Hogwarts and the Game with the Death

Объявление

25 ЯНВАРЯ - 10 ФЕВРАЛЯ 1999 ГОДА

В то время, как студенты Хогвартса усердно готовятся к предстоящим экзаменам, Пожиратели Смерти вновь напоминают магическому миру о том, что их война еще не окончена. Активные нападения на аврорат и Министерство является их ответом Отступникам, которые не прекращают попытки устранить всех, кто, по их мнению, поддерживает преступников. Орден Феникса не прекращает попытки минимизировать количество жертв и найти способ устранить обе радикальные организации, но теперь, имея дело сразу с двумя противниками, их задача стала во много раз труднее. В разрываемом натрое мире, чью сторону выберешь ты? читать далее

В игру требуются: Гермиона Грейнджер, Рональд Уизли, Джинни Уизли, Нортон Мальсибер, Эйвери, Полумна Лавгуд, Натали Макдональд, Лиза Турпин, члены Ордена Феникса, студенты Хогвартса, Отступники, Пожиратели Смерти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Школа Хогвартс » Происшествие, которое подлежит расследованию


Происшествие, которое подлежит расследованию

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Временной промежуток
1 февраля 1999
2. Имена всех участников
Глория Брайт, Кристиан Голд, Джейсон Келли
3. Описание/текст квеста
После очередного нападения на Флору Кэрроу, на этот раз в стенах школы, при свидетелях и с известными нападающими. И пока за дело не взялся аврорат, именно профессору Голду выяснять, что случилось.

0

2

Все случилось так быстро, что Глория и сама не поняла, как. Вот она стоит рядом с Кэрроу, а в следующую секунду слизеринка оказывается внизу. А потом суматоха, крики, сбегающиеся люди, и все осуждающе смотрят. Джейсон что-то говорил, но она не понимала, что именно. Она смотрела и не видела, застыв. Кто-то повел ее или же она пошла сама, теперь, стоя в кабинете с Голдом, она могла понимать только то, что дело плохо. Как все объяснить, когда и сам не уверен в том, что же случилось. Ей просто показалось, что это отличная возможность, что ей нужно что-то сделать. И она сделала. Только теперь, находясь в этом кабинете, Глория ощущала, как желудок скручивается в узел, а пальцы на ногах и руках леденеют и превращаются в льдинки от нервного напряжения. Она не представляла, как теперь себя вести, что говорить, да и вообще стоит ли говорить. Все, что она понимала, это огромную проблему. И снова она замешана в том, что случилось с Флорой. Впрочем, на этот раз не просто замешана. Если бы все закончилось угрозами и разговорами, то вина была бы на слизеринках, которые первыми напали на них. Все ведь могло закончится хорошо, обычными обвинениями друг друга, фразами о том, кто и что должен или может, заслужил или не заслужил. Джейсон погорячился, Реган его ударила, что тоже не хорошо, и можно было обойтись отмыванием котлом или копанием в земле теплицы, но что их ждало теперь, Глория не представляла. Ей нужно было все рассказать, и она бы сделала это, но важнее было для нее то, что она не хотела скидывать ее.
- Я…Я честно не хотела этого. Я понимаю, как это выглядит, но я не хотела. Мы просто ссорились, и она стояла рядом, я просто думала, что слегка толкну ее, а она упала, - девушка говорила быстро, со слезами на глазах, и не потому, что искала сочувствия, а просто не могла найти оправдание себе. Даже допусти она возможность навредить Флоре серьезно, то не на глазах же у всех. Она, наверняка, хотела просто толкнуть ее, в отместку за ее слова и действия Реган. И Флора стояла ближе, чем ее подруга, поэтому и оказалась жертвой она. Наверняка, именно так и было. Но Брайт уже мало понимала, что там произошло. Конфликт из нападок Реган быстро перерос в почти драку между ней и Джеем, а потом и перепалкой с Кэрроу. А ведь все так прекрасно начиналось, Глория надеялась на то, что день пройдет хорошо, Джей собирался ей что-то показать. И совсем скоро экзамены и выпуск. А теперь…Если ее не выгонят из школы каким-то чудом, то точно завалят на экзаменах или просто не примут ни на какую работу после выпуска. В Министерство ей дорога точно закрыта, хотя она и не слишком думала о карьере такой. Коря себя снова и снова за то, что она сделала девушка с ужасом ожидала, когда Голд заговорит. Он не казался ей жестоким или несправедливым, но очень строгим, да. Это не прежний директор, который мог найти выход и способ наказать мягко.
- Это ошибка, профессор, - может быть пора бросить эту Кэрроу и держаться от нее подальше. Слишком много странных событий, слишком опасно это для нее. А теперь родители тоже пострадают, ведь на этот раз угрозы лично для Глории не было. Пусть палочки в руках слизеринок могли бы вызвать проблемы, но они не сделали ничего. Мерлин их побери. А лучше бы сделали. Ища оправдание для самой себя, Брайт не могла найти его. Она действительно не планировала навредить Флоре, она вообще не собиралась с ней сталкиваться, и все те дни до того была занята наказанием и учебой. Ей хватало Снейпа, чтобы думать о чем-то еще. Да, она была бы рада, если бы Флора ушла из школы, но не смерти же она ей желала. Отвечая на вопросы и говоря сама, она поглядывала на Джея, старалась говорить осторожно, потому что не входило в планы никого обвинять. Она лишь сказала, что Реган начала конфликт, остановив их по пути на улицу, а потом конфликт перешел в напряженную перепалку и, когда слизеринками было принято решение идти к Голду, все и случилось. Она понимала, как все выглядит. Но так же знала, что он него ничего не утаишь. Было страшно, есть ли у нее будущее. Или ее вовсе решат судить. Ей было страшно, до ужаса просто. Чем все могло закончиться, не понятно. Даже не понятно, что ей делать, или не делать. Глория была в ожидании своей участи. А ведь действительно могли нагрянуть авроры, да и кто знает еще. Эта история не закончится так просто, в этом Брайт была уверена. Посмотрев на друга, она тут же опустила глаза в пол. Что ему могла она сказать, теперь, когда он оказался в еще худшей заварушке, чем могло быть. Брайт чувствовала свою вину, поэтому не знала, что ей теперь сказать или сделать, чтобы у Келли не было неприятностей. Только что-то подсказывало ей, что вне зависимости от того, что она скажет, итог будет один. Продолжая пытаться как-то объяснить случившееся, она замолчала, когда сказать было уже нечего.

