Hogwarts and the Game with the Death

Объявление

25 ЯНВАРЯ - 10 ФЕВРАЛЯ 1999 ГОДА

В то время, как студенты Хогвартса усердно готовятся к предстоящим экзаменам, Пожиратели Смерти вновь напоминают магическому миру о том, что их война еще не окончена. Активные нападения на аврорат и Министерство является их ответом Отступникам, которые не прекращают попытки устранить всех, кто, по их мнению, поддерживает преступников. Орден Феникса не прекращает попытки минимизировать количество жертв и найти способ устранить обе радикальные организации, но теперь, имея дело сразу с двумя противниками, их задача стала во много раз труднее. В разрываемом натрое мире, чью сторону выберешь ты? читать далее

В игру требуются: Гермиона Грейнджер, Рональд Уизли, Джинни Уизли, Нортон Мальсибер, Эйвери, Полумна Лавгуд, Натали Макдональд, Лиза Турпин, члены Ордена Феникса, студенты Хогвартса, Отступники, Пожиратели Смерти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » Балы были созданы не для танцев


Балы были созданы не для танцев

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Временной промежуток
февраль 1999
2. Имена всех участников
Нарциса и Люциус Малфои, Джемма и Рабастан Лестрейндж
3. Описание/текст квеста
Только юные девушки, никогда не бывавшие на балах, могут наивно полагать, что балы созданы для танцев. На самом деле балы - это океан возможностей. Выдать дочь замуж, заключить выгодную сделку, быть представленным нужным людям, или же, как в случае с Малфоем - возможность восстановить связи. Кто знает, какой шанс может подвернуться, когда отчаянно ищешь этот шанс.

+2

2

Нельсон любил устраивать приемы, и обычно в неделю было около трех встреч. Высокопоставленные чиновники, светили мира аристократии. Настоящее искусство собрать всех в одном месте и в один час, а праздник был необходим как никогда. Прошлый год был тяжелым, мужчина со своей семьей был вне Лондона, отсиживался как можно дальше от войны под предлогом срочной работы, которую он сам для себя и выдумал. Безопасность была на первом месте, но и Нельсон никогда не был хорошим бойцом. Политик, дипломат, но не больше того. Этот же вечер должен был пройти прекрасно. Долгое время не было успешных вечеров, теперь все постепенно приходило в привычное русло. Течение жизни Лондона входило в ритм, и мужчина был как никогда доволен собой и теми успехами, которые были в качестве заслуг приняты всеми его близкими и друзьями. Статья в газете добавила престижа мероприятию. Удалось даже получить специального гостя. Братья Лестрейндж являются самыми влиятельными магами в мире волшебников. Одно их слово может спасти жизнь или лишить ее. Нельсон Мангомери хорошо знал об этом, и тщательно готовился к приему. Лучшие закуски, музыка, декорации, исключительно проверенные гости. Его супруга настояла на приглашении Малфоев, а с женой он совершенно не хотел спорить. Всем нужны прогулки и удачные вечера. Тем более было очень много времени для того, чтобы избавиться от Малфоев, если на то были причины. А значит все должно быть в порядке.  Назначенный час гости начали собираться, но Нельсон все еще не мог успокоиться. Он ждал главного гостя вечера. Его приглашение было принято, и это вызывало гордость внутри мужчины. Ему не терпелось появлением Лестрейнджа показать всем собравшимся, что о нем помнят и может быть даже ценят. Такие гости соглашаются посетить не каждый дом, а у него всегда все проходит гладко, весело и без споров. Хорошая возможность отдохнуть. Поместье было под охраной, домовики следили за гостями и помогали с закусками.
- Люциус, - он поприветствовал гостя, чуть склонив голову для приветствия, - Нарцисса, - чуть теплее произносит он, подчеркивая вежливость направленную в сторону женщины. Любой мужчина знает, что высшая степень уважения не только в добрых словах, но и в уважении к женщине. Нельсон всегда следил чтобы с его супругой общались исключительно вежливо.
- Я очень рад, что вы нашли время посетить мой дом, - дежурные фразы, но они всегда и во всем оказывались полезными и такому поведению сопутствует удача. Время шло, мужчина ждал. Как только ему сообщили о появлении долгожданного гостя, он тут же быстро проследовал для встречи и приветствия. Мужчина заметно нервничал, но это волнение ему нравилось.
- Господин Лестрейндж, - Нельсон склонился настолько, насколько был способен, выражая таким образом почтение к появившемуся с очаровательной спутницей под руку, - Мадам Лестрейндж, - Рабастан бы не появился просто с фавориткой, это не его уровень. Каждое слово и действие этого человека значит очень много. Нельсон подождал гнева за свою ошибку в обращении к леди, и когда его не последовало, с позволения Лестрейнджа коснулся поцелуем ладони женщины.
- Господа, у нас сегодня особенный гость, - проследовав в гостиную Нельсон поспешил всех известить. Он заметил как изменилось настроение гостей, это был и с трах и благоговение.
- Нас своим визитом почтил мистер Рабастан Лестрейндж со своей обворожительной супругой, - да, этот вечер запомнится всем надолго. Мужчина был собой очень доволен, - Позвольте предложить Вам виски, мистер Лестрейндж, - ради этого мага он сделал специальную закупку, чтобы виски отвечал вкусу этого волшебника, - Что я могу предложить Вам, мадам Лестрейндж? – ему казалось знакомым это лицо, но вежливость превыше всего. Он делал вид, что прекрасно знает спутницу дорого гостя. Предложить ей что-то было должно, знать бы, что именно.
- Очень рад, что Вы нашли время и возможность посетить мой дом, это большая честь, принимать таких гостей, - конечно он не друг Рабастану, но хотел быть в милости. Пока же он вежливо замолчал, давая возможность гостю высказаться.

