Hogwarts and the Game with the Death

Объявление

25 ЯНВАРЯ - 10 ФЕВРАЛЯ 1999 ГОДА

В то время, как студенты Хогвартса усердно готовятся к предстоящим экзаменам, Пожиратели Смерти вновь напоминают магическому миру о том, что их война еще не окончена. Активные нападения на аврорат и Министерство является их ответом Отступникам, которые не прекращают попытки устранить всех, кто, по их мнению, поддерживает преступников. Орден Феникса не прекращает попытки минимизировать количество жертв и найти способ устранить обе радикальные организации, но теперь, имея дело сразу с двумя противниками, их задача стала во много раз труднее. В разрываемом натрое мире, чью сторону выберешь ты? читать далее

В игру требуются: Гермиона Грейнджер, Рональд Уизли, Джинни Уизли, Нортон Мальсибер, Эйвери, Полумна Лавгуд, Натали Макдональд, Лиза Турпин, члены Ордена Феникса, студенты Хогвартса, Отступники, Пожиратели Смерти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » В том месте, и в то время


В том месте, и в то время

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Временной промежуток
январь 1999 года
2. Имена всех участников
Северус Снейп, Рабастан Лестрейндж, Рудольфус Лестрейндж, Джемма Фарли, авроры НПЦ (отписка со стороны СС)
3. Описание/текст квеста
Отмечаться в Министерстве магии с одной стороны унизительно, но вот с другой всегда можно стать свидетелем, да и участником определенных событий. Важных или нет определит время. Покидая стены Министерства магии, Северус Снейп решает проверить свою теорию о причастности одной из сотрудниц к делам Пожирателей смерти. Просто проследить, опровергнуть или подтвердить свою теорию. Кажется все просто, но дело осложняется сначала взрывом, подоспевшими аврорами и, кто бы мог подумать, Пожирателями смерти. Игра началась, но так ли все просто, и появятся ли ответы на вопросы?

+1

2

Утро выдалось серым и безрадостным. Вестей от мужа не было, а уверения Рудольфуса, что все в порядке и идет по плану не действовали. Фарли с трудом могла сосредоточиться даже на заботе о самой себе, постоянно смотрела в окно, ждала пока на территории появится Рабастан. Где он волшебница не знала, но наверняка не отдыхает на белом песке расположенном на берегу моря. Риски никогда и никуда не исчезнут, и все же Джемма бы хотела его видеть его здесь, рядом. Трудно объяснить Пожирателю смерти, что в нем нуждаются. Мужчина наверняка к такому не привык. Не привык. Что в его комнате кто-то постоянно находится, кто-то касается его и спит рядом. Джемме постоянно казалось, что ему просто не комфортно. Эти страхи были, есть и наверняка никуда не денутся. Волшебница была благодарна мужу за все, понимала также и то, что действительно его любит, хотя и не подозревала, что подобное может произойти с ней, и особенно после истории с Долоховым. Казалось даже Рудольфус принял ее, и ей бы впору прекратить панику, но не получалось. Внушать самой себе, что все будет хорошо она начала на ежедневной основе несколько недель назад, главное чтобы эта своеобразная терапия дала свои результаты. Джемма закончил водные процедуры, выбрала наряд и старалась ничего не упустить. Разумеется она понимала, что вызов из Министерства магии мог быть связан с письмом Снейпа, но паники по этому поводу волшебница не испытывала. Доказательств нет. А на несколько вопросов Фарли вполне может ответить. Быстро оказываясь в холле Министерства магии, волшебница дождалась сотрудника аврората и несколько удивилась предложению провести встречу в одном из ресторанов неподалеку. Лишние уши действительно ни к чему, а ее никто не обвинял ни в чем. Охрану на такую встречу взять Фарли не могла, поэтому здесь была в полном одиночестве. Следить за происходящим она в любом случае будет, и хоть предложение ее очень смутило, Джемма все же согласилась. Чем быстрее она освободится, тем раньше окажется в поместье, а не в обществе этого человека. Он был ей неприятен, как и любой другой грязнокровка. В помещении никого не было, что также волшебницу насторожило, но вполне вероятно, в скором времени подоспеют и другие посетители. Время близилось к обеду. Фарли села за предложенный столик, заказа апельсиновый фреш и внимательно посмотрела на своего спутника. Она не помнила это лицо, авроров слишком много, но по всей вероятности это кто-то из руководящего состава. Не Холт, возможно один из его заместителей, лицо теперь она запомнила.
- Давайте перейдем к делу, - она не хотела тратить свое время и рисковать малышом. Наверняка разговор будет напряженным, и предположения оказались не беспочвенными. Маг не стал тянуть, сразу потребовал рассказать ему все, что ей известно о побеге Рабастана из Азкабана, о том как в тюрьму сумел проникнуть Амикус и о ее собственной роли во всем этом, как она попала в руки Кэрроу. Только вот волшебница не успела даже начать, ее прервали на полуслове, потребовав говорить правду, а не придуманную официальную версию. Джемма резко встала со своего места сразу после того, как аврор повысил голос и направил на нее палочку. Не зря все это казалось ей странным, теперь придется выкручиваться. На ней был кулон подаренный мужем, о это не отменяло угрозы, не гарантировало ей полной и безоговорочной безопасности.
- Прекратите, - она все еще старалась образумить аврора, пока ее голову не посетила догадка. Это один из тех, кого искали. Отступник. Конечно она запомнила его лицо, но есть ли в этом хоть какой-то смысл. Наверняка внешность он изменил, и более того, нет гарантий легальности этой встречи. Ее ведь могли и не вызывать, и по этой причине маг увел ее из Министерства магии. Никаких зацепок от нее никто не получит. Только вот и аврор не собирался шутить. Высказавшись о том, что в ее лице Пожирателям смерти больше не найти союзника, он направил палочку в сторону одной из ваз, стоящий в качестве декора. Неприятного запаха жидкость быстро распространилась по полу. Фарли попятилась, попыталась трансгрессировать, но ничего не вышло. Сопровождение ее действий от аврора шло под оглушительный и мерзкий смех. Джемма ощутила страх за собственную жизнь, за жизнь ребенка. Теперь ей был понятен приказ Рудольфуса, пропало осуждение от решение Рабастана приставить к ней охрану и запретить выходы из поместья в одиночестве. Аврор больше не отвечал, он игнорировал ее слова, вопросы, попытки воззвать к здравому смыслу. Он только усмехался и сделав очередной взмах палочкой растворился в воздухе. В помещении же мгновенно появился дым и огонь, и Джемма только пыталась сообразить, куда ей бежать и что делать. Звон стекла и боль в руке вернули волшебницу к реальности. Окна по одному вылетали, пламя росло, и волшебница не понимала, что происходит, как ей действовать. Дернув дверь ведущую на кухню, Фарли ощутила что-то под ногами, заметила аврора с которым говорила, но мертвого. Вероятно его использовали для всего этого маскарада. Не успев сообразить Джемма чувствует боль в спине. Соприкосновение со стеной получилось болезненным, ее отбросило волной от взрыва. С потолка падали куски конструкции. Ей не выбраться отсюда. Промелькнувшая в голове мысль была просто отвратительной, трансгрессия снова не удалась. Осталась последняя попытка. Джемма коснулась медальона на своей шее. Портал сработал легко, даже слишком легко. Фарли покинула пепелище так ничего и не поняв. Наглоталась дыма, получила несколько синяков и ссадин, но была жива. Оставалось надеяться, что и ребенок в полном порядке.