+1

3

Самообладание Голда нервно курило в сторонке в тот момент, когда мужчина залпом выпил уже третий стакан виски. Он даже не ощущал горечи напитка, ему было все равно кем он является, что вокруг полно детей. Кристиан после недолгой пьянки отодвинул бутылку в сторону, необходимо было решать вопросы, а на это не было ни сил, ни времени, ни самообладания. Мужчина быстро смешал зелье и выпил. Перед детьми все-таки приходилось держать себя в руках, создавать такую видимость во всяком случае. Следов опьянения не осталось уже спустя десять минут, запах не было тоже. Только использованный им ранее одеколон, подаренный супругой. Кажется, это от нее. Может и нет, но в любом случае Девон это штучный экземпляр, и он старался ее не расстраивать. Выходило также плохо как себя в руках держать, сейчас ему казалось даже, что метка сама собой горит, призывая его просто избавиться от пары надоедливых студентов. Как раз такая пара сейчас была перед ним, у него в кабинете. Только от этого легче не становилось. Пока мужчина не обращал внимания на учеников, не говорил с ними, не задавал вопросов. Его куда больше заботила Флора Кэрроу и ее состояние. В кабинете была еще и мадам Помфри, ожидающая от него указаний. Слизеринку они уже усели осмотреть, дали снадобья, вот только оставлять ее в Больничном крыла он совершенно не хотел и не планировал. В Хогвартсе даже ученики становились проблемой и угрозой, пока девушка без сознания оставлять ее в месте, куда есть доступ у слишком большого числа обителей замка он не мог. Ему сообщили, что Флора спит, потребуется время чтобы она очнулась и пришла в норму. Голд же видел все несколько иначе и хоть и сам видел и понимал, полученные повреждения хоть и критичны, после их вмешательства никаких следов не останется, не будет проблем со здоровьем, все равно хотел перестраховаться.
- Вот что, - он устало потер глаза, дописывая свои рекомендации на пергаменте и передавая медицинской сестре, - Пока пусть спит, никого в Больничное крыло кроме меня не пускать. Эти снадобья необходимо приготовить, вечером переведем мисс Кэрроу в другое помещение. Обо всех изменениях ее состояния прошу мне сообщать немедленно, ступайте. Спасибо, - его бесила эта ситуация, раздражали ученики, и придется просто действовать иначе, не так лояльно, как сейчас. Дети стали неуправляемыми, чувствуют свою безнаказанность и вседозволенность.
- Вы уверены, что вообще думали? – Глория начала лепетать, чем вызвала только раздражение. Мужчина невольно поднял взгляд на студентку, рука сама собой потянулась в сторону бутылки. Там еще есть пара глотков, и ему это было просто необходимо. Вместо этого Кристиан только нервно сглотнул, беря в руки графин с водой и наполняя стакан. Самообладание снова начинало его покидать, и хоть внешне мужчина выглядел совершенно спокойно, внутри него буквально бушевал вулкан. Он не находил никаких объяснений случившемуся, вернее находил, но все они очень громко говорило против Глории. Ее же приятель и вовсе додумался до рукоприкладства.
- Вы понимаете, что такая ошибка могла стоить жизни Вашей однокурсницы? – тихо, вкрадчиво, даже шипяще спросил Голд, поднимаясь со стула и быстро беря в руки еще один стакан. Он наполнил его водой и передал студентке, - Выпейте и успокойтесь, - это прозвучало как требование. Он не собирался ее успокаивать и проявлять лояльность. Терпимость еще да, но и в этом не был уверен. Ему не хотелось больше говорить с девушкой, было все равно, что с ней будет, что она испытывает, какие у нее страхи. Ее стало слишком много в его жизни, просто перебор. Голд даже с женой реже виделся, а уж о детях и вовсе нечего было говорить. Семья у него была, только вот времени на них у него практически не было, не было и времени закончить решать собственные проблемы. Снова самого себя откладывая на второй план, Голд переводит взгляд на еще одного альтернативно одаренного ученика Хогвартса с особенностями не только в умственном развитии, но и с такими же особенностями и в физическом плане. И в этом была проблема, и заключалась она в элементарной нетерпимости Голда к оборотням. Этот еще и наглый, слишком наглый. Вероятно придется эту наглость из него выбить собственными руками.
- Мистер Келли, мне бы еще хотелось услышать от Вас объяснения касающиеся недопустимого в стенах школы рукоприкладства, - Крис сверкнул глазами, даже не пытаясь скрыть это. Ему не хватало еще проблем с Реган и ее родителями. Они наверняка решат вынести ему мозг этим происшествием, и мужчина хорошо понимал причины их возможных действий. Голд оповестил Рида о случившемся, оповестил родителей Реган, и родителей этой парочки. Все-таки придется потратить много времени не просто на выяснения, но и на принятия решения. По большому счету хотелось просто исключить обоих. Он устал от грязнокровок и их поведения, если не могут вести себя адекватно, то им дорога к изъятой палочке и еще более жалкому существованию. Крис даже не мог решить, кто из них его сейчас больше бесил. Парень, который слишком много на себе берет, или же девушка, которая могла стать причиной гибели другой студентки. Все-таки жить без алкоголя не выйдет. Голд вернулся за свой стол и снова налил себе воды. Его ждет бессонная ночь, а для печени еще и очень тяжелая.

