Hogwarts and the Game with the Death

Объявление

25 ЯНВАРЯ - 10 ФЕВРАЛЯ 1999 ГОДА

В то время, как студенты Хогвартса усердно готовятся к предстоящим экзаменам, Пожиратели Смерти вновь напоминают магическому миру о том, что их война еще не окончена. Активные нападения на аврорат и Министерство является их ответом Отступникам, которые не прекращают попытки устранить всех, кто, по их мнению, поддерживает преступников. Орден Феникса не прекращает попытки минимизировать количество жертв и найти способ устранить обе радикальные организации, но теперь, имея дело сразу с двумя противниками, их задача стала во много раз труднее. В разрываемом натрое мире, чью сторону выберешь ты? читать далее

В игру требуются: Гермиона Грейнджер, Рональд Уизли, Джинни Уизли, Нортон Мальсибер, Эйвери, Полумна Лавгуд, Натали Макдональд, Лиза Турпин, члены Ордена Феникса, студенты Хогвартса, Отступники, Пожиратели Смерти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Школа Хогвартс » Власть достается только сильным


Власть достается только сильным

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Временной промежуток
3 февраля 1999 год
2. Имена всех участников
Мойра Макларен, Люциус Малфой, Кристиан Голд
3. Описание/текст квеста
Только власть может успокоить сердце того, кто так привык получать все, и даже больше. После исчезновения Темного Лорда для семьи Люциуса Малфоя начался сложный период, и нельзя сказать как надолго еще затянется период проблем и переживаний. Только глава семьи сдаваться не собирается, ему помогают, хоть он об этом и не просит. Простить это удел слабых, и мужчина не намерен сдаваться просто. Любыми способами мужчина намерен снова подняться на пьедестал, вот только после полученной помощи у него не остается выбора, только как пытаться защитить свою семью.

Квесты

Отредактировано Game master (11-02-2022 21:11:25)

0

2

В своей собственной жизни Люциус Малфой уже долгие годы жил, как будто в порядке эксперимента над собой и всей Магической Британией.
Он всегда имел собственные цели, ставил их четко, даже если они были не совсем правильными с морально-этической точки зрения, но отвечали интересам его социального слоя и семьи. Он планировал шаги, предвидел реакции и умел надавить на болезненные точки как соперников так союзников, но добиться своего. Потому что на пути к важной цели не важно, насколько грязным был этот путь и насколько испачкались сапоги, если перчатки остались чистыми. Он умел держать лицо и представить перед магами таким, каким его хотели и боялись видеть – сильным, хитрым, уверенным в себе до самолюбования и самовозвышения. Этакая игра в  античное божество, снизошедшее до простых смертных. Роль, которую он опробовал самой первой. И эта роль приносила свои плоды. С ним считались, покупаясь на сверкающий образ холенного аристократа, пекущегося об интересах Британии, школы. За этим блеском меркло даже сомнительное прошлое, от которого удалось откреститься, но не забыть. Для всех он был жертвой заклятия подвластия темного мага, невинно обвиненным в пособничестве представителем влиятельного рода. Меценатом и помощником. Именно так и было, только мало кто догадывался кому на самом деле все это время помогал Люциус.
Не важно, что другие называют его предателем только потому, что он не сидел в тюрьме, теряя годы. Красивый жест преданных делу слуг идеи. Вот только толку от него не так уж и много, если разобраться. Что они могли из тюрьмы, кроме как быть причастными к судьбе пропавшего господина. А он, оставаясь свободным, мог подтачивать систему изнутри, готовя ее к воплощению идеалов. Да так, что ни единого пятнышка не появлялось на мантии до определенного момента.
Не используя непростительных, он сумел добиться того, что министры и судьи ели с его рук, хватая слова и идеи на лету. Если бы не Дамблдор. Вездесущий магглолюбец. Которому страшно было доверять наследника. Он один умел портить игру, в решающий момент шахматной партии выкидывая на доску джокеров. И все принимали новые правила. Но и здесь Малфой не успокаивался, осложняя жизнь директору школы. Потому что мог. Единственное чего он не предвидел – Поттер. Глупый мальчишка, упрямый как мул, но прямой как удав в оцепенении.
У него портить игру получалось гораздо лучше. Начиная со смещения Люциуса с должности главы попечительского совета, кончая отсидкой в Азкабане. Даже не так. Кончая защитой семьи Малфой на суде. После которой окончательно покачнулось положение Малфоя.
Люциус не тот кто просит, у него лучше получалось брать. Но пришлось освоить и роль просителя, и унижения и ощущение собственной гадливости. И за это Люциус винил не себя. Себя винить дело неблагодарное. И уж точно неблагодарное дело оставлять все на волю проведению. Оно никогда не бывает справедливо к ждущим ее милости. А значит надо снова заявлять о себе. Доказывать свою полезность. Это умозаключение вызывало горькую усмешку и сильно отдавало отчаянием, продемонстрировать которое он не имел парва.
Он столько раз доказывал миру свое право на превосходство, что доказать полезность будет новым опытом. Быть может нужным опытом.
Все эти мысли, грозящие приступом паранойи, Люциусу навеял визит в то место, с которого начались его самые большие промахи. Он был на пороге школы, за последние два года несколько раз сменившей директоров. Не иначе покойный Дамблдор проклял свою должность, умирая.
Сегодня он прибыл по просьбе одного из профессоров и члена попечительского совета. Полученное от нее письмо удивило Люциуса, но и привлекло возможностью влиться в деятельность, в которой он может быть действительно полезен.
Опять это неприятное слово, так царапающее восприятие себя самого.
На пороге личного кабинета профессора Макларен, Люциус остановился, поправил безупречно сидящую мантию, пригладил волосы, примерил дежурную приятную улыбку, постучал и после разрешения, вошел.
- Добрый день, миссис Макларен. – манерно растягивая слова, поприветствовал женщину маг
- Я получил ваше послание и так же как и вы обеспокоен происходящим в школе. Приятно, что среди профессорского состава есть еще неравнодушные люди, готовые проявить свою точку зрения на происходящее.
Школа – стоячее болото, меняющее людей. Здесь все создано для того, чтобы затачивать людей под один стандарт. Что профессоров, что студентов. Если ты в школе, должен соответствовать определенным стандартам. А значит инакомыслие карается. Порой не только осуждением.