+2

3

Очередное приглашение в министерство для проверки палочки. Северус скомкал в руке бумагу, на которой скалились неприятной насмешкой глумливые слова официальной повестки. Как же все это противно. Столько лет искупления, столько рисков, столько попыток выжить там, где выжить было проблематично, только для того, чтобы иметь шанс вырваться из той ловушки, в которую он сам, молодой и глупый, угодил много лет назад.
Какая насмешка судьбы – разбиваясь в кровь об углы общего блага, он упорно шел к двери, за которой оказался новый капкан. Как так вышло, что амбициозный и гордый мальчишка, стал загнанным в угол политикой взрослым. Что тот, кто так хотел доказать всем, что стоит большего, на деле никогда не мог контролировать ничего в своей жизни? Сначала рывок в сторону пожирателей. Перспективные мысли умеющего убеждать лидера, вели не к светлому будущему для Магической Британии, он понял это слишком поздно. Тогда, когда что-то сделать и дать обратный ход было нельзя. Он уже не был свободным человеком. Он был вещью и даже имел клеймо собственности на предплечье. Как много чистокровных поняли это тогда? Еще до исчезновения лидера?
Конечно, были те, кто не понял. Они и сейчас готовы продолжать дело убиенного хозяина.
Из ловушки заблуждений, он сам, не имея выхода, кинулся искать помощи, чтобы спасти тех, кто этот выбор еще имел. И это было его первое предательство на пути лжи и ошибок.
Светлые идеи доброго дедушки, на поверку оказались не настолько светлы. Дамблдора нельзя винить. Он жил и умер ради победы. Но он мог хотя бы не подставлять под откровенный удар того, кто ему доверился. Северус не о себе. Мальчик должен умереть – эти слова стали самым большим разочарованием в его жизни. Получалось, что он все делал зря. Предавал, лгал и выкручивался.
Поттер выжил, они победили. Вот только это не имело никакого значения для Снейпа. Ничто в целом мире не могло отменить его предательства и смыть с его рук кровь, а с души грязь. И эта повестка из министерства – лучшее доказательство тому, что искупление заработать нельзя. Живым не прощают страшных ошибок.
Снейпу всегда было плевать на чужое мнение. Он привык жить один на один со своей задачей. Сцепив руки и стиснув зубы, стараясь не шататься, он всегда шел до конца, потому что верил в то, что все делает верно. А другие? Плевать. Поймут, не поймут. Он не ждал благодарности, потому что давно в нее не верил. Он не ждал доверия, потому что сам не привык доверять. Он видел, что даже Орден, условно оправдавший его, не верил ему. В иных лицах было столько страха и недоверия, что не надо было быть легилиментом, чтобы считать отношение к себе.
И все же положение на грани преступник-оправданный, осужденный-помилованный, условно понятый. Это было за гранью, потому что расшатывало и без того потрепанные войной нервы. Эти унизительные визиты в министерство, отбивали всякое желание оставаться в Британи. Как так вышло, что в победившей стране, за которую он готов был умереть, ему не находилось места и он был только помехой, что для своих, что для чужих?
Для чистокровных, Снейп и вовсе был врагом. Потому что его роль стала очевидна. Потому что слишком многие ставки сильных родов не сыграли по его вине. А теперь он не может даже лишний раз поднять палочку, чтобы защитить себя и не нарваться на нарушение режима. Несправедливо. Как и всегда в его жизни.
Тем не менее он исправно явился в министерство и в этот день. С честью выдержал все положенные процедуры и мог бы уже уходить, когда взгляд его наткнулся на знакомую фигуру.
Мисс Фарли удалялась по улочке в компании мужчины в форме аврора. Это было интересно.
Совсем недавно он высказывал свои предположение Кингсли. И, судя по всему, они были услышаны.
Что заставило Северуса двинуться за этой парой, он не мог бы сказать точно. Скорее всего интуиции, которой, при постоянной игре не грани, он привык доверять. Девушка и аврор зашли в неприметный ресторанчик. Видимо, компрометировать официальным вызовом в аврорат сотрудницу, чья вина не доказана, а есть только сомнения, министерство не стало.  В этом была логика. И здесь следовало бы довериться аврору и уйти, но что-то заставляло Снейпа быть неподалеку.
То, что юная особа не раскроет все так просто, сомнений не было. Доказательств у авроров нет. А признание? Она не дурочка. Сама себя не подставит. Значит скоро встреча закончится. Фарли покинет ресторан и можно будет попробовать проследить за ней.
Пока Северус продумывал план дальнейших действий, стараясь мимикрировать под среду, чтоб лишний раз не вызывать к себе интереса и не привлекать к себе внимание аврора (это внимание никогда ни чем хорошим для него не заканчивалось), из ресторана повалил едкий дым, стали вылетать стекла.
Никто из людей оттуда не вышел, паники не возникло, не наблюдалось массовых трансгрессий. Ресторан казался пустым. Чего быть просто не могло.
Повинуясь инстинктам, вбитым за годы работы в школе, где приходилось спасать нерадивых студентов, Снейп накинул на себя щит, предотвращающий внешние воздействия и почти бегом кинулся к опасному зданию. Взрыв настиг его в полуметре от двери, волной разряженного воздуха его отшвырнуло назад, маг приземлился на колени, стараясь снова встать.
Пять хлопков известили о том, что на арене появились новые лица.
- Снейп. Ты что здесь натворил?
Молодой голос принадлежал аврору, с которым Снейп был знаком лично и не самым приятным образом. Тот был его учеником, а позже присутствовал на его допросах.
- Там мисс Фарли и аврор. – вставая – Они вошли перед тем, как начался пожар и до взрыва никто не покидал
- Палочку! – приказал второй аврор и только сейчас маг увидел, что пять палочек стражей правопорядка направлены ему в грудь – И без глупостей. Джон, вызови ликвидаторов и лекарей.
Ситуация была патовой. Репутации Снейпа хватало с головой, чтобы именно ему приписали этот теракт. Особенно после статьи Скиттер. А ведь он смеялся над ее фантазией. Теперь чужая фантазия может сыграть против него.
Впрочем. Подчиниться маг не успел.
В этом театре абсурда не хватало только появления этого персонажа.
- Лестрейндж – почти прошептал Снейп, понимая, что становится все веселее.
Авроры, потеряв интерес к прежней жертве, тут же принялись за попытки задержания
В молодого аристократа сразу с нескольких сторон полетели обезоруживающее, два оглушающих и Инкарцио. Пятый член команды развернул над собратьями по оружию щит.
Северус, в свою очередь, не собирался оставаться в стороне, про себя отметив странное совпадение. Рабастан появился там, где свершилось несчастье с юной Фарли
Накрыв себя щитом, Снейп запустил в пожирателя сразу два заклинания, стараясь направить их так, чтобы угадать траекторию движения оппонента.
Anterdostin . telo venenato
То, что одолеть Рабастана будет сложно, очевидный факт.

