Hogwarts and the Game with the Death

Объявление

25 ЯНВАРЯ - 10 ФЕВРАЛЯ 1999 ГОДА

В то время, как студенты Хогвартса усердно готовятся к предстоящим экзаменам, Пожиратели Смерти вновь напоминают магическому миру о том, что их война еще не окончена. Активные нападения на аврорат и Министерство является их ответом Отступникам, которые не прекращают попытки устранить всех, кто, по их мнению, поддерживает преступников. Орден Феникса не прекращает попытки минимизировать количество жертв и найти способ устранить обе радикальные организации, но теперь, имея дело сразу с двумя противниками, их задача стала во много раз труднее. В разрываемом натрое мире, чью сторону выберешь ты? читать далее

В игру требуются: Гермиона Грейнджер, Рональд Уизли, Джинни Уизли, Нортон Мальсибер, Эйвери, Полумна Лавгуд, Натали Макдональд, Лиза Турпин, члены Ордена Феникса, студенты Хогвартса, Отступники, Пожиратели Смерти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » Экстренная помощь


Экстренная помощь

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Временной промежуток
Февраль, 1999. Поместье Малфой
2. Имена всех участников
Нарцисса, Люциус Малфой
3. Описание/текст квеста
Иногда и жены становятся не слабым полом, но эстафету всё равно передать нужно

0

2

Нарцисса не была глупой женщиной. Она была наивной, но не глупой. Потому понимала, что просить дальше о чем-то было бессмысленно у Рудольфуса. Она итак получила шанс, на который и рассчитывать не могла. Но тревога не покидала ее и лишь разрасталась. Шанс, что все получится, был настолько мал, что Нарцисса едва понимала, как е ей поступить. Все, что оставалось, это последовать плану и попытаться получить хотя бы подобие прощения. Если их положение не улучшится, то и о примирении с сестрой нечего говорить. Голос главы Пожирателей каждый раз заставлял ее внутренне сжиматься. Его было бы приятно слушать, не понимай она смысл этих слов. Не говорить. Нарцисса молча посмотрела на Пожирателя и замерла. Интересно, он действительно считал, что она может так поступить, или же сказал просто так. Губы женщины изобразили ухмылку, а после Нарцисса отвела взгляд. Действительно, она могла бы ничего не говорить. Она могла бы ничего не делать. И тогда все закончилось бы проще. Глава дома Малфоев погиб от несчастного случая, не запятнав семью, ведь с каждым может случиться нечто подобное. Но она не могла последовать совету. Может быть где-то в другой вселенной, но ей было сложно представить такой вариант сейчас. Даже желай она выйти замуж второй раз  жить в безопасности и комфорте вдали от подобных проблем, как могла она предать все те годы, что были позади. И она уже так далеко зашла, теперь будущее зависит от Люциуса. Она даст ему шанс, поверит в него в последний раз. Это, в конечном счете, все, что ей оставалось.
Покинув поместье, Нарцисса завернула дневник в свой шейный платок и убрала его под мантию. Так безопаснее. Ей, почему-то, не хотелось носить такое без дополнительного слоя хотя бы ткани. Но может быть причина мурашек, Появившихся на ее коже, был вовсе не предмет под мантией, а тот страх, который она могла позволить себе ощутить только теперь. В поместье она держалась настолько уверенно, насколько могла себе позволить, потому что даже малейшая ошибка могла стоить жизни. Рудольфус – это не Лорд, но и его терпение не безгранично. Каждый неверный шаг будет стоить теперь еще больше, и он может стать последним. Женщина была намерена проконтролировать, чтобы неверных шагов просто не было. Ей придется не оставаться больше в стороне, а пытаться действовать, потому что политика прежних лет больше не работала. Если придется взять в руки палочку для чего-то большего, нежели для домашних дел, значит так и будет. Войдя в дом, Нарцисса скинула верхнюю мантию и отдала домовику. Прошла в кабинет, но мужа там не нашла.
- Люциус, - достаточно громко позвав мужа по имени, она позвала домовика и приказала ему найти хозяина и привести сюда. Настроение женщины было не самым хорошим. И она решила действовать. Хватит обходить риск стороной, пора уже поговорить прямо, потому что она, да и вся их семья, находилась в опасной ситуации. Когда мужчина показался в дверях, Нарцисса уже заняла кресло за письменным столом. Достав завернутый ей в шейный платок предмет, она осторожно его развернула и выложила на столе перед собой.
- Нам нужно поговорить серьезно, садись, - дневник лег на край стола ближе к гостевому креслу. – Это я получила у Рудольфуса.
Она дала время, чтобы мужчина смог осмотреть то, что ему преподнесли. Нарцисса ждала, терпеливо ожидала, пока смысл происходящего дошел до Люциуса в полной мере. Она ожидала разную реакцию на то, что происходит, так что была готова. Но, говоря откровенно, ей после поместья Лестрейндж было уже мало что страшно.
- У тебя есть два дня на то, чтобы восстановить его и вернуть Рудольфусу.
Простая фраза, и Нарцисса даже произнесла ее спокойно, хотя и холодно. Она устала, ее все еще сковывал холод ужаса и тревоги, но сейчас куда важнее было разобраться с проблемой. Для себя она уже решила, что параллельно будет и сама искать способы восстановить дневник, если муж не справится. Рисковать жизнью Драко она не хотела, да и сама предпочла бы пожить подольше.
Женщина приказала домовику налить ей виски. Обычно она не пила этот слишком резкий напиток, но сейчас внутри все сжималось, даже дышать становилось сложнее. Один глоток обжигающего огневиски заставил ее немного расслабиться. Этого все еще было мало, чтобы предать даже подобие румянца ее бледным щекам и губам, но хотя бы дышать стало проще. Нарцисса откинулась на спинку кресла, закрыла ладонью лицо, потирая переносицу.
- Ты знаешь, что с этим делать?
Сама Нарцисса пока не знала, как решить эту головоломку, в чьих силах исправить ситуацию. Она могла предполагать, но даже не представляла, с чего начать. Нужно понять, что вообще за магия способна не просто физически восстановить дневник, но и содержимое его. Конечно, вложенную Лордом магию не вернуть, но это и не требовалось. Два дня, это казалось слишком коротким сроком, настолько коротким, что почти нереальным. Только вот торговаться было бессмысленно. Сейчас Нарцисса очень хотела, чтобы все проблемы решились сами собой, но, увы, это было невозможно.