+3

3

Нарцисса улыбнулась при упоминании ее обмана, как умела улыбаться только она одна. От этой простой эмоции со стороны жены, в груди Люциуса распустилось что-то большое и теплое. Как давно он не видел ее улыбки. Ради того, чтобы еще раз увидеть это чудо, Малфой старший был готов назвать черное белым, белое черным, а правду ложью. А уж признать ее поступок, который она сама называла ошибкой, смелостью, тем более.
Люциус знал об ошибках многое. Самая главная из них чуть не лишила его семьи. И речь здесь идет не о его собственной глупости и эгоизме. Однажды, поверив не тому человеку, он подставил под удар жену и сына. Его мальчику и любимой женщине пришлось платить за ошибку главы рода. В самых страшных кошмарах, не отпустивших его до сих пор, он отдает в служение идеи жизни своих близких. Тогда он просыпается в холодном поту и понимает, каждый раз понимает, как близко он был к осуществлению своих страхов.
Идея главенства чистокровных, сохранения традиций, равновесия в их замкнутом магическом сообществе, уменьшения влияния из вне не пустой звук. Слишком много стало в их мире выходцев из мира магглов. Они приходят в мир волшебников в одиннадцать лет и хватают по верхам, все до чего могут дотянутся, стараясь понять, а что не понимают стараются сломать под себя, не понимая, что мир магов хрупкая экосистема со своими тонкостями. Вот только всем выскочкам-грязнокровкам тонкостей никто не объясняет. Это все равно, что учить троллей балету. Люциус и сейчас верен идеи, что когда-то сплотила чистокровных магов вокруг молодого и подающего надежды лидера. Вот только сам лидер подвел их. Его безумная идея охотится за ребенком, позабыв с чего все начиналось. Его все возрастающая жестокость. То, что Темных Лорд безумен, Люциус понял давно. Только сделать что-то уже не мог. Он увяз в этом болоте, утащив с собой семью. И вместо того, чтобы гордо сносить последствия своей первой ошибки, он совершает вторую. Позволяет своему страху за жену и сына стать оружием против него самого. На фоне всех ошибок самого Люциуса, поступок жены казался почти подвигом. Ну или благородным порывом истинной матери защитить свое единственное дитя. Для любого рода наследники высшая ценность. Любо чистокровный маг это понимает. А что до удачности этой ошибки, тут и все верно. Рудольфус, не одержимы бредовыми идеями и параноидальными приступами, вернул курс к той самой идее и тем самым необходимым реформам. К тому же он не считает своих союзников неотчуждаемой собственностью.
-Я не настолько глуп, чтобы нарываться на внимание героя. Я учился интриговать и действовать чужими руками, когда еще Поттера не было и в проекте. – улыбнувшись одними уголками губ, тихо сказал Люциус, обращаясь к жене.
- Да и нервировать лишний раз победителя не стоит. Ему итак забот много. Уверен, что, исходя из имеющихся козырей. Можно попытаться выиграть партию. Но для начала нужно попытаться вернуть себе место и доверие.
Люциус меньше опасался за будущее Драко. Его сын, обладая горячей кровью Блэков и упрямством Малфоев, рано или поздно добьется своего. Он не отступал от своих желаний в детстве, не уступит и сейчас, а вот ему придется постараться. Он в ответе перед родом, а главное перед женщиной, которой поклялся у алтаря защищать и заботится.
- Рудольфус умный руководитель. Мы не предавали идею. Всегда следовали целям аристократии. Так что шанс есть. Нужно только приложить усилия.
Нарцисса была права в том, что возвращение к союзникам надо начинать с доверия равных. Предстать перед лидером жалким просителем, блеющим бараном нельзя. Особенно, если равные тебе не будут способны подтвердить твои благие цели. Не смогут довериться тебе, не смогут без опасения встать к тебе спиной. В этом есть смысл. Начать с ближних и предложение жены было очень кстати.
Даже если им и не удастся в это раз убедить хоть кого-то, они хотя бы попытаются. И этот выход в свет не позволит злым зыкам говорить о том, что Малфои прячутся в своем мэноре под гнетом вины и в терзаниях не чистой совести.
Да и что греха таить. Люциус очень хотел иметь возможность быть рядом с супругой, которую едва не потерял уже после войны и по собственной глупости.
Появившись под руку с супругой в шикарной бальной зале, Люциус едва подавил в себе порыв зажмурится. Роскошь и атмосфера праздника резали глаза, отвыкшие от блеска таких приемов. Когда-то и его дом гостеприимно распахивал двери перед многочисленными гостями, в его залах звучала музыка, горели свечи, столы ломились. Когда-то к нему на приемы пытались попасть. Теперь это все в прошлом. Родовое гнездо древнего рода было сначала превращен в штаб, потом почти в тюрьму для его хозяев. Стены, отвыкшие от света и улыбок людей. Пропитались страхом и горечью. Это было слегка крало настроение, но Люциус старался, чтобы истинные эмоции не отразились не его лице. Тем более, что хозяин дома уже вышел им на встречу.
- Нельсон – ответил на приветствие маг, чуть склонив голову и улыбнулся сдержанной улыбкой. – Как мы могли пропустить. Оформление зала просто великолепно.
Люциус говорил спокойно, отвечая вежливостью на радушие. Только когда хозяин обратился к его жене интуитивно чуть крепче прижал к себе ее руку.Так, чтобы не причинить боли. Он все еще не отошел от страха потерять ее, поэтому внимание чужих мужчин нервировало Малфоя. Даже если это просто дань вежливости. Ревности, мук которой не знал Люциус до недавнего времени, было все равно с какой целью мужчина улыбается Нарциссе.
Появление нового гостя привлекло внимание многих. Фамилия, слишком значимая в современном аристократическом мире прозвучало раскатом грома для Люциуса. Если это не шанс…
- Милая, ты не возражаешь, - уточнил Люциус – Я хотел бы поприветствовать Рабастана.
Так и не отпусти руки Цисси, мужчина начал лавировать между гостями, чтобы подойти к Лестрейнджу и его спутнице.
- Добрый вечер, мистер Лестрейндж, - поздоровался маг с братом лидера пожирателей, чуть склоняясь в вежливом приветствии
- Мисс Фарли – обратился он уже к даме, мягко улыбаясь ей.
Говорить о чем-то серьезном в присутствии дам было не очень вежливо. Мужские разговоры ведутся с глазу на глаз, особенно если один из участников не уверен в результате этого разговора.
- Прекрасно выглядите – это даме
- Вас можно поздравить Рабастан? – а это уже мужчине.
Появляться в обществе девушки такой маг как Лестрейндж не стал бы, если бы не имел на нее серьезных планов.