-

Anterdostin – сыпучие пески
fidem omnem – заметный глазу щит бирюзового цвета, выдерживает сильные атаки, устойчив в течение часа.(ТМ 2)
telo venenato - отравленная стрела, попавший под заклинание не может продолжать бой, если в течение 10 минут не найдет противоядие. Действие ровно три дня , не смертельно. Широко применялось во время Первой войны

+1

4

Если бы в мире магии была функция разбрасывания молниями только одним взглядом, Рабастан сейчас обучился бы этому приему. Если бы ненависть была осязаема или видима, то его окутывала бы черная туча. Рабастан сорвался с места и был в пункте назначения в настолько короткие сроки, что забыл о предыдущем сражении моментально. Внутри клокотало жгучее желание убийств. Кто мог знать, что его отсутствие кто-то догадается использовать. Да и как вообще они узнали о Джемме. Кому в голову могла прийти мысль напасть на эту женщину, что вела спокойный, тихий образ жизни и уже стала жертвой для общества. Сперва его захлестнула ярость. Деталей не было, все, что ему стало известно, это размытые факты. Джемма была с аврором, охрана не могла пройти за ней, а затем и вовсе начался пожар. Тогда-то за ним и послали. Получить известие о том, что торопиться уже некуда, он не мог. Рабастан старался сохранять хладнокровие, и уже мысленно уничтожил всех и каждого, кто окажется рядом. Никто не смеет трогать его семью. И теперь уже было все равно, кто и что скажет касательно связи Фарли с Пожирателями. Лишь бы она была в порядке. За все свои прожитые года, Рабастан лишь теперь понял, чего ему не хватало, чего он желает больше всего. Его маленькая, но разрастающаяся семья. Брат с невесткой мало походили на идеальную пару, но даже в их отношениях было нечто, что не могло не вызывать легкой зависти. Ведь невестка всегда разделяла их убеждения. Они все вместе сидели в Азкабане, были преданы тому, что делали. Конечно, его семья не должна быть втянута в такие последствия, но только теперь он ощутил особую связь с женщиной, которая поддерживала его и была причиной, по которой Стан возвращался домой. 
Появившись на месте, Рабастан представлял собой черную фигуру в мантии, его волосы были взъерошены, а глаза горели ненавистью. Направив палочку на первых, кого он увидел, Пожиратель использовал самое действенное уничтожающее заклинание, и зеленый луч мгновенно разлетелся в несколько направлений. За этим в сторону черной тени, которую он не особо разглядывает, но узнает, направляется отдельный подарок в виде Авады. В этот раз у него нет времени на игры. Пульсирующая мысль толкает его все дальше, вперед. В надежде, что он еще успеет. Запах гари раздражал ноздри. Под ногами хрустело стекло, а в воздухе летали ошметки горелой бумаги. Но Пожирателя мало волновало это сейчас. Его челюсть сжалась сама собой. Информации, что он получил, хватало, чтобы понять, что его жена и ребенок в опасности. В голове оставалось мало мыслей о том, что он действовал один, и мог угодить в ловушку. Попросту говоря, Пожиратель вовсе не оценивал ни рисков, ни последствий. Все, что его волновало, это благополучие супруги и ребенка. Тяжелые стены ресторана поддерживали крышу, но теперь от них остались лишь обломки. Куски камня валялись то тут-то там. Ни намека на остатки целых помещений или признаков жизни.
Никаких признаков жизни.
Рабастан ощутил, как по его телу пробежал холод. Пустота мгновенно охватила его. Отчаяние было настолько ощутимым, что он с трудом мог дышать, не то, что думать. Делая шаг, затем второй, Лестрейндж не обращал внимание на окружающих его авроров. Магия, которая была на нем, сначала защищала его от попадания заклинаний, но этого не могло хватить надолго. Одна нога угодила в зыбучие пески, из-за чего мужчина упал на колено. А затем его тело пронзила боль от попадания следующего заклинания. Палочка, которую сжимал Рабастан, выпала из пальцев к его ногам. В голове крутилась только одна единственная мысль. Неужели их нет, действительно нет. Это конец. Он прошел через все, чтобы теперь все потерять? Неужели это  есть та самая справедливость, о которой говорят мерзкие отродья. Рабастан никогда и ни о чем не просил. Он всего привык добиваться сам, своими силами. И следовал за братом не потому, что так было нужно, а искренне веря в их цель. Он пережил Азкабан, почти не потеряв рассудок. Был лишен долгие годы всего  того, чем наслаждались мерзкие полукровки, а теперь, когда и на его долю выпало счастье, его отняли.
Лицо мужчины побледнело и приобрело серый оттенок. Губы беззвучно двигались, а сам он походил больше на сумасшедшего. От его мира не осталось ничего, и Рабастан уже не понимал, что ему делать дальше. Его невинная жена, их маленький, не родившийся ребенок. В груди растеклась жгучая боль, разрывающая его изнутри. Он слышал назойливые голоса, какой-то шум. Отмахнулся от кого-то, кто пытался дотронуться его и закрыл глаза. Влага, скопившаяся в уголках глаз и сдерживаемая ресницами, тут же покатилась каплями по щеке. Он хотел подняться, но не мог даже дать себе ответ, зачем теперь хоть что-то делать. Уже было поздно. Он слышал, как кто-то произнес имя жены, но смысл слов пока не доходил до его сознания. Затем крепкая рука коснулась его плеча. Рабастан не поднял глаз, но попытался подняться на ноги. Только теперь понимая, что его нога крепко застряла, он попытался выбраться. И, вероятно, будь он в форме, это бы вышло сделать. Но теперь самое большее, на что он был способен, это убрать палочку в мантию и готовиться к тому, что же будет дальше. К своему удивлению, голос, который он услышал, не принадлежал никому из тех, кого он мог бы ожидать увидеть. Он был слишком хорошо ему знаком, и уже теперь Рабастан решил, что может позволить себе полностью отдаться пустоте, которая начинала поглощать его все больше и больше. Крики и вспышки заклинаний вокруг него стали ярче, отчетливее.

+3

5

Вести, новости, известия… Все это приносит информацию, и определить, что из перечисленного влетело в ухо Пожирателя смерти прямо сейчас невозможно. Определённо нечто раздражающее, идущее не по плану его представления о хорошем дне или сообщении. Не сказать, что это было в новизну, каждый день приносил нечто дурное. Только не из-за всего Лестрейндж готов был покинуть поместье и разорвать на мелкие куски ничтожеств. У него есть множество Если задуматься, что это самый настоящий форс мажор. Сначала донесение, теперь появление напуганной волшебницы. От нее пахло гарью, внешне она была цела. Махнуть палочкой в ее сторону для восстановления было нельзя, не то положение. Так что озвучив короткий приказ, подходя к Джемме и оставляя руки на ее плечах, Рудольфус помог ей сесть на диван, отдал приказ эльфам. Зелье и врач, вот что в данный момент требовалось для новой родственницы. Рудольфус присел рядом, одну руку все также оставляя на плече. Успокаивать он не умел, не было прежде такой необходимости. Попытаться все же стоило. Мужчина легко провел рукой по голове волшебницы. Внутри было слишком много негодований и злости. Ждать прихода медика он не мог, не было возможности. Его брат влип, и если уж ему сообщили, значит влип серьезно и по-крупному. Часто в последнее время проявляется повышенное внимание к его семье, точнее к его младшему родственнику. Добром это не кончится. Хотя младшему итак добавилось работы по перекрытию кислорода Малфоям во всех аспектах комфортной жизни, Пожиратели смерти уже перешли к активным действиям из-за нападений на аристократию, но враг идет дальше и теперь это в который раз касается его лично и его семьи. Создавалось впечатление, что хотели вызвать именное его.
- Рабастан скоро будет дома, - сомнений в этом не было. Рудольфус крепко сжал в руке палочку. Куда идти он знал, не знал только кого там встретит. Да это и не важно. Места всем хватит на том свете, в могилах в том числе все поместятся. Не потребовалось даже много времени чтобы сориентироваться. Трансгрессия, определение местоположения брата и взмах палочки.
- Axcertilio, - все желающие оказаться здесь в эту минуту нейтрализованы на какое-то время. Щиты не помогут, а ему необходимо несколько минут уделить младшему. Он чуть тряхнул Рабастана, давая тому понять, что пора вставать и принять более подобающее ему положение.
- Она дома, все в порядке, - сказал тихо, но кто должен услышать все услышит. Здесь Лестрейндж был в состоянии разобраться сам, - Ну, кто из вас хотел подойти к моему брату? – от Рабастана мужчина уже отвернулся. Сказал предварительно, что тот свободен и может идти. Здесь сейчас будет жарко и кому-то очень больно. Подобное он не может оставить без внимания. Твари тронули его семью. Его брата. И его жену тоже, но главное тронули брата. Только Рудольфус может и уполномочен давать пинки и подзатыльники этому мальчишке. Он и никто другой. Авроры и Снейп, какие люди, явно это забыли или не знали. На черепной коробке придется запечатлеть эту информацию. Лестрейндж смотрел на своих врагов, позволял им подняться и прийти в себя. Так просто все не закончится, хотя это и в его силах. Им придется перетерпеть много боли перед своим концом. Рудольфус не часто сам делает грязную работу, но случившиеся относится только к вопросу его семьи и только. Никакие другие силы в этом конфликте участвовать не будут. Маг этого не позволит, не допустит. Злость и ярость в данном случае будет только помогать ему, направлять его фантазию в нужное русло. Маг делает шаг вперед, позволяет противникам сделать свой ход, каким бы он ни был жалким. Лестрейндж усмехнулся, останавливаясь. Врагов, по его меркам, совсем не много. Достойных противников и того меньше.
- Не стесняйтесь, моего внимания сегодня хватит всем, - главное чтобы не случилось непоправимого. Джемма наглоталась дыма и была напугана. Это основная причина по которой Рабастан могу сразу же направиться домой. Для авроров же в сущности ничего не поменялось. Перед ними тоже Лестрейндж, немного больше просроченный, но все еще живой и тоже в розыске. Звезды для авроров и их ручного предателя сложились как нельзя удачно. Могут и счастья попытать и билет в один конец оформить не сходя с места. Волшебник ждал, и ждал отнюдь не начала боя. Боя здесь не получится. Рудольфус имел в планах устроить избиение всех присутствующих. Пожиратель смерти не был частым участником таких событий, но позволить кому-то причинять вред его семье невообразимая роскошь. Лестрейндж долгое время уже был главой семьи, растил брата как мог, уделял столько внимания сколько получалось. У него был долг перед самим собой и братом. Теперь он может позволить себе в красках показать всем желающим насколько сильно они ошиблись когда выбрали цель.

