Hogwarts and the Game with the Death

Объявление

4 - 10 ЯНВАРЯ 1999 ГОДА

События в Англии набирают обороты, Пожиратели смерти ищут тех, кто виновен в гибели чистокровных волшебников, в то время как Орден Феникса пытается освободить больницу Святого Мунго от магов с метками, дабы вернуть спокойствие в Лондон. Ученикам же предстоит подготовиться к грядущим экзаменам, встретить Рождество и не поддаваться унынию… читать далее

В игру требуются: Нортон Мальсибер, Захария Смит, Яксли, Ханна Эббот, Лиза Турпин, Селвин, студенты рейвенкло и хаффлпаффа, Андромеда Тонкс, Джинни Уизли, Рональд Уизли, Гермиона Грейнджер, члены Ордена Феникса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » Спасение собственного я иногда идет через помощь другому


Спасение собственного я иногда идет через помощь другому

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Временной промежуток
  17 Января 1999, кафе магического Лондона
2. Имена всех участников
Amycus Carrow, Gemma Farley,
3. Описание/текст квеста
Иногда надо спасти другого, чтобы спасти самого себя.
И часто надо действовать быстро.
Амикусу предстоит помочь тому, с кем не самые простые отношения. И быть может эта помощь поможет ему самому вернуть стабильность в собственную жизнь.

Отредактировано Amycus Carrow (19-03-2020 15:49:24)

0

2

Амикус не умел признавать свою неправоту.  Совсем. Эта функция, раз отключившись в Азкабане, очень долго не приходила в активный режим. Она была отключена намеренно, в тяжелые времена, когда необходимо было цепляться за выживание. Она была рассмотрена изъята из души, осмотрена со всех сторон, признанна атавизмом и откинута в сторону. Амикус не мог быть не прав. Никогда. Ни в чем. Даже если он совершал ошибки, сам себя он оправдывал именно этим неоспоримым суждением. Он не может быть неправ.
Быть может именно это и привело его к тому, что он сейчас был на грани доверия в среде себе подобных, за этой же гранью у девочек, что перешли под его попечение, как к главе рода и которых он не смог правильно защитить. И именно это заставляло Кэрроу злиться на самого себя, когда стало ясно, что созданные им самим проблемы надо решать срочно, чтобы не было слишком поздно.
Надо было только дождаться шанса. Подходящего момента, возможности снова заявить о себе. Так, чтобы вернуть себе уверенность  в себе самом. Ну, и заодно, стереть из глаз единственного действительно дорогого человека, родной сестры, то разочарование, которое в них поселилось последнее время.

Случай представился не то что бы скоро и не то что бы приятный или легкий. Мало приятного в очередном предательстве, мало удовольствия знать, что один из тех, кто остался верен своим идеалам до конца, попал в Азкабан. И уж точно не будет легким делом попытаться вытащить его из тюрьмы. Но он все же попробует.  В том, что заточенным в мрачное место оказался именно Рабастан была какая-то внешняя справедливость. И то, что именно его Амикус должен вытащить, рождало в душе вспышки удовлетворения, густо замешанные на чувстве страха и подавленности.

Азкабан. Амикус хорошо помнил его мрачные стены, сочащиеся влагой. Клетушки, в которых сначала теряешь нить мыслей, потом ход времени, а после и разум. Единицы из его заключенных не двинулись рассудком. Только те, кого держала на плаву мысль о несправедливости и долг чести. Возвращаться туда, как разом оживить все кошмары прошлого. Одна мысль о такой возможности рождала нервные импульсы по плечам. А Рабастан там. Снова. Бывший узник вернулся в камеру. Амикус представлял себя на его месте и становилось невыносимо. Он должен помочь. И теперь это даже не вопрос меркантильности. Хотя не без этого.

Азкабан всегда хорошо охранялся. Теперь же, когда в его камере оказался настолько важный пленник, охрана, наверняка, усиленна до невозможного. В одиночку не справиться. Но можно найти лазейки. Хотя бы попытаться.
Мужчине не хватало информации и искать ее следовало у тех кто ближе к центру событий и, вдруг, чем не шутит Мерлин, сможет хоть чем-то помочь.

