стакан, и немного растерявшись, уточнила у Девон, хочет ли она чего-нибудь. Рассеянность началась как-то рано, а когда все условности были соблюдены и в проеме появился мужчина, Фарли привстала, чтобы поприветствовать гостя.
- Добрый день, присаживайтесь. Воды? – им предстоял разговор, поэтому волшебница сочла необходимым уточнить у Снейпа, требуется ли ему эта мелочь, в том числе и для того, чтобы был повод держать паузу, делая ни к чему не обязывающий глоток.
- Позволите представить, - не было третьего лица заявлено ранее, но Снейпу явно никто не позволит перенести время беседы из-за неосведомленности, указав на Девон, обозначая имя волшебницы, она продолжила – Прошу прощения, возможности предупредить не было, Девон будет присутствовать при нашем разговоре, и в дальнейшем продолжать общение Вы будете уже с ней, - пояснения даны, это все, что было необходимо прямо сейчас. Она ждала пока мужчина даст ответ, отреагирует и они смогут начать. Сначала она предложила Северусу задать вопросы, если таковые есть.

+2

6

Каменный колодец стен, изъеденное коридорами пространство, рассеченное несколькими уровнями этажей, разделенное на ячейки личных кабинетов и комнатушек, разнящихся по размерам, в зависимости от статуса отдела и хозяина. И все это жужжит, скрежещет, хаотично движется в неопределенном направлении, по странно построенным векторам движения. Огромный улей, со своими законами и правилами, где чужаку так просто потеряться.
Северус никогда не любил министерства. Каждое посещение этого места, когда бы оно не случилось, оставляло за собой мучительную головную боль. Так было и в прошлом, когда молодой еще мальчишка, совсем недавно окончивший школу, вдруг, решил, что сможет постараться стать частью этого движущегося и живущего отдельной жизнью дома-колодца. Тогда министерство поразило его.
Так было и после первого падения амбициозного темного волшебника, когда все еще молодой мужчина, он отвечал на неудобные вопросы и проходил сложные процедуры дознания. Когда от Азкабана его отделяло одного только слово Великого светлого мага.
Так есть и сейчас. Когда он, взрослый человек, спустя столько лет, возвращается в это место, по схожим причинам. Суд, дознание, попытки доказать. Другим. Себе он ничего доказывать не будет и не хочет. Свои убийства и преступления, чем бы они не смягчались и не объяснялись, он совершил. Сам. И какая разница в чем была причина. Раскаиваться в собственных решениях дело не самое верное, да и просто бесполезное. О истинном положении вещей, как правило, знают только тот, кто поднял палочку для авады, и тот, кто мотивировал первого так, что тот не смог отказаться.
Лифт, атриум, проверка палочки, лифт и петляющий темный коридор. Сегодня он ведет его туда, где он должен появляться, как законопослушный  маг. 
Законопослушность. Какое  лживое слово. Для большинства членов общества Магической Британии, что не сидели в стороне во время войны. Нельзя. Совершенно точно нельзя пройти через эту мясорубку и не запачкаться, хотя бы отчасти.
У каждого участника войны, с обоих сторон, кровь на руках. И у каждого свои причины, чтобы она там появилась. У каждого свои оправдания. Снейпу оправдываться надоело до приступов мигнери, тем более, что сам себя он оправдать не мог. Но он снова пройдет этот путь. Снова.
Если жизнь продолжается, то стоит вести себя так, словно ты давно и прочно простил себя за все то, что превратило твое прошлое и настоящие в фирменное безумие и счастье мазохиста.
Коридор, коридор. Дверь.
За дверью слышатся два женских голоса. Снейп распрямляет спину, собирает вое внутреннее я, возвращая ему целостность, нарушенную воспоминаниями, стучит и после разрешения заходит в кабинет. Две женщины. Он склонился в приветствии присутствующим леди, скользнув по ним спокойным, ровным взглядом.
Добрый день – ровно заговорил он, усаживаясь на предложенное место – Благодарю вас, воды не нужно.
Это был жест безупречной вежливости? Или имело другой, более глубокий смысл? Снейп не знал, но и проверять не собирался. Риск всегда стоит дороже, чем за него допустимо заплатить. Он не доверял никому. И причина была не в женщинах напротив. Никому, значит никому. Абсолютно. Как зельевар он слишком хорошо знал коварство любой жидкости.
Снейп еще раз склонил голову к третьему участнику беседы
- Очень приятно – так просто, словно ему представляют не будущего контролера, а будущего друга. Так нужно – Меня несколько не тревожит тот факт, что при разговоре будет ранее незаявленный человек. Я не стану предъявлять по этому поводу претензий. Тем более, что ей предстоит в дальнейшем работать со мной.
Снейп перевел взгляд на новое лицо и задержал его несколько дольше того, чем было принято.