заклинание

Axcertilio – отбрасывающая волна горячего воздуха (+ суммус)

Отредактировано Rоdolphus Lestrange (28-02-2022 20:38:43)

+3

6

В бою не место наблюдательной функции. На поле сражения, особенно когда твой соперник Лестрейндж, действовать надо быстро, на опережение, наверняка. Так появится хоть какой-то шанс выжить. Снейп это очень хорошо понимал. Он никогда не был тем, кто недооценивает противника. Скорее даже наоборот. Он был тем редким  экземпляром среди живущих магов, который знал обе стороны  прошедшего противостояния. Был непосредственным участником и свидетелем, потому хорошо знал, насколько  маги этого рода не склонны  к пустым расшаркиваниям.  Молодые авроры знали тоже, но были ослеплены недавней победой, которая далась им не без чужой помощи. Они уже держали этого мага в руках, а потому были самую малость самоуверенны, смело бросаясь на заведомо сильного соперника.
Зеленые лучи летели в разные стороны, словно праздничный маггловский салют. Маг, устроивший смертельное представление, не использовал других заклинаний. Он пришел убивать. Один из пяти авроров не успел вовремя отклониться, падая на мощеную дорожку, четверым другим повезло больше, как и самому Снейпу. Его щит, и щиты боевой группы, которые они должны были использовать, если не совсем самоубийцы, могли помочь от много, но не от безумной агонии авады. Наполнившей улицы. И все это на фоне горящего здания, куда еще совсем недавно вошла молодая женщина в сопровождении другого представителя правопорядка.
Обглоданные огнем опоры, чадящие жаром обломки и летящий по улице пепел. Выжить в этом огненном аду и бессмертному не под силу. Снейп это понимал. Если в самом начале всего происходящего был шанс спасти хоть кого-то, сейчас было уже слишком поздно. Теперь надо было позаботиться о том, чтобы не увеличить количество сегодняшних жертв.
Когда молодой пожиратель качнулся, потерял равновесие и упал на одно колено, три человека из оставшейся группы ринулись ближе к нему, а Северус с ужасом смотрел на лицо аристократа, воскрешая в памяти то, что успело запечатлеть восприятие, но не успел обработать мозг, занятый попыткой защиты. Пустые глаза, бледное лицо, резкие рваные движения, перекошенная мимика. Так выглядел бы он сам, поставь перед ним кто-нибудь зеркало в определенные минуты его жизни. Это взгляд не живого человека, а машины, движимой только ненавистью. Многие из авроров, особенно молодых, воспитанных на байках о пожирателях, как исчадиях ада, ненавидящих все вокруг и созданных только убивать, не удивились бы такой картине, а вот бывший шпион и предатель понимал, то, что сейчас видят все – агония оголенных нервов.
Младший Лестрейндж, будь он боле адекватен в эту минуту, не подставился бы так просто. Он  боец, прошедший очень серьезную школу.
И вместо того, чтобы двинуться вперед за аврорами, Снейп неосознанно сделал шаг назад. Прикипев взглядом к молодому магу, чье лицо посерело и мало чем отличалось от посмертной маски. Снейп не был трусом, но чужая, такая явная боль, такого несгибаемого человека, которого не сломил даже Азкабан, откровенно пугала.
- Мистер Лестрейндж, - кто-то из спешащих к магу попытался дозваться Рабастана, кто-то даже успел коснуться его, когда воздух сгустился, завибрировал и ударной волной откинул всех, включая Снейпа.
Одновременно с этим рухнула крыша на горящем здании, подкинув в и без того загаженный воздух, облако душной раскаленной взвеси.
Волшебники разлетелись в стороны, больно приложившись об дорогу и ближайшие строения. Сейчас они представляли собой легкие мишени, но у вновь прибывшего были явно иные планы. Если первый пришедший шел убивать, второй явился мстить. И ему нужны живые игрушки.
Снейп узнал этот голос раньше, чем успел прийти в себя окончательно. Рудольфус. А это значило, что легко не уйти никому.  Едва поднявшись и сделав пару вдохов раскаленного воздуха, Снейп растянул над территорией щит,  а после как смог очистил воздух от взвеси.
Понимали всю сложность ситуации  и авроры. Ни у кого из присутствующих не было и мысли, что собравшейся компанией можно победить лидера пожирателей смерти. На такой случай в аврорате существовал ряд инструкций, обязательных к исполнению.
Четверо из оставшихся авроров действовали сообща. Двое одновременно кидают в рудольфуса заклинанием
- Adfligo, - вкладывая в него всю мощь, на какую способны., а затем следом заклятие огненной клетки, сужая его максимально. Старший в группе прикрывает атакующих, стараясь отразить ответные действия противника отражающими чарами. Четвертый, пока Рудольфуса отвлекают посылает в аврорат специальный сигнал, разработанный специально для такого случая, дающий понять, что группа столкнулась с Рудольфусом Лестрейндж и нужна срочная опытная подмога. Задача группы продержаться самим и удержать пожирателя до прихода подмоги.
Оценив действия авроров, Снейп добавил от себя заклинание Caritate, стараясь предугадать движение бывшего соратника. Никто из присутствующих не льстил себе, что сможет биться хотя бы на равных, но создать помехи можно попробовать.