+3

4

К этому вечеру мужчина тщательно подготовился. В прочем, в понимании Лестрейнджа, подготовиться, это помыться, побриться и приодеться. Но так как с ним шла супруга, он позаботился о бОльших приготовлениях. Вероятно, хозяин вечера был более удивлён и шокирован тем, что Лестрейндж принял его приглашение, и стоило отметить, что хозяину дома просто повезло. Стан просматривал письма с приглашениями, которых всегда много, и только одно подходило по кругу приглашённых, месту и времени. Эта аристократия, он был уверен, болтать не станет. А на всякий случай он примет меры. Но это позже. Сейчас мужчина в коем-то веке расчесал волосы, сбрил свидетельство его продолжительной командировки и даже использовал что-то ароматное, что выбрала для него жена. Теперь стал похож на аристократа. Выйдя из ванны Пожиратель улыбнулся супруге. Она выглядела просто восхитительно. О том, что сегодня предстоит выход в свет, а попросту выползка на люди, мужчина сообщил Джемме перед командировкой. Супруга могла спокойно подготовиться. Он позаботился о том, чтобы все представители ателье могли прийти к Джемме, если она пожелает этого. Либо выделить любое, подходящее Фарли время. Он попросил супругу подобрать его костюм к её платью, но уточнил, что в белом он выглядит очень странно. Рабастан в принципе предпочитал чёрный, но про белый костюм он, конечно, шутил. Вряд ли супруге такое придёт в голову. На мгновение мужчина представил себя в белом фразе с бабочкой. Смешное зрелище, пожалуй. Закончив с работой, вернувшись и приведя себя в порядок, он теперь готов был почти ко всему. Уточняя у супруги ее самочувствие, Рабастан нежно поцеловал ее. Он скучал, и полагал, что уйдут они с вечера достаточно быстро, чтобы он мог пообнимать ее столько, сколько хотел. Да и не только об объятьях думал мужчина.
Войдя в дом где проходил вечер, Рабастан тут же ощутил на себе взгляды. Это было ожидаемо, а сам Рабастан уже привык к такому, так как за последние несколько месяцев только и делал, что посещал множество разных домой, правда встречи были не такими праздничными. Здесь концентрация народа увеличилась в несколько раз по сравнению с его обычными встречами. Но суть это не меняло. Одно изменилось, сегодня с ним была Джемма. Её в обществе наверняка знали, хотя бы потому, что она была весьма видной фигурой в Министерстве. На счёт осведомленности аристократии касательно её непростой судьбы он не знал. И узнавать не был намерен. Любезный хозяин дома встретил его радушно. Даже с некоторым перебором. Это не раздражало, Стан лишь посмотрел на Джемму, когда к ним обратились. Обращение хозяина дома к его женщине немного удивило его.
- Ого, так быстро разлетаются новости?
Сняв тёплую мантию и переложив палочку в пиджак костюма, мужчина дождался, пока супруга возьмёт его под руку и направился в главный зал, куда его любезно сопровождал хозяин дома. Пожиратель же был настолько увлечен своей собственной супругой, что сначала немного прищурился, когда Нельсон решил поцеловать ее руку, но после смягчился. Не ревновать же к такому, тем более, что не за его спиной все происходило.
- Если тебе станет невыносимо скучно, ты обязательно скажи мне. Но мне придется сначала выполнить скучную работу, зато потом как на счет потанцевать?
Закончив шептать на ухо супруге, он улыбнулся ей. Лестрейндж согласился на напиток, а пока хозяин дома все организовывал, он поблагодарил за приглашение, сообщил, что рад выбраться в приличное общество, а так же отметил, что дом прекрасен, и хозяину непременно стоит отблагодарить супругу за такой прием. Рабастан решил, что вряд ли Нельсон занимался этим всем сам, но уважить хозяйку стоило тоже. Только пока ее не было видно. Вероятно, занята управлением такого стада. Аристократы те еще привереды, за ними нужен глаз да глаз. Когда-нибудь Джемма тоже будет проводить банкеты, а он будет веселить гостей на пару с братом. Почему бы не применить свои навыки пения на пользу. Но это для избранных, конечно. В своих мыслях мужчина не сразу обратил внимание на появившегося по близости Малфоя с супругой. Пришлось здороваться и с ним.  Мужчина поздоровался как подобает, сегодня его настроение позволяло. Да и знание того, что Лорд был подделкой смягчало тяжесть ситуации в некотором смысле. Говорить о том он, конечно, не был намерен, а уж обсуждать с Малфоями тем более. Выслушивать сегодня вопросы Малфоя или его слова не было желания, так что Стан почти сразу снова переключился на супругу, но, видимо, зря. Бровь Рабастана как-то сама поползла вверх. Обратив внимание на обратившегося к нему и Джемме Люциуса, мужчина какое-то мгновение задумчиво смотрел на него.
- Люциус, моя жена уже не мисс Фарли, как было объявлено. Если мадам Лестрейндж для тебя кажется слишком напоминающим мою дрожайшую своячницу, то допустимы будет миссис Лестрейндж. Вне стен Министерства, конечно. Вот там можешь звать её Фарли.
Он не злился, ему просто показалось это странным. Если действие было умышленным, то логики в том он не видел. А если ошибкой, то Малфою явно нужно обновить навыки общения. Вот только такой человек, как Малфой, должен лучше самого Рабастана знать правила этикета и общения. Это он, а не Лестрейнджи, протирал обувь на светских раутах все эти годы.
Джемма осторожно тронула его руку, чтобы он не злился, так что Стан постарался переключить свое внимание. Впрочем, долго ему и не пришлось притворяться. Подошедший к ним мужчина отвлек внимание Пожирателя. Так как это общение входило в план мероприятия, Рабастан взял руку супруги, поцеловал её, а затем прошептал на ухо, чтобы не слишком веселилась, пока он обсудит скучные дела. О том, что такое возможно, мужчина говорил ещё дома. И просил в случае необходимости помочь ему. Пока же Джемма могла не переживать и просто отдохнуть. Рабастан распорядился о том, чтобы ей принесли закусок и сока, а так же оставил с женой двух коллег рангом ниже, чтобы те заботились о спокойствии Джеммы. Их он прихватил с собой на всякий случай, в последнее время нельзя было доверять никому и ничему. А рисковать женой он не собирался. Охрана не будет надоедать Джемме, но и не позволит ничему случиться до тех пор, пока Стан не вернется.

Отредактировано Rabastan Lestrange (19-07-2021 09:54:16)