+2

4

Такая ситуация в шахматах называется Пат. Если до грандиозного полета Кэрроу с лестницы они могли оправдаться и свести ситуацию к нулевому вреду, все-таки, если судить объективно, слизеринки спровоцировали ссору сами, да и вреда им никто не причинял, так, слегка помяли у стеночки одну гордячку, то сейчас будет очень сложно доказать, что они не хотели никому зла. Будь они хоть на сто емьдесят процентов правы на начало истории, их версия не будет стоить ничего, потому что…
Джей стоял рядом с подругой в кабинете директора и быстро взглядывал то на Голда, то на Глорию. Напряжение в помещении можно было пощупать руками. Неприятное чувство. Джей не любил его ощущать, предпочитая любому натягиванию нервов действия от души. Пусть эти действия не всегда логичны, часто импульсивны, но они всегда честны. Вот даже интересно, а какие действительные желания в отношении их пары одолевают директора?
Обостренные чувства оборотня, своего рода интуиция, которой парень привык доверять и связывать со своей особенностью, говорили ему, что профессор Голд едва сдерживает свое раздражение и изначально настроен не в пользу нарушителей. После того, как заговорила Глория, это чувство только усилилось. Может быть это был только голос совести, который диктовал чувства? А может быть Джей был прав в своих ощущениях, но ситуация нравилась молодому волку все меньше. Оправдания Глории, слез дрожащие на ее щеках и в ее голосе, непонимание того, что на самом деле произошло, безотчетная злость на ситуацию, раздражение на самого себя (не успел, не понял, не остановил) и невозможность помочь, заставляли опускать голову и сжимать кулаки в бессильной злобе. Если бы Реган не остановила их, они сейчас были бы в собственном волшебном мирке, отдыхали от неприятностей и были счастливы, что никаких раздражающих факторов нет в поле зрения, а вместо этого? Они вынуждены оправдываться и унижаться!
Длинно выдохнув, Келли прикрыл глаза, сосчитал до десяти потом до двадцати и обратно и только после этого получилось немного взять себя в руки. Сейчас не самое лучшее время кидаться на директора, стараясь доказать ему, что Глория не убийца. Что эта девушка не могла. Еще совсем недавно она плакала и травила себя ядом сожаления, что ничем не могла помочь слизеринке. Директор конечно этого не знает. Ведь не он был рядом с ней все это время. Не он видел мертвые глаза и апатию той, что всегда была лучиком света.
- Господин директор, - очень спокойно сказал Джей – Поверьте, Глория не могла специально толкнуть Флору, желая ей гибели и травм. Она не монстр и не убийца. Она очень страдала после нападения на них с Флорой. Она едва оправилась после того случая. Я готов подтвердить свои слова.
Ради подруги он прошел бы и по углям, готов брататься с врагами и делиться собственными воспоминаниями.
Холодная отповедь Голда царапала душу. В ней не было предвзятости и несправедливости, не было обвинений, напрасных слов, но эта сухая правда была наказанием. Уж лучше бы он кричал. Люди, которые вот  так, спокойно, почти, говорят о страшных по сути вещах, или судьи или палачи.
А вот вопрос к нему самому немного обрадовал Джейсона. Есть шанс перетянуть внимание на себя и дать Глории собраться с мыслями.
Джей опустил голову, улыбнулся самой смиренной улыбкой и стиснул руки в замок, только ножкой не шаркнул для полноты картины.
- Да, профессор, я тоже считаю, что рукоприкладство в школе недопустимо. И я понятия не имею почему Реган позволила себе его. Она очень чувствительно ударила меня, я даже потерял равновесие и наверняка получил сильную моральную травму и урон мужскому началу. А я всего лишь хотел коснуться ее. Понимаете, - Джей кинул быстрый взгляд на директора и снова в смущении опустил взгляд – То, что она первая стала задирать нас дало мне шанс на осуществление моей мечты. Анжела очень красивая девушка, но она, - парень запнулся и даже вздохнул – не моего круга, понимаете, я даже мечтать не мог, чтобы коснуться ее. А тут такой шанс. Я не причинил ей боли, по крайней мере нарочно. А то, что прижал ее, так чтобы хоть раз ощутить ее в своих объятиях. Я раскаиваюсь в своем поведении. Очень- очень раскаиваюсь. Но соблазн был так велик, я не удержался. Больше такое не повториться. Тем более, что мисс Реган дала мне понять, что мое поведение недопустимо и она вполне сможет за себя постоять.
Это больше не повторится. Хватит. Эти змеи могут стоить им слишком дорого. Если за свое образование Джей почти не переживал, то Глории нужно получить хорошие баллы. А эти истории ставят ее на край отчисления. Не стоят слизеринцы загубленной собственной жизни. Или стоят?