+1

3

В собственном поместье Люциус чувствовал себя как в клетке. Нельзя сказать, что ему не знакомо это чувство в этом месте. Он проходил это в тот страшный  год, когда его дом стал штабом пожирателей, но и тогда не было такой обреченности. Была цель, общая на всех – победить и конкретная для него самого – выжить и не потерять семью. Это вселяло надежду и давало силы двигаться. Была цель и сейчас – вернуть доверие. Но не было чего-то важного – умения идти к цели, ломая себя. И все что он делал, было недостаточным. И самый главный вопрос – где взять неисчерпаемый резерв для новой попытки и не сделает ли она еще хуже, день и ночь занимал мысли старшего Малфоя.  От постоянного напряжения он становился предельно напряженным и въедливым, даже с теми, кто никогда не удостаивался ничего кроме равнодушия. Люциус нервничал, но старался скрыть это. Но внутренняя борьба все равно подтачивала психическое равновесие. Так не добавляло спокойствие и то, что Нарцисса так и не вернулась под общий кров. Сын не стремился к общению с отцом и все, что он делал в прошлом и настоящем, то чем он жил, обесцвечивалось эмоциональным отвержением тех, ради кого он жил. Все было в рамках приличий. Никто не мог сказать ничего дурного и косо взглянуть на их семью. Вот только все кому надо, все понимали и Люциус знал об этом. Просто так жена не гостит в других поместьях. Люциус балансировал на грани паранойи, той самой, за которой начиналось безумие. Пока ему удавалось сохранить холодность рассудка и не сорваться, но каждый косой взгляд случайного прохожего казался ему обращенным на него самого. Это было глупо, потому пока критически подвергалось сомнению. Надо было срочно что-то делать. Теперь уже не только для семьи и рода, но и для самого себя. Жертвовать разумом Люциус был не готов.
Прежде всего Малфой не хотел повторения истории с оборотнем. Поэтому теперь, очень незаметно, за Нарциссой присматривал расторопный домовой эльф. Не потому что Люциус не доверял ей, а потому что не хотел рисковать дорогой жизнью и желал знать если кто-то будет угрожать его жене. Ситуация в мире не добавляла спокойствия. Отчеты эльфа были, как правило, весьма успокаивающие и Люциус чувствовал себя причастным к тихой жизни. Которую почти разрушил сам.
В этот раз эльф появился, выкручивая самому себе уши и сообщил, что потерял госпожу. Это могло значить что угодно. Что Нарцисса заметила неосторожную слежку, что она похищена, что она под защитой такой мощной, что даже эльфу ее не найти. Люциус не знал что предпринять. На эмоциях. Приказав эльфу наказать себя очень сурово, Люциус стал думать что же ему предпринять, и не выставить себя свихнувшимся параноиком на тот случай, если его жена просто ушла от слежки по своей воле. Хуже чем выставить себя параноиком, было выставить себя посмешищем на глазах других. Так прошло несколько томительных часов, на протяжении которых Малфой обдумал несколько планов, в которые входил даже очень рискованный – просить помощи у Лестрейнджей, когда голос жены позвал его. Вскочив из кресла, в которое опустился после получения информации он эльфа, Люциус привел в порядок растрепанные волосы и покинул кабинет, едва гася в себе нелепые вопросы: Где ты была? И еще более нелепые признания: Ты напугала меня. Я волновался.
Стараясь держать лицо, мужчина, которому не оставили выбора, вышел к жене, сохраняя лицо. Как мог.
Нарцисса сидела за столом, слишком напряженная и серьезная. Что это значило и какую угрозу таило, еще следовало разобраться.
- Нарцисса, - спокойно отзеркалил тон жены мужчина и сел напротив жены. – Так? О чем ты хочешь поговорить?
Бегло оглядев жену, Люциус слегка успокоился. Бледнее обычного, нервная и слишком серьезная, но невредимая  жена радовала его больше отсутствия каких либо сведений о ней. Вопросы о том откуда она пришла так и не прозвучали. Немного спокойствия и Люциус все сам узнает. Судя по настроению жены, разговор легким не будет. А когда на край стола лег дневник, знакомый до последней раны от клыка василиска, Люциус внутренне вздрогнул. Душная волна беспокойства и раздражения всколыхнулась внутри и почти лишила возможности дышать. Так вот в чем дело?
- Ты была у Рудольфуса. – задавив все возмущение, что клекотало внутри, грозя разрушить тот хрупкий мир, что установился между ними, констатировал очевидное маг. Он понимал, что Нарцисса хотела как лучше для их семьи. Как всегда самостоятельная, она решила снова действовать через голову Люциуса, выставляя его самого в крайне глупом положение. Не первый раз. И. видимо, не в последний. Понимала ли она какой опасности подвергла саму себя на этот раз? Видимо понимала, но все равно решила идти.
- Как приятно осознавать, что вы, - переходя на официальное обращение, малфой выпрямился в кресле и стал предельно вежлив и обходителен – жена моя, столь высоко цените меня, что решились на такой шаг, даже не обсудив со мной. Не предупредив о своем решении. Как любезно с вашей стороны было оставить меня в неведении.
Люциус не мог винить Нарциссу за ее поступок, ни когда она, надеясь защитить сына, обманула Лорда. Ни теперь, когда она запросто отплатила за шанс репутацией мужа. Она мать! Но чувство стыда и каленым  прутом ударило по нервам. Возможно именно это и заставило мужчину буквально схватить дневник и вцепиться в него обеими руками.
- Ты хоть понимаешь, какой опасности себя подвергла? А если бы он не стал слушать? А если бы не захотел? Если бы счел твое обращение излишней навязчивостью? – волнение за жену пересиливало ощущение собственного задетого самолюбия. Потому что это было важнее. А удар – это удар и пятен на его мантии слишком много. Отстирать их под силу только получив шанс.
- Два дня. Два дня! – как в бреду прошептал Люциус, не выпуская реликвию. За это время надо успеть собрать информацию, использовать ее и сделать то, что под силу одному Мерлину. Задача так задача. Попахивает наказанием. Хитроумным наказанием. Приговором по сложной схеме.
- Честно? Пока не знаю. – да и кто знает? Мастеров такого уровня в Британии мало. Да и не факт, что кто-то возьмется. А если и возьмется, где гарантия, что артефакт не испорчен окончательно?  Нужна информация. – Но я узнаю. У меня нет выбора, как я понимаю. У тебя есть еще что рассказать? Какие точно требования предъявляет Рудольфус?
Вопрос что будет, если не справится, казался настолько очевидным, что Люциус его не озвучил. Ответ был перед ним.  Виде бледной до синевы жены, слишком прямой и спокойной сверх меры, что говорит о внутреннем напряжении. Как? Как он сам допустил такое?  Ее хотелось обнять и согреть, но в таком состоянии гордая женщина не примет ничего. Хорошо если не приложит чем посильнее, потому люциус сдержался. Стараясь говорить  с ней серьезно, на равных. Как с союзницей в нелегком деле.