+3

5

Муж собирался, как он сам сказал, в командировку. Джемма ему не мешала, не задавала вопросов. Это было бесполезно Рабастан ничего ей не говорил. Не хотел, не доверял, не желал впутывать, все это или же что-то одно являлось прямым доказательством того, что не стоит выяснять куда и самое главное, зачем он направляется. Волшебница переживала, но понимала, что высказав свои опасения ничего не сможет изменить. Он все равно уйдет, а ей останется только лишь ждать его и надеяться, что больше никто не сумеет его схватить и муж вернется домой. Она подготовится к визиту на один из приемов, куда Лестрейндж принял приглашение. Хотелось быть с ним как можно дольше, видеть чаще и проводить время с ним не только в постели, но пока шла война этого едва ли можно достичь. Джемма долго не отпускала мужа из объятий, не хотела отпускать, но все равно пришлось отойти в сторону. Он вернется, всегда возвращался. Волшебница не знала идет ли он один, или же будут помощники, ей осталось считать минуты и ждать. Она заказала платье под один из костюмов мужчины, который сочла подходящим, но в процессе изменила свое мнение касательно собственного наряда. Достаточно быстро было готово и платье и костюм, Джемма подобрала макияж и прическу, выбрала туфли и украшения. Это был первый совместный выход с Рабастаном, ей хотелось чтобы все было идеально. Хотелось чтобы мужчина остался доволен. Его рубашка, запонки, ботинки все было давно готово к тому моменту, когда Рабастан вернулся. Фарли старалась собираться быстро, но проходя мимо Лестрейнджа всегда снова оказывалась рядом с ним, обнимая. Выйти в свет ей хотелось даже очень, только Фарли все никак не могла нарадоваться, что муж вернулся домой и был цел. Во всяком случае она не сумела найти, к чему придраться, как ни старалась. Вероятно он убрал все последствия, прекрасно зная, что она будет искать ранения и переживать. Несколько часов сборов подошли к концу, женщина была готова покинуть пределы поместья. Лишь задержалась у зеркала, убеждаясь, что ее беременность не станет достоянием общественности, никто и ничего не заметит. Платье сидело идеально, мягкая ткань была безупречна, а легкая накидка скрывала все, что можно было бы заметить меткому глазу. Живота не было видно, разве что самую малость.
- Рабастан, там будет много народа? – ей не хотелось бы привлекать слишком много внимания, но Джемма очень хорошо знала, что обычно происходит на подобных мероприятиях. Их встретил хозяин поместья и Фарли только кивнула в ответ на его приветствие, а затем и чуть напряглась, когда мужчина поцеловал ее руку. Рабастан позволил этот жест, значит все было в порядке. Фарли передала теплую мантию прислуге и быстро взяла мужа под руку, легко улыбнувшись ему. Она волновалась, там за дверью был полный зал народа, множество молодых женщин, которые будут готовы выцарапать ей глаза. Лестрейнджей всего два, и если прежде был шанс для кого-то стать частью этой семьи, то теперь все изменилось. Фарли морально подготовилась к этому событию.