+1

3

Миссис Макларен тяжело вздохнула и посмотрела на себя в зеркало. Она не ощущала себя на слово «миссис». Молодая вдова, когда на самом деле вся ее жизнь еще была впереди. Жизнь оказалась для нее вовсе не мечтой. И привела в ряды отступников. Женщина не жаловалась, она лишь нее понимала, почему вместо счастливой жизни она была вынуждена смотреть, как невоспитанные отпрыски именитых семей без труда подавляли тех, кто достоин, кто заслуживает простой счастливой жизни. Ей были не интересны политические распри, но и остаться в стороне она не смогла. Больше всего ее в последнее время раздражало, что ошибки аристократии остаются незамечены. Впрочем, это касалось лишь тех, кому повезло родиться с правильной фамилией. Все остальные были вынуждены подчиняться и пресмыкаться. Мойра могла казаться сдержанной и неприглядной, но на самом деле стремилась к тому, чтобы получить куда больше, чем имела. Получить свободу от условностей. Можно сохранять чистоту крови и воспитание даже не стремясь к соблюдению всех этих устаревших законов. И это не говоря о том, что происхождение не всегда говорило об уме или благородстве. Порой скорее наоборот. Конечно, за то недолгое время, что Мойра работала в школе, она успела насмотреться и наслушаться. И бывали случаи, когда ей искренне хотелось заняться воспитанием пусть и талантливых, но совершенно безмозглых созданий, но практика показывала, что проблема лежит глубже. И что безнаказанность Слизерина переходит все границы. Когда стало известно об открывшейся вакансии в членах попечительского совета, женщина ухватилась за эту возможность. Это могло очень помочь. Вмешиваться в дела школы, как это делали Пожиратели прежде. И для Отступников открывались новые двери. Мягко, незаметно, заставлять способы аристократии работать на благо их цели. И, конечно, кто другой, кроме прекрасного мистера Люциуса Малфоя, может стать первой кандидатурой в списке. Написав письмо и пригласив этого павлина, Мойра ожидала его появление. Сдержанная черная одежда и мантия профессора, волосы распущены, но передние пряди убраны на затылке и скреплены простой серебряной заколкой. Все же, для общества она аристократка, и одевалась она соответствующе. Ведь сдержанность не означает дешево. Снова вздохнув, женщина прошла к своему столу и принялась за проверку заданий, что давала пятому курсу. Как раз за этим занятием ее и застал стук в дверь. Не оставляя занятие, Мойра магией открыла дверь. Гостем был мистер Малфой. Он прибыл достаточно быстро, так что Макларен решила о наличии у того лишнего времени. Или же вопрос действительно волновал его.
- А, мистер Малфой, прошу, проходите, - женщина поднялась и чуть улыбнулась.
На самом деле этот павлин ей никогда не нравился. Она в принципе мало его знала, но было достаточно и того, что она видела со стороны. Малфой мало чем отличался от ее бывшего мужа. Поправочка, покойного мужа. Его тщеславие переросло все мыслимые границы, так казалось ей. Но даже будь он худшим человеком в мире, сейчас он был нужен для небольшого накала страстей в школе. На самом деле ее мало волновало благополучие слизеринцев, только вот сейчас ей нужно было быть как можно ближе к ним.
- Рада, что Вы нашли время прийти сегодня. Думаю, что нам стоит поговорить с директором о случившемся. Меня крайне беспокоит, что виновные в вопиющем нарушении всех возможных правил не понесли практически никакого наказания.
На самом деле у Мойры действительно были вопросы на счет наказаний в Хогвартсе, но несколько иного рода. Кроме того, сегодня ее стратегия предполагает нахождение на одной стороне с противником. Так сказать, ей придется полностью вспомнить все, чему ее учили в детстве. Превосходство чистокровных, их безоговорочная правота. Предлагаю Малфою сесть, профессор поставила перед ним чашку чая. Чай был горячим, так как лишь недавно Мойра заварила его для себя и теперь лишь разлила по чашкам.
- Я посчитала, что до разговора с профессором, нам стоит обсудить все вдвоем. Как член попечительского совета, я не могу смотреть сквозь пальцы на то, что моих студентов не просто обидеть пытаются, а прямо угрожают их жизни и здоровью.
Ситуация с нападением на Кэрроу и ее подругу могла быть рассмотрена с двух сторон. Мойре даже интересно было, что случилось там на самом деле и что за герои такие эти, кто решился так нагло напасть на малолетних аристократов.
- Меня крайне обеспокоил тот факт, что нападение на мисс Кэрроу произошло в стенах замка, да еще и при свидетелях.
За такое должно следовать исключение. Но, на счастье Мойры, их не исключили. Женщина была рада, ведь это возможность повторить попытку руками детишек.
- Мой голос слишком мало значит на данный момент, в совете я недавно. Но Вы, это другое дело. Я надеюсь, что директор прислушается к нам. Виновные должны быть наказаны, сейчас не до толерантности, в конечном счете, студенты Слизерина не могут жить спокойно. Им грозит опасность не за стенами, а прямо в Хогвартсе.
Расчет был верен, ведь даже если студентов исключат, и это можно будет вывернуть с пользой. Но для начала нужно было разведать почву и «напасть» на директора сообща. Затем, когда власть Голда ослабнет, можно было бы попытаться отхватить кусочек побольше. Сегодня Мойра была намерена начать, а дальше зависит от успеха сегодняшнего дня. Голд не был дураком, он впечатлял. И, не будь их цели различны, им можно было бы восхищаться.
- Честно сказать, помимо ситуации с детьми, меня крайне настораживает общая картина происходящего в Хогвартсе в последнее время, - каждое сказанное ею слово было произнесено искренне и спокойно, потому что все это действительно ее беспокоило. По другим причинам, но тем не менее. Говорить часть правды всегда проще чем откровенно врать. И идеальным итогом было бы перетягивание Малфоя на свою сторону. Только сначала требовалось проведать почву.
- Вы, несмотря ни на что, имеете вес в совете, поэтому вынуждена обратиться за помощью. Надеюсь, не откажетесь поддержать меня в разговоре с директором Голдом?