+1

4

Впервые в жизни Нарциссе не было страшно за то, какое решение она приняла. До того все казалось куда сложнее, и выбор в итоге превращался в проблему. Но в этот раз все было иначе. Решение, которое далось ей с большим трудом, было единственно верным. Женщина прекрасно понимала последствия, а потому не сожалела. Сейчас все было в их руках, а потому Нарцисса тоже не была намерена сидеть сложа руки. Но что делать, она пока не знала. Были вопросы, множество. И прежде всего нужно было понять, как исправить дневник. Хоть это и не ее задача, но постараться все равно нужно и ей. Проиграть никак нельзя. Однако, у ее мужа есть уникальный талант, который мог развернуть ее настроение в противоположном направлении. Этот официальный тон. Сейчас, ощущая, как ее тело все еще окаменевшее от пережитого, Нарцисса была словно натянутая струна, и даже одного намека хватило бы, чтобы сорваться. А он решил дать причину. Поднявшись и твердыми шагами пройдя к креслу мужа, Нарцисса легко подняла руку и оставила след от ладони на щеке Люциуса. Движение это было резким и точным, как удар хлыста. Губы волшебницы сжались в тонкую, бледную линию, а взгляд пылал холодным блеском.
- Кажется, ты забыл, что я не безродная пустышка, - нрав представителей семейства Блэк очень редко отличался покладистостью. Нарцисса была одним из исключений, но года меняют человека, а обстоятельства вынуждают измениться. – Мне надоело безропотно сидеть и смотреть, как все, что мне дорого, превращается в пыль.
Может быть, Люциус и беспокоился сейчас о ней, но его тон и слова вызывали лишь желание все бросить, оставить ему кольцо и уйти. Это решило бы массу проблем, если подумать об этом. Нарцисса и сама не понимала, что ее останавливает, а его слова лишь больше подталкивали к необдуманным и спонтанным решениям на эмоциях. Такая жизнь надоела ей. Хотелось жить свободно, не беспокоясь и не переживая. Она заслужила это, такой ее жизнь должна была быть сразу.
- Страшно стало? Я каждый день ощущаю страх! За свою привычную жизнь, за себя, а, главное, за сына. Живя рядом с ним этот страх лишь немного уходит, потому что могу видеть его невредимым.
Что происодило в их доме все эти года, сложно было описать. Нарцисса искренне любила сестру, так что ее заточение стало потрясением. А теперь они не виделись, даже не общались. Нужно было решить проблему, а начать придется с проблем семейных. Рано или поздно им пришлось бы столкнуться с последствиями их решений. И Нарцисса долгое время винила себя, лишь теперь поняв, что не она одна отвечает за последствия. Единственный, что виноват не был, так это ее сын. И вот он не должен был отвечать за действия и решения родителей. Но печаль ситуации была в том, что Драко все равно оказался втянут. А Люциус не мог найти даже верного способа общения с ним. Как так вышло? Ведь Драко определенно точно гордился отцом, или ей так казалось. Но сейчас нужно было что-то менять.
- Ты шел к Рудольфусу, чтобы получить возможность. А вернулся с его разочарованием.
Они говорили уже множество раз, но в итоге лишь теперь она нашла в себе силы, чтобы сказать все, что думает на самом деле.
- Я прекрасно понимаю, на что шла, - резко ответила Нарцисса, не глядя на мужа. И лишь затем перевела на него взгляд. – А ты намерен всю оставшуюся жизнь бояться подать голос?
А что если это, а что если то…Нарцисса убрала выбившуюся прядь назад резким движением. Как же надоело жить в вечном страхе и тревоге. Все, чего она желала, это вернуть себе достоинство и жизнь. Нарцисса так долго жила за чьей-то спиной, что и не нала другого, но жизнь умеет преподносить уроки, которые если не выучишь, больно аукнутся.
- Когда восстановишь дневник, не пробуй его открывать, это мой совет.
Стоило, вероятно, промолчать. Это решило бы все проблемы. Но она не могла так поступить. Придется разбираться со всем постепенно. И уж точно не самым простым путем. Женщина ощущала усталость. Сегодняшний день был слишком нервным для нее. Развернувшись и отойдя от мужа, Цисса направилась к дальнему дивану.
- Знаешь, а я ведь могла просто избавиться от проблем, - она произнесла это совсем тихо, и вряд ли Люциус мог услышать. Если бы не ее привязанность, если бы не прошлое. Но что говорить о том, чего не произойдет.
- Чтобы починить то, что починить невозможно, нужна огромная сила, - самый правильный способ, это искать нечто, что может сравниться по силе с разрушающей силой. Но Цисса не представляла себе, что это может быть и где это найти. А главное, если такая сила и есть, то она явно в чьих-то руках. Мало кто осознанно решит такое отдать. Женщина не могла сказать, что нужно делать. Если она продолжит сама все решать, Рудольфус может узнать. И вряд ли ему это понравится, ведь речь шла именно об исправлении репутации Люциуса. Самое печальное это то, что если бы даже Нарцисса смогла восстановить репутацию свою, это не поможет Люциусу. А вот если он восстановится, то ей не о чем переживать. Это работает именно так, женщина не пыталась сопротивляться устоявшимся правилам аристократии, но и доверять свою жизнь кому-то теперь было сложно. Может, ей действительно вспомнить о том, что она Блэк, подтянуть свою магию и начать сражаться за свою жизнь. Жаль что не ее это.