заклятия

Salvio gexia - Одно из заклинаний защиты от проникновения и выхода с защищенной территории. Действует от двадцати минут, до нескольких часов. Окруженные чарами волшебники, временно становятся недосягаемыми для атак противника, ибо пропадают из поля зрения.*
Adfligo – луч оранжевого цвета, сбивает с ног, по аналогии с сильным толчком. Жертва отлетает на некоторое расстояние
Salus prose – щитовые чары, которые отбивают любую направленную магию, и пропадают сразу же, после применения по назначению. Отбили одно заклинание и пропали.
Caritate - заклинание доброго сердца, попавший под действие чар, опускает палочку. Широко применялось во время Первой войны

+1

7

Рудольфус не мог припомнить чувства ревности внутри себя из-за брата. Родители не уделяли ему меньше времени, разве что стали постоянно говорить об ответственности за Рабастана. Мужчина хорошо помнил как первый раз увидел сморщенное лицо младшего, тогда ему оно показалось весьма забавным. А если уж вспомнить какие звуки выдавали рот и задница родственника, то можно было совершено точно сказать, что брата иметь круто. Всегда вовремя разряжал обстановку, а когда начал ходить, так и вовсе любой косяк вешали на него. Уронил кроха что-то ценное, но ничего страшного, новое купят и поставят. Лестрейнджу это нравилось. Не нравились только попытки любых утырков ему навредить. Здесь желающих было пусть и не так много, но Рудольфус заметил некоторые ранения брата. Не сказать, что сильные, не сказать, что смертельные, но даже царапина на брате действовала на Лестрейнджа странным образом. Хотелось убивать все, что движется. Не важно кто перед ним, сколько противников. Он сметет всех. Лишь Рудольфус мог и имел право давать затрещины брату, мог его воспитывать. Обстановка продолжала быть гнетущей. Ноздри щекотало от дыма, дышать было трудно, но Пожиратели смерти давно привыкли к подобным условиям. Его не мешала горящая конструкция, жена брата была дома и в безопасности. Он разберется с виновниками позднее, на данный момент у него были совершенно другие игрушки. Еще теплые, живые. Это ненадолго, но ничто не вечно. Рудольфус не спешил атаковать, и вероятно смертники не учли простую истину. Он был готов. Атаковать можно, ведь игра должна быть захватывающей, яркой и запоминающейся.
Мужчина отразил магию двух выродков, это потребовало некоторой концентрации. Не сложно, просто чуть больше внимания. А вот огненная клетка выстроилась вокруг него быстро и также быстро начала сужаться. Запахло жженой тканью, кожа тоже получила свою порцию боли. Пожиратель смерти рыкнул, прерывая действие заклинания. Размял руку, позволяя магии на его перстне работать. В этот момент или раньше кто-то использовал защитную магию, авроры скрылись от его взгляда. Решили поиграть в прятки. Рудольфус последний раз такими вещами занимался много лет назад, снова с братом. Ему игра не казалась тогда веселой, но время с младшим ему проводить нравилось. Они были тогда еще одной дружной семьей, брат не знал тягот войны и не был обременен обществом грязнокровок. Рабастан был ребенком который остался в последствии без родителей, он уже не просил играть с ним так часто как прежде, но в любом случае получал внимание и заботу. Спустя столько лет ничего не изменилось, только забота стала иной, идущей на пользу, не направленной на веселье. Мужчина ощутил как магия отскочила от щита, не видел откуда она была направлена и кем, но попытку ввести его в замешательство оценил примерно на тысячную долю секунды. Собравшиеся не поняли кто перед ними. Хотят прятаться, так им же хуже. Это не помешает Пожирателю смерти разорвать врагов.
- tenebris crystal – хотят прыгать так, чтобы он не видел, так и возражений нет. Подарок правда получился маленький, совсем скромный, - directional fulgur, - должно быть больше огня в сегодняшней встречи, и мужчина безо всякого сожаления использовал второе заклинание, теперь ожидая когда его враги или совсем затихнут, или же станут доступны его взору. Умереть в этом конфликте можно двумя способами. Как крысы, прячась за сомнительными щитовыми чарами, или же с палочкой в руках в прямом противостоянии. Рудольфус никого не боится, он спокойно ждет когда эти трусы, атаковавшие его брата, смогут выйти из тени и вести бой с ним напрямую. Мужчина даже не прислушивался, только видел как бьет молния по земле. Его щит работал прекрасно, он практически ощущал магию вокруг себя, которая заблокирует любые попытки атаковать его со спины. Вряд ли у местных вояк хватит смелости выйти с ним в открытую схватку. Будут прятаться координировать свои действия и вести бой в скрытом режиме. Если выживут после всего пары его заклинаний, конечно. Рудольфусу нравилась эта игра, его забавляла трусость противников. Он также понимал и вполне четко осознавал, что они могут вызвать подкрепление. Так это к лучшему, разом получится уничтожить больше грязнокровок, вздумавших сражаться с ним, и покушаться на жизнь и безопасность его брата. Атаковать маленьких, ну разве это куда-то годится. Да еще толпой бросились на его младшего, находят самого слабого и пытаются показать, что могут победить. Только никогда нельзя забывать, что за спиной Рабастана всегда будет стоять брат, который не прощает нападок. Прежде не приходилось так открыто заступаться, но и это и не заступничество вовсе. Замена, да. Так подойдет. Они хотели Лестрейнджа, они его получили. Старший на младшего. Без возврата и обмена. А впереди должно быть веселье.

заклинания

tenebris crystal – заклинание относится к ТМ2. Из-под земли появляются черные кристаллизованные штыри. Появление хаотично при отсутствие движения врагов, и направлено в случае попытки скрыться. Действие заклинания около пяти минут.
directional fulgur – заклинание направленной молнии. От 10 до 15 зарядов, каждый заряд по силе превышает предыдущий.

Отредактировано Rоdolphus Lestrange (08-03-2022 12:43:22)