- Работа, и здесь тоже? – она задала этот вопрос уставшим голосом, подвох был и в сегодняшнем вечере, - Только если ты мне обещаешь решить свои дела быстро, - конечно ставить условия это дурной тон, но слова сами собой вырвались. Сделав несколько глубоких вдохов Джемма осмотрелась. Множество лиц, глаза обращенные в их сторону. Словно рой пчел, раздался шепот. Многие направились в их сторону, вероятно поприветствовать Рабастана лично было не только обязанностью, но и личным желанием. С этого дня в ее жизни тоже многое изменится. Джемма немного растерялась от поступившего в ее сторону вопроса. Она бы выпила шампанское, рука была дернулась на живот, но порыв волшебница сдержала, только поправив волосы, отвечая, что пока ничего не хочет. Фаhли крепче сжала руку мужа, она себя чувствовала странно под всеми этими взглядами, но вида не подавала. Только старалась быть как можно ближе к Лестрейнджу. Голос подошедшего Люциуса отвлек волшебницу от размышлений. Джемма немного растерялась. Ей было не привычно слышать обращение к ней как к мадам Лестрейндж, но теперь ведь именно так к ней должны обращаться. Малфой же обратился иначе, что вызвало удивление. Джемма задержала взгляд на мужчине и тут же легко провел ладонью по руке мужа, чтобы тот не вспылил.
- Добрый вечер, мистер Малфой, - тем не менее все уже сказано мужем, и волшебница не решается озвучить собственные мысли, - Миссис Малфой, здравствуйте, - Джемма знала эту женщину поверхностно, они ранее пересекались на вечерах, но возраст не предполагал более близкого общения. Фарли все больше беседовала с одногодками, как же сложится теперь она не знала. Время все расставит по своим местам, пока ей хотелось жить так, как она уже начала. Очередной волшебник подводит к ним, и все внутри Джеммы сжимается. Она цепляется рукой за мужа, хоть и понимает, что он все равно должен провести эту беседу, но не остановилась на этом.
- Оставляешь одну, понятно, - она произносит это без слов, только так, чтобы Рабастан слышал, различил, но это ничего не меняет. Горло сдавливает, и Фарли только провожает его взглядом. Лестрейндж оставляет с ней охрану, к присутствию которой Джемма уже привыкла, так же его распоряжение о соках и закуске поспешили выполнять так, словно здесь именно Стан хозяин. Он вероятно к подобному привык, что до неё, то это в новинку.
- Благодарю, - принимая стакан с напитком волшебница делает небольшой глоток и некоторое время просто беседует с несколькими волшебницами, что щебетали о влиянии Рабастана и его семьи, о том, как внезапно это объявление о заключенном браке и откуда же такая срочность. Ей не хотелось обсуждать моменты ее вхождения в семью, и Фарли четко дала это понять. Удивительно, но кажется с ней начали считаться, не было слышно споров или даже намека. Джемма отошла на несколько шагов, не желая больше продолжать беседу. Фарли высматривала мужа, но попытка не увенчалась успехом. Он был занят, а ее пытались несколько раз пригласить на танец. Волшебница каждый раз отказывалась, понимала их желание выслужиться перед Рабастаном, но они выбрали скверный способ. Настроение волшебницы не располагало к танцам.
- Никого больше не подпускайте ко мне, - это была просьба, она сказала это достаточно мягко, хотя охране по логике вещей могла приказывать. Джемма села за столик около окна, наслаждаясь прохладой. Она поужинала фруктовым салатом и попросила мороженное как раз в тот момент, когда до нее донеслись голоса охранников. Фарли присмотрелась и заметила Нарциссу Малфой.
- Все в порядке, пропустите, - Джемма решает, что компания ей все же не повредит, да и эта женщина явно не относилась ни к сплетницам, ни к завистницам. Фарли и сейчас ловила на себе взгляды многих женщин, они словно говорили о том, что она не достояна быть рядом с Лестрейнджем, но ей ничего сказать не решались. Было не по себе. Рабастан предусмотрел все, взяв с собой охрану.