+1

5

Никогда раньше Люциус не был в таком положении. Когда вся его жизнь рушиться со всех возможных сторон и чтобы не опускать руки приходится задействовать все внутренние резервы. И каждый шаг – шаг по битому стеклу. Босиком. Сцепив зубы,  и выпрямив спину. Не позволяя себе ни на минуту взглянуть под ноги, потому что так легче убеждать себя, что стекло не существует и путь проще, чем подсказывает тебе дурацкое тело. И каждый шаг испытание на прочность. Потому что этот путь приходится делать в полном одиночестве. Люциус никому не собирался пинять, напоминать и указывать на очевидное – в славе с ним рядом было комфортно слишком многим. В силе  он был важен всем. А что же теперь? Люциус мог стерпеть многое. Переступить через многое. Но как же надоело быть удобным. Играть роль громоотвода, закрепившуюся за ним еще с тех пор, как штаб их организации закрепился в его доме. И даже жене он мог простить многое, но далеко не все. Позволить многое, но не то, что произошло в это самое время.
- Успокоилась? Отвела душу? – Перехватив ладошку жены, мужчина удерживал Нарциссу от других глупостей, которые могли дорого стоить. Потому что пробудили бы совсем ненужные эмоции у обоих.
Лицо горело новым унижением. От той, которой Люциус верил так глубоко и сильно, что не увидел излишней самостоятельности. Родившейся на войне, позволявшей совершать глупости, оправданные материнским инстинктом, но совершенно недопустимые в контексте общего дела. Он никогда не обвинял ее, привыкнув видеть за каждой глупостью своей жены собственные ошибки. Он старался не причинять ей больше вреда, но запустил ситуацию так, что теперь и Нарцисса воспринимала его любовь к ней, как слабость.
- Вот и хорошо – в голосе мужчины прорезалась сталь – Но впредь, я попрошу тебя воздержаться от рукоприкладства. И постараться объяснять свою позицию словами. Я еще не разучился понимать английскую речь. Сегодняшний инцидент спишем на выход стресса, но в дальнейшем, я не готов терпеть такое. Даже от тебя.
Маг позвал эльфа и приказал ему принести хозяйке чаю и проводил жену до ее кресла.
- Напомни мне, когда я утверждал, что ты безродная пустышка? Когда я убеждал тебя в этом? О нет. Напротив. ты даже слишком самостоятельна. – у них обоих стресс и кто-то должен был прекратить этот бесперспективный спор. Ведущий к новому разрыву налаженных с таким трудом отношений мирного нейтралитета  - Но это не значит, что мне все равно до того, что происходит с тобой или Драко. – силой воли Люциус погасил в себе негодование,  стараясь успокоить ту, что так рисковала всего несколько минут назад и теперь готова выплеснуть скопившееся напряжение на того, кто находится рядом.
- И потому я прошу. Именно прошу тебя. Когда в следующий раз ты решишь рискнуть так масштабно, просто хотя бы обсуди это со мной, а не ставь перед фактом. Да. Страшно. Все мои страхи так или иначе связаны с тобой и сыном.
Люциус не боялся признаться в страхе. Он не видел в нем ничего позорного, потому что страх – проявление инстинкта самосохранения, свойственного всем, но не все способны бояться на за свою жизнь и только это отличает человека от животного.
Оставив рукоприкладство, Цисса решила сменить тактику и перешла на пощечины моральные.
- Ты понимала – задумчиво повторил Люциус. И он понимал. Слишком хорошо понимал, что Нарцисса имела права на срыв, на злость и все они платят по общим счетам прошлой войны. Но большую часть должен нести он, а не жена.
Хорошо. Спасибо. Думаю, мне стоит приступить к поиску решения проблемы прямо сейчас. Надеюсь, ты останешься на ужин? Тебе стоило бы отдохнуть и я был бы благодарен, если бы ты осталась  сегодня дома.
Это было не обязательно и скорее всего Нарцисса уйдет, как много дней до этого. Но очень хотелось верить в чудо. Просто знать, что она рядом, за стенкой, просто ощущать неодиночество – это как второе дыхание после сегодняшнего потрясения. Люциус научился верить в счастливые приметы, хоть всегда был скептиком. Когда человек теряет все он приходит к вере, когда все равно во что верить. Может быть они встретятся за ужином. Может быть поговорят, успокоившись и Люциус сумеет выразить благодарность за этот сумасшедший подвиг. Он благодарен. Просто испугался и сейчас любое слово сквозит пережитым волнением.
Люциус бережно взял жену за руку, поцеловал в центр ладони, подхватил дневник и вышел за дверь. Его ждала библиотека.