Недолго покачавшись на волнах сомнения в собственном воспитании, Амикус решился все же написать жене пленника.
Почему не Рудольфусу? Амикус не был оптимистом настолько, чтобы поверить в то, что по такому поводу маг захочет его видеть и тем более захочет что-то ему говорить или помогать. Когда-то он ясно выразился. Сам! Вот Амикус и решает. Сам! Хотя дергать чужую беременную женщину уже на грани возможного приличия.

Тем не менее встреча была назначена. В маленьком кафе в магической части Лондона было довольно уютно. Скрыв свою внешность, наведя для надежности чары отвлечения, Амикус сделал заказ и занял столик. Он заказал воду, фруктовую нарезку, какой-то трудновыговариваемый салат и кое себе, но попросил все принести после того, как прибудет его спутница. Все должно выглядеть максимально спокойно. Как будто мужчина ждет свидания? Или встречи.

Амикус действительно ждал. И дождавшись, встал на встречу той, что назначил встречу.

- Добрый день, мисс Фарли, - приветствовал он женщину, отодвигая ей стул и предложив присесть. – Спасибо, что согласились на встречу со мной, надеюсь я не очень обеспокоил вас? - очень тихо добавил он.
Это было бы очень неприятно, если бы он добавил волнений этой женщине снова.
К ним тут же поспешил официант и Амикус сел напротив, растянув губы в улыбке.
- Я сделал заказ на свой вкус. Надеюсь вы не будете против. Единственное, я не знал, что вы будете пить. Но мы можем исправить эту оплошность.

Официант расставлял приборы, а Амикус боролся с желанием послать его туда, куда не всякий гиппогриф долетит, да к тому же ускорить заклинанием. Наконец обслуга отошла от них и Амикус смог перейти к делу.

- Мисс Фарли, - быстро но тихо начал он склоняясь ближе к женщине. – Я хочу помочь вашему мужу выбраться из Азкабана. Мне нужно знать, сколько человек охраняют Рабастана, есть ли лазейки в охране и возможно ли уменьшить количество охранников хотя бы на время? Вы располагаете такой информацией? Подойдет все. Списки караулов, расписание вахт, не знаю что еще, любая информация. Я не останусь в долгу.