Отредактировано Gemma Farley (19-07-2021 09:59:32)

+2

6

Выход в свет, она скучала по этому. Платье прекрасного кроя, подчеркивающее изящность фигуры, но ни в коем случае не вызывающее. Это платье она приобрела последним, еще когда часто прибегала к услугам швей. Но вот надеть не успела. Сейчас, спустя время, оно все еще было в пору. Впрочем, Нарцисса никогда не была склонна к полноте. Родив Драко она даже похудела, сын словно взял все, что мог, чтобы появиться на свет. Собрав волосы в высокую прическу, она украсила получившийся замысловатый пучок парой золотых шпилек. Из украшений выбрала то, что смотрится достаточно достойно, но не слишком вычурно. Не хотелось выглядеть так, словно она нацепила на себя все самое лучшее для вида. Ее образ был сдержанным и элегантным, светлая ткань платья не сливалась с тоном кожи, но позволила выглядеть немного моложе. Все же, это никогда не помешает, если тебе уже за сорок. Разговоры с мужем о дальнейшем пока были отложены. Да и они обсудили уже достаточно, как казалось Нарциссе. Сейчас ей хотелось попытаться вернуть ту стабильность, что некогда была ей столь дорога. Женщина потратила не мало времени, чтобы подготовиться, в том числа стереть с лица признаки тревоги и последствия многих бессонных ночей, пережитый прежде. Единственное, что было приобретено ею специально к этому выходу, это туфли. Обувь она решила обновить. Ее образ не был просто попыткой показать, что все достаточно хорошо, чтобы она не жила в страхе, но скорее был попыткой защититься. Макияж и отличное платье – лучшая броня женщины. Она все еще думала о последнем разговоре с Люциусом. Она не совсем была согласна с мужем, но могла лишь предполагать, что творится в голове Лестрейнджа. А еще она понимала, что этот брак был теперь рискованным предприятием. Но обратного пути она для себя не видела. Нарцисса думала о разводе, но это ее пугало. Тогда она считала, что это единственный способ помочь Драко, да и самой выпутаться. Только это был отчаянный шаг. Самым важным для женщины было теперь вернуть свое достоинство, потому что она уже пожертвовала многим ради сына, даже если шаги могли бы быть иными. Но то, что было, это в прошлом. Поднять голову, расправить плечи, идти вперед. Это она и делала. Войдя в дом, куда их, к радости Нарциссы, пригласили, миссис Малфой сама того не замечая вновь вспомнила правила игры. Любезная улыбка, неспешные жесты и приветствия. Она вслед за мужем поприветствовала радушного хозяина дома, а после положенных комплиментов и прочих светских фраз окинула взглядом помещение. Не все взгляды, обращенные на них, были одобрительными. А, может, ей лишь казалось. Но она была готова к любой реакции. В конечном счете, светский мир лишь и живет одними сплетнями да обсуждениями. Кто за кого вышел, чье приданное оказалось меньше, чем они предполагали, какое не модное платье надела та особа или что ей вдруг стало плохо во время одного из танцев. Чей муж занимает лучший пост в Министерстве, а чей и работать-то не должен, он прекрасно процветает в своем деле. В общем, пища должна бить всегда, любой. Даже не стоящей внимания. Когда в помещении появился Рабастан с молодой девушкой, все начали шептать. Оживление коснулось даже самых удаленных уголков зала. Кто-то возмущенно что-то шептал на ухо другой даме, кто-то окинул спутницу Рабастана надменным взглядом, как бы говоря, что она точно не на своем месте. Нарцисса видела это, пока Люциус вел ее под руку к молодой паре. Хоть между ней и Рабастаном разница в возрасте была минимальна, но женщина поймала себя на мысли, что иначе не назвала бы их. Та, что была рядом с Лестрейнджем, была явно молода. И ее молодость освежала спутника. Мужчину она знала достаточно, чтобы заметить, что рядом со своей спутницей Рабастан не обращал особого внимания на то, что творилось вокруг. Он казался вполне веселым, улыбающимся и энергичным молодым волшебником, выглядел младше своих лет. Не будь она в том положении, в котором она находилась, непременно отметила этот факт. Лестрейнджи потеряли очень многое. Ее сестра потеряла рассудок, частичку себя. Но это все еще была ее дорогая сестра. И ей, и Рудольфусу повезло, что они были друг у друга, а может и нет. Она не хотела решать их счастье. Но, все же, они были друг у друга. Рабастан был одинок, и попал в клетку таким молодым. Была ли эта молодая женщина с ним той, кто приносил ему счастье? Казалось, что да. Цисса была женщиной, в первую очередь. Она видела настроения общества, замечала перемены в людях. Без этих навыков сложно выжить среди этих светских дам, готовых проглотить тебя на ланч.