0

6

Как тяжело и мерзко было находиться сейчас в этом помещении. Но уходить так просто она не собиралась. Последние события окончательно надломили ее, и теперь терпению был конец. Женщина уже ни раз думала о том, что, несмотря на свои ошибки, причиной их несчастий является вовсе не она первостепенно. Не окажись Драко в такой опасности, не пришлось бы ничего и делать. Что уж говорить о том, что сейчас она пошла на риск потому, что вариантов тоже лучше не было.
- Где же была эта уверенность, когда ты говорил с Рудольфусом? – глядя прямо в глаза стоящего напортив мужчины, Нарцисса почти прошипела эти слова, а затем резко выдернула руку из его пальцев. Нарцисса понимала, что вела себя не как обычно, но ведь рано или поздно всему наступает конец. Сейчас она поставила на карту все, потому что не видела иных вариантов ни для себя, ни для своей семьи. Когда она приняла решение обратиться к Снейпу, это было не из-за страха за собственную жизнь, а потому, что иных путей не было. Лорд дал Драко задание, которое имело лишь один возможный итог – конец для мальчика. Либо смерть, либо заключение в Азкабане. Самое мягкое, что могло произойти – это отчисление. Покушение на убийство, связь с пожирателями и, более того, наличие метки. Все это не закончилось бы простым выговором. Нарцисса не настолько доверяла Альбусу, чтобы предположить, что тот легко замнет подобное, даже если будет знать о причинах такого поступка ее сына, а потому взяла ситуацию в свои руки. Ведь больше никому не было дела до этого. Люциус смирился с приказом, может быть даже считал его справедливым или чем-то несущественным. И сейчас женщина понимала, что это она так и не смогла простить мужу. Она никогда не сможет просто забыть о том, что ей пришлось в тот раз впервые в жизни поступиться принципами и гордостью, чтобы защитить то, что дорого. Если бы Люциус не совершил ту ошибку, если бы пошел по иному пути, заслужил расположение Лорда, ее сын не оказался бы в такой ситуации. Ей не пришлось бы умолять сестру пойти против всего, во что та верила. Ей не пришлось бы предавать. Нарцисса никогда не считала себя причастной к миссии Пожирателей смерти. Она поддерживала сестру с самого начала, но никогда не стремилась примкнуть к ней. Она, как могла, поддерживала и мужа. Но у всего есть предел. И та жизнь, какую желала Нарцисса, состояла совсем не в войне с полукровками, а в возможности просто жить и радоваться этой жизни. Видеть, как растет ее сын. Как он становится взрослым, находит свой путь и свое счастье. Появившийся домовик лишь вызвал еще больше раздражения, а сама Нарцисса не сдвинулась и с места, когда Люциус попытался усадить ее. Она сама отошла в сторону и проигнорировала попытки Люциуса как-то контролировать ее передвижения по комнате. Скрестив руки на груди, она пристально смотрела на говорящего с ней.
- Это был последний раз, когда ты касался меня. И последний, когда я пыталась помочь тебе.
Это означало именно то, что было озвучено. Впредь она не притронется к нему в том числе, так что он может не переживать. А вот что до разговоров, так с этим не у Нарциссы были проблемы.
- На протяжении этих лет разговоры с членами семьи не являлись твоей сильной стороной.
Добавив, что, судя по всему, с Рудольфусом разговоров тоже не вышло, она не пыталась больше быть осторожной. Люциус явно дал понять, что видит в ней лишь глупую женщину, которая лезет и мешает. Однако именно эта глупая женщина смогла добиться хотя бы встречи с лидером Пожирателей, а затем и возможности оправдать себя. Вероятно, Рудольфус был прав, и ей стоило к нему прислушаться в конечном счете.
- Отныне тебе стоит беспокоиться лишь о себе. О себе и своем сыне я позабочусь сама.
Она не оговорилась, не ошиблась, а слова выбрала, соответственно своим чувствам. Драко уже давно стал взрослым и самостоятельным, но Цисса продолжит думать о том, как не стать помехой для него несмотря на это. Люциуус, вероятно, считал иначе, а потому давно перестал действовать с оглядкой на то, как его действия скажутся на сыне. Нарцисса была зла, в том числе и на себя, но больше на мужа. И могла бы еще очень многое сказать, но понимала, что это будет бесполезно. Где была вся его уверенность и гордость в поместье Лестрейнджей или там на балу, когда она надеялась на то, что муж сможет вернуть их положение. Ей не нужно было многое, лишь возможность жить прежней жизнью, ходить по светским вечерам и иметь возможность общаться. В этом поместье она ощущала себя, как птица в клетке. И самое печальное, что клетка перестала быть золотой. Люциус говорил о том, чтобы она обсуждала с ним, но женщина была убеждена, что если бы она и решилась обсудить, результат был бы не тем, что пошел бы на пользу. Люциус попытался бы ее остановить или отговорить. А если нет, неужели он смирился бы, что женщина решает его проблемы. Если так, то все еще печальней, чем она думала. Женщина никогда прежде не задумывалась о таких вещах, потому что не считала нужным. Сейчас у ее мужа было достаточно возможностей, чтобы начать исправлять ситуацию, в которой была их семья. Нарцисса может раскаиваться в содеянном, признать ошибки и принести извинения, даже попытаться стать полезной, но это не отменит того факта, что ей не пришлось бы переживать за сына, если бы Лорд относился к Люциусу так же, как к ее сестре или Лестрейнджам. Даже Кэрроу были в более выгодном положении. Никогда Нарцисса не подумала бы, что станет завидовать сестре, а теперь завидовала.
- Ужин? – вероятно, ее брови взлетели вверх. Люциус говорил так, словно всего пару минут назад не произносил все те слова. И не смотрел на нее так, словно она сошла с ума. Это могло быть ее предубеждение, но именно так она расценивала его поведение. А теперь он говорил об ужине и том, что ей стоит остаться дома.
- Это приказ или угроза?
Ответа получено не было, ведь Люциус поспешил покинуть кабинет, не дожидаясь любого ответа Нарциссы. Вызвав домовика, женщина отправила его к Драко с просьбой того прийти. Оставаться в этом помещении она больше не хотела. Взяв кое-какие нужные ей документы, женщина направилась к себе в комнату. Ее все еще трясло от всего, что случилось в этот день. И обстановка в доме не успокаивала, а скорее наоборот, подпитывала ее тревожность. Ей нужно было поговорить с Драко и предупредить, позаботиться о том, чтобы ее мальчик не оказался втянут в дела отца. Отныне, что бы ни случилось, но ее сын не будет отвечать за поступки главы рода. Вот только, помимо прочего, женщина задумалась о том, что вскоре нужно будет позаботиться о переменах в этой семье. Серьезных переменах, которые перечеркнут все прочие события.
Когда в дверь постучали, и женщина поняла, что сын вернулся домой, Нарцисса складывала некоторые вещи и рассматривала, от чего стоило избавиться. Бросив это дело, но магией наведя в комнате состояние, близкое к порядку, она впустила Драко в комнату и почти сразу нежно обняла его. Она всегда делала это ненавязчиво, но с теплотой, хотя сегодня объятья задержались чуть дольше обычного. Затем обычные приветствия и короткий обмен дежурными фразами о том, все ли в порядке у Драко. Лишь после этого Нарцисса сказала, что ей нужно поговорить с Драко, и тема будет сложной. Ее сын уже не ребенок, он имеет право знать, что происходит. Тем более, что это может сказаться и на нем. Опустившись на небольшой диван у окна, Блэк предложила сыну сесть рядом. Она коротко пересказала события последних дней, начиная с бала, заканчивая последними часами. Нарцисса упустила некоторые детали, не посвящая сына в то, что сейчас от действий Люциуса будет зависеть жизнь самого Люциуса и ее собственная. Лишь сказала, что у отца важное задание. Кроме того, несмотря на свою злость, она старалась подбирать максимально нейтральные слова, чтобы ее рассказ не походил на жалобы обиженной женщины.  Пока Цисса говорила, она нервно крутила обручальное кольцо на пальце. Оно стало немного велико с недавних пор, и теперь легко соскальзывало с пальца. В какой-то момент оно выскользнуло и упало на пол. Проследив взглядом за украшением, женщина решила просто оставить его там и перевела взгляд снова на сына.