+2

8

Снейп давно не был тем наивным мальчишкой, что тянулся к запретной и такой манящей силе темной магии. Он давно не мечтал покорить ее, подчинить себе и тем самым заявить о себе. Он слишком хорошо знал обратную сторону этого величия. Слишком часто видел, что остается от таких же глупцов, возомнивших себя теми, кто способен. Но, тем не менее, сила, скрытая в этом аспекте магии, не могла не восхищать своей изящностью, что ли… А в руках опытного мага и своей смертоносностью. Он не был кровожаден, некоторые из самых любопытных заклинаний он знал только в теории и узнавал о них только в качестве удовлетворения любопытства, из рассказов и книг. Когда-то его товарищи были столь любезны, что обсуждали при нем, или просто не придавали значения присутствию полукровки, считая, что он не поймет и половины. Скорее второе, и в чем-то они были правы. Северус понимал далеко не все, но обладал непомерным любопытством и прекрасной памятью, потому был готов к любым неожиданностями, но не к этим. Из под земли хаотично стали появляться чёрные шипы.
Первые же попытки уйти от их близости дорого стоили всем присутствующим. Одного из молодых авроров, суетившегося больше других, прижало с нескольких сторон и в довершении пронзило насквозь. Ужасное зрелище, ставшее своеобразным уроком. Не дергайся!
-Не двигайтесь. - запоздалый совет, сродни панике. Это могло подействовать, а могло и не подействовать. Но было лучшим вариантом, учитывая, что в противном случае эти же пики били уже направленно. словно обладая своим собственным интеллектом. Красивое, но очень страшное волшебство, не доступное большинству. Снейп видел его впервые и рад был бы не видеть вовсе.  Кое-кто из авроров замер, скорее по привычке подчиняться приказам, произнесенным уверенным голосом, чем полностью доверяя тому, кто произнес этот почти приказ.  Кто-то и сам сумел сложить два и два и прийти к верному выводу, но каждый здесь присутствующий прекрасно понимал, что это только начало и живым выйти будет не просто.
Снейп, стараясь не шевелиться, критически осмотрел свою временную компанию соратников в борьбе за выживание. Потрёпанная команда, физически не способная к достойным атакам против лидера пожирателей. Всё же неравенство в магической Британии было есть и будет. И это неравенство нельзя нивелировать никакой победой над чистокровными. Просто некоторые знания никогда не будут доступны тем, кто родился не в тех семьях, не с той чистотой крови. Это данность. Даже проигрывая в противостоянии, чистокровные были и будут той силой, не считаться с которой нельзя.  А заменить их знания и умения не представится возможным.
очередной кристалл возник слишком близко к Снейпу, существенно оцарапав спину и только огромным усилием воли, маг заставил себя устоять на месте, позволив себе только шипение.
Куда проще было бы постараться обезопасить себя магически, но Снейп не знал, провоцирует ли магия шипы на ответные действия, потому пока не рисковал, полагая, что вызванная аврорами подмога должна прибыть в скором времени,  а планы на жизнь у него еще имеются. Оставалось только надеяться на расторопность правозащитного сектора министерства.
По ту сторону щита, маг, не способный видеть соперников, не собирался отказывать себе в развлечении и к шипам добавились молнии. Две первые ушли в землю, но продемонстрировали, очевидную нарастающую мощь. Еще две ударили рядом с зажатым парнем, выжить которому просто не было шансов. Старший группы, действуя скорее по собственному разумению, чем по инструкции, резко пришел в движение, кидая в своих парней одно за другим защитные заклинания, отбивающие от них заряды. Это было самоубийством чистой воды, потому что на каждое его движение шипы вырастали рядом с ним, причиняя раны и серьезные увечья, но аврору это было не так важно, как спасти ребят своей группы. Мужчина в возрасте жертвовал собой, прикрывая тех, кого считал своими. Ему бы только не умереть раньше. Поздно! Очередной шип выбил палочку из рук и в глазах старшего группы потемнело, а его тело оказалось пережато с нескольких сторон, так, что даже дыхание становилось непосильной задачей. Правда с целью защитить парней он справился. Молодые авроры,  в количестве оставшихся двух, прикрываемые щитами, почти не пострадали. Пользуясь самоубийственной защитой своего старшего, оба аврора, повинуясь внутренней системе знаков,  одновременно запустили в Рудольфуса -  Gurges, закручивая вихрь максимально туго и после этого добавили frigore balneum
Авроры не были кровожадными существами, но, понимая, что их старшему едва ли выжить, старались доставить главе пожирателей максимум неудобства, хоть и полагали, что может не сработать
Улица теперь представляла собой странное зрелище. Ощетинившееся ежиком покрытие, вырванные куски дороги и развороченные воронками от молний  камни мостовой, Рудольфус Лестрейндж умел развлекаться. Попадая в штыри, молнии разносили их в клочья, запуская в воздух острые как лезвия снаряды осколков. Пара осколков достигла Северуса, рассекая скулу и плечо.
sopum praesidio –прикрыв себя щитом, Снейп решил не оставаться в стороне.  Это решение стоило ему травмы руки. Перекинув палочку в другую руку, маг добавил к уже отправленным заклинаниям авроров Tolle magicae  и Metro Hiagare .
Очень надеясь на то, что подмога на подходе, потому что долго им не выстоять, а щиты не настолько совершенны.

заклинания

frigore balneum – мгновенное обморожение
sopum praesidio - вокруг тела человека создается голубой контур, защищающий от магических атак, и физического воздействия. Действие от 30 до 60 минут. Разрушается темной магией второго ряда *

Gurges – вихрь, закручивается в спираль. Слабее смерча, но свойства практически идентичны
Tolle magicae - блокировка магического потенциала, действует от 15 минут до часа. Жертва заклинания теряет возможность колдовать.

Metro Hiagare - "Мэтро Хьягарэ"* (ТМ 2) - это древняя защитная магия, но малоизвестная. Вызывает магический щит в виде оранжевого энергетического купола, способен отразить практически все заклятия. Его минус в том, что поставивший защиту не может применять никаких других заклинаний, пока не снимет ее. Снять щит может только тот, кто его поставил. Не отражает только заклинание смерти.

Отредактировано Severus Snape (29-03-2022 15:01:39)

0

9

Обилие необдуманных решений часто запускает цепочку проблем. Ответственность в этом случае не всегда ложится на плечи того, кто эти проблемы создал, и даже не та кого, кто будет вынужден решать. Однако объяснений и оправданий глупости нет и никогда не будет. Рудольфус был готов к нападению, готов к демонстрации смелости и стремлении умереть, однако подготовить себя к откровенному идиотизму не успел. Очень жаль, что придется теперь обходиться без веселья. Рудольфус сделал несколько шагов назад, он видел как два вихря объединились в один, образуя смерч. Воронка закручивалась слишком быстро, обломки от недавнего взрыва поднимались в воздух, песок и пыли присоединяясь ко всему этому. Сила ветра не позволяла стоять на месте и ощущать под собой опору. Лестрейнджа несло прямо навстречу стихии, но он ждал, нужно было оказаться чуть ближе и все рассчитать. Кажется он вдел  вспышки заклинаний, но их применение бесполезно, слишком сильный поток ветра. Кроме того два устроивших это безумие волшебника уже крутились  в вихре явно мертвыми. Ну что же, минус два аврора ко всем тем, что очевидно или погибли или серьезно пострадали от его предыдущего хода. Щит не закрывал собой большую область, а значит и минимальные ранения невозможны. Или критичные, или же смерть. Хобот смерча начал расти, пришла пора действовать. Выбор невелик, а ему нужно сработать быстро.
- Bastintio – заклинание никогда не подводит, сейчас же оно накрывает собой и Пожирателя смерти и созданный погибшими идиотами смерч, - Contescesco, - доля секунды и все закончилось. Около мужчины упал изуродованный труп одного из авроров, а самому Лестрейнджу пришлось быстро отступать в сторону. Невредимым остаться не получилось, песок набился в глаза, так что Пожиратель смерти спешно протер их, тряхнув такой же набитой пылью головой. Рудольфус чувствовал боль в теле, его задело обломками, чем-то оцарапало ногу, были неприятные ощущения в области груди. Все же цел, и еще очень зол. Мужчина делает очередной выпад палочкой, трусы все еще сидели на защищенной области, если их, конечно, не поглотило смерчем. Лестрейндж всегда думал, что сотрудники аврората проходят нормальную подготовку и думают головой перед тем, как делать. Эта парочка явно не желала умереть от собственных действий, но такова цена глупости, и так было и будет всегда. Был и ними еще один спорный персонаж, Снейп. Этот так постоянно сидел за книжками постигая теорию, а здесь вел себя как герой, применял на практике защитную магию. Сомнительная помощь, но очевидно отбросы ради были и такой поддержке. Определить область действия щита не было сложно, он добьет всех.
- Вastintio, - повторялся, это не совсем приятно. Однако теперь ему необходимо было вспомнить не только о желании повеселиться, но и о том, что эти шакалы пытались навредить его брату.
Рудольфус не прощал ошибок, не прощал нападок на его семью, и сам себе напомнил о попытке грязнокровок навредить Джемме. Ее появление в поместье и семье было неожиданным, стремительным. Юная особа должна чувствовать себя в безопасности, в скором времени она произведет на свет еще одного наследника их рода. Рудольфус будет защищать свою семью.
- У Вас два варианта, - он решил все же дать небольшое право выбора, - Или умрете от недостатка кислорода, или рискнете сразиться. Вас ждет смерть в любом случае, но можно выбрать как это будет, - выхода из-под созданного купола нет, ничем не пробить, ни уничтожить, ни какие заклинания головного пузыря не помогут. Кислорода не будет, убежать не получится. Аврорам давно пора понять кто они, и насколько ничтожны. Кто-то из них виновен в смерти аристократии, и разбираться кто именно мужчина не будет. Давно пора просто уничтожить всех с нашивкой аврората, положить конец нападкам на аристократию. Придется поработать, но это не сегодня. Сегодня у него были друге дела, и он был намерен завершить эту встречу быстро. Рудольфус не окажет милости в использовании заклинания смерти, растянет удовольствие. Первому же смельчаку готов сделать скидку и даже преподнести подарок. Убьет быстрее чем второго рискнувшего сразиться с ним. В общем и целом только Пожиратели смерти вели бой достойно, не прятались на защищенной области, не использовали магию стихий, от которой больше проблем, чем пользы. Всегда открыто идут вперед, не боясь выложиться, не пытаясь спрятаться подобно крысам. Аристократия никогда не будет так делать, такая тактика присуща только грязнокровкам. Только это не поможет. Не против такого как он. Слишком долго он позволял своим людям действовать на поле боя, теперь пришло время все делать самостоятельно. В воздухе все еще пахло пылью, отдавало и смертью. Но скоро запах смерти заполонит собою все.