- Добрый вечер, - она была достаточно уважительна, легко улыбаясь, она поприветствовала Лестрейнджа, а затем перевела взгляд на его спутницу, которая оказалась его супругой. Это было сюрпризом, пожалуй, для всех. И переговоры, шушуканья и поглядывания стали лишь активнее.
- Мадам Лестрейндж, - улыбаясь молодой женщине искренне, Нарцисса поздравила ее с замужеством. И, вероятно, ее супруг надеялся на возможность поговорить с Рабастаном, но тот быстро отделался от них, увел супругу и, оставив ее с двумя явно охранниками, исчез. Что ж, супруг сделал ошибку, и вряд ли мужчинам возможно ее исправить самим. Тем временем, пока Рабастан отсутствовал в бальном зале, разговоры и обсуждения стали все громче. Теперь завистницы, что не стали женой Рабастана, или любительницы позавидовать чужому счастью, обсуждали, что супруга Лестрейнджа какая-то обычная. Не успел он выйти из Азкабана, как женился, да еще и не слишком удачно. Были некоторые и куда более неприятные слова, в адрес молодой мадам Лестрейндж. Конечно, против Рабастана они не говорили ничего. Лишь выражали мнение, что ему следовало бы поискать получше, ведь даже в этой комнате найдется более достойная партия для такого, как он. Нарцисса прекрасно помнила, как обсуждали ее после того, как статус ее семьи рухнул. Все эти взгляды, перешептывания, они не способствовали хорошему настроению. Кроме того, это явно первый их выход в свет, как пары, иначе это обсуждали бы уже давно.
- Я вернусь через мгновение, - оставив мужа стоять пока в стороне, она решила, что лучше действовать самостоятельно. Прихватив пару бокалов с легким неалкогольным напитком, женщина направилась к Джемме. Эту юную особу она знала, но не близко. Вот только ей показалось, что компания не помешает ей. Охрана, однако, была иного мнения. И лишь спустя момент ее допустили к Джемме.
- Мне показалось, что Вам немного скучно здесь, - протянув бокал с напитком, она сказала, что он хорошо освежает. А затем, когда Джемма перевела взгляд на одну из стаек дамочек, бросающих на мадам Лестрейндж укоризненные взгляды, Цисса посмотрела на сидящую рядом.
- Не обращайте внимание, хотя, конечно, это сложно. Их взгляды чувствуешь даже спиной, - улыбаясь, женщина приподняла бокала бокал. – Я бы хотела еще раз поздравить Вас. Уверена, Вы будете счастливы. И прошу, зовите меня Нарциссой.
Слишком уж отдаляют все эти условности.
- Мы не так близко знакомы, но Вы ведь работаете в Министерстве, верно? Должно быть Вам приходится не просто, - любому чистокровному в этом месте будет не просто. Среди предателей крови, среди грязнокровок, которые пытаются навязать свои желания и взгляды. Думая об этом, Нарцисса вдруг вспомнила статью в Пророке, где говорилось о нападении Лестрейнджа на сотрудницу Министерства Магии, а так же о его побеге. Да, пожалуй, кто и мог понять, какая жизнь ждала юную Джемму, так это сестра Нарциссы. Она озвучила эту мысль Джемме.
- Эти стервятници завидуют, с Беллатрикс им сложнее осуждать, но наверняка за спиной они обсуждают и то, что братьям Лестрейндж подошла бы одна из них. Но, в конечном счете, важно ведь то, что сами они решили иначе, - снова улыбнувшись, Цисса добавила, что ни эти перешептывания, ни чье-то еще мнение не имеют значения, кроме решения Рабастана. Кто и может сейчас раздавить этих сплетниц одним своим взглядом, так это Джемма, если пожелает. С годами этому она научится. Ее сестра прекрасно справлялась со всеми, кто смел говорить о ее семье. Сама Нарцисса научилась игнорировать. Вот и теперь, наверняка найдутся те, что обсуждают, с чего это Малфой уселась рядом с новой женой Лестрейнджа.