0

7

Жизнь, все больше приобретающая очертания, начинала по-настоящему нравиться младшему Малфою.  Самостоятельность, отсутствие контроля, планирование собственного времени исключительно по собственному усмотрению, все складывалось идеально. Не раздражала даже достаточно низкая должность в Министерстве магии, впереди был долгий путь наверх, и Драко был намерен всего добиваться самостоятельно. Тень величия его отца померкла, теперь никакого покровительства, все зависело от его собственных решений и поступков. Проживая вдали от родителей слизеринец научился в большей степени оценивать не только ситуацию, но и свои поступки. От него больше не зависело все, как молодой волшебник прежде думал, и его задача стать достойным волшебником без посторонней помощи. Он закончил работу и собирался уходить в свой временный дом. Теодор любезно позволил проживать в его особняке, но так не могло продолжаться вечно. Драко готовился к переезду а пока готовил финансы для достойного уровня жизни. Пора взрослеть и переставать винить других в собственных неудачах. Жаль лишь, что все это Малфой понял слишком поздно. Нет, он не воспылал любовью к грязнокровкам и по-прежнему считал политику пожирателей смерти правильной, только вот сам оставался ото всего в стороне. Если он понадобится Рудольфусу, его вызовут. Навязываться слизеринец не хотел, не в том положении находился, не следовало напоминать о себе лишний раз. Молодой маг даже написал письмо Риду Гарвину с извинениями и просьбой оставить их конфликт позади, сообщил и о том, что направил Флоре букет цветов только в качестве извинений. Они долгое время были друзьями, и его недавнее поведение было недостойным. Своей невесте Драко направил изящную цепочку и подвеской, и короткое послание с извинением. Ему необходимо исправить свои ошибки и восстановить не только круг общения, потому он указал и свое намерение в скором времени, при согласии девушки, появиться с ней на одном из вечеров аристократии. Если еще и ее родители позволят подобное. Желанием выходить в свет Малфой не горел, но это необходимо. Парень не был намерен прятать голову в песок из-за частых неудач семьи в последнее время. Последние пару лет, если быть точным. Его перехватил домовой эльф практически у выхода из Министерства магии. Мать хотела его видеть, отказать волшебник не мог и не хотел. Они давно не виделись, вполне возможно его хотят вернуть домой, и на пути он даже прокручивал в голове варианты отказов и аргументы. Передавая прислуге мантию, Малфой осмотрелся. Он вырос в этом поместье, здесь было знакомым и родным. Теперь Драко не жил здесь, и даже не мог представить, вернется ли когда-нибудь снова, будет ли здесь в статусе хозяина и главы рода.
- Здравствуй, мама, – когда ему позволено было войти в комнату, парень перешагнул через порог и остановился. Обстановка показалась ему странной, но возможно он отсутствовал слишком долго. Малфой обнял мать в ответ, провел осторожно рукой по ее спине. На ее долю выпало много испытаний, ничуть не меньше чем всем им, но женщина не должна испытывать стрессов из-за ошибок мужчин. Кстати о мужчинах. Отца видно не было, но это было к лучшему. Их последняя встреча заполнилась полным разочарованием, и этих эмоций слизеринец не хотел больше испытывать. Прежде их отношения были другими, но изменилось слишком многое.
- Ты хотела меня видеть, в чем дело? – повода не нужно для того, чтобы мать захотела поговорить с сыном, но очевидно его не стали бы просить прийти без повода. И он был, и был весомым. Их дежурная беседа долго не продлилась, ничего особенного в его жизни не происходило, он был поглощен работой, привычная рутина даже начала ему нравиться. Дела же Нарциссы были совершенно иными. Драко слушал внимательно и старался сохранять спокойствие. Только взял мать за руку, сел ближе после того как она начала говорить. Малфой слышал, что Рабастан представил обществу свою жену, и он немного знал эту волшебницу. Джемма Фарли не была пустой выскочкой, занимала когда-то пост старосты факультета и работала в Министерстве магии. Разумеется он знал и о скандальном браке с Долоховым, но не вникал в нюансы.
- Мама, ты сказала мне все? – он поднялся и поднял кольцо, которое она крутила в руках, передал и сжал ладонь волшебницы, смотря на нее прямо. В глазах было беспокойство,  он хмурился и пытался подобрать слова. Не ему учить и воспитывать взрослую волшебницу, учитывая ее статус, но Драко волновался. Он строил свою жизнь, но и не мог забыть о родителях, не мог отвернуться.
- Ты поступила очень смело. И все ради помощи отцу, - он просто сказал как есть, - Какое у него задание, ты знаешь? – следующий вопрос был закономерным, - Мама, какие ставки? – Лестрейнджи шутить не будут, и слизеринцу казалось, что все может зайти слишком далеко. Ему никто ничего не говорил, и молчание со стороны главенствующей в мире аристократии семьи Малфой раньше принимал с облегчением. Теперь же не был ни в чем уверен. Он снова посмотрел на мать, и теперь уже обратился к ней с просьбой. Она должна рассказать ему все, ничего не утаивать. Все это касается семьи, а значит и каждого из них.