+1

4

- Вы не представляете, как все это беспокоит меня. Я не мог остаться в стороне, когда в школе происходят подобные события,  - ровно, словно речь шла о погоде, ответил мужчина, мимолетно осматривая кабинет коллеги по совету. Невольно возникал вопрос, как эта молодая, смелая женщина, имеющая собственное мнение и желание действовать соответственно ему, попала в школу? Что она здесь забыла? В этом мертвом месте, где люди не имеют права отрываться от основной массы коллектива? И сколько она, такая не как все. Сможет оставаться личностью, пока ее не сломают под общий шаблон коллективной этики и морали? Какие цели преследует эта уверенная в себе женщина, осознанно вставая против системы и понимает ли она чем это может обернуться?
Бросая новый взгляд на лицо собеседницы, Люциус мысленно усмехнулся. Макларен не производила впечатления восторженной самоотверженной дурочки, жертвовавшей собой ради идеи. Таких выдает нервозность движений и маниакальный блеск глаз. То, что он видел перед собой, не было безумной попыткой отстоять правду, здесь был твердый и уверенный расчет. Вот только на что рассчитывает эта особа, пока оставалось загадкой. Впрочем, это была не проблема Люциуса, решать такие загадки. Если цели их сходны, можно попробовать плыть в одной лодке, пока это удобно обоим. Что будет после того, как удобно быть перестанет, и какие собственные цели преследует он сам, вмешиваясь в дела школы снова, Люциус примерно представлял, но пока не хотел заострять на этом собственное внимание.
- Так какие наказания получили малолетние преступники? – теперь сдержать эмоции не получилось. Люциус слишком хорошо представлял себе политику школы, старающуюся нивелировать малейшие проблему для Хогвартса, путем утаивания вопиющих случаев подростковой жестокости и безрассудства. Он сталкивался с таким слишком часто и был свидетелем попустительства управляющего аппарата школы, когда дело касалось наказания отдельных студентов и профессоров. Особенно, когда потерпевшими выступали ученики слизерина. 
Слизерин всегда стоял особняком в школе. Дети чистокровных семей, зачастую знающие больше представителей всех других факультетов о мире, в котором они живут, о традициях и особенностях, умеющие держать марку и знающие себе цену, были как бельмо на глазу остальных. Им всегда доставалось больше, у них подмечали каждый промах и непременно ждали пакостей. Неизвестно откуда возникло это предвзятое отношение, но оно было особенно явно в годы обучения Люциуса, несколько лет после этого. Пожалуй, только Снейп смог немного поправить ситуацию. Как декан он был не плох, пока не раскрыл свою подлую продажную сущность. По крайней мер он старался защищать свой факультет. Что ж, выходит теперь он продал и детей, когда доверявших ему. Нападение на студентку слизерина. Что и следовало ожидать.
- Я надеюсь, что управление школой внимательно отнеслось к этой ситуации? – излишней, преступной мягкости можно было ожидать от Дамблдора. Тот всегда был чудаковатым. Имел любимчиков и тех, чьи жизни стоили гораздо меньше. Почему-то среди первой категории было слишком много гриффиндорцев, а среди второй слизеринцев. Но это Дамблдор! Он никогда не был удачным директором. С его тараканами в голове и не мог им быть. Про мнению Люциуса, считавшего, что принцип «разделяй и властвуй» хорош на войне, но совершенно лишний в школе, где итак хватает проблем с подростковой неуравновешенностью.  От директора Голда он ожидал иной политики.
Нет. Не обратного попустительства. Не привилегий слизерину, хотя, видит Мерлин, умные, воспитанные в лучших традициях мира слизеринцы и заслужили некоторых прав. Хотя бы справедливости. И наказания для тех, кто этого заслуживает. Жесткого наказания.
По мере беседы с профессором, Люциус неосознанно вцепился в набалдашник своей трости и все сильнее сжимал зубы. Флора Кэрроу. С некоторых пор это имя на слуху у всех. Но не все видели ее такой. Какой видели ее чистокровные волшебники. Юная леди выросла на глазах Люциуса, потому что была крестницей его жены. Мужчина имел возможность наблюдать, как из маленького. Милого в своей неловкости карапуза, Флора  росла и превращалась сначала в смышленую и подвижную малышку, а потом в утонченную леди. Все, кто имел возможность общаться с Флорой знали, что эта добрая, отзывчивая девушка с тонкой душой. У кого может подняться рука на это нежное существо? И за что? Что она сделала тем малолетним ничтожествам, что рискнули поднять на нее руку?
- Вы очень правильно сделали, что привлекли меня к этой проблеме, миссис Макларен. И правильно, что решили поговорить со мной до встречи с директором. Я был в курсе произошедшего, но очень многих подробностей не знал и даже не представлял с какой проблемой придется столкнуться. Я рад, что в школе появился такой профессор. То, что вы еще и член попечительского совета делает вас незаменимым союзником в борьбе за справедливость в этой школе.
Не смотря ни на что…. При этой фразе Люциус ощутимо дернулся, но скрыл ненужную реакцию за попыткой поправить лацканы мантии и внимательнее взглянул на собеседницу. Хотела ли она задеть его за живое? Или фраза вырвалась сама собой, не неся оскорбления? Попытки указать на истинное место Люциуса? Он не знал. Не хотелось бы думать, что над ним издеваются
- Не смотря ни на что, я глава попечительского совета, - ухмыльнулся Люциус – смею надеяться, что мои слова будут услышаны директором Голдом и не будут проигнорированы. Как и ваши беспокойства. Вы хотели бы, чтобы ваши сомнения озвучил я? Илии вы готовы высказать претензии директору лично?
Если девушка предпочтет не связываться с собственным начальством, Люциус поймет. Не каждый рискнет выступить против работодателя, даже если имеет на это право. Люциусу не впервой требовать ответа у директора школы, но впервые он будет разговаривать с человеком, которого действительно может говорить по существу. Без словесных кружев и запудривания мозгов сахарной пудрой.