+1

3

Все повторялось. Он пропал, не появлялся в поместье уже несколько дней, и кроме того не было и Рудольфуса с Беллатрикс. Джемма осталась в полном одиночестве. Рядом были только домовые эльфы, но и от них нельзя было получить информации. Прислуга хорошо исполняла просьбы, но больше они ни на что не годились. Волшебница сидела в поместье и каждый час подходила к окну, надеялась, что Рабастан появится, но этого не происходило. В Министерстве магии Фарли появлялась редко, за последнюю неделю работала из дома, и начинала медленно сходить с ума. Без информации трудно, но выбора у нее не было, только ждать и надеяться, что все в порядке. Получая просьбу Амикуса встретиться, волшебница долго не давала ответ. Плохая идея, ее муж точно не одобрит подобного, но разве у нее есть выбор? Помедлив, она все же согласилась. Правда было бы проще, появись Кэрроу в поместье. Джемма не очень хотела покидать поместье, Рабастан мог появиться в любую минуту. Отдавая приказ эльфам чтобы незамедлительно сообщили ей, если появится Лестрейндж, волшебница покинула особняк. Выбранное место было безопасным, но Фарли все равно переживала. Выходы из поместья иногда заканчивались для нее проблемами, но сегодня она надеялась избежать сложностей. Тепло одевшись, Джемма некоторое время просто гуляла, осматривалась. У нее было в запасе время, и решившись, волшебница зашла в один из бутиков, покупая новое платье, подобрала сумку и новые туфли. Ее тело немного изменилось, но живот был едва заметен. Пока еще она могла носить обыкновенную одежду, не утруждая себя сменой стиля и выбирая наряды для беременных, все это впереди. Кроме того, Рабастану придется ходить с ней, так мужчина хоть как-то компенсирует ей недостаточное внимание и постоянное отсутствие. Создавалось впечатление, что ребенок родится без него, и успеет стать выпускником Хогвартса, оставаясь для Рабастана, при этом, малышом. Покупки Джемма попросила забрать эльфа, вызвать прислугу оказалось не сложно, и сверившись с часами, направилась на место встречи. Было любопытно, что на этот раз хотел от нее Кэрроу.
- Добрый день, - волшебница была предельно вежлива, - Все в порядке, не переживайте, - это ведь не трудно, просто пообщаться с человеком, пусть и за пределами поместья. Рабастан будет в бешенстве, но она так хоть привлечет его внимание, может быть вспомнит, что у него есть беременная жена и ей требуется его участие, внимание и тепло. Кажется, быть покладистой и послушной не та тактика. Скорее всего Джемма должна задуматься о грандиозном скандале.
- Сок, пожалуйста. Апельсин, яблоко, добавьте корицу, ваниль и карамель, - официант странно на нее смотрел, вероятно смесь казалась ему дикой, - Свежевыжатый, и пожалуйста побыстрее, - ее вкусы менялись каждый день, Амикус основной заказ уже сделал, и менять Фарли ничего не стала. Пока у нее не было никаких идей по поводу трапезы. Пока официант расставлял приборы, суетился и стремился угодить, Джемма сохраняла молчание и только следила за Кэрроу, пытаясь понять, в чем причина сегодняшней встречи. Обычно в таких местах сотрудники подготовлены к встрече с аристократией уровня Амикуса, и именно по этой причине эти заведения все еще функционировали. Безопасность превыше всего, а чистокровные маги делают щедрые пожертвования для проявляющих лояльность и понимание. Это радовало, и ей нравилось здесь.
- Что? – волшебница ощутила как перехватило дыхание, как стало жарко и одновременно холодно, - Рабастан в Азкабане? – этого волшебница не знала, ее голос звучал хрипло, на глазах появились слезы и ее начало колотить. Так вот, что произошло. Лестрейндж попался, поэтому не выходил на связь и не появлялся. Рудольфус и Беллатрикс не в Лондоне, и видимо все затянулось именно по этой причине. Стало страшно, Фарли не знала, что делать, куда идти и что предпринимать. Тряхнув головой, волшебница попыталась выровнять дыхание, но не могла справиться с эмоциями. Рука сама опустилась на живот. Поджимая губы, Фарли попыталась вздохнуть, но лишь закашлялась. Официант подал ей воды, правда после глотка лучше не стало. Джемму охватила паника, и теперь уж точно необходимо было что-то предпринять.
- Когда его поймали? – она говорила тихо, все еще чувствуя дрожь, теперь глазами плясали огоньки, но Фарли старалась взять себя в руки, - Я не была в Министерстве магии несколько дней, поэтому не знаю ничего, но….- теперь попросив пергамент перо и чернила, Фарли написала короткую записку и вновь позвала домового эльфа. Простой приказ и существо исчезло. Узнать не составит проблем, но вот теперь было не ясно, сколько у них есть времени в запасе. В Азкабане дементоры, а методы борьбы с ними, насколько могла судить Джемма не отличаются легкостью.
- Охрану усилили, - это было первое, что смогла вымолвить Джемма, после того как вернулся эльф, - Около двадцати авроров, дементоры в обычном количестве, я не знаю, что это значит, - Джемма не сводила глаз и пергамента. Информация была сухой и сжатой, все по делу. Легче от этого не было, Рабастан находится рядом с сомнительными существами и самое ужасное, к нему могут применить поцелуй. Фарли трясло, она не была готова допустить это.
- Я пойду с Вами, - теперь только так она могла оказать содействие, - авроры меня не тронут, дементоры не будут атаковать без приказа, надеюсь…. Иначе не пройдете, - Джемма скомкала пергамент и быстро использовала палочку, чтобы спалить его. Она прочитала все, а вот Амикус ничего не видел и у него не будет информации. Кроме того, она помощник Министра магии, чтобы рисковать ее жизнью у сотрудников отдела магического правопорядка должны быть основания, которых нет. Живой щит, это своего рода выход.
- Пожалуйста, - теперь она только могла просить. Рабастан должен оказаться на свободе, а она не сможет просто сидеть и ждать новостей, - Рудольфус за пределами Лондона, Беллатрикс с ним, - это она не ясно зачем сказала, это не поможет убедить мужчину взять ее с собой. Амикус умелый маг, но разве он справится с группой авроров в одиночку? Дементоры будут действовать на него и на расстоянии, попытка спасения Лестрейнджа это и без того самоубийство, но риск оправдан.