+2

5

Ей очень сильно хотелось сбежать. Избежать допросов, разборок и выяснений. Просто пересидеть где-то и подождать, чем все закончится. Только вот такого варианта не было ни у нее, ни у Джея. Заперты в кабинете директора, на допрос, да еще и, скорее всего, с пристрастием. Не известно, чем все закончится, но однозначно придется им не просто. Директор казался ей внушительным и ужасающим. Наверняка родители Реган и опекун Флоры уже оповещены, скоро здесь начнется настоящий ор, а пока нужно было попытаться объяснить свои действия. Первое, в чем Брайт была абсолютно точно уверена – убийств не планировалось, не от ее рук. Второе – они с Джеем действительно просто шли по своим делам, когда эта психованная налетела на них. Третье…В общем, дальше список был не окончен. В голове все еще билась судорожно мысль, зачем она ее толкнула. Это вот как когда вы на ночь съедаете кусок торта, а потом думаете – зачем?! Только здесь проблема была куда больше. И, конечно, она понимала, что директору будет теперь чем обосновать их отстранение или отчисление, но надежда еще теплилась. Ведь как-то раз Гарри Поттер провернул куда хуже, хотя она, конечно, не Гарри Поттер. Да и Драко Малфою верить – себя не уважать.
- Я понимаю, директор…- Глория никогда не считала себя идиоткой. Так уж повелось, что никогда она не жаловалась на разум, особенно в вопросах, касающихся ее самой. Семнадцать лет своей жизни провела она спокойно и без происшествий, так сказать. Не была примером для подражания, но и не подвергала других опасности. Всегда старалась думать о том, как ей аукнется ее выходка. И никогда не оставляла прежде весомых доказательств. Да и врага у нее не было одного конкретного. Лишь кучка Слизеринцев, слишком высокомерных и надменных. Как бы то ни было, но вот чтобы так откровенно напасть. Что такое на нее вообще нашло? Да, наверняка она просто хотела от нее избавиться, толкнуть и сбежать. Ну или просто разозлить эту мисс само совершенство. Но точно не собиралась она ее убивать. Такое даже в голову не приходило Глории. Эта девушка максимум на что была способна, это доставить неприятности. Но убийство – это другой уровень. Здесь нужно быть фанатиком, решившим действовать во что бы то ни стало, пожертвовать своей жизнью ради дела. Как Пожиратели Смерти. Она такой не являлась. Ей была важна ее жизнь, ее комфорт.  А не скитание с меткой на руке или где еще по разным злачным местам. Именно так представляла она жизнь Пожирателей в бегах. Кроме парочки-тройки, который явно жили слишком хорошо для беглецов благодаря своим деньгам. Наверняка, думала она, раз одни Кэрроу не бедствовали, то и другие вряд ли. В общем, вывод из всего один. Зачем ей было пытаться убить Флору в школе, на глазах ее психованной подружки. Кстати, ее в кабинете не было. Да и после случившегося Глория не помнила, куда та делась. Может быть, была занята подругой, так что не накинулась на Брайт. Как бы  там ни было, а Глория была еще цела, но теперь был весьма ощутимый шанс оказаться за порогом Хогвартса. Хорошо еще друг был на ее стороне, но была одна беда – он тоже мог попасть в неприятности. Вернее, он был в них по самые уши. Брайт понимала, что не столкни она Флору, он все равно оказался бы здесь. Но теперь причина была куда более веской. Не споря, Глория выпила, что было сказано. Но все еще не могла сказать что-то более толковое, нежели сказала.
- Директор, я действительно понимаю, как это выглядит, но…- и тут ее друг начал говорить о Реган. И чем больше говорил, тем больше становились глаза девушки. Если бы не директор, стоящий слишком близко, как ей казалось, она бы точно выпалила что-то вроде «Чего?!». А пока молча смотрела на друга и думала, будь это правдой, вот это шуму в школе навелось бы. Высокомерная выскочка Реган и один из главных оболтусов школы? Она бы на это глянула. Но сейчас ее волновали вещи иного характера.
- Директор, пожалуйста, дайте еще один шанс. Я понимаю, что придется ответить перед опекуном мисс Кэрроу и ней самой, но никогда бы я не стала такого делать специально.
Марать руки, да еще и в школе, ну что за идиотизм. Продолжая пытаться понять, как оно вышло, Глория пришла к выводу, а скорее уж убедила сама себя в том, что это несчастный случай и стечение обстоятельств.
- Я не хотела гибели Флоры. Ведь я тогда позвала на помощь, в том переулке. Зачем мне пытаться убить ее здесь, в школе, - да, действительно, зачем. Она мерзкая носозадиралка, но желай ей Глория смерти, просто могла оставить там, истекать кровью. Никто бы и не узнал, что Брайт там была. Как бы там ни было, но это был ее единственный аргумент. Отсутствие мотива, да и простая человеческая логика.
- Возможно, мы слишком увлеклись ссорой, мне не понравилось, как Флора говорила, и то, что Реган начала все это первой, сама спровоцировала нас.
Продолжая и говоря, что такое ведь случается, когда не хочешь чего-то нарочно, но так выходит, она лишь просила на этот раз дать им шанс. Отстранение подкрадывалось из-за угла. Ни для себя, ни для друга она этого не желала. Тем более, что сейчас он единственный был на ее стороне. Не известно, как отреагируют родители. А они точно узнают о случившемся.