Отредактировано Narcissa Malfoy (27-07-2021 17:29:59)

+2

7

Этот прием был одновременно и шансом и наказанием. Джемма часто бывала на таких мероприятиях раньше, но после ситуации с Долоховым старалась смешаться с толпой настолько, насколько могла. Родители помогать отказались, да и что там. Они просто отказались от своей дочери чтобы не портить отношения с другом семьи. Друг оказался важнее, и Фарли была вынуждена спасаться самостоятельно. Работы она брала много, даже слишком много, отказывала себе во многих вещах, не следила должным образом за своим здоровьем после потери ребенка, и в таком состоянии попала в руки Лестрейнджа. Только если изначально волшебница полагала, что ее используют и выбросят, то теперь ее мнение изменилось. Рабастан женился на ней, причину его решения и выбора Джемма не знала, не понимала его, но была благодарна. Он заботился о ней, поддерживал и даже баловал. Все это вызвало в ней ответные к нему чувства, если мужчина не обманывал насчет этого. Она была счастлива, хоть и часто оставалась одна, не понимая даже когда муж вернется и вернется ли вообще. Его попадание в Азкабан и последние озвученные новости касающиеся Темного Лорда заставили Джемму под другим углом не только смотреть на ситуацию, но и воспринимать людей вокруг. Никогда не знаешь, кто предаст и как скоро. Ее шанс заключался в возможности подтверждения слов Рабастана о заключенном браке. Ее представили обществу, и это несомненно плюс. Никто не будет задавать ей неудобных вопросов, но наказание в том, что сейчас на нее кажется смотрели все, и обсуждали тоже, абсолютно все в этом зале. Фарли чувствовала себя обнаженной, и поддержать ее было некому. Охранники была рядом, но они только лишь следили за обстановкой и выполняли ее просьбу. Ей был нужен Рабастан, нужен как никогда, но мужчина был занят. Может статься так, что он и не найдет для нее времени. Только вечер все равно принял неожиданный поворот. Нарцисса Малфой была видной фигурой в мире аристократии, но такими же видимыми были проблемы ее семьи. Решаются они или нет, Фарли не имела ни малейшего представления. Ее больше заботили другие вещи, что конечно, не правильно. Пока Лестрейндж занят она могла бы изучить публику, подметить нечто важное. Только пока все сводилось к шепоту и взглядам в ее сторону. Злость, зависть, это явно читалось в глазах и лицах женщин. Реже кто-то смотрел с недоумением, и почти всегда с неодобрением. Скучно, а ведь так и было, за исключением того, что Фарли была в полнейшем ужасе. Нарцисса, тем не менее, озвучила одну из ее эмоций, что так рьяно рвались на поверхность. Джемма кивнула, когда женщина села и закончила свою фразу. Ей было тяжело здесь, и теперь еще и шепот усилился. Фарли резко поворачивает голову в сторону женщин, но их это, кажется, совсем не смущает. Двое с вызовом смотрели на нее, словно проверяли. Глубокий вдох, и волшебница отворачивается. Она слышала все настолько отчетливо, что не приходилось даже прислушиваться.
- Благодарю Вас, Нарцисса, - не до конца было понятно, как ей вести себя с миссис Малфой. Обсуждений меньше не станет, и как факт, было любопытно собравшимся отчего женщина решила приблизиться к Джемме. Пока диалог не слишком складывался, должно быть это видно. С утверждением о своем месте работы волшебница не спорит, но и не уточняет, что в настоящий момент ее практически не выпускают из поместья. Рабастан весьма категоричен, но и это Джемма оставляет при себе. Не время, не место, да и собеседнице едва ли можно сказать об этом запрете.
- Думаю им смелости не хватит даже заговорить с Беллатрикс, не то, что осуждать, - фраза была смелой, но ведь на деле так и было. Фарли смотрит в сторону охраны и качает головой. Пара дам решили последовать примеру Нарциссы, вот только их интерес быстро сменился на гримасу недовольства. Подойти Джемма никому больше не позволила, а ее охрана никак не препятствовала исполнению ее желаний. Один плюс, ее решения даже никто не обсуждал. В частности этого не делали ее няньки, и спасибо можно было сказать даже на этом.
- Для них вечер подошел к концу, - Фарли дает распоряжение и теперь с милой улыбкой наблюдает, как пара дам сначала откровенно не понимают, что происходит, когда один из охранников озвучивает ее волю, а затем, встретившись с ней взглядом отворачивается, замечая улыбку Фарли. Дельный совет Нарциссы пришелся по вкусу, и волшебница поспешила сделать все, чтобы поставить этих выскочек на место. Шепот стих, наверняка шок еще не совсем прошел.
- Нарцисса, Вы ведь тоже не просто так решили со мной пообщаться, верно? – волшебница хорошо понимала, ради того чтобы с ней ближе познакомиться Малфой не стала бы тратить время, которое могла бы направить на танец или непринужденное общение с теми, кого хорошо знает, с кем близко общается. Джемма же могла бы и отказаться общаться с ней, но было бы неудобно, причем в первую очередь именно для Нарциссы. Только вот волшебница была изначально вежлива, и Фарли просто ответила тем же. Привыкнуть к тому, у нее теперь иная фамилия было не просто, но судя по реакции, которая последовала после ее изгнания пары нахалок, ей есть к чему стремиться. Начало положено, и унижать себя она не позволит.

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


Мои цвета


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » Балы были созданы не для танцев