+1

5

Аристократы почти все походи один на другого. Зная их изнутри, не сложно понять образ мышления и составить свой образ подстать им. Люциус Малфон был представителем очень ярким. Конечно, знать все его тайны было ей не подвластно, но найти общие точки для опоры на них она могла. Женщина привыкла общаться с подобными ему, поэтому не ощущала ни волнения, ни тревоги. Ее жизнь прошла в кругу аристократии, и даже ее муж был настолько ярким ее представителем, словно собрал в себе все пороки этого общества. То малое, что было в нем хорошего, работало зачастую именно для показа в обществе. Дома же она крайне редко могла увидеть это хорошее. Именно поэтому сейчас Мойра была любезна настолько, насколько это было нужно, но нисколько не заискивала перед Малфоем. Такое ее поведение было бы слишком несоответствующее ее статусу и характеру. Однако ее целью было расположить мужчину к себе, а потому она не общалась с ним свысока, скорее уж подчеркивала тоном тот факт, что они оказались в одной лодке. Здесь какими бы ни были их отношения, но проблема была общей.
- Представляю, - выдыхая, ответила Мойра. – К сожалению, повлиять так, как бы мне хотелось, я не могу в одиночку.
Ее кабинет представлял собой лишь отголоски от того, каким это место было при прошлом владельце. Хотя Мойра так же любила порядок и предпочитала, чтобы вещи находились на своих местах, но при этом способ расстановки отличался. Кроме того, она обзавелась застекленным стеллажом, где располагались пузырьки с зельями, которые можно было отнести к первой помощи. События в школе располагали к подобному. Она так же заменила книги, так как предпочтения отдавала другим авторам. Хотя кое-что оставила. На ее столе лежали лишь необходимые предметы для письма, но помимо этого на углу расположилось не цветущее растение. Зеленое, с сочными листьями, оно представляло собой исключительно декоративную вещицу, хотя листья этого растения можно было использовать в зелье. Мойре же оно нравилось за то, что придавало кабинету подобие уюта.
- Отбывание наказания со Снейпом, - потерев переносицу, женщина произнесла фразу устало. Она показывала свое недовольство не слишком ярко, но по жестам и тону его можно было понять.
- Когда я пришла сюда, я понимала, что многое происходит не так, как должно, но надеялась со меной директора увидеть и смену политики управления. Хотя мистер Голд весьма выдающаяся личность и не может не вызывать уважения, но, вероятно, нам стоит задействовать силы другого рода. Таким студентам не место в Хогвартсе. И дело не в конкретных личностях.
Добавляя, что ее беспокоит наличие Снейпа в стенах Хогвартса, что она была бы куда спокойнее приглядывай за Слизерином кто-то, кто может полностью отдать себя этому делу, Мойра выбирала слова осторожно. Никак не критикуя Голда. Скорее уж дав понять, что из-за множества идиотов в школе, директор занят этими вопросами. Ну и конечно, никто в здравом уме не может поставить Снейпа вновь во главе факультета.
- Благодарю, такая оценка мне безусловно льстит, - без грамма сарказма произнесла женщина. Ее положение в школе могло укрепиться благодаря попечительскому совету. Это открывало новые двери, и теперь цель казалась достижимой. Главное провернуть все как можно скорее, ведь экзамены и выпуск не за горами, а там достать Кэрроу будет сложнее. Втереться к ней в доверие было сложно, а отсутствие возможности сыграть заботливого декана лишь усложняло задачу.
- Я рада, что вы на моей стороне. В этой школе сложно найти кого-то, кто понимал бы ценность попечительского совета. Кажется, все они забыли, какой вес совет имеет на самом деле.
Оправдываться за фразу она не собиралась, но надеялась, что Малфой поймет, к чему она была сказана. Конкретно сейчас ее целью было дать понять блондину, что лишь она серьезно воспринимает его, в отличии от многих в Хогвартсе. Они на одной стороне и имеют схожие цели. Контроль совета должен распространиться на школу. И если уж не исключить этих детишек, то по крайней мере дать Слизерину достойную защиту. Жаль будет лишиться этой Брайт в качестве марионетки. А защитить, конечно, кроме Мойры бедных змеек просто некому. Она подойдет лучше прочих.
- Я поддержу вас перед директором. Боюсь лишь, что пока мое слово вряд ли имеет тот же вес, что слово главы совета.
Это было чистой правдой. Закончив рассказывать все детали события и наказания, Мойра поднялась и обошла стол.
- Рада, что наши взгляды на ситуацию так схожи. Давайте продолжим у директора. Насколько я успела осведомиться, сейчас у него должно быть свободное время.
Покинув кабинет следом за Малфоем, женщина заперла дверь и направилась в сторону места обитания Голда. Этот мужчина мог бы привлекать внимание одним своим лицом, но его характер слишком контрастировал с внешностью. Макларен относилась к нему с осторожностью. Поэтому и мысли в ее голове сейчас были правдивыми. Она действительно желала быть во главе факультета, ситуация с нападением на Флору ее действительно волновала. И Снейп раздражал ее искренне, как и она искренне понимала, насколько Голд занят. Здесь не к чему было придраться. Ознаменовав свой приход, Мойра дождалась, когда им будет позволено пройти, лишь затем вошла в кабинет директора и поприветствовала его.
- Прошу меня простить за то, что без предупреждения. Прошу уделите нам время.
Отойдя в сторону и взглядом указывая на Малфоя, женщина озвучила, что они пришли из-за последних событий в школе. И что вопрос действительно важный, волнующий в том числе попечительский совет.