+2

6

Два студента, две проблемы. Это утомительно, но утомительно стало еще в тот момент, когда Кристиан занял кресло директора. Работа ему не нравилась, находиться в Хогвартсе ему не нравилось, окружение ему не нравилось и алкоголь неумолимо заканчивался в самый неподходящий момент. Да еще и эти ограничения, кто их только придумал. Голд хотел выпить, его организм буквально требовал алкоголь, но мозг подсказывал, что при выродках, сидящих в его кабинете, ему не светит такая радость. Печальный факт, но приходилось мириться с обстоятельствами. Подождать буквально до вечера, потом можно будет расслабиться, но это при условии, что он никого не убьет. Мужчина устал подтирать сопли грязнокровкам, а должен был. Мужчина только потер глаза, когда заговорил Келли, эти слова ничего не значили для него.
- Это не я буду решать, мисс Брайт, - устало выдохнув эту фразу, мужчина старался сохранять спокойствие, хоть это и давалось ему нелегко, - Не только я, - Кристиан после недолго молчания добавил эту фразу, и ведь действительно не все зависит от него на этот раз. Покушение на убийство это не шутка, теперь предстоит не просто во всем разобраться и принять решение.
- Вы медаль хотите за то, что позвали на помощь? – он задался этим вопросом не в позитивном ключе, и настроен не совсем дружелюбно по отношению к этой студентке, - За последнее время Вы слишком часто оказываетесь в ситуациях, когда мисс Кэрроу угрожает опасность, а в этот раз и вовсе стали причиной, угрозой. Радует только одно, Вы это понимаете, - ему во всяком случае так показалось. Перед им безусловно бестолковое создание, но в этот раз сквозь крупицу бреда появилась правда. Малая, но победа. Только Голд все равно не был уверен в том, что все это случайность. Случайности не случайны, и с этим можно было убедиться не только на этом примере. Кроме того Глория действительно слишком агрессивно была настроена по отношению к Флоре. Ему это не нравилось, если не сказать больше. Крис был намерен покончить с этим.
- Ах разумеется, виноваты все вокруг, правда? Вы чисты и невинны, - усмешка, и ему совершенно не было за это стыдно. Он выражал свои эмоции привычным способом и еще не пересек грань дозволенного. Мог бы отвечать хуже и жестче, но пока держал себя в руках, старался из последних сил. Дети создавали проблемы, слишком много проблем. И это не его дети. Своих малышей он не мог часто видеть, мешала работа и его недуг. Бороться с этим он только начал.
- Мистер Келли, - после порции лжи этого парня хотелось помыться, порыв был сильным, но Крис себя сдержал. Сдержал себя и от истерического смеха. Ложь должна быть хорошо спланирована, подготовлена и высказана тому, кто не может все проверить. Перед Голдом такой фарс нереален.
- Знаете, что больше всего я не люблю? – он сощурил глаза, смотря на оборотня,  - Когда мне врут, - теперь голос стал стальным, взгляд холодным, - Конфликт начался не с подачи студенток слизерина, а Вы применили силу против девушки, решили покрасоваться. Что, думаете, Вы особенный? – Кристиан подался чуть вперед, смотря в глаза студента. Он знал его секрет, нал о некотором преимуществе физического плана волка над человеком, вот только перед ним щенок. Маленький, жалкий щенок, которого можно очень легко размазать. Келли же решил, что может использовать свое физическое превосходство против студентов Хогвартса. Большая ошибка.
- Флора Кэрроу является старостой, старост назначаю я, следовательно все, что Вам говорит староста обязательно к исполнению. Мисс Кэрроу сказала отдать ей палочку, Вы почему то решили, что можете не только руки распускать, но и не делать то, что было велено, - небольшое предисловие, куда же без него, - Теперь Вашу палочку мне на стол. Заберете когда мисс Кэрроу даст мне письменное согласие, и еще пожалуй, мисс Реган. За проступок же с использованием физической силы Вы до конца учебы больше не можете посещать деревню Хогсмид и покидать пределы Хогвартса. За Вами будет наблюдать мой домовой эльф, думаю о последствиях нарушений мне не стоит говорить? – выгонит и не моргнет глазом, но хотя еще не все сказано, - Разумеется, если родители мисс Реган не добьются Вашего исключения, - теперь на его губах была улыбка. Легкая и непринужденная. Кристиан не собирался даже пытаться помешать свершению этого, одной проблемой меньше. А что до Глории, то здесь слишком много факторов.
- Глория, Вам следует написать все письменно, я передам начальнику аврората. Боюсь, что лично для Вас, на основании Вашего поведения, я ничего не могу сделать, - мужчина не прямо сказал, но дал понять, что ему не дали ни единого аргумента в пользу его слова в ее защиту перед сотрудниками Министерства магии и перед Ридом. Ему еще придется организовать встречу и присутствовать, чтобы Гарвин не разорвал их на части. Не то, чтобы Кристиан возражал, просто очередной мороки не оберешься. Вне стен школы может растирать в порошок, а здесь одного происшествия хватит, уже перебор. Падение студентки с лестницы серьезное событие, требующее внимания и тщательного расследования. Поводов обвинять Глорию даже у него было достаточно, вот только пока он в себе не находил сил, чтобы даже попытаться встать на ее сторону.
- Мисс Брайт, Вы так гордитесь тем, что позвали на помощь, - решил все же добавить Голд, - Мисс Кэрроу в свою очередь не позволила применить к Вам серьезных взысканий. Вы отделались настолько легко, что должно быть стыдно, - она не помогла, применила магию против Кэрроу, а теперь ходила с высоко поднятой головой, расценивая все это как должное, - Вы не извинились перед студенткой, не поблагодарили ее, так скажите, какой шанс Вы у меня просите? – пусть даст ему аргументы, ведь Крис самостоятельно не придумает ничего.

+2

7

Джейсон уважал  директора, чья сила и твердая рука стали незаменимы в послевоенное время. Он ценил его, как профессора, дающего важные и редкие знания. Но. Именно сейчас, он ничего не мог с собой поделать. Когда на чаше весов стояло то, что очень дорого привязчивому от природы мальчишке, он мог начать спорить и убеждать даже того, кого принимал за неоспоримый авторитет. А уж попытаться убедить этот самый авторитет, сам Мерлин велел.
- Директор Голд, послушайте Глорию. Я уверен, она никогда не стала бы даже думать о том, чтобы причинить вред кому угодно. Это все слишком странно. Это не похоже на нее. Пожалуйста. Проверьте этот факт. Это не нормально.
Он просил о милости для подруги, хотя прекрасно понимал, что нуждается в милости не в меньшей мере, чем она. И столько лет именно пользовался милостью. Сначала Дамблдора, потом всех тех, кто его сменил.
Слова мага звучали как приговор. Каждое слово падало камнем и Джею оставалось только надеяться, что кто-то захочет разобраться в ситуации, а не щедрой рукой раздавать наказания. Кто-то, но уже не директор. Надежда – все, что у него осталось. Все, что у них осталось.
Келли интуитивно сделал несколько шагов в сторону подруги и сжал ее пальцы в своих. Чтоб поддержать. Показать, что он рядом. Верит ей, на ее стороне.
Он и не надеялся, что его сказка и игра произведет впечатление на старшего мага. Но и то, что ему скажут услышать был не готов.
При упоминании собственной особенности, Келли выпрямился, как от пощечины, отпустил руку подруги с жал кулаки и зубы, чтобы промолчать. Ему только, что ткнули в нос его проблемой и прямо указали на то, что его положение в школе почти милостыня. По крайней мере так казалось парню. Директор был тем, чье мнение было не безразлично парню, но сейчас он повел себя ровно как все чистокровные. Прочертив черту между ним и собой. Возможно, это было предвзятое мнение, но здесь и сейчас Келли наступили на больную мозоль.
Оборотень упрямо опустил голову, как молодой бычок, готовый бодаться и дважды выдохнул собственные неприятные эмоции. Это нехитрое упражнение позволило взять в себя в руки и не поддаться эмоциональному порыву. Только собравшись до конца, молодой волк поднял глаза и поймал взгляд директора и уже больше не отводил глаз, выдерживая  моральную атаку.
Он был не прав, что поддался порыву. Он был не прав, что применил силу. Но его спровоцировали. И конфликт явно был начат не ими. В этом его правда и он не готов признать свою неправоту полностью. Какой бы чистоты крови не был директор, прежде всего он должен быть объективен и непредвзят. Иначе слишком очевидно будет, что неравенство в школе поддерживается управлением. Что даже директор считает, что есть высшая каста – чистокровные, которые всегда правы, и есть се остальные, кто «и смотреть в сторону чистокровных не смей, а все оскорбления сноси молча» Такое отношение и поведения было бы привычным, будь на месте Голда Снейп – тот всегда и во всем выгораживал своих змей. От директора парень ожидал справедливости.
- Вы не правы, Сэр – спокойно подойдя к директорскому столу и положив на нее палочку, спокойно начал Джейсон – Я был не прав, что поддался эмоциям и применил силу к девушке, но даже тогда, я не планировал причинить ей вред. Если бы я действительно панировал навредить ей, я бы успел сделать что-то кроме того, что прижал ее к стене и ограничил ее движения. В свою очередь она нанесла удар мне, который обеспечил мне несколько незабываемых минут. Но причиной моего эмоционального срыва были слова мисс Реган. Мы не трогали ни ее, ни Флору. Шли по своим делам, но мисс Реган нашла, что очень оригинально угрожать Глории.
Парень  не отводил взгляда от директора и на поверхность сознания буквально выталкивал воспоминание о словах слизеринки. Он был способен причинить вред Реган и ее попытки предотвратить это не принесли бы плодов. Он мог причинить ей вред, пользуясь своим преимуществом, но он только зафиксировал ее. Да и зафиксировал не настолько сильно на сколько мог. Смогла же она ему ответить и они, По-сути, квиты. Если только в дело на пойдет козырь – чистокровность задаваки Реган.
- Глория не просила меня о защите, я сам вспылил. И готов понести наказание за то, что действительно совершил. Конфликт начали не мы. Что до того, почему я не отдал палочку, то это последствия угрозы. После слов Реган я опасался, что она применит палочку против нас.
Про то, что палочка пригодилась, когда Джей пытался помочь Флоре и превратить ступени в горку,  он говорить не стал. Он не был уверен насколько это помогло, а нарваться на укор Голда, что он пытается вымолить уважение за поступок, скрадывая свою вину, очень не хотелось.
- Против Флоры Кэрроу я ничего не имею. Ее полномочия старосты не оспариваю.  А вот угрозы ее подруги заставили меня быть осмотрительнее.