заклинания

Bastintio - неблокируемый купол, лишающий волшебника доступа к кислороду и отступлению. Его можно только пробить, ликвидировать может только тот, кто его наложил, или же ликвидатор заклинаний.
Contescesco - заклятие штиля, останавливает вихри.

Отредактировано Rоdolphus Lestrange (02-04-2022 20:10:42)

+1

10

Ситуация развивалась слишком стремительно, чтобы успеть скоординировать свои действия со случайными союзниками противостояния. Если можно назвать противостоянием жалкие попытки самого Снейпа и парочки оставшихся в живых еще не успевших набраться опыта авроров что-то сделать против лидера пожирателей, намного превосходящего их по силе и опыту применения магии в бою.  Но времени было достаточно для того, чтобы понять – из этой ловушки нет выхода. Рудольфус намерен идти до конца, планомерно истребляя так мешающих ему людей. Почему? Да кто ж решиться спросить? Это только для выросших на войне юнцов любой пожиратель убийца и псих, причиняющий боль только потому, что ему так нравится. Снейп же знал, что все не так однозначно. Конечно, психи и фанатики встречались среди пожирателей, но было их не так много. Как правило, у всякой агрессии есть свои причины. Аристократы не убийцы из любви к искусству. Только вот этих причин им, кажется, не узнать никогда.
Вихри сливались в один. Утягивая за собой все, чего могли коснуться, в том числе и своих создателей. Россыпь заклинаний, разноцветными вспышками, усеяли пространство. Два смертника и ненависть, искрившая в пространстве. Ненависть с обоих сторон.
Снейп держал щиты. Он сразу понимал, что горстка молодняка не может противостоять, не может не подставиться. Нужно было уходить в самом начале представления. Уходить тихо, побегом и потом только терзаться сомнениями в собственной низости. Лучше иметь шанс на презрение к себе, чем глупо сложить жизнь не имея должной подготовки ответить. Он понимал, потому скрыл всех, но никто из их загнанной в угол компании не рискнул дать себе шанс на жизнь.
Щиты мелко трещали. Где-то все еще трещал недогоревший огонь, хрипели раненные, почти мертвые люди. Один? Два? Не важно. Сейчас нет возможности даже посмотреть, есть ли шанс их спасти. Гул. Грохот. И вдруг – тишина.
Это была не та тишина, что несла умиротворение и покой. Не так тишина, что предупреждала. Предлагая собраться. Эта тишина ударила по барабанным перепонкам. Причиняя почти физическую боль, мощью придавливая к плитам мостовой. И только, словно проходящий через слои ваты голос, призывал к ответу.
Слушать слова Рудольфуса было и тяжело и забавно одновременно, но не оценить милость благородного убийцы шансов не было. Что он предлагал? Какой первый? Какой второй? Бегло окинув взглядом свое укрытие, Снейп с ужасом осознал, что он действительно остался один из способных и дальше держать оборону. Оборону, в которой не было смысла. Он и в полной силе мало что мог сделать против чудовищных по последствиям заклинаний Лестрейнджа,, а раненным он не даже не надеялся, что теперь ему хватит сил уйти.
Сил? Уйти? Самообман – первейший из пороков. У него нет ни первого, ни шанса на второе.
Дышать становилось тяжело, испарина покрыла лоб, липкий пот потек по спине. Руки налились свинцом, а в ушах зазвенело. Мужчина рванул пуговицы на воротнике, в попытках облегчить себе дыхание. Этого было мало. Категорически мало. Кислород, которого оставалось все меньше, пожирал не до конца затухший огонь и тоже медленно умирал, но тянул за собой оставшихся магов. Щиты вытягивали и без того кончающиеся силы – их пришлось снять, тем более, что теперь они не имели и половины той важности, что в начале. Они не могли защитить ни самого Северуса, ни тех еще живых раненных, что теперь были обречены умереть от удушья.
Оказываясь в поле видимости лидера пожирателей, Снейп все же накинул на себя щит, осознавая, что это только отсрочит его смертный приговор. Он все же попытался пробить щит, заранее зная, что ничего не выйдет, но страдающий от кислорода мозг диктовал условия. Любое живое существо, какой бы ни была его жизнь, цепляется за нее, боясь смертельной неизвестности больше, чем всех лишений этого мира. Внезапно страх стих, затухая, как пламя в нехватке кислорода. Перед лицом опасности, мужчина внезапно осознал, что эта смерть не самая плохая, которая могла случится с ним. Беспомощно умереть на вытертых досках воющей хижины, не имея возможности хотя бы оказать сопротивление, было куда унизительнее.
Сейчас он мог бы сказать, что готов держать ответ за всех, кто здесь пытался и не смог, но тратить на этот пафосный шаг последний кислород было не разумно.
Красный от жара, сипло дышащий, старающийся сохранить лицо волшебник был смешным соперником для слегка потрепанного, но все еще грозного Рудольфуса. Пусть. Уж лучше так. Беспомощность – единственное чего боялся мальчишка, выросший в постоянном страхе и унижении. Беспомощность и невозможность ответить. Даже если этот ответ несоизмерим.
Северус не знал какие шаги предпримет его соперник, ему приходилось только ждать, собирая последние силы для последнего рывка.
Сосредоточившись на концентрации он не сразу заметил несколько хлопков, с которыми появились вызванные ранее авроры.
Оказавшиеся чуть в стороне пятеро магов, оценив ситуация, начали действовать. Трое концентрируя магию применили на Рудольфусе
Adfligo, а двое других заклятие сетки и Tolle magicae