Отредактировано Draco Malfoy (25-06-2022 20:19:35)

+1

8

Приход сына был всегда событием радостным. Драко был всегда особо дорог ее сердцу, что, вероятно, и не удивительно. Хотя иногда женщина ловила себя на мысли, что слишком оберегает мальчика. В конечном счете, он должен стать сильным мужчиной. Не из-за предрассудков, не из-за того, что она считала мужские слезы слабостью, а потому, что в этом мире, в это время, слабость могла стать роковой. Драко же вырос таким аристократом, каким он должен был быть в любое другое мирное время. И со временем Нарцисса все больше корила себя и мужа, что они сделали ошибку в какой-то момент. А затем что-то изменилось. Возможно на ее мальчика так повлияла метка, или окружение, а, вероятно, след оставила и сама война. Жестокость каждой из сторон, даже пусть и оправданная, не могла не внести корректировки в характер ребенка. С одной стороны стоило бы волноваться, но Нарцисса, на самом деле, вздохнула с облегчением. Теперь ее мальчик точно сможет постоять за себя и выжить. Теперь он не отступит перед лицом сложностей, даже если родителей не будет рядом.
Теплые объятья сына придали ей немного сил, и на эти короткие секунды она ощутила спокойствие. Что бы ни случилось, ее мальчик уже такой взрослый. Сложно передать, что ощущает мать, глядя на своего ребенка. Она хочет дать ему все то, чего не было у нее. Или же обеспечить всем, чем обладает. И это действительно приносит счастье, видеть, как ребенок рад. Его успехи в начинаниях, его силу характера и самостоятельность. Нарцисса хотела бы, с одной стороны, чтобы сын всегда был подле нее. Чтобы он поддерживал ее и утешал, но это, все же, был не муж. И женщина прекрасно разделяла эти роли. Она хотела, чтобы ее ребенок нашел свое счастье самостоятельно. Чтобы его жизнь была не частью ее собственной, а совсем другой историей. Никогда не понимала она стремления некоторых матерей оставить ребенка на всю жизнь рядом, заставляя его играть роль заменителя кого-то. Например, взамен мужа, если с ним не вышло. И чем меньше Драко был похож на отца, тем больше Нарцисса была тому рада. Ошибки родителей не должны передаваться детям. Тепло руки сына отвлекло от тяжелых мыслей. Но Нарцисса все еще не знала, на какой части правды стоит остановиться. Она доверяла Драко, еще и потому, что он очень возмужал. Но, тем не менее, он все еще был ребенком. Невозможно в восемнадцать лет внезапно стать мудрым. У некоторых с этим проблемы и в сорок лет. Драко же был неопытен, хотя и умен. Кроме того, женщина боялась, что он может сделать что-то необдуманное и спонтанное, поддавшись импульсу. Она как никто знала, что эмоции – плохой советчик. Глядя на сына, она некоторое время решала, что же ответить.
- Мы лишь недавно виделись, а ты так изменился, - накрывая руку сына, которой он сжимал ее ладонь,  своей, Цисса чуть улыбнулась. Ситуация может и была не веселой, но сейчас ей становилось спокойнее. Как бы ни пошло дело, она не станет ни о чем сожалеть. Другого пути не было, не в ее понимании. Снова тепло улыбнувшись сыну, она убрала кольцо в карман платья. Жест вряд ли мог привлечь внимания, потому что она просто освободила руки между делом. С этим она еще разберется позже. Хотелось сказать сыну, чтобы не подбирал кольцо, но она итак привлекла слишком много внимания к своим переживаниям. Женщина все еще не могла понять, что же сдерживает ее от последнего шага, и теперь оставалось найти эти самые причины, по которым ей не стоило этого делать.
- Задание в духе Лестрейнджей, - и так и было. Лорд никогда не приказал бы что-то подобное, ему просто не хватало на то фантазии. Да и все всегда крутилось вокруг Поттера. А это хоть и могло касаться его, но проблема состояла вовсе не в неприкосновенности мальчишки. Вопрос о том, что поставлено на кон, заставил ее вздохнуть. Пусть это и напрашивалось само собой, но Нарцисса все еще не решила, что стоит говорить сыну. Ей не хотелось скрывать от него то, что может повлиять и на его жизнь, но и просто вывалить такое на Драко не казалось самым очевидным. Женщина начала с самого задания. Сказала сыну, что может лишь догадываться о том, кто способен помочь их отцу, но вот как заставить этого кого-то, не представляла. Да и не пыталась размышлять об этом сейчас. Больше ее волновал тот факт, что Люциус не видел в этом задании проверку и шанс. Он не станет вновь приближен к деятельности Пожирателей, не сразу это точно. Но они смогут спокойно наслаждаться жизнью, жить хотя бы не как крысы, скрывающиеся от слишком яркого света и пристального внимания. Закончив, она поняла по взгляду Драко, что проигнорировать его вопрос не выйдет, это просто бесполезно будет.
- Если твой отец не справится, - она на мгновение замолчала, пытаясь подобрать слова, чтобы не звучали слишком громко. Хотя, как это иначе сказать, она не понимала. – Ценой ошибки будет жизнь.
Она поспешно добавила, что Драко это никак не затронет, и ему лучше не предпринимать ничего. Все, чего она хочет, чтобы сын был сейчас осторожен и внимателен ко всему, что происходит вокруг него. И еще, он должен понимать, почему она решилась на это. Жить и все время оборачиваться, трястись и умолять о прощении, не казалось ей жизнью. Женщина не лезла в политику, потому что не могла серьезно чем-то помочь. Но скрываться было чем-то настолько унизительным, настолько невыполнимым, что она готова была рискнуть. Своей жизнью и жизнью мужа, потому что он в этом сам виноват. А вот сын должен оставаться в стороне и жить своей семьей. Она ни в коем случае не прощалась с Драко, это были бы глупости. Еще есть время, все может решиться. Если понадобится, она поможет Люциусу, но ему стоит попросить об этом. Кроме того, она не была уверена, что это понравится Лестрейнджу.
- Я пока не вижу выхода из этой ситуации, да и до того не видела возможности вернуть расположение Пожирателей. И я совершала ошибки, но никогда не предала бы настолько, чтобы искать помощи у аврората или кого-то еще.
Вот уж точно маловероятный сценарий. Нарцисса могла поступиться гордостью, но не уничтожить ее в себе настолько, поступиться тем, во что искренне верила ради спасения собственной шкуры. Даже от одной мысли становилось тошно. Лучше уж она перед смертью пользу принесет, и, с палочкой в руке, нападет на грязнокровку, чего прежде не делала.
- Твой отец сказал, что будет разбираться. Я же планирую покинуть этот дом. На этот раз возвращаться не вижу необходимости, точно не в ближайшее время.
Ну а через пару дней станет ясно, что будет в дальнейшем. Хоть неизвестность и пугала, но Нарцисса уже устала трястись от страха перед тем, что же будет из-за того или иного события в их семье. Лучше бы Люциус решил изменять ей, чем был изгнан из Ближнего круга. Даже с любовницей она бы разобралась быстро и успешно сама, без шума. Вдруг ее голову посетила одна сумасшедшая, но очень яркая догадка. Конечно, такое вряд ли могло стать правдой, но что если..
- Думаешь, твой отец способен пойти за помощью к Поттеру или кому-то еще из них?
Да нет, такое маловероятно. Или же, вероятно?