+1

6

Глава попечительского совета школы. Звучная должность, которой так добивался в свое время Люциус, чтобы иметь хоть какое-то влияние на происходящее в Хогвартсе, в котором его собственный сын должен был провести семь не скучных лет в обществе магглолюбца Дамблдора и его прикормленной, глядящей в рот дрессировщику стаей соглашающихся. Вкладывая не малые средства в школу, Люциус рассчитывал иметь хоть какой-то вес и как-то контролировать ситуацию. Но, то ли контролер он откровенно фиговый, то ли Альбус считал школу своей личной неотчуждаемой собственностью и все вокруг с этим смирились, но ничего не вышло и закончить свои попытки пришлось почти не начав. Сейчас ему вернулся шанс что-то сделать, пусть не для Драко, а для следующих поколений чистокровных волшебников. Все же установки и жизненные принципы, усвоенные в детстве, идут с человеком и влияют на всю его дальнейшую жизнь. Правильные идеалы мира, где традиции и воспитание значат больше наглости и готовности взбираться на верх, ломая мир вокруг себя, можно достигнуть только когда сменится то поколение, которое последнее выросло под муштрой Дамблдора. И вот ведь удача, как думал Люциус, и директор вполне подходящий нашелся. Вот только, как сейчас видится, не все так гладко в этом мире.
- Уверен, что, если не озвучивать своего мнения, оно и не будет услышано. Думаю, что моральные нормы профессора Дамблдора изжили себя. И настало время для того, чтобы каждый был услышан. Нам стоит двигаться именно в этом направлении.
Люциус постучал пальцами по набалдашнику трости и еще раз взглянул на молодую даму. Как разительно она отличалась ото всех, с кем раньше приходилось иметь дело в стенах этой школы. Новая кровь. То, чего не хватало этому замку, застрявшему в диктатуре идеалистической чуши прошлого. Люциус улыбнулся самыми уголками губ и, поняв, что слишком пристально смотрит на профессора, обвел взглядом кабинет, чтобы не смущать юную особу. Разница больше чем в пятнадцать лет делала их людьми разных поколений.
- Со Снейпом? – мужчина скривился в гримасе отвращения и так крепко сжал рукоять трости, что пальцы побелели. Вот уж… Кому он не верил, так это именно Снейпу. Где гарантия, что под его присмотром проходят отработки правильно и в достаточной строгости. Этот человек не заслуживает никакого доверия.
- Я бы не доверил ему и ручного крапа. Где гарантия, что он выполняет то, что ему поручили? Страшнее всего в школе бесконтрольность.
Ну да. Где-то он это уже видел. Дамблдор отправлял отбывать наказание с лесничим или Филчем. Сам Снейп назначал взыскание во с теми же личностями. А теперь новый директор прировнял бывшего опального директора к первым двум. Романтика! Интересно, каково самому Снейпу разбавлять эту веселую компанию необразованных идиотов?
- Ничего. Этот устаревший метод мы тоже обсудим. Наказание со Снейпом – хмыкнул Люциус и нервно вздернул рукой.- Все выглядит ровно так, словно нарушители разбили флакон зелья или шутили или использовали запрещенные товары Умников Уизли. Это было покушение на убийство.
Люциус отвернулся, закрыл глаза и постарался взять себя в руки. В голове пульсировала мысль, что если бы такая опасность грозила его сыну он нашел бы способ сравнять преступника с пылью. Странно, что опекуны Флоры еще не раскатали эту парочку по паркету так, что проще было бы закрасить, чем отскоблить. Впрочем, ответы на многие вопросы может дать только Голд.
- Уверен, школе давно нужны перемены. Мистер Голд получил Хогвартс в упадке и уверен, у него пока просто не дошли руки до всего. Он умный человек и поддержит нужные реформы. Не будем винить его в том, в чем виноваты несколько директоров до него. Отвратительные традиции изжить сложнее всего.
Голд не был хорошо знаком Люциусу. Но по тому, как о нем отзывалось общество, он был правильным человеком и хорошим руководителем. А что до ошибок. Он впервые занял это не самый простой пост не с самым хорошим наследством. Ему надо просто помочь. Если, конечно, в планах его знакомой не подсидеть директора. Про себя Люциус усмехнулся и решил посмотреть какую игру затеяла эта очаровательная особа.
Он согласился с ее доводами и отправился в кабинет директора, пропуская профессора вперед. Во время вступительной речи Макларен Люциус с деланным безразличием скользил взглядом по портретам старых директоров, не задерживаясь ни на ком конкретном. Ему стало интересно, а противостояние директора и попечительского совета — это тоже дурная традиция или именно ему так не везет?
- Спасибо, профессор – спокойно обратил свое внимание на директора Люциус после того, как женщина замолчала
- Надеюсь, директор Голд, мой визит не отвлек вас от каких-то особенно важных дел, но ситуация в школе такова, что попечительский совет на может остаться в стороне от возникших проблем – тщательно проговаривая слова, Люциус, по старой привычке тянул гласные. Его взгляд был направлен в лицо Голда, но явного неуважения или пренебрежения, как было с Дамблдором, Люциус не испытывал
- Уверен, что вы в состоянии сами разобраться с проблемой, но может быть вам нужна какая-то помощь попечительского совета?
Люциус мог бы начать с обвинений. Будь на месте Голда любой из предшествующих директоров, Люциус так и начал бы. Но Голд не был восторженным идеалистом и выкормышем седовласого манипулятора. С ним можно было начать издалека и выяснить его видение проблемы.

+1

7

Работа становилась бесконечной рутиной, ее было много и вся одинаковая. Занятия, проверка советы с составом преподавателей. Такая жизнь была слишком скучной. За одним свитком шел следующий, и далее все точно также. Тексты были примерно одинаковые у большинства студентов, даже с намеком на правильное русло, но все еще слишком бездарное для того чтобы претендовать на высокий балл. Кристиан не понимал для чего браться за задание если совершенно не понимаешь предмет и не пытаешься разобраться. Построение гипотезы должно на что-то опираться, здесь же большинство предположений с первых строк его словно уговаривало поверить в написанное. Печально, но так успеха не добиться. Печально, но это только половина работ курса. Бывало, что некоторые эссе его радовали, но пока подобного не произошло, Голд откровенно скучал за проверкой, ведь не видел даже намека на интерес к предмету. Следовательно и он и сами студенты тратят свое время в пустоту, ничего хорошего из этого не выйдет, сколько бы времени не тратилось на попытку вложить в головы молодежи хоть что-то. Его детям предстоит учиться, и ему бы хотелось вместо бесполезных попыток обучать грязнокровок, потратить время на их уничтожение. Прискорбно было видеть все то, что происходило в мире магии, но очевидно это испытание им все же необходимо пройти. Стук в дверь вывел Криса из раздумий. Гостей он не ждал, но коль пришли, войти позволил. Преподаватель зелий и Люциус Малфой, вот уж сладкая парочка. Мужчина мысленно чертыхнулся, но не подал виду. Пришли, пусть говорят зачем, хотя лучше пусть уходят. Времени на собственную семью у Криса не было, как и не было возможности посещать их каждый день. Зато кабинет его стал проходным двором всех желающих нагрузить его, и без того загруженный мозг. Придется сделать вид, что все в порядке. По факту общение с родителями. Преподавателями, детьми и даже попечительским советом его обязанность. Неприятная. Вынужденная обязанность от которой хотелось избавиться.
- Я слушаю, - чем раньше начнут этот разговор тем быстрее его закончат. Отложив перо, Кристиан пристально посмотрел на Малфоя. Этот человек уже не имел власти и полномочий, возможно сюда он пришел чтобы поиграть в того, кем он когда-то был, только для мужчины эта игра закончится слишком быстро, на подобное ко всему прочему, совершенно нет времени. Попечительский совет предлагает помощь, какая прелесть. А самое главное, что ему могут предложить волшебники сидящие на месте целыми днями. Они только слова в предложениях местами переставляют, но от этого нет никакой пользы. Крис вообще не слишком понимал, зачем этот совет вообще нужен, что он делают и кого опекают. За каждого ученика отвечают родители, в стенах Хогвартса директор и преподаватели, в большей степени декан. А вот функционал этого сомнительного кружка по интересам определен не был, или же Голд не знал основного.
- Помощь не нужна, благодарю, - он кивнул, улыбнулся и вновь взял в руки перо, забирая очередной свиток собираясь продолжить проверку домашних заданий, - Дверь позади Вас, закройте поплотнее, - волшебник не напрашивался на эту встречу, не просил о визите и полотому отвечал только на вопросы, которые ему задавали. Он только сверкнул глазами в сторону своей подчиненной, оторвавшись от чтения на мгновение, и снова вернулся к свой работе. Его не волновали интересы попечительского совета, их опасения и все прочие глупости, с которыми прежде активно возились все вокруг. Дети в своем большинстве ничего не хотели делать нормально, постоянно между собой выясняли отношения, и порой все выходило за рамки разумного. Крис не лез в разборки грязнокровок между собой, его волновали только аристократы, и он находился в постоянном контакте с Пожирателями смерти для прояснения ситуации и дальнейших действий. Без приказа он пользовался теми средствами, что были доступны. Убить никого было нельзя, а так чесались руки… И ведь именно из-за этого желания, которое с ним оставалось на регулярной основе, его закрыли в школе и не давали заниматься тем, чем должен бы заниматься Пожиратель смерти. Метка на руке часто горела огнем, но приходилось игнорировать это, оставаться в замке и не предпринимать ничего, что может усугубить его психические проблемы. Крис не рвался в бой, боролся с этим желанием, ведь ему очень хотелось получить возможность жить с женой и детьми, которым он пока мог навредить.