+2

7

Эта работа была для нее новым этапом. Девон была даже рада такой возможности. Помочь обществу так, как она может. Пусть она не Алекто Кэрроу и не Беллатрикс Лестрейндж, и не надо быть кем-то другим. Приносить пользу можно разными путями. Хотя уметь оторвать голову как можно более болезненно она была бы не против. Пока же оставалось делать то, что получается. И не ей одной.
- О да, присмотреть есть кому.
Ее мужу приходилось быть нянькой для грязнокровок, идиотов и, теперь еще, для Снейпа. Не удивительно, что он был очень уставшим и нервным. Странно, что еще находил в себе силы ничего не крушить дома. Но, что касается его поведения с ней и детьми, то он был просто ангелом. Невероятная сила воли, и это одна из причин, за что Дев любила его. Хотя, справедливости ради стоит сказать, что причин этих было и без того много. Отвечать на колкость Дев не стала, лишь выгнула бровь и перевела взгляд на документы. Она пыталась проявить доброжелательность, это не оценили. Ну да дело не ее. Играть в подружки нет ни смысла, ни желания. Только вот сама она прекрасно помнила, как ей было совсем не до работы или чего-то еще, когда она была беременна двойняшками. Малыши не давали о себе забыть. Хорошо, что у Кристиана крепкие нервы, а у нее – остатки здравомыслия. Помогло не превратить никого в жабу и не оторвать голову всем, кто раздражал. Помнится, когда она только узнала о беременности, в поле зрения были детишки, которых хотелось не то, что убить, а убедиться, что ничего от них не осталось. Сейчас ее нервные клеточки находились в состоянии покоя, относительного, правда.
- Нет, спасибо, - она вот сейчас закончит здесь, вернется домой и выпьет чашку крепкого чая. Чего-то крепче пока было нельзя, она все еще кормила детей, пусть уже и не как основной источник их питания. Да и плохой тон пить пусть и вино вне ужина. Даже если на то есть причина в виде Снейпа.
- Ничего, случается и со мной, - она действительно не собиралась устраивать из случившегося трагедию. Если сказанное до этого было на эмоциях или гормонах, то припоминать Мальсибер точно не станет. У нее вообще порой отсутствовало понимание границ, но осаждала себя. Живя с Крисом она многому научилась, например, сдерживать эмоции. Он ведь старался для нее сдерживать то, что в нем вырастили в детстве. А ей предстоит сейчас сыграть отсутствие отвращения к тому, кто вошел в кабинет. Предатель, собственной персоной. Ему бы гнить где-то на дне, а не ходить и дышать, ну да справедливость редко в ходу в этих стенах. Его спас Поттер, вот печаль. Но если он допустит еще ошибку, его не спасет никто. Иногда очень сильно хотелось забыть, что она девушка, да еще и аристокрака. Вот, как например, сейчас. На нее вылупило свои глаза то существо, которое звалось Северусом Снейпом. Да еще и задержало звгляд дольше, чем ему она могла бы простить. Одной секунды ему достаточно, а дальше он должен потупить взгляд и молить, чтобы Мерлин ему удачи подкинул. С этим господином, слава Мерлину, она никак не пересекалась в бытность, когда Лорд задания раздавал. Да и после тоже. Так что ее истинные мысли этому фрукту вряд ли будут доступны, а она ему в глаза смотреть не была намерена, много чести. Мысленно фыркнув и никак не проявив даже поддельного интереса, Девон сделала пару пометок у себя в ежедневнике, а затем обратила взгляд на бумаги.
- Прекрасно. Тогда, думаю, нам стоит начать. Не хочется задерживать мистера Снейпа дольше необходимого, - она посмотрела на Фарли. Чем скорее они начнут, тем лучше, меньше находиться в компании предателя. Устроившись поудобнее, Девон сделала пару записей, чисто для себя.
Все подобные беседы были чаще всего формальностью. Девон была знакома с порядком не до конца, но предполагала примерные вопросы, которые могли быть заданы. Джемма начала, и Мальсибер только записывала коротко вопросы, а напротив – ответы Снейпа. Ключевые фразы, личные пометки. Ей не нравилась эта персона. И еще хуже, что он рядом с Крисом. Кто знает, что в голове этого существа. Все же, очень хорошо, что ни она, ни ее муж не мелькали среди ближнего круга. И Кристиан наверняка не дает и малейшего повода усомниться в его лояльности и отношении к делу. Значит, ей стоит брать пример с него – терпеть тех, кого терпеть слишком сложно.
- Позволите? -  она обратилась к Джемме, когда та закончила говорить. – Хотела только уточнить, Вы планируете оставаться работать в школе в ближайшие годы?
А может он решит сменить профессию? Например, мусор сортировать или чистить котлы. А что, и такие сотрудники нужны. Вот котлы ему ближе, пожалуй. А еще может быть он хочет чистить клетки волшебных животных. Она даже поможет устроиться. Лишь бы уже покинул школу, а то раздражает, что он влияет на умы чистокровных. Вдруг это заразно. Хорошо бы нет.