+1

8

Все, о чем мечтала сейчас Глория, это поскорее убраться из кабинета директора в свою комнату. Вот только она представляла, что будет завтра. И перспектива ей не нравилась. И что это на нее нашло, что она пошла на нечто подобное. Брайт может и была блондинкой, но уж точно не глупой. Если бы ей хотелось испортить жизнь Кэрроу, она не стала бы портить ее и себе заодно. Да, ей хотелось избавиться от необходимости видеть Флору в школе, но это ведь не означает желание убить ее. Есть и другие способы, менее кровавые. Более устраивающие Глорию. Но вот Пожирателей стоило всех убить. Сделать с ними то, что они делали с их жертвами. Иначе, какая же это справедливость. Если они могут жить в мире, который заставляют страдать,  то какой во всем смысл.
- Это вовсе не то, что я имела ввиду, - сейчас, какой бы ни была ее вина, но ее слова перевирали. Глория не пыталась выставить себя невинной, тем более, что уже созналась во всем, в чем могла. Единственное, чего она действительно не сделала, это не извинилась перед этой слизеринкой. Но как бы она это сделала, если сначала ее не было, а затем ее друзьяшки начали травить Глорию. Для Слизерина их подруга была святой. И пусть она действительно была той, кто направил палочку, но ведь не она ее туда завела. Кэрроу сама шаталась в подозрительных местах одна, даже без друзей. Глория именно поэтому за ней пошла. Если бы та оставалась на нормальных маршрутах, какой интерес мог бы привлечь Брайт к ней? В общем-то, вина была за всеми. Какой глупой нужно быть, чтобы ходить одной, если знаешь, что тебя хотят убить? Брайт вот урок запомнила, и не собиралась больше ни за кем следить без какой-то экстренной причины или помощи. Чтобы снова стать участником этих сумасшедших игр? Да ни за что. Девушка пришла к выводу, что ее собственная жизнь ей дороже возмездия таким, как Кэрроу. Этим пусть взрослые занимаются. А с нее, пожалуй, хватит.
- Я хотела сказать, что у меня не было причин пытаться причинить ей вред по собственному желанию, - все, чего она хотела, это объяснить, что во всем этом не было смысла. И пусть она не могла объяснить свой поступок теперь, но была уверена, что не стала бы так рисковать и делать такую глупость. Друг хотел помочь ей, но сам влип по уши. Глория не очень понимала, почему директор очень злится из-за его выпада в сторону Реган, но могла предположить, что это из-за применения не просто магии, а физической силы. Да и он курировал Слизерин. Теперь помимо опекуна Флоры ему придется говорить еще и с родителями ее подружки. Наверняка эта психованная выставит себя святой. А ведь это она не дала им спокойно пройти. Конечно, кого это уже волнует. Но врать было действительно плохим решением. Всем известно, что этот человек умел проникать в голову. Именно по этой причине она не стала ничего придумывать, говоря лишь то, что произошло. Джей мог попасть в ужасную ситуацию, и уже в ней почти увяз.
- Хорошо, я напишу, - Глория слабо представляла, как именно написать все, чтобы не пытаться слишком выгораживать себя, ведь это почувствуют. Но и так, чтобы ее не приняли за сумасшедшую маньячку. Пусть проводят все свои исследования и проверки, Брайт не хранила секретов, не сдалала за свою жизнь ничего такого, что хотела бы скрыть. Пусть другие переживают за свои тайны. Ее единственная тайна, которая и тайной-то не была, это нелюбовь к напыщенным снобам. Безусловно были те, что представлял что-то из себя, кроме фамилии, но таких были единицы. А вот полукровных волшебников было куда больше, так что и концентрация талантов там была иной. Глория верила, что для того, чтобы быть великим, чистота крови не обязательна. Просто аристократам это было проще. Они рождались с кучей денег, им были открыты все пути. Сама она не стремилась стать великим волшебником. Лишь найти свой путь и принести пользу их обществу.
- Это правда, я не извинилась. Но я не горжусь ничем, что там тогда случилось. На самом деле, я понимаю, что могла сделать больше, вероятно. Но я не герой, и не по своей воле оказалась в такой ситуации, не собиралась даже, - точно не хотелось повторять, она не была настолько сумасшедшей, чтобы наслаждаться чужими страданиями, пусть это и был кто-то, кто ей не нравится. Но это было мерзко и ужасно. В общем, Глория надеялась со временем обо всем забыть и жить своей жизнью. Пока же оставалось надеяться на то, что ее помилуют, как говорится, и позволят закончить обучение. Очень жаль будет не дотянуть всего пол года.
- Я не извинилась за тот раз, потому что не было возможности, в первый раз, когда мы встретились вне класса после того события, закончился здесь сегодня, - она вздохнула. – Да и Вы понимаете наверняка, это сложно, попросить прощение за такое, я бы точно не захотела даже видеться. А сегодня, я действительно не могу это объяснить, но точно знаю, что не хотела причинять никакого физического вреда Флоре. Мне хватило прошлого раза.
Может объяснения и были так себе, но Глория не знала, что еще сказать. Пусть будет, что будет. Она напишет все, что сможет, даже может начать со встречи с тем психом. Что угодно, но лишь бы все закончилось хорошо.
- Свои извинения я обязательно принесу Флоре, когда это будет уместно, - Глория имела ввиду тот факт, что сейчас нестись в больничное крыло явно было плохой идеей. Да и ей нужно было все обдумать, переварить. Ее все еще немного потряхивало внутри, а желудок от волнения скручивало. Мало того, что сама она была не в лучшей ситуации, так и Джей теперь оказался втянут. Она попыталась взглядом остановить друга, намекнуть, что лучше не врать, а придумать, почему он это сделал. Но не вот эта его идея с влюбленностью в Реган. Хотя, увидеть лицо этой выскочки было бы занятно, пожалуй. Как только директор отпустит ее, Глория была намерена немного побыть одна. Но спросить Джея, зачем он так нагло врал Голду тоже хотелось. Как бы это не обернулось трагедией для них всех. И она уже представляла, что скажет Ребекка. Ничего хорошего, вот что. Джей пытался помочь, защищал ее, Брайт не могла помочь ему никак сейчас, да и самой себе тоже. Мерлин, как они вообще оказались в такой ситуации. Это все паршивая слизеринка, решившая поиграть в героя. Защитница Кэрроу. Наверняка, тухлая как и большинство ей подобных. Если бы она их не остановила, они бы даже не заговорили друг с другом. Но теперь уже ничего изменить было нельзя.