+2

4

Надо было быть самоуверенным до дерзости, чтобы, после всего, что он уже успел натворить в жизни этой женщины, снова и снова, появляться в ее поле зрения, словно черт из табакерки. Но сейчас Амикус, словно зверь, почуявший добычу, встал в боевую стойку и готов был мириться с собственным несовершенством для того, чтобы… Помочь. Себе? Рабастану? Не важно.

Не важно то, что его об этой помощи не просили. Он сам так решил.
Не важно то, что у Лестрейнджа есть люди, которые окажут эту же помощь, и, быть может, лучше. Он хочет оказать эту помощь сам. И по возможности, раньше других.
В нем говорили честолюбие, желание доказать всем и себе, страх перед этой тюрьмой, который, как ни отрицай его, есть во всех кто побывал там. В нем говорил и эгоизм. Иначе он пошел бы другим путем. Все не важно. Все меркнет перед стремлением.

Важно то, что он хочет это сделать хорошо и сам. Важно то…

Женщина была предельно вежлива. Что не удивительно. Широту души именно этой дамы он уже успел оценить ранее. То, что она все еще готова говорить с ним уже многое значит. Амикус приносил в ее жизнь только раздрай, а она здесь. Подозрительно спокойна для той, чей муж сейчас находится в каменной клетке. Сомнение царапнули восприятие мужчины на грани сознания, когда девушка спокойно сделала заказ и села напротив него.
Все в порядке – как заезженная мелодия зазвучало на подкорке. Не может быть! – Тревожный колокольчик, от которого так легко оказалось отмахнуться тому, кто уже наметил себе программу действии и идет по пути, как ему самому кажется, освещенному факелами.

Вот уже в этот момент Амикусу бы остановиться и задуматься. Но он, сберегая минуты, выдал все заранее заготовленное, и только потом понял, что потерял что-то важное, что не зависит от времени.

Он увидел, как изменилось выражение лица его собеседницы. Он заметил, что она стала бледнее, ее зрачки расширились, а руки задрожали. Голос зазвучал с надломом.
Вот, что он упустил! Ей. Не. Сказали. И не сказали умышленно, щадя ее положение  и оберегая.. А он снова влез не в свое дело и попер напролом.

Молодец, Амикус, самое главное начать с важного! Твоей эмпатии позавидует любой. Теперь делай что-то и срочно! Некоторое подобие ступора продлилось несколько мгновений, в течении которых, ни разу не сталкивающийся с уязвимостью женщин в таком положении, решал что ему стоит сделать в первую очередь.
Ее следует успокоить .
- Тише, мисс Фарли, тише – подавив в себе желание взять разволновавшуюся леди за руку, что было бы недопустимым, Амикус налил в стакан воды и протянул женщине. – Успокойтесь. Дышите глубже. У вас есть какой-нибудь успокоительный состав?

Сейчас  его игра висела на волоске. Если пострадает Джема или ее малыш, никакое благое стремление спасти ее мужа не обелит его поступка. Да он сам будет себя ненавидеть за это.

- Может быть врача, - волнуясь все сильнее, предложил мужчина. Его рука потянулась к карману мантии. Через некоторое время выставил перед женщиной на столик фиал успокоительного. Готовясь к этой встрече и зная о положении Джемы, маг позаботился о том, чтобы успокоительный сбор, не угрожающий ребенку и его матери был у него в наличии. Он ожидал, что Фарли может оказаться на нервах, а стремлением Амикуса не добавит спокойствия. Он был не готов только к тому, что она не в курсе совсем. Хотя должен был подумать об этом.
Только сейчас до него начало доходить, что никто из семейства Лестрейнджей не стал бы так рисковать и ставить ее в известность.
- Я клялся не причинять вам вреда. Надеюсь, вы примите от меня успокоительное. Оно учитывает ваше положение и сварено на совесть, могу поклясться.

Не плохо было бы добавить и укрепляющее. Амикус напряженно следил за Джемой. Ее состояние внушало опасение и это состояние было на его совести
- А здесь укрепляющее. Оно тоже абсолютно безопасно.