+1

8

Предстояло решить судьбу человека. Предателя. Причем предал он всех, даже самого себя. Фарли не понимала, как Снейпу от самого себя не противно, но полагала, что таким как он чужды понятия чести и достоинства, даже по отношению к самому себе. Только Джемма не любила делать то, чего совершенно не хотелось. Быть доброй, а именно такой приходилось быть с магом, чье существование было оскорбительным для всех волшебников. От воды он отказался, не такой уж это и сюрприз, но со стороны выглядели эти потуги держаться ровно и невозмутимо очень жалко. Вероятно, Северус устал от необходимости появляться на людях, и это можно понять. Ему бы стоило забиться в яму, сидеть там и не показываться, позволить всем решить, что он погиб и ушел навсегда в историю. Но нет, Министерство магии получило запрос на пересмотр дела, проведены слушания, заслушаны показания свидетелей, получены письма и решение принято.
- Вы их предъявить и не можете, - волшебница устало сказала эту фразу, и было странно, что Снейп решил сделать ей такого рода одолжение, как отказ от претензий. Она не боялась его возможного возмущения, тем более то, что в дальнейшем ему будет необходимо общаться с Девон, правда. Нет ничего проще смириться и согласиться, чтобы не тратить время ни свое, ни ее.
- Буду с Вами откровенна, изучения дела заняло много времени, но решение комиссии я сегодня готова буду озвучить, - как жаль, что ничего нельзя изменить, как жаль, что Северус получит свободу в определенном смысле этого слова. Ограничить его передвижения они могут, и все еще смогут отслеживать, но это совершенно не то, как следовало бы поступить с мужчиной. Фарли отчасти была рада, что совсем скоро сможет оставаться дома, в тепле и безопасности, не общаться с сомнительными личностями. У нее останутся только страхи из-за мужа, но это уже та жизнь, к которой Джемма была готова, или же почти готова. Рабастан будет пропадать, а ей останется только надеяться, что с Пожирателем смерти ничего не случится. Мир менялся, и изменения эти не в лучшую сторону. Слишком много грязи, возомнившей о себе слишком много.
- Комиссия приняла отрицательное решение, мистер Снейп, - волшебница старалась говорить спокойно, мягко, и с малой долей эмоциональной окраской. Ее тошнило, и ведь не только от собеседника. Беременность сводила ее с ума в двух ипостасях. Радость и страх, основные чувства, а вот слабость и прочие недуги преследовали ее и усиливались с каждым днем. Хотелось отдохнуть, но оставаясь в поместье Фарли загоняла себя переживаниями за Рабастана. Все по кругу и не ясно, где ей лучше оставаться, к чему готовиться и как лучше себя вести в дальнейшем.
- Однако письмо от мистера Поттера, написанное в Вашу защиту, это решение изменило, - волшебница передала Снейпу копию послания от гриффиндорца. Коротко и по делу, но слово героя практически закон, и пришлось менять планы, - У Вас хороший покровитель, - это было сказано исключительно из вредности, ведь понятно, слова могли задеть, - Мы снимаем ограничения на перемещения, но только внутри страны. Вам по-прежнему запрещено покидать территорию мира магии, являться в Министерство магии в ближайшие полгода Вы будете два раза в неделю и предъявлять свою палочку для проверки, - несколькими минутами ранее Джемма хотела снять все ограничения, но сочла необходимым оставить некоторые, пусть и незначительные, моменты, - Все официальные пути прохода в мир магглов не пропустят Вас. Если попробуете нарушить этот запрет, мистер Поттер уже не поможет, - самое милое выражение лица и спокойный, даже невинный голос. Она вновь уколола Снейпа, как ей казалось, и отказать себе в этом удовольствии никак не могла. Джемма знала, ведь собирала характеристику на этого мага, что отношения с героем Магической Британии у Северуса отвратительные. Получать удовольствие от работы ведь тоже необходимо, пусть и так, незначительными методами и способами. Фарли сделала глоток воды, стараясь унять дрожь в теле и сосредоточиться. Тошнота не проходила. Джемма вновь открыла окно, делая несколько глубоких вдохов, и позволяя Девон задать тот вопрос, что был озвучен.  Это ее право, и любопытен ответ волшебника. Он сейчас занимал должность и следовало бы остаться до конца учебного года, а дальше уже может отправиться на все четыре стороны. Это разумно, ведь год уже на середине и замену найти будет проблематично.
- Если у Вас есть вопросы, можете задать их, - Фарли вернулась на место, смотря прямо перед собой, избегая зрительного контакта с магом. Не хотелось дать ему шанс увидеть ее слабость, да и целом было ощущение, что это лишний жест с ее стороны. При общении Джемма оставалась нейтральной, ее обязывала должность и занимаемое положение.

0


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » Работа вынуждает