Отредактировано Gloria Bright (29-08-2021 22:28:31)

+1

9

Педагогический талант это то, чего не было у Кристиана. Мужчина мог просто обучать, давать знания, указывать на ошибки, создавать заклинания, которые могут быть полезны волшебникам. Только учитель это еще и психолог, а Криса можно назвать иначе, словом пусть и близким, но совершенно иным. Псих, вот его точное определение, и свои желания мужчина сдерживает специальными снадобьями. Они уже не так хорошо помогают, ведь желание избавиться от проблем в виде этой парочки недоразвитых идиотов проявляется все ярче, а руки чешутся все сильнее. Голд не рвался на этот пост, но поскольку пока нет выбора, приходится быть главой школы. Минерва справилась бы лучше и совсем скоро так и будет, осталось потерпеть недолго.
- Не нормально, то, что Вы говорите в тот момент, когда Вас никто не спрашивал, мистер Келли, - волшебник пусть еще и говорит спокойно, но стальные нотки его голоса явно должны иллюстрировать, что терпение мага на исходе. Этот мальчишка весьма посредственный, но в нем слишком много наглости и даже высокомерия. Поразительно, чем никчемнее человек, тем больше уровень нарциссизма внутри него. Следовало бы это изменить, но лучше пусть кто-то другой испачкает руки. Таких в обществе не любят, его сожрут свои же, такие же грязнокровки. Выдохнув после слов Глории, мужчина только кивнул в сторону пера, пергамента и чернил. Пусть просто напишет объяснительную, и дальнейшее разбирательство будет вести Министерство магии. Со своей стороны Крис не может сделать ничего, вернее может, но не хочет принимать участие в этом фарсе. Покушение на жизнь чистокровной волшебницы не может остаться без внимания, да и в целом, за любого ученика несет ответственность школа, они обязаны реагировать в соответствии с законом. За Кэрроу же есть кому сворачивать шеи, Голд не станет вмешиваться. Кроме того в Министерство достаточно лояльных аристократии чиновников, дело не будет закрыто быстро. Веселье только начинается, смерть была бы более гуманным методом в данном случае, но Глория поучаствует в увеселительных мероприятиях, созданных для нее лично.
- Пишите, - ему уже надоела это комедия, хотелось просто избавиться от этого недоразумения в своем кабинете. Еще предстоит разобраться с мальчишкой, он ведь явно забыл свое место.
- Времени для извинений было достаточно, мисс Брайт. А Вы не собирались этого делать, - он усмехнулся, его забавляли эти жалкие попытки врать глядя ему прямо в глаза. Хогвартс давал возможность каждому ученику научиться искусству защиты разума, да что там, и не только. Только здесь куда больше тех, кого учить просто бесполезно. Настоящий маг должен быть собранным, должен превосходить обыкновенного человека, и что прискорбно, лишь аристократия понимала это. Чистокровные маги берегли традиции этого мира, чтобы он не исчез до конца и остался в первозданном виде. Грязнокровки здесь чужие, и они хотели изменить порядок, чего нельзя допустить. Аристократия сражалась за свои права и за построенный на их крови мир. Война началась сразу же как только явился первый грязнокровка здесь и будет продолжаться до тех пор, пока все они не уйдут отсюда. О смирении речь больше не идет.
- Я запрещаю Вам подходить к Флоре Кэрроу, как и любые другие формы контакта, - на этой ноте разговор с девушкой можно было закончить. Парню же Кристиан велел остаться, и как только дверь за студенткой закрылась, воцарилось молчание. Голд искал в себе силы не убить этого щенка. Келли не воспринимал слов, это факт, а пустить в ход силу неправильно. Пачкаться только.
- Мне кажется Вы прекрасно понимаете, что одно Ваше нахождение в замка несет угрозу для всех ее обитателей, - наконец прервав молчание, мужчина неотрывно смотрел на студента, - Профессор Дамблдор позволил Вам учиться, скрыл это от Министерства магии, нужно объяснять, что именно произойдет если я решу отменить эту благодетель Альбуса? – оборотни нынче не в чести, его просто закроют в клетке, а особо истеричные будут требовать уничтожения. Щенок бешеной собаки едва ли может не быть заражен, куда проще избавиться, тем более, что теперь и даже грязнокровки не будут радоваться нахождению такого существа в обществе. Это угроза.
- Сегодня Вы вдруг решили, что скорость реакции и физическое превосходство над обычным волшебником дает Вам некое право. Знаете ли Вы, что на силу всегда найдется другая сила, мистер Келли? – говорить приходилось прямо, чтобы до идиота дошло, - Вы понимаете, и даже не отрицаете, что потеряли контроль. Следовательно Вы опасны. Знаете, что делают с теми, кто опасен и несет угрозу? – мужчина наблюдал за студентом и подбирал слова, старался не сорваться сам, хотя уже видел как поднимается с места и повторяет то, что Келли сделал с ученицей слизеринка. Берет за шею, сжимает руку и прижимает к стене, сдавливает руку, чтобы дышать этому щенку было сложно. Просто показать, что на его силу всегда найдется другая.
- Сейчас у Вас есть шанс убедить меня не передавать начальнику аврората данные о том, что Вы оборотень, - Крис не то, чтобы очень хотел вмешиваться в судьбу студента, решил просто дать маленький шанс высказать хоть одну умную мысль за то время, что шло их общение.