Отредактировано Cristian Gold (23-07-2022 18:56:49)

+2

8

Сегодняшняя встреча была нужна Мойре по многим причинам, но какими бы они ни были, важнее всего было получить важную информацию. Конечно, на самом деле судьба этих детей не так уж важна, их могут отчислить или оставить, в любом случае она найдет применение результату. Но хотелось бы закончить все поскорее. Все же, Макларен планировала заняться и другими делами.
- Мораль ведь бывает разной. Зависит от общества и человека. В случае текущих событий, мои моральные принципы не позволяю остаться в стороне. 
Дамблдор действительно был слишком мягок. Мойра могла привести немало примеров того, когда покойный директор предпочитал действовать не так, как стоило бы. Его все любили, и, безусловно, многое помогло школе. Но в итоге, его методы оставили слишком много вопросов. Включая персону Северуса Снейпа. 
- Боюсь, что этот человек не будет выполнять ни чьи приказы. Разве что директора, но и в этом я не уверена. 
И эта фраза была сказана искренне. Мойра сомневалась, что Снейп может слушать хоть кого-то, даже если от этого будет зависеть его жизнь. По этой причине она сомневалась, что он смог бы действительно стать частью их кружка по интересам. Мужчина скорее походил на плотный комок подозрения и недоверия, такое не вылечить. А если и возможно, то уж явно нужна веская причина. И такой причиной вряд ли могли стать общие интересы и стремления. Мойра всяких людей встречала, да и сама не была слишком уж доверчива. Но Снейп бил все рекорды, и далеко не в лучшем смысле. 
- Именно так, наказание не соответствует преступлению. В конечном счете, Флора Кэрроу в первую очередь член семьи Кэрроу, - Мойра смотрела на собеседника, говоря уверено и серьезно. – Она чистокровная, точно не заслужила такого отношения. Если не наказать этих детей, они могут довести задуманное до самого конца. 
Услышав слова о директоре, Мойра кивнула. Она не планировала выступать против этого волшебника, а потому не было причин и говорить нечто негативное в его сторону. Женщина планировала спокойно продолжать работать. У нее итак слишком много времени уходило на то, чтобы разобраться с предыдущими делами и текущими.
- Вы правы. Директор весьма разумный мужчина. Жаль лишь, что далеко не все могут оценить его ум и талант. 
Сама она оценила его уже достаточно. Казалось, что директор может стать большой помехой для отступников, это не нравилось Мойре. По сути, она играла в опасную игру под самым носом если уж не у врага. То как минимум у того, что может им стать по итогу. Кабинет директора всегда казался Мойре местом немного неуютным. Пока она училась, нахождение здесь означать могл лишь серьезные проблемы. А теперь на них смотрели все эти портреты. Возможно, директорам слишком одиноко сидеть здесь, и давным-давно кто-то решил так скрасить это самое одиночество. Сама же женщина предпочла бы сделать здесь весьма существенные изменения. Но директором стать планов не было. Мойра было слишком озадачена тем, чтобы оставаться вне зоны видимости всех, кто ищет Отступников, а потому всегда сохраняла бдительность. Но вот почему ее спутник сказал эти странные фразы, она не понимала. Только мгновение назад он так рьяно отстаивал идею наказания более строгого для нарушителей, а теперь не думал даже попытаться донести свою мысль. Скажи кто-то ей, что уверен в ее способности решить проблему, Мойра бы даже не стала дальше слушать. Раз ты это понимаешь, зачем же пришел? 
- Директор, мистер Малфой поделился со мной опасениями касательно ситуации с поведением других факультетов в отношении студентов Слизерина. 
Конечно, было и без дополнительных слов понятно, что речь о Кэрроу. Девочка ведь действительно была главной целью каждого, а уж остальные – сопутствующим ущербом. Мойра предпочла бы возглавить факультет, но понимала, что это будет непростой задачей. И даже вряд ли Малфой в этом будет полезен. Она так недавно работает, а факультет находится под присмотром самого Голда. Но шанс, все же, не был равен нолю. Так что женщина обдумывала, как правильнее донести свою мысль, но пока решила озадачить собравшихся вопросом насущным.
- Может, будет лучше позаботиться о тех студентах, кто постоянно нарушает правила? Если для них настолько невыносимо обучаться с представителями чистокровных семей, то им может понравиться начать самостоятельную жизнь. 
Отчисление из школы, да или хотя бы предупреждение об этом, это ведь хороший стимул. Мойра задумчиво смотрела куда-то перед собой, а затем добавила, что иногда некоторые студенты Слизерина вызывают тревогу из-за отношения к ним других учащихся, а вернее есть конкретно одна девушка, что вызывает опасения. Флора Кэрроу, этот бедный ребенок, который упорно учится, но порой видно, насколько она устала. Конечно, добавила женщина, причин для этого может быть множество, но постоянные задирательства со стороны некой группы студентов однозначно не идут на пользу девушке. Она очень хорошо скрывает свое состояние, только сложно всегда оставаться сильной и храброй.
- Эта девушка столько пережила. Мы не можем избежать пересечения факультетов на занятиях, но ведь можно найти способ оградить ее от лишнего внимания. 
Мойре было все равно сейчас, что станет с этими непутевыми детьми. Ее целью было иное, и имя ему Флора Кэрроу. Говорят, если что-то продолжать себе твердить, то и сам поверишь. Сейчас Мойра верила, что выгнать зачинщиков будет на пользу. Причем по многим причинам. 
- Если не отчисление, возможно ли найти более соответствующее наказание, чем отработки с профессором Снейпом? В конечном счете, простите меня за прямоту, он давно не внушает детям тот страх, что мог прежде. А судя по поведению того ребенка, он точно не раскаивается. И не понимает всю степень серьезности проблемы. 
Она старалась говорить спокойно и не давить. Выгнать не всегда лучший выход, особенно со стороны. А потому можно придумать и другие варианты. Ведь судьба мисс Кэрроу волнует всех собравшихся, так ведь? Мойра прощупывала осторожно, и старалась не перегнуть. Какой-то вариант может быть оптимальным для всех.