заклинания

+1

11

Понять насколько сильно загрязнён мир магии можно только регулярно очищая грязь. Омерзительные предатели крови, само их появление было оскорбительным, а уж то, что они брали в руки палочку и смели атаковать аристократию и вовсе было вопиющим безобразием. Необходимо действовать, сражаться, используя все имеющиеся в арсенале средства. Когда человек берется за оружие, он обязательно хочет что-то защитить. Это может быть его собственная жизнь, положение в обществе, честь; кто-то, кто ему дорог; что-то, во что он верит… хорошее это или плохое, но это желание защитить одинаково для всех. Разным может быть только мотив, методы и способы. Рудольфус же вышел на тропу войну защищая свою идеологию, взгляды и самое главное, свою семью. Кроме брата и жены он нес ответственность и за чистокровных волшебников, поддерживающих истину, понимающих, что их мир запятнан предателями, грязнокровками и предателями. Аристократия теряла позиции, их лишали положения, средств и былого влияния, меняли устои жизни создаваемые тысячелетьями их предками. Мир построен на их поте и крови. Цена слишком высока, Пожиратели смерти никогда отступят. Прекращение этих столкновений возможны только если всех их перебьют. Невербально использованное adempta смягчает силу удара, кроме того выстроенные щитовые чары на его перстне не могли пропустить такой глупый и нелепый ход. Только сейчас мужчина получил возможность рассмотреть появившихся авроров. Их было пятеро. Приятно знать какое количество смертников материализовалось здесь. Это очевидно подмога, но какая-то вялая, неактивная и совершенно непрофессиональная. Такие противники становятся самым настоящим оскорблением для мага. Только церемониться Лестрейндж больше не собирался. Он уже насладился моментом, поиграл с этими убожествами, теперь необходимо было вести огонь на поражение. Только это необаятельно. В отличие от предыдущих противников эти не стали подобно крысам прятаться под щитами и испытывать его терпение. Тем хуже для них. Рудольфус щедр на подарки аврорам.
- Bastintio – приходилось демонстрировать ограниченность фантазии в каком-то смысле, зато не придется долго возиться. Теперь мужчина был намерен просто убивать. Без колебаний, без благородства и времени на то, чтобы враги могли подумать. Он уже предложил предыдущей горстке иметь хоть каплю смелости и выйти, но теперь это было совершенно бесполезно. 
- Вы в курсе, что одна минута без кислорода гарантированно лишает сознания, и в целом у вас есть около пяти минут, - Рудольфус видел своих врагов, стоял чуть в стороне. Его лицо не выражало никаких эмоций. Умрут, он готов подождать еще и следующую партию авроров.
- Вон там аналогичная ловушка, все находящиеся под вторым куполом мертвы. Ирония жизни, а может и смерти.. И вы уже наверняка меня не слышите,  - теперь он усмехнулся, похоже Снейпа все же нагнала смерть, причем такая скучная. Крысой сидеть под щитом и просто сдохнуть на дороге, задохнувшись. Да уж, и как только такой человек мог вести двойную игру. Впрочем становится ясно, почему он все это время сидел в Хогвартсе под защитой Дамблдора. Выбрал себе щит с трехразовым питанием и возможностью издеваться над студентами. Забавно, но в это же время очень печально. Здесь пора было заканчивать, но Рудольфус не собирался просто уходить. Пытались убить члена его семьи, убить женщину которая носит под сердцем ребенка. Сына его брата, его племянника. Простить подобное не в его силах, и такое прощать нельзя. Аристократия должна вернуть себе все отнятое, и этот путь они пройдут.
- Isfardo – трижды произнеся заклинание, направляя огненные шары в разные стороны Лестрейндж намерен был показать всем, что шутки закончились. Пора выходить из тени, забрать жизни всех причастных к смерти Кэрроу и нападениям на чистокровных волшебников. Его люди действовали решительно, и ему нужно подать пример, напомнить, что никакой пощады быть не может. В одном Темный Лорд был прав. Врагов нужно уничтожать быстро, и лучше самолично. Нет, гоняться за каждым и отдавать приказы приводить ему овец убой будет глупостью. Лестрейндж изменит приказ. Теперь они должны убивать каждого кто выступает против них. Грязная кровь, лояльное отношение к грязнокровкам, все это веский повод для уничтожения. Пора перестать играть в дипломатию, он отзовет Пожирателей смерти ведущих переговоры с аристократией в других странах. Теперь все обязаны доказать свою лояльность самостоятельно, в установленные сроки, не дожидаясь визита с вопросами. Они не добрые волшебники приносящие подарки деткам. Верее приносят они совершенно не те подарки. Зачистку необходимо провести и в школе. Дети грязнокровок пополнят ряды противников, от них нужно избавиться сейчас. Стоя на пепелище, Пожиратель смерти медленно поднял волшебную палочку вверх.
- Morsmordre – затихшая война таковой больше не должна являться. Этот символ в небе можно считать началом третьей войны, - Fere Conjiste - немного погодя, произнес маг, наблюдая за тем как сила огня растет, помогая уже созданной стихии поглощать все вокруг.  Пару минут оставаясь неподвижным, Рудольфус усмехнулся и трансгрессировал. Пора было вернуться в особняк чтобы не просто разработать план действий, а уже перейти к ним.



заклинания

Bastintio - неблокируемый купол, лишающий волшебника доступа к кислороду и отступлению. Его можно только пробить, ликвидировать может только тот, кто его наложил, или же ликвидатор заклинаний. ( + суммус
adempta – помогает смягчить удар или силу атаки. Для тех, кто обучен окклюменции
Isfardo - Самонаводящийся огненный шар
Morsmordre - Заклинание Знака Смерти, Знака Волдеморта. Эффект – появляющийся на некоторое (продолжительное) время в воздухе череп со змеей, выползающей изо рта.
Fere Conjiste – выпускает из палочки сильную струю огня. Преобразуется в адское пламя

Отредактировано Rоdolphus Lestrange (23-04-2022 20:47:09)

+2

12

В окружающем мире происходили какие-то события. Вспышки заклинаний? Или это вспышки за веками? В собственном замкнутом, неприспособленном для жизни пространстве, Снейп не мог сказать точно что это было. Налитая свинцом голова, падала на грудь и огромных сил стоило удержать ее прямо. Сколько времени? Недолго.
В помутившемся сознании всплывали образы, пугающие и лишающие воли. Руки, помимо воли рвали одежду, кровь пульсировала в висках, слишком частое дыхание. Сопряженное с болью, сменилось невозможностью выдоха. Палочка выпала из рук и мир померк. Глупо. Очень глупо, выжить в мясорубке второй магической, с правом на  какое-то отпущение прошлого, но умереть здесь и сейчас. Поздно.
Снейп уже не видел, как на площади появился новый отряд авроров. Не смог знать, что они попали в такую же ловушку. Не мог наблюдать огненного шоу и вспышку такого знакомого заклинания, вызвавшего черную метку. Ни он. Ни первая группа, ставшая жертвами вместе с ним. Рудольфус не тот маг, с которым возможно получить право на ошибку. Да и право на риск было слишком неоправданным.
Авроры, находящиеся в таком же положении пленников без возможности дышать, поначалу так же пытались хоть как-то сопротивляться своей участи, швыряя бесполезное заклинания, разрывая форменные мантии, в попытках сделать вдох. Некоторое время они были в сознании и видели начало огненного праздника, устроенного Лестрейнджем. Видели. Что он что-то говорит, но отключающийся мозг не был способен различать звуки, даже если бы не было препятствия из щита, вытягивающего кислород.  Это была слишком хорошо расставленная ловушка. Или нет? Один за другим авроры теряли сознание, не надеясь на спасение и уже не видели, как Рудольфус покинул площадь, полыхающую  огнем. Огонь пожирал все, но, как бы в насмешку, не мог дотянуться до бессознательных пленников. Без кислорода огонь был в равных условиях с людьми. Он погибал.
Сразу же после того, как глава пожирателей аппарировал с места, на площадь прибыла ранее вызванная команда ликвидаторов и целителей. Они попали в настоящий ад горящих зданий и плавящейся мостовой. Толпа, гонимая огнем и вспыхнувшей меткой, текла панической волной прочь от страшного места. В этой суматохе сложно было выполнять свою работу. Но и успокоить магов, испуганных ожившим символом ужаса прошлого, не было возможности. Война не кончилась победой над Волдемортом. И теперь его сторонники заявили об этом.
Оставив медиков в стороне, ликвидаторы принялись за работу. Потушили огонь, обнаружили и сняли щиты и только после этого подпустили магов в лимонных халатах.
- Мы забираем тех, кого еще можно спасти в медицинскую службу аврората, - отчитался старший группы, пока остальные накладывали на авроров и Снейпа заклятия и давали кислород. Возможно кто-то, кого удастся спасти, сможет дать ответ на вопросы что именно случилось на площади. А может и не смогут. Но это уже не работа целителей. Их задача дать волшебникам шанс на жизнь. И это уже не простая задача.
Ожидалось еще прибытие группы, но уже на поиски следов и расследование происшествия, группа тех, кто успокоит волнения и оценит ущерб. Причины произошедшего знали только те, кто был в первой группе. Расскажут, если хоть кого-то сумеют спасти.

0


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » В том месте, и в то время