+1

10

Джей смотрел на свою подругу и не мог принять то, что ей приходится оправдываться. Он понимал как выглядит вся ситуация со стороны, он был уверен, что произошло что-то очень странное и непонятное, но он так же был уверен, что Глория не способна на расчетливое причинения вреда кому бы то ни было. Пусть даже этот кто-то сто раз сам нарвался. Необдуманные, спонтанные поступки – это про Джея, но никак не про Брайт. Она гордая девочка, но в ней нет того высокомерия, которое подводит к черте «никто не смеет быть выше меня» - это про слизеринцев. А этот день обещал быть таким приятным. Как же…
Реган. Если бы не она… Воспоминание о наглости и высокомерии именно этой змеи подняло в душе волну негодования. Кажется, этой особе все сойдет с рук. Еще бы. Невинная жертва агрессии. А то, что она получила в ответ собственные же посылы, кому важно? Келли понимал, что никто не станет с ним возиться и искать правду, когда в деле фигурирует оборотень. Как будто его болезнь, в которой он не виноват, делает его единственно виновным в любой ситуации, в которой появится его имя. Это не болезнь – это особенность, с которой придется жить. Так говорил его отец. И Джей верил ему. Потому что привык верить своему отцу. Это не болезнь – это особенность, с которой можно жить и даже использовать преимущества этой болезни во благо общества – хочется крикнуть Джею в лицо каждому, кто смотрит на него с превосходством, но кто его услышит. И ему приходится первому опускать глаза в пол и отвечать
- Простите директор, - в ответ на замечание, указывающую на его новую несдержанность. На этот раз словесную. И молчать до конца разговора директора Голда с его подругой. Молчать и только слушать, сжимая кулаки и впитывая липкий страх Глории, переживая его вместе с ней, крепче сжимая руки, чтобы держать себя в руках. 
Он ненавидел Реган, автора всей этой ситуации. Он ненавидел всю эту ситуацию, которая зашла так далеко. Он ненавидел этот разговор. В душе поднималось черное пламя, а внутренний зверь жаждал отмщения.
Провожая взглядом Глорию, парень чувствовал, как за ней тянется тяжелый шлейф отчаянья и боли. Все его существо рвануло за подругой. Ей нужна его поддержка, его плечо, но голос директора приказал остаться. Джей еще несколько минут смотрел неотрывно в закрытую дверь кабинета, всем существом ощущая насколько близко подобралась к сердцу та отрава, о которой говорил директор.  Он настолько зол, что готов растерзать эту скользкую стерву Реган собственными руками. Он почти увидел рваную кровавую рану на ее шее, почти почувствовал ее кровь на собственном языке. Почувствовал и ужаснулся.
Огромным усилием закрыл глаза и покачнулся. Он понял. Понял о чем ему говорит директор Голд!
Это не про высокомерие. Это не пренебрежении. Это не про привилегии чистокровных – это про ответственность. Его собственную ответственность перед собой и другими. Ведь он сам был готов стать тем, чье поведение не одобрял. Он сам готов быть стать таким же, как все в стае Сивого.
Повернувшись к директору и распахнув глаза, в которых теперь притаился ужас за собственные мысли, Келли заговорил
- Я понимаю – совсем тихо заговорил парень, осознавая сколько времени теперь понадобиться чтобы успокоить внутреннего зверя, решившего постараться подмять под себя человека.
- Я благодарен за возможность учится. Простите меня, директор Голд.
В свое оправдание могу сказать только то, что этот срыв был первым и я могу обещать, что он будет единственным. Я буду контролировать себя, вести себя ответственно перед другими и самим собой.

Он. Будет. Себя. Контролировать.
Он – это человек. Ему подвластно взять себя в руки и не стать тем, в ком живет лишь жажда крови. Он не хочет стать одним из тех, кто внушает только ужас и кто и не сможет уже вернуться в мир магов. Он не хочет стать тем, кто создал такую репутацию оборотней. А что он хочет?
Он хочет однажды дать шанс себе и таким как он на место в этом мире.
- Я не опасен. Я и в этой ситуации не причинил вреда. Я смог остановится и осознать. Опасный зверь не остановится. Бешеная собака не боится боли. Я обещаю, что не приближусь к мисс Реган ближе, чем на два метра.
Джей снова взглянул на дверь.  Он ждал возможности покинуть этот кабинет. Если для этого надо будет просить, он попросит. Глорию надо найти. Он нужен ей. Он ее успокоит и не подпустит больше ни к одному слизеринцу. Слишком дорого стоит это для них. Он не…
- Пожалуйста, можно я попрошу  Вас – все же решился волчонок – не за себя. Прошу Вас, проверьте Глорию на проклятья. Она не могла напасть на Флору просто так. Пожалуйста.
Если после этой просьбы он все испортил и пусть. Он боялся не за себя. Он мужик. Он справится. Выживет. Уедет в глубинку и наймется на грубую тяжелую работу. Он справится. А Глория девушка

0


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Школа Хогвартс » Происшествие, которое подлежит расследованию