+2

9

Конечно, Малфой прекрасно знал о том, что новый директор человек не простой. В чем-то больше понимающий, чем все предыдущие, в чем-то слишком самодостаточный и имеющий определенный вес в обществе, а кроме того, чистокровный. Знающий истинное место правильного воспитания и положения. С ним можно было найти общий язык, если правильно построить встречу. Люциус не знал насколько у него получится, но стоило попробовать. Тем более, что пока это все, что он мог сделать. Для начала предложение, а уж потом претензии.
Первый ход за Малфоем. Ответная атака директора. Ничего неожиданного. Очередная партия в шахматы. Вот только почему такая реакция ощущается пощечиной? Ну уж нет. Не так просто. Мистер Голд.
Странная ситуация. Директора меняются, а их желание отмахиваться от попечителей нику да не девается. Может быть этот пункт включен в контракт на эту должность? Это бы многое объяснило.
Мужчина неосознанно крепче сжал трость и напрягся. Уходить от невероятно занятого человека он не собирался, не прояснив интересный ему вопрос.
- Не нужна помощь? – изобразил изумление Люциус, пододвигая себе стул при помощи палочки и расположившись напротив Голда.
- Тогда объясните мне, почему виновные в нападении на студентку слизерина, виновные в ее боли и травмах получили такое возмутительно мягкое наказание? – голос волшебника звучал опасно мягко, вкрадчиво.
- Зная Вас, я полагал, что причина такого попустительства в каких-то внутренних правилах, что на применение более суровых мер взыскания Вам требуется одобрение попечительского совета. Но вижу, что причина вовсе не в этом.
Отношение нового директора к Люциусу не было чем-то удивительным. Над изменением этого отношения в кругу себе подобных ему еще долго придется работать, но сейчас они не на светском рауте и Малфой пришел не как частное лицо, и он имеет право на то, чтобы с ним хотя бы считались. А не выставляли за порог, как безродного попрошайку.
Когда заговорила его молодая коллега по совету, Люциус на мгновение остановил на ней взгляд. Ее поддержка была не лишней. Намереваясь идти путем плетения тонких кружев взаимодействия, магу приходилось признать, что осторожность излишня и свое мнение придется отстаивать как на поле битвы. Голд решил не понимать и упрямится и это было бы забавно, если бы не попахивало пренебрежением.
- Спасибо, профессор Макларен. – спокойно кивнул Люциус, снова обращаясь к директору.
- Вы видите, даже ваши коллеги по школе замечают несправедливость, с которой готовы мириться Вы. Неужели у молодых преступников нашлись оправдания, которые не были бы смехотворны? Или вы готовы прикрывать вопиющею жестокость тех, кто мнит себя причастным к победе над темными силами, потому считающих себя в праве нападать на тех, кто, по их мнению, причастен к проигравшей стороне? – Люциус цедил каждое слово, но при этом внешне оставался скучающе-равнодушным. Он не собирался показывать никому насколько вся ситуация его огорчает и задевает.
Попустительство преступлению делает причастными тех, кто это допустил. Люциус не считал, что Голд намеренно обостряет ситуацию и жалеет выродков, которые смеют поднимать грязную лапу на ту, до которой им не дорасти никогда. Но вывести из равновесия оппонента было необходимо, хотя бы для того, чтобы разбить эту холодную профессиональную маску.
- Ваш профессор только что предложила два варианта, как поступить с этими студентами – Люциус мог бы сказать жестче, если бы он с директором был один на один, но в присутствии дамы не стал – Как глава попечительского совета, я поддерживаю оба предложения. Если вам мало только моего разрешения, я готов собрать полный совет и собрать их разрешения. Но оставлять все так, как есть – это ставить под угрозу каждого студента, который учится на факультете Слизерин. И, уверяю Вас, эта опасность, если не пресечь ее сейчас, будет актуальна еще многие годы после.
Люциус бил на будущее. Рано или поздно дети директора окажутся в этой школе. Война факультетов была всегда, но обострилась последние годы, а сейчас и вовсе может перейти в горячую фазу. Выпустятся эти студенты, но ненависть будет передаваться на генетическом уровне, если ее не выбить серьезными мерами.