Твердости духа беременной супруги Рабастана можно было только поразиться. Находясь в предобморочном состоянии, она все же делала все, чтобы помочь. Амикусу? Рабастану?
Удивительно!
Совесть, отринутая так давно, что Амикус уже забыл вкус ее укусов, зашевелилась где-то в районе солнечного сплетения. Так поступать было нельзя.
Если бы был шанс отмотать время назад, он никогда не обратился бы напрямую к этой благородной леди. Он пошел бы сразу к Рудольфусу и нашел бы в себе силы выслушать все, что он думает о нем и его инициативе. А тому нашлось бы что сказать. Не решив проблему в своей собственной семье он лезет в проблему чужой. Пусть эта проблема сто крат  общая, тем не менее.

- Это было предательство. – уточнил Амикус отводя взгляд. – Но мы вытащим его. Он никогда не останется один. Я понимаю, почему вам ничего не сказали. И я не должен был вмешиваться, простите меня.

Предательство не удивляло. Было глупо удивляться такому. Человек без принципов и морали… А вот он сам. Он сам повел себя даже хуже…
На сведения, полученные от женщины, маг только коротко кивал.
Охрану усилили. Ожидаемо. Не просто мелкую сошку поймали. Ждут тех, кто придет выручать. Тоже ожидаемо. Знают, что аристократы друг друга не бросят, тем более люди, связанные общей идеей, не раз прикрывавшие друг другу спину.

При упоминании о дементорах по плечам Амикуса прошла судорога. В обычном количестве это не мало. Это много. Один дементор для замкнутого пространства это много, но там их не один.  Темная масса, давящая обреченностью, лишающая разума. Нет. Даже если бы от этого не зависело его положение, он не оставил бы там никого. Тем более союзника. Даже если от этого будет зависеть его разум, он не готов взять с собой беременную женщину в эту клоаку.

-Нет – твердо ответил волшебник, а потом его взгляд и тон смягчились – Нет, вы не понимаете о чем вы просите. Я не могу взять вас с собой и рисковать вами и вашим малышом. Даже я не упал морально до такого. Вы не можете так рисковать. Да и в качестве кого вы пойдете? Союзника? Заложника?

Должен быть другой выход. Амикус похолодел от мысли, что именно заложником и никак иначе могла быть с ним Джема. Надо просто узнать кто из авроров там, найти их семьи и если и брать заложника, то с их стороны, но не рисковать так. Такого риска он не простит себе, тем более ему не простят его родственники Джемы. Это нежное создание достаточно вынесло за жизнь.
- Может есть возможность узнать кто именно в охране? – размышлял мужчина.