0

9

Привыкший к идеальной жизни молодой волшебник активно начал сталкиваться не только с правдой, но и разочарованиями. Впереди такой долгий путь к вершине, что не было видно куда ступать. Драко был намерен получить положение и сласть, исправить свою жизнь и стать кем-то, к кому приходят за помощью, кого уважают и боятся. В результате же он имел только терпение со стороны окружающих и поддержку со стороны друзей. Ему бы не хотелось сейчас сталкиваться с проблемами семьи, но очевидно без этого никак. Их оправдали. Но это не принесло облегчения. Отец так и остался предателем, вероятно его влияние было преувеличено или им самим или фантазиями самого Драко, ведь он понимал, что происходит. Семья Лестрейндж сосредоточила всю власть в своих руках, их окружали верные сторонники. Ближний круг и вовсе стал еще теснее, насколько мог судить юный Малфой. Он изменился, в этом мать права. Но впереди еще долгий путь намеренным им по изменениям собственного мышления и личности. Слизеринец должен самому себе в первую очередь многое доказать, уже после этого будет двигаться дальше.
- Они это могут, - семья имеющая власть была жестокой, но по мнению молодого человека в том числе оба брата Лестрейндж были справедливы, они дали ему шанс и Малфой ухватился за него обеими руками, стремясь быть полезным. Ему ничего не поручали. Но волшебник использовал появившееся время с пользой для самого себя. Метка на его руке была только напоминанием, что он не до конца принадлежит сам себе. Он будет подчиняться воле Рудольфуса когда тот сочтет его достойным. Теперь же речь шла о его семье. Отец и мать не должны страдать, но что сам он может сделать, если его не привлекают ни к каким заданиям, ему не поступает никаких указаний.
- Немыслимо, - парень поднялся со своего места и опустил голову, протирая глаза. Он волновался за свою семью, его разбирало от противоречий, но позволить себе что-то сделать юноша не мог. Не в его силах исправить ситуацию или сделать то, что хотел лидер Пожирателей смерти. Малфой не обладает знаниями и силой чтобы прокомментировать или посоветовать, и у него нет никого с достаточным влиянием. Глубоко дыша волшебник пытался думать, пытался найти выход. Драко мог обратиться за помощью только к Теодору, но друг не сможет выполнить такое задание. Он сможет лишь попытаться найти способного что-то сделать, но сколько на это уйдет времени.
- Отец дома? – он мог бы поговорить с ним, цена слишком высока. Жизнь не должны обрываться из-за пошлых ошибок, они должны вырвать шанс, ведь наверняка этот будет последним.
- Мама, тебе нужно… спрятаться, - это не то, что необходимо женщине, но парень не мог предложить ей безопасность, ведь не сможет ее гарантировать. Это удручающее чувство беспомощности все больше росло внутри, и Драко пытался найти хотя бы какой-то выход. Он обязательно должен найтись, необходимо что-то предпринять. Малфой мог бы забрать мать с собой в поместье Нотта, друг наверняка не будет против, особенно когда узнает о причинах. Только насколько все это правильно, должен ли Драко вмешиваться в отношения родителей таким образом. Ничего уже не будет как прежде, но могло быть и хуже и лучше. Он надеялся на второй вариант. Не хотелось чтобы их семья распалась или была убита.
- Поттер потребует объяснений, и не уверен, что станет помогать если будет знать правду. Достаточной для него мотивацией всегда будут друзья, - пойти на обман единственный шанс, но поскольку герой теперь служит в аврорате на него не так просто выйти, его сложно найти. Происходящее заставило всех мобилизоваться и работать на полную силу. Драко видел авроров. Они валились с ног но не покидали рабочие места. Сам же волшебник не пытался им помочь, только старался что-то выяснить, это могло бы пригодиться в будущем.
- Уверен, Теодор не будет против если ты какое-то время поживешь в его поместье, - говорить с матерью о проблемах он не хотел, ей следовало успокоиться и быть в безопасности. Прятаться всю жизнь бессмысленно, но им необходимо выиграть время для Нарциссы. Отец занимается этим вопросом, Драко может попытаться помочь если ему дадут шанс или же к нему обратятся.
- Рудольфус не станет искать тебя или отца, не его стиль, - этот маг скорее подождет пока чета Малфоев сойдет с ума от страха или зачахнет на территории собственного поместья, - Он может найти способ пройти в дом, его никакие чары не остановят. Но если ты будешь у Теодора, если шанс, что он не тронет тебя, - Нотт не был очень близок с Лестрейнджем, но тот был его крестным и относился чуть лучше чем ко всем остальным.

Отредактировано Draco Malfoy (31-07-2022 18:48:10)

0


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » Экстренная помощь