+1

10

Со временем ненависть перегорает. И только тлеет, хотя и не исчезает … но остаётся неприязнь. Само по себе небольшое. Незначительное чувство дающее некий дискомфорт если источник далеко, и так сильно оно дает о себе знать в непосредственной близости от этого самого источника. Кристиану так редко удавалось обеспечить себя достойным обществом в стенах замка, что он уже отчаялся таковую компанию для себя найти. Местное население раздражало, но это было настолько постоянное чувство, что мужчина почти научился его игнорировать. Тут же его прямой посыл за дверь не был услышан, и это вызвало новую волну негодования. Придётся общаться с этой парочкой, а так не хотелось тратить свое время. Голд планировал разобраться с проверкой свитков и отлучиться домой. Ввиду собственного состояние он мог только видеться с детьми и женой, и старался приходить как можно чаще. Вдали от родных было нелегко, а здесь его отвлекают какими-то глупостями. Ведь все это не Малфоя ума дело, но и этот стремился придать себе важность. Могли же просто уйти, пока им дали такую возможность. Но нет.
- Мисс Макларен, - или ему казалось, или в самом деле женщина эта начала слишком много говорить, - Именно то, что Вы предлагаете и есть лишнее для нее внимание. Мой ответ нет, - девушка пережила действительно слишком много, и нет необходимости привлекать к ней еще больше внимания. Так будет только хуже, вызовет новую волну насмешек и подколов.
- Мне все равно, что и кому он не внушает. Я уже дал ответ, не советую снова задавать мне те же вопросы, - Кристиан сказал это четко, холодно и смотря прямо на профессора. Голд задержал на ней взгляд, попытался таким образом дать понять, что не потерпит дальнейших предложений бессмысленного содержания. Пока еще мужчина был почти вежлив, но его активно провоцировали. Люциус Малфой все еще пытался напомнить о себе и о своем былом влиянии.
- Объяснить? – губы искривились в усмешке, - Мистер Малфой, советую Вам не питать ложных иллюзий, никаких объяснений Вам я давать не обязан, - еще одна, нескрываемая усмешка. Отчего-то перед тем как рассматривать правильный диалог, разузнать все, люди стремятся цепляться за отголоски прошлого, иногда даже оставшихся позади побед. Малфой выбрал неверную тактику, ошибся, и ведь не первый раз. Приказа избавляться от него не было, и это первая причина по которой Крис ничего не собирался делать. Присутствие Мойры было второй причиной, она не бесила так сильно чтобы ее необходимо было убить. Правда если будет продолжать в том же духе, он избавится от нее другим способом. Хватало Минервы, которая заступалась за всех ущербных, тут заступница с другой стороны, но ее компания очевидно не принесет ей никаких жизненных успехов.
- Не ищите злой умысел там, где все можно объяснить глупостью, - это все, что он смог сказать после того, как глубоко вздохнул. Этот разговор начинал его утомлять, но дальше все начало приобретать иной поворот, - Давайте начистоту. Попечительский совет и лично Вы не имеете никого влияния после того, как весь прошлый год молча позволяли использовать Кэрроу непростительные на студентах, - начать стоило с наиболее очевидного, - Поэтому подписанное дозволение попечительского совета, в котором я не нуждаюсь, можете себе оставить, - все это время Голд позволял себе лишь усмешки, как проявление эмоций. Говорил же пусть холодно, но спокойно. Таким же оставалось его выражение лица. Вывести его на эмоции эта парочка не сможет даже если будет этого очень сильно желать. Кроме того изначально эта беседа была обречена.
- Помнится Вам как-то удалось сместить с этого кресла Дамблдора, возвращайтесь когда добьетесь этого со мной, тогда сможете и наказания для студентов определять и объяснений требовать, - Кристиан расслабился в своем кресле, спокойно смотря на своих гостей. Никакое сотрясание воздуха не заставит его действовать без приказа лидера Пожирателей смерти, а в ситуации с Флорой и вовсе нет необходимости предпринимать что-либо без официального обращения опекуна волшебницы. Гарвин пока на пороге этого кабинета не появлялся, голосить не начал, бумагу не марал, значит пока принятых мер более чем достаточно. Быть может стоило инициировать беседу Холта или Парсонса с нарушителями, так сказать вмешать в ситуацию Министерство магии, это он обдумает позже. Говоря прямо, даже сама Флора не высказалась за какое-то строгое наказание для виновников ситуации. Решать же проблему радикально пока не было необходимости, в здравом уме даже такая как Брайт не стала бы пытаться убить Кэрроу при свидетелях, ее следовало проверить, выяснить детали произошедшего, только после всего этого предпринимать какие-то действия. Враги могут быть даже среди авроров оцепивших школу для охраны, поэтому звезда школы и ее оборотнический дружок останутся в замке до тех пор, пока не будет иного решения.

Отредактировано Cristian Gold (28-08-2022 18:58:14)

+1

11

Остаться в стороне, имея собственное мнение в прошедшей войне было делом гиблым. Из нее никому не удалось выйти, не запачкав мантии. У кого-то пятна были более явными, у кого-то они были неотличимы от цвета одежды и только те, кто знал, что они есть, кривились с пренебрежением. Люциус устал от своего сегодняшнего положения. Устал от проблем в семье, от собственного бессилия что-то изменить. Но и прекрасно понимал, что никто из присутствующих в кабинете не виноват в этом. Поэтому стоило держать лицо, хотя было желание устроить безобразную сцену в кабинете директора, на глазах у изумленной коллеги по совету.
- Директор Голд, - твердо обратился Люциус к мужчине – Миссис Макларен не только педагог этой школы. Сейчас она присутствует здесь как член попечительского совета, и я очень прошу вас выслушать ее и не пренебрегать ее мнением. Она одна из тех, кому позволено высказывать свое мнение по любому вопросу, касающегося школы.
Люциусу очень не понравилось то, как директор разговаривал с ним и молодой женщиной. Было в его поведение что-то такое, свойственное самодержцам. Вот только школа не его держава и над каждым директором стоит еще несколько человек, которые способны вмешаться в случае чего. Даже если этот самый директор смеет отрицать сам факт того.
— Вот же незадача, - отзеркалил усмешку Люциус. – А я считаю иначе. И устав Хогвартса, где описаны права попечительского совета, со мной согласен. Он же остался неизменным не так ли? Миссис Макларен?  - обратился маг к профессору – Вы присутствовали на собрании, на котором было принято решение о лишении попечительского совета ряда полномочий? Как я понимаю, такой бумаги у вас нет? А значит – Люциус перевел насмешливый взгляд глаз на Голда – я в своем праве требовать ответы.
Люциус встал перед столом директора и оперся о него руками, заглядывая в лицо мага.
- А что касается прошлого года. Это даже интересно. В самом деле любопытно! Вы обвиняете попечительский совет в бездействии в то время, как вы сами допустили до преподавания человека непосредственно ответственного за все, что происходило в этой школе в прошлом году. Двойные стандарты? – голос Малфоя звучал вкрадчиво и спокойно. Даже хорошо, что Голд сам коснулся этой скользкой темы и Люциусу не пришлось изворачиваться, чтобы подвести директора к этому разговору.
- Неужели настолько доверяете? Или сумели перекупить чужую дрессированную крысу? Не боитесь, что она оттяпает вам пальцы?
Резко отстранившись от стола и выдохнув, маг вернул себе внутреннее спокойствие и продолжил уже максимально вежливо и спокойно.
- О да. Мне удалось тогда сместить Дамблдора. Неудачно, как вы можете помнить.
Конечно, Голд был профессором школы и знал многое. Тем удивительнее его претензии сегодня к попечительскому совету, когда он сам знал о творящемся в школе и не подал в свое время жалобу. Как та же Макларен. Его все устраивало в военный год и вдруг резко перестало, когда он сам занял пост директора. Попахивает попыткой сосредоточить власть в своих руках. Это было понятно Люциусу. На месте директора, он бы и сам постарался провернуть такую игру. Но в отношении собственной персоны такая активность раздражала.
- Но зато очень удачно его сместил тот, кого вы пригрели в собственной школе. Не боитесь повторение истории? Собаку, раз укусившую хозяина, стреляют, а не устраивают в новый дом! А эта собака загрызла двоих. Это не в коем случае не угроза. Предупреждение. И если вы настаиваете, чтоб я собрал совет в полном составе, я сделаю это. Им будет интересно узнать о вашем отношении к нам. И вашей мягкости в отношении некоторых – Люциус скривился – людей в этой школе.
Люциус понял свою ошибку. Ему стоило поговорить с директором наедине. Быть может тогда он получил бы больше информации. Не факт, конечно. Но могло получится. Вот только выставлять ту, что привела его в этот кабинет, указала на проблему, проявила неравнодушие, было слишком странно.

0


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Школа Хогвартс » Власть достается только сильным