+1

5

Страх неизвестности и перед ней сковывает тело и не позволяет сделать вздох. Голова кружилась волшебница ощущала дрожь в теле. Ей не сказали о случившемся, да и кто мог сказать? Рудольфуса нет в Лондоне, Беллатрикс отсутствует в том числе, и ей оставалось только ждать возвращения мужа, но теперь ясна причина столько долгого отсутствия. Какими могут быть последствия Джемма даже боялась предположить, но вероятнее всего из Министерства Магии сова к ней не прилетела именно из-за того, что это не дело перво необходимости для нее на занимаемой должности. Она не курирует тюрьму и узники Азкабана не ее сфера интереса. Ох, как же ошибочно это предполагать, особенно теперь. Рабастан заперт в клетке точно животное, но только ему там совершенно не место, и животными она могла назвать только грязнокровок в мантиях авроров, с их громкими словами о защите мира магии. Мира, который им не принадлежит. Джемма ощущала и злость внутри себя, возможно именно из-за этого еще не упала на пол без чувств. Сведения есть, но их мало, да  будь их больше, это ничего не изменит. Фарли не является умелым боевым магом, ей никогда не было это нужно, а теперь когда вопрос так остро касается ее лично, необходимо было что-то предпринять. Только времени на план нет, как и нет старшего из рода Лестрейндж, способного отдавать приказы Пожирателям смерти, способного собрать их быстро, кроме того, даже при всем уважении к Амикусу и его умениям, Рудольфус был сильнее и мог больше. Волшебница ощутила благодарность, ведь Кэрроу никто не просил помогать ее мужу, и все же, этот риск и для него более чем велик. За его семьей охотились, и если уж попадется еще и он, проблемы могут увеличиться для всех. Нужны гарантии. Вздрогнув, словно просыпаясь, она только рассеянно кивнула. Ворох мыслей в голове не стихал, но отрицательно покачав головой волшебница дала понять, что у нее нет при себе успокоительных. Она следовала предписаниям врача и не хотела отклоняться от заданного курса и состава снадобий.
- Нет, не нужно врача, - еще чего не хватало. Она в порядке, или же почти в порядке. Рабастан не должен оставаться в тюрьме, позволить ему быть рядом с аврорами и того хуже, дементорами, невозможно. Джемма пыталась думать, но из-за страха ничего не шло в голову кроме уже озвученного. Кэрроу выставил перед ней снадобья, но утром укрепляющее она уже принимала, а что до второго, то она лишь подержала склянку в руках, обдумывая все, что хотелось сказать. «Предательство» мысленно Фарли повторила это слово, злость только усилилась, даже ненависть.
- Кто? – волшебница даже свой голос не узнала, ее волосы стали практически красными, как бывало всегда при эмоциях, - Кто посмел? – она не является Пожирателем смерти, и даже не входит в круг доверенных лиц лидера организации, но вот является членом семьи и если понадобится замучает Лестрейнджа и заставит того уничтожить мерзкое существо, посмевшее предать. В голове все перевернулось и стало личным, хотелось кричать, крушить все вокруг. Джемма сцепила начавшие дрожать руки, и шикнула на подошедшего официанта. Как же хотелось чтобы отсюда вывели всех гостей, но подобного себе волшебница не могла позволить. Впрочем, могла, но пока не стала и оставила это право за Амикусом. Все-таки его будут слушать с большей охотой, нежели ее. Нет, если бы всем была доступна ее новая фамилия, вопросов бы не было, но выдавать саму себя слишком рискованно. Джемма старалась быть рациональной, но ее все еще колотила дрожь и был страх. Страх перед этой гложущей неизвестностью. Он пойман.
- Позвольте мне самой делать выбор, - она сказала это тихо, все также смотря на Кэрроу, - Как Вы думаете, какой у Вас шанс пройти мимо авроров? Амикус, Вы умелый волшебник, но их много и они как шакалы. Это вообще может быть ловушкой, - все еще не приходя в себя полностью, Фарли сделала несколько вздохов перед тем как продолжить, - Что Вам скажут имена, даже если я смогу узнать? Будете сидеть и изучать досье каждого аврора? А дементоры? Вы сможете бороться с ними? Они подчиняются охране и едва ли у Вас есть шанс пройти туда, - стараясь думать и рассуждать логически Джемма обняла саму себя за плечи. Ей было не по себе от мысли, что Рабастан схвачен, что Кэрроу проявит смелость и доблесть, но может оказаться в соседней камере. Что тогда? Ждать Рудольфуса и надеяться, что к узникам не успеют применить поцелуй дементора, или же не начнут пытать? Где-то там среди авроров есть предатели, охотящиеся за чистокровными семьями, и попади Амикус к ним в руки, его семью смогут уничтожить просто забрав артефакт являющийся порталом в поместье, или же использовать его как ловушку для желающих освободить его. Риск дело благородное, но не всем быть Гарри Поттерами, не всем везет, не все родились избранными, и кто-то просто должен быть не только сильнее, но и хитрее.
- Заложник, разве может быть другой вариант? – союзник Пожирателей смерти, что же может быть лучше для волшебницы работающей в Министерстве магии. Это конец если не всему, то очень многому. Начнутся проверки и будет невероятно трудно тем, кто лоялен аристократии.
- Поэтому я не буду пить успокоительное, - она подвинула снадобье ближе к Амикусу, - Лучше будет если мои эмоции будут настоящими. Я помощник Министра магии, поверьте Амикус, они не рискнут моей жизнью, и у Вас появится шанс. У нас есть время придумать другой план? Обещаю делать все в точности, как Вы скажите, - быть живым щитом не очень хотелось, как и оказываться рядом с дементорами, но варианты это именно то, чем они не располагают, как и временем. Дальше обсуждать эту тему в отсутствие альтернатив не перспективно и явно будет чем-то лишним и даже глупым. Если есть решение помочь Рабастану то нужно действовать. В досье на авроров не будет полного перечня их умений и навыков, это ничего не даст, а отозвать охрану не сможет никто, будет слишком подозрительно, и кроме того, тогда будет увеличено число дементоров, что создаст даже больше проблем, чем сотрудники отдела магического правопорядка.

0


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » Спасение собственного я иногда идет